Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№1, 2010

Влияние развития информационно-коммуникационных технологий  на  формирование  инфраструктуры инновационной экономики[1]

М.А.Никитенкова, к.э.н.,
руководитель Центра исследовательских
и образовательных проектов ИСКРАН,
шеф-редактор электронного научного журнала
«Россия и Америка в XXI веке»
e-mail: m.nikitenkova@rusus.ru

Аннотация. В статье анализируется влияние диффузии информационно-коммуникационных технологий на инновационную экономику. Рассматривается эффект от развития информационной инфраструктуры США и дается оценка ее экономической эффективности. Подчеркивается, что распространение ИКТ и развитие информационной инфраструктуры способствует созданию новых бизнес-моделей, опосредованно повышая общую конкурентоспособность экономики.

Ключевые слова: информационно-коммуникационные технологии, инновационная экономика, информационная инфраструктура США.

Role of diffusion of information-communication technologies (ICT)
in formation of an infrastructure of innovative economy

Maria Alexandrovna Nikitenkova
Ph.D. (Economics), The Head of the Center of the research and educational projects,
Institute for the U.S. and Canadian Studies of Russian Academy of Sciences,
Editor-in-Chief, scientific journal Russia and America in the XXI century
e-mail: m.nikitenkova@rusus.ru

Annotation. The article analyses diffusion of information-communication technologies (ICT) in innovative economy. ICT and an information infrastructure promote creation of new business models, raising the general competitiveness of economy. The effect from distribution of broadband networks and the estimation of economic efficiency of an information infrastructure of the USA are investigated in the article.

Key words: Information-communication technologies (ICT), innovative economy, US information infrastructure.

Диффузия информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) через Интернет и сети все в большей степени становится неотъемлемой частью инновационной экономики. ИКТ и информационная инфраструктура способствуют созданию новых бизнес-моделей, товаров и услуг, новых открытий и изобретений, в целом являются научно-технологическим ключом к фундаментальной перестройке организации бизнес-моделей, опосредованно повышая общую конкурентоспособность экономики.

Широкополосный Интернет и распространение ИКТ сыграли важную роль в структурных сдвигах в экономике посредством влияния на рост производительности труда и конкурентоспособности во многих секторах экономики, особенно в сфере услуг. Услуги, предоставляемые на основе ИКТ в условиях глобализации, внесли существенных вклад в ускорение экономического роста, позволив более оптимально использовать ресурсы по всему миру, способствуя повышению производительности труда за счет расширения рынков, повышению эффективности бизнеса под давлением возрастающей конкуренции. В сфере услуг большая часть их доставки, распространения и координации производится посредством использования сетей, что в целом способствует росту прибыльности, а также влияет на изменение устоявшихся функций профессий.

Обобщая разные аспекты влияния распространения ИКТ, можно утверждать, что прослеживается прямая зависимость влияния скорости развития пропускной способности широкополосных сетей[2] на структурные сдвиги в экономике и появление в ней новых секторов. Прямой эффект получается от инвестиций в технологии и в создание инфраструктуры, косвенный – от инновационного развития компаний и, как следствие последнего, успешной интеграции экономики в глобализированную среду[3].

В исследованиях оценки экономического эффекта от использования ИКТ и сетей возникли сложности с точностью расчета их вклада[4] в связи с тем, что, во-первых, их влияние – эффект новый и статистика не отражает всю его глубину и, во-вторых, эти технологии стремительно развиваются, поэтому расчеты скорее учитывают потенциальный вклад технологий как фактор экономического развития. Исследования показывают, что наибольший эффект роста производительности происходит не при производстве ИКТ (например, в секторах по созданию программного обеспечения или оборудования), а при использовании ИКТ (при интеграции компании в глобальную сеть и использовании возможностей программного обеспечения (ПО) в своей бизнес-модели).

Сети и реорганизация бизнес-процессов с использованием ИКТ сыграли кардинальную роль в росте прибыли. Развитие широкополосных сетей и беспроводных сетей обеспечили не только увеличение эффективности, но и большую мобильность осуществления бизнес-процессов. Развитие информационной инфраструктуры позволяет сделать более гибким график работы сотрудников компании, а также позволяет им выполнять эту работу из любого места (офиса, дома, автомобиля или, используя беспроводную связь, из любой точки мира), что позволяет улучшить возможности для работы жителей крупных городов. Все эти эффекты позволяют увеличить благосостояние занятых сотрудников, что обеспечивает появление синергетического эффекта от распространения ИКТ.

Широкополосные сети создают определенные выгоды для потребителей за счет облегчения поиска информации о нужном товаре, проведения сопоставительного анализа цен товаров и поиска оптимального поставщика товара, что создает предпосылки в бизнес-процессах для так называемой кастомизации (customisation) – настройки или изготовления продукта и улучшения качества товаров по требованиям (техническим условиям) заказчика. Всё это вместе взятое оказывает влияние на понижательную динамику ценообразования.

Широкополосные сети усиливают роль индивидуальных предпринимателей в области инноваций. Сети позволили фирмам малого и среднего бизнеса совместно с крупными корпорациями или конкурируя с ними расширить диапазоны рынков, предлагая или покупая услуги, которые ранее не были доступны.

Широкое использование возможностей ИКТ и сети в домашних условиях создает ряд выгод для пользователей. Очевидно, что любая фирма, разрешая рабочим работать дома (что позволяет создать «гибкий рабочий график» и более оптимизированно использовать рабочие часы), может активно влиять на структурные параметры своих производственных издержек. Другие возможности включают образование он-лайн, поиск работы и жилья он-лайн; Интернет также открывает широкий диапазон новых потребительских услуг, включая он-лайновое посещение магазина и управление своими счетами в банках из дома[5].

Исследование, проведённое американскими аналитиками Дж. Алеманом и П. Раппопортом, предполагает, что электронная торговля может фактически заменять обычную, «магазинную» торговлю, в которой даже при условии расширения ассортимента продукции розничные объёмы продаж вряд ли будут расти быстро,[6]. Обращение к услугам «электронных магазинов» увеличивает деловую активность, которая теперь зависит от широкополосной сети, что также положительно воздействует на объёмы электронных продаж[7].

Ожидаемый эффект от распространения
широкополосных сетей

Термины “информационное общество” и “инновационная экономика” заняли прочное место в лексиконе зарубежных политических деятелей разного уровня. Именно с переходом к информационной фазе развития общества или экономке знаний связывают будущее своих стран многие руководители. В США около двадцати лет назад начали федеральную программу создания национальной информационной инфраструктуры, а в Канаде – национальную программу построения информационной магистрали, чуть позже в Европе подхватили эту тенденцию и начали реализацию программы построения информационного общества. Азиатские страны также участвуют в разработке соответствующих программ и концепций развития информационных и телекоммуникационных технологий.

«Информационное общество отличается от общества, в котором доминируют первичный (аграрный) и вторичный (промышленный) сектора, тем, что информация, знания, информационные услуги и все отрасли, связанные с их производством <…> растут более быстрыми темпами, являются источником новых рабочих мест, становятся доминирующими в экономическом развитии»[8]. Для того чтобы оценить этот процесс количественно, необходимо иметь соответствующие статистические данные. Однако здесь возникают серьезные трудности, поскольку статистическая система инерционна, вводит новые показатели измерений с неизбежным запаздыванием.

В силу этих причин экономическое воздействие информационного сектора трудно измерить. Со статистической точки зрения основные отрасли, вовлеченные в процесс обработки и распространения информации, – телекоммуникации, массовое вещание и разработка программного обеспечения и оборудования – традиционно не анализировались как единый сектор экономики.

В качестве примера по более эффективному статистическому измерению информационной индустрии можно привести опыт США, где Министерство торговли ввело в действие Североамериканскую систему классификации отраслей экономики 1997 г., которая подверглась значительной коррекции в 2002 и в 2007 гг. Одной из главных причин введения в США новой системы классификации отраслей экономики явилась необходимость выделения в отраслевой структуре самостоятельного информационного сектора экономики, отрасли которого ранее, в стандартном классификаторе 1987 г., были распределены по таким сферам, как обрабатывающие отрасли промышленности, транспорт, коммуникации и коммунальные услуги (телекоммуникации, радио- и телевещание), сфера услуг (печать программного обеспечения, производство фильмов, обработка информации, онлайновые информационные услуги и библиотечное дело)[9]. Новая классификационная система достаточно четко провела водораздел между отраслями экономики, производящими ИКТ, и отраслями экономики, потребляющими ИКТ.

Эти изменения позволили Бюро экономического анализа в составе Министерства торговли США с конца 1990-х гг. количественно оценивать вклад конечных продаж компьютеров в экономический рост США. В частности, в период 2007–2009 гг. вклад в среднегодовой темп роста реального ВВП США (равный 0,033% с учётом экономического спада 2009 г., когда падение реального ВВП равнялось 2,4% ВВП) составил в среднем 0,08%. Показательно, что даже в кризисном 2009 г. имел место рост вклада конечных продаж компьютеров, равный 0,01%[10].

«Оценки мирового информационного сектора Международным союзом связи дают основания предположить, что он растет быстрее, чем экономика в целом.[11] <…> Динамично растущий информационный сектор является источником новых рабочих мест. Воздействие ИКТ на занятость варьируется в зависимости от технологии, структуры рынка, специфики индустрии. С одной стороны, технологический прогресс часто приводит к сокращению рабочих мест, поскольку оборудование становится все более «интеллектуальным» и требует меньше занятых. Например, в 1980-е гг. в Канаде в области традиционной телефонии занятость снижалась ежегодно на 6%, еще больше – в США (на 23%). Приватизация телекоммуникационных операторов также оборачивалась сокращением рабочих мест с целью снижения издержек производства, свою роль играла и острая конкуренция между операторами. С другой стороны, новые технологии создают рабочие места. Например, в США появление кабельной телеиндустрии увеличило занятость более чем на 100 тыс. чел. Аналогичные процессы происходят и с сотовой связью, внедрением оптоволоконных коммуникаций, разработкой новых программных продуктов и информационных услуг.

Существует предположение, что низкая цена коммуникаций благоприятно воздействует на другие сферы бизнеса, поскольку расширяет связи, снимает пространственные ограничения на ведение дел и уменьшает значимость человеческого фактора. Это предположение трудно проверить, поскольку нет свидетельств в пользу прямой связи между стоимостью коммуникаций и занятостью. В то же время, развитие новых информационных услуг, таких как закупки товаров с помощью интерактивного телевидения или компьютерных сетей, могут приводить к сокращению занятости в традиционных отраслях.

Распространение ИКТ характеризуется всепроникающей тенденцией и высокой скоростью внедрения во все сектора – в промышленность, сферу услуг, государственное управление, образование и т.п. Оказывают они воздействие и на обыденную жизнь людей. В связи с таким масштабным воздействием можно было бы ожидать высоких темпов экономического роста. Однако на самом деле воздействие ИКТ зависит от их социальной приемлемости, от тех структурных и институциональных изменений, которые должны быть сделаны для полной реализации потенциала ИКТ: реорганизации бизнеса, переосмысления взаимоотношений государства и частного сектора, нового вида организации работы, новых механизмов регулирования. Однако эти и другие институциональные преобразования значительно отстают от темпов научно-технического прогресса»[12].

Таким образом, все большее распространение ИКТ посредством Интернета и локальных сетей во все большие сферы нашей жизни, сектора экономики и бизнес-процессы, улучшая их качество и придавая им динамичность, увеличивает их вклад в экономику, производя и все большие структурные сдвиги в экономике[13].

Развитие американской информационной инфраструктуры
как часть общей проблемы модернизации
инфраструктурных отраслей

Исходя из анализа развития американской информационной инфраструктуры в рамках масштабного процесса модернизации инфраструктурных отраслей экономики США[14] можно говорить о том, что в инвестиционном обеспечении их развития сложилось определённое «разделение труда», в рамках которого государство на всех его уровнях играет главную роль в развитии таких традиционных инфраструктурных отраслей, как транспорт и водоснабжение. В то же время, частный сектор выступает главным «локомотивом» развития энергетики и телекоммуникаций, причём в последнем случае это, безусловно, связано с бумом развития телекоммуникационной сферы в 1990-е гг., который превратил информационный сектор американской экономики, в широком смысле слова, в одну из её ведущих отраслей.

Принцип «разделения труда» в инвестиционном обеспечении развития инфраструктурных отраслей является важным для понимания логики их дальнейшего развития, поскольку в настоящее время в США вопрос ставится о комплексном развитии всех инфраструктурных отраслей как обеспечивающих необходимые условия ускоренного экономического роста. В недавнем докладе Экономического совета при президенте США подчёркивалось: «Наша экономика зависит от развития инфраструктуры, которая обеспечивает свободное перемещение товаров, рабочей силы, информации и энергии в масштабах всей страны. Инфраструктура, такая как морские порты, дороги, аэропорты, коммуникационные системы, линии энергопередач и многие другие системы, обеспечивает важнейший вклад в развитие экономики. Подобно тому как фирмы должны использовать труд и сырьё для выпуска продукции, они должны также использовать аэропорты и линии энергопередач. Подобным образом повседневная жизнь потребителей зависит от эффективности функционирования мачт, обслуживающих связь по сотовым телефонам, и автодорог»[15].

Американский опыт показывает, что государство и частный сектор не имеют возможности в отдельности взять на себя всю полноту финансовой ответственности за комплексное развитие всех инфраструктурных отраслей экономики, и именно по этой причине разделение приоритетов инвестиционной активности и желательно, и необходимо. В частности, именно благодаря этому «разделению труда» телекоммуникационная сфера в США на протяжении последних 10–15 лет не только удовлетворяла свои потребности в капитальных ресурсах, но и в целом сумела избежать главной проблемы развития большинства инфраструктурных отраслей экономики – их неспособности справиться с растущими нагрузками, что оборачивается авариями в электросетях, автомобильными пробками на дорогах, дополнительным и неоправданным ростом потребления топлива, замедлением скорости доставки грузов, ростом объёмов складских запасов и другими негативными явлениями.

Классическим примером растущих инфраструктурных проблем является недостаточная протяжённость дорожной сети и мостов в США. Так, за период 1980–2005 гг. количество километров автопробега в расчёте на единицу автотранспорта в США почти удвоилось, в то время как протяжённость дорожной сети увеличилась всего на 6%[16]. Растущие нагрузки на транспортную инфраструктуру ухудшают её состояние. Это особенно актуально в отношении автодорожных мостов, общее число которых в США составляет в настоящее время 600 тыс. Примерно 12% мостов имеют «структурные недостатки», проще говоря, находятся в аварийном или полуаварийном состоянии. Столь высокий процент аварийности шоссейных мостов превратил в последние годы проблему их модернизации и реконструкции в «одну из главных приоритетных задач деятельности штатных органов власти»[17].

В отличие от вложений в большинство отраслей транспортной инфраструктуры США, испытывавших в последние десятилетия затруднения в своём поступательном развитии, значительные объёмы капиталовложений в телекоммуникационные сети с использованием оптико-волоконных и спутниковых систем связи обернулись бурным ростом этой инфраструктурной отрасли, которая развивалась даже опережающими темпами. Это прежде всего касается развития беспроводных средств связи, главным образом сотовой телефонной связи. В период 1995–2007 гг. число передатчиков беспроводной связи (мачт) выросло с 20 тыс. до 210 тыс. единиц, что составило среднегодовой темп роста в 22%[18]. В результате головокружительными темпами шло развитие системы сотовой телефонной связи, число абонентов которой увеличилось с 16 млн. в конце 1993 г. до 243 млн. к началу 2008 г. Таким образом, она охватила к настоящему времени практически всё взрослое население США. «Система беспроводной связи, в частности используемая в сотовой телефонной связи, – подчёркивалось в докладе Экономического совета при президенте США, – превратилась в один из самых динамичных секторов американской экономики, обеспечив беспрецедентный рост числа пользователей и повышение качества предоставляемых им услуг»[19].

В первом десятилетии текущего столетия в США исключительно быстрыми темпами шло развитие широкополосных сетей и широкополосного Интернета. Если в конце ХХ в. широкополосный Интернет делал только первые шаги на пути своего становления, то к началу 2007 г. в США насчитывалось 80 млн. соединений высокоскоростной связи. Начиная с 2005 г. всё большее распространение в системе широкополосного Интернета начали получать спутниковые и оптико-волоконные системы связи, которые стали активно дополнять кабельные и абонентские линии цифровой связи для подписчиков. По состоянию на 2007 г. услугами Интернета в США пользовались примерно 221 млн. чел., при этом его использование в домашних условиях превосходило широту его доступа непосредственно на рабочих местах. В домашних условиях в Интернет регулярно выходили 149 млн. чел., в то время как на работе Интернетом пользовалось почти 84 млн. чел. Около 184 млн. чел. находились в «он-лайновом режиме» как дома, так и на работе[20]. В течение пятнадцати лет – с 1995 по 2008 г. – доля взрослого населения США, регулярно пользующегося Интернетом, возросла более чем в 5 раз (!) – с 14% до 73%; при этом в 2008 г. доля взрослого населения США, подключённого к широкополосному Интернету (55%), почти в 6 раз превышала долю населения, пользующегося услугами низкоскоростного Интернета (10%), подключённого к обычным телефонным линиям[21].

В конце 2006 г. не менее 80% абонентов местных телефонных сетей имели доступ к абонентским линиям цифровой связи и около 96% абонентов кабельных сетей – к кабельному Интернету. Концентрация усилий частного сектора американской экономики на развитии Интернета американские экономисты связывают, прежде всего, «с его огромной ценностью для потребителей, которая является могучим стимулом для частного сектора как для дальнейших массированных инвестиций в развитие инфраструктуры Интернета, так и для поиска новых форм обслуживания на этом сегменте телекоммуникационного рынка»[22].

Американские оценки экономической эффективности
информационной инфраструктуры

В целом, массированные капиталовложения в развитие информационной инфраструктуры американской экономики в течение десяти лет (с середины 1990-х гг.) способствовали тому, что информационная инфраструктура стала обеспечивать не менее одной трети роста частного сектора экономики, что было примерно в два раза больше, чем за период 1959– 2005 гг., когда вклад информационной инфраструктуры не превышал 20%, или одной пятой роста частного сектора экономики. Вместе с тем, снижение темпов роста объёмов инвестирования в информационную инфраструктуру в начале XXI в. привело к тому, что вклад информационных технологий и в обновление капитала, и в совокупную факторную производительность стал уступать вкладу неинформационных технологий в эти два важнейших параметра экономического роста частного сектора экономики США. Это лишний раз подчёркивает высокую приоритетную роль информационной инфраструктуры как для частного сектора, так и для государственного, особенно на федеральном уровне, в развитии современной экономики.

Американский опыт последних 10–15 лет также показывает, что, взятая в отдельности, развитая информационная инфраструктура не является залогом быстрых темпов экономического роста: периоды ускоренного развития экономики на базе бурных темпов роста инвестиций в информационную инфраструктуру могут сменяться их замедлением, однако при этом в условиях сформировавшейся «экономики знаний» информационная инфраструктура превращается в один из главных факторов устойчивого экономического развития.

Американские исследователи С. Олинер, Д. Сайкель, К. Штирох в своих оценках влияния информационной инфраструктуры и ИКТ на темпы роста производительности труда пришли к аналогичным выводам, выявив при этом даже их больший относительный вклад в динамику этого ключевого параметра развития американской экономики. Результаты их исследования представлены, в таблице 1.

Таблица 1

Вклад информационной инфраструктуры и ИКТ в темпы роста производительности
труда в экономике США в 1973– 2006 гг.,%

 

1973-1995

1995-2000

2000-2006

Среднегодовые темпы роста производительности труда в частном (несельскохозяйственном) секторе

1,45

2,48

2,87

Обновление капитала:

0,76

1,11

0,85

– инвестиции в ИКТ и информационную инфраструктуру

0,46

1,09

0,61

– прочие виды инвестиций в основные фонды

0,30

0,02

0,24

Качество рабочей силы

0,27

0,26

0,34

Совокупная факторная производительность:

0,42

1,11

1,68

– информационный сектор

0,28

0,75

0,51

– прочие сектора экономики

0,14

0,36

1,17

Вклад информационных технологий*

51,0%

74,2%

39,0%

* – сумма относительных вкладов информационных технологий в обновление капитала и в совокупную факторную производительность, делённая на среднегодовые темпы роста производительности труда и умноженная на 100%.

Источник: Oliner S., Sichel D. and Stiroh K. Explaining a Productive Decade. Finance and Economics Discussion Series Divisions of Research & Statistics and Monetary Affairs. Federal Reserve Board, Washington, D.C.  1, 2008, p. 56.

Таким образом, на протяжении последней трети ХХ в. инвестиции в информационную инфраструктуру и ИКТ обеспечивали ежегодно не менее половины темпов роста производительности труда в частном (несельскохозяйственном) секторе американской экономики, а в конце ХХ в. они вышли на рекодный уровень – 75%. И даже резкое падение инвестиций в развитие информационной инфраструктуры и ИКТ, последовавшее после кризиса 2000–2001 гг. в информационном секторе американской экономики, привело к тому, что вклад информационной инфраструктуры и ИКТ в темпы роста производительности труда в частном (несельскохозяйственном) секторе по-прежнему составлял высокий уровень – 40%.

Необходимо подчеркнуть и другой принципиально важный аспект оценок ведущих американских экономистов относительно роли вклада информационной инфраструктуры и ИКТ в темпы экономического роста и роста производительности труда. В отличие от многих других инфраструктурных отраслей, широкая диффузия информационной инфраструктуры и ИКТ сопровождается появлением нематериальных форм капитала, которые в целом увеличивают размер вклада информационной инфраструктуры и ИКТ в темпы экономического роста и рост производительности труда. В частности, согласно расчётам С. Олинера, Д. Сайкеля и К. Штироха, в 2000– 2003 гг. размер ежегодных нематериальных инвестиций в экономику США составил более 1 трлн. долл., из которых 14% пришлось на долю компьютеризированной информации, а 13% – на долю торговой марки (бренда) фирм и корпораций[23]. В списке наиболее известных торговых марок такие американские корпорации, как «Майкрософт» (Microsoft), «Гугл» (Google), «Яху!» (Yahoo!) и ряд других, безусловно, занимают ведущие позиции именно благодаря информационной инфраструктуре, составной частью которой они и являются.

Вместе с тем, перепады в развитии информационного сектора экономики США, отчётливо проявившие себя на рубеже веков, являются следствием не только иррационального поведения рыночного механизма, который в конце ХХ в. породил хорошо известный спекулятивный «пузырь» на рынке телекоммуникационных технологий[24], но и недостатков и просчётов в регулирующем развитие информационной инфраструктуры законодательстве, принятом в США в середине 1990-х гг. и построенном вокруг доказавших свою ограниченную эффективность принципов рыночного саморегулирования.

Политика администрации Б.Обамы
по стимулированию развития
ИКТ в государственном секторе

Пришедшая к власти в январе 2009 г. демократическая администрация Б. Обамы взяла курс на резкое увеличение расходов на оснащение федерального правительства новейшими видами ИКТ. Это произошло, несмотря на углубление финансово-экономического кризиса, который на протяжении первой половины 2009 г. испытывала американская экономика. В результате, в период с 2009 по 2011 фин. г. расходы из федерального бюджета на внедрение ИКТ в деятельность федерального правительства увеличились почти на 12% – с 71,2 млрд. долл. в 2009 фин. г. до 79,4 млрд. долл. в 2011 фин. г. Соответственно возросло и количество проектов, реализуемых в сфере оснащения министерств и ведомств федерального правительства ИКТ, которое увеличилось почти на 9% – с 37,3 тыс. до 40,4 тыс. проектов и программ. Динамика финансирования федеральным правительством программ и проектов внедрения ИКТ в деятельность федеральных министерств и ведомств отражена в таблице 2.

Таблица 2

Финансирование федеральных программ
в сфере информационных технологий в 2009–2011 фин.гг.

Фин. годы

2009

2010

2011 (оценка)

Количество крупных проектов

807

781

809

Финансирование крупных проектов, млрд. долл.

37,25

40,33

40,4

Все расходы на ИКТ

71,23

78,44

79,38

Источник: Analytical Perspectives. Budget of the U. S. Government. Fiscal Year 2011. Wash., 2010, p. 321.

Показательно также, что в 2011 фин. г. не менее 29% выделяемых средств, или порядка 23 млрд. долл., будет израсходовано на создание информационной инфраструктуры[25]. О приоритетном характере внедрения информационных проектов в деятельность федерального правительства можно судить на основании того факта, что уже на первых порах своей деятельности президент Б. Обама ввел должность Главного информационного координатора (Federal Chief Information Officer), своего рода «информационного царя» администрации, который занял пост заместителя директора Административно-бюджетного управления (АБУ) при президенте США. На деятельность соответствующего подразделения АБУ в 2010 и 2011 фин.гг. администрацией Б. Обамы было выделено 8 млн. долл., или почти 10% от всего бюджета АБУ.

В настоящее время администрация исходит из того, что одним из главных направлений вложений в информационную инфраструктуру является расширение сети широкополосного Интернета как «основы для экономических инноваций и научно-технического прогресса»; администрация тратит не менее 7 млрд. долл. ежегодно на развитие широкополосного Интернета по линии Министерств сельского хозяйства и торговли[26]. На современном этапе развития американской экономики главной сферой диффузии широкополосного Интернета являются сельскохозяйственные районы США и американская «глубинка».

Большое внимание в информационной политике федерального правительства уделяется при администрации Б. Обамы вопросам повышения безопасности киберпространства. Угрозы подобного рода считаются одной из наиболее острых с точки зрения обеспечения национальной и экономической безопасности США. В этом плане показательно, что в течение ближайших трёх лет Министерство внутренней безопасности США наймёт примерно 1000 высококвалифицированных специалистов по кибербезопасности для обеспечения безопасности информационных систем и информационной инфраструктуры федерального правительства[27].

Важной составной частью обеспечения кибербезопасности федерального правительства и сфер его деятельности является программа электронной идентификации служащих федерального правительства и его основных контрагентов и подрядчиков, деятельность которых так или иначе связана с доступом к информационным базам данных федеральных министерств и ведомств. По состоянию на 1 сентября 2009 г. служащим федерального правительства было выдано 4,1 млн. сертификатов, дающих право на деятельность в федеральном информационном пространстве, включая право на составление электронных подписей, что представляет собой примерно 70% всего объёма необходимых информационных сертификатов. При этом Министерство внутренней безопасности провело 3,3 млн. проверок, или почти 60% их требуемого объёма[28], на предмет создания электронной базы идентификационных данных о федеральных служащих и тех лицах и организациях, которые имеют деловые и контрактные отношения с федеральными министерствами и ведомствами на предмет возможного противодействия потенциальному кибертерроризму и ведения разведывательной деятельности против федерального правительства США с использованием средств информационной инфраструктуры (сетей и т.п.).


[1] Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта  09-02-00617 а/р «Формирование “экономики знаний” в России: проблемы, факторы, стратегии в контексте мирового опыта».

[2] Широкополосная сеть - коммуникационная сеть большой пропускной способности, обеспечивает непрерывное подключение к Интернету (без необходимости установления коммутируемого соединения) или так называемую «двустороннюю» связь, т. е. возможность как принимать («загружать»), так и передавать («выгружать») информацию на высоких скоростях. 

[3]  Atkinson R.,  Andes S. The Atlantic Century: Benchmarking EU and U.S. Innovation and Competitiveness – Wash., ITIF, 2009, p.17.

[4] Bridging the digital divide (World Information Society Report 2007). Geneva, ITU, 2007, p. 4.

[5] Lehr W., Osorio C., Gillett S. and Sirbu M. Measuring Broadband’s Economic Impact, Final report prepared for the U.S. Department of Commerce, February, 2006. Wash., 2006, p. 45.

[6] Alleman J., Rappoport P. The future of communications in Next Generation Networks. The unsustainability of access competition. Document: FoV/02, January 2007. Geneva, ITU, 2007, p. 8.

[7] Rincon, A., Robinson C., and Vecchi M. The productivity impact of e-commerce in the UK: Evidence from micro data. National Institute of Economic and Social Research, Discussion Paper 257, NIESR. London, 2005, p. 12

[8] Мелюхин И.С. Информационное общество и государство (далее: Мелюхин И.С. Информационное общество…). – http://www.relcom.ru/Archive/1997/ComputerLaw/State.htm.

[9] Классификатор North American Industry Classification System Manual – NAICS (в редакции 2002 г.) построен по иерархическому принципу; базисная двузначная классификация насчитывает 20 секторов экономики, которые, в свою очередь, делятся на 96 подсекторов, имеющих трехзначную нумерацию; эти сектора делятся на 313 групп отраслей промышленности, имеющих четырехзначную нумерацию, которые, в свою очередь, образуют 1170 отраслей, имеющих пяти- и шестизначные коды. Более подробно см.: Никитенкова М.А. Информационная инфраструктура США: государство и рынок. М.,Academia, 2009. С. 17–23.

[10] Рассчитано по: BEA. Gross Domestic Product: First Quarter 2010 (Advance Estimate). BEA 10-16. April 30, 2010. Table 2. – http://www.bea.gov/

[11] Measuring the Information Society (ICT Development Index). Geneva, ITU, 2009.

[12] Мелюхин И.С. Информационное общество…

[13] Roberts S. Measuring the impacts of ICT using official statistics. Paris, OECD, 2007, p. 142.

[14] Опубликовано ранее в материалах Всероссийской научной конференции (ИМЭМО РАН, 28?29 октября 2008): Никитенкова М.А. Развитие американской информационной инфраструктуры в рамках решения общей проблемы модернизации инфраструктурных отраслей: опыт США // Россия в мировой экономике и международных отношениях. М., 2009. С. 184–193.

[15] Economic Report of the President 2008. Wash., 2008, p. 137.

[16] Ibid., p. 141.

[17] Ibid., p. 145.

[18] Ibid., p. 156.

[19] Ibid., p. 155.

[20] Statistical Abstract of the United States 2009. Wash., 2009, p. 710.

[21] Ibid., p. 711.

[22] Economic Report of the President 2008, p. 155.

[23] Oliner S., Sichel D. and Stiroh K. Explaining a Productive Decade. Finance and Economics Discussion Series Divisions of Research & Statistics and Monetary Affairs. Federal Reserve Board, Washington, D.C.  1, 2008, p. 17.

[24] Подробнее см.: Васильев В.С., Роговский Е.А. Грядущая финансовая турбулентность // США*Канада: экономика, политика, культура. 2008.  3. С. 5–7.

[25] Analytical Perspectives. Budget of the U. S. Government. Fiscal Year 2011. Wash., 2010, p. 322.

[26] Ibid., p. 325.

[27] Ibid., p. 326.

[28] Ibidem.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.