Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№2, 2015

АМЕРИКАНСКИЕ СИЛЫ СПЕЦНАЗНАЧЕНИЯ*

В. И. Батюк
доктор исторических наук,
руководитель центра военно-политических
исследований Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. Американские силы спецназначения будут играть более существенную роль в американской военной стратегии в XXI веке. Без спецназа невозможно будет достичь успеха в ходе конфликтов низкой интенсивности, участниками которых являются, как правило, негосударственные акторы.

Ключевые слова: Силы специального назначения, негосударственные акторы, лингвострановедческая подготовка, контртеррористические операции.

US SPECIAL OPERATIONS FORCES

Vladimir I. Batyuk,
Director, Center for Military-Political Studies,
Institute for the U.S. and Canadian Studies,
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. the US Special Operations Forces would play more important role in the US military strategy in the XXI century. That would be impossible to succeed in the low intensity conflicts, where, as a rule, the non-state actors participate, without SOF.

Keywords: Special Operations Forces, non-state actors, training in linguistic and regional geography, counter-terroristic operations.


1) Американский спецназ: немного истории.

Под «специальными операциями» американские военные понимают действия, осуществляемые с целью «достичь военных, дипломатических, информационных и/или экономических целей, используя военные средства, в условиях, года отсутствует возможности применить обычные вооруженные силы». Специальные операции «отличаются от обычных военных операций степенью физического или политического риска, применяемой техникой, порядком проведения, независимостью от поддержки со стороны своих сил, и зависимостью от подробных разведданных в ходе операции и использования местных активов» /5, 511-512/.

Хотя первые подразделения сил спецназначения для проведения диверсионно-разведывательных операций в тылу противника появились в американских вооруженных силах еще в годы второй мировой войны (боевые пловцы, Underwater Demolition Teams, на тихоокеанском театре военных действий, и спецназ ВВС, т.н. “carpetbaggers” – в Европе), подлинный расцвет американского спецназа приходится на годы «холодной войны». Именно в этот период все виды вооруженных сил США – сухопутные войска, ВМС, ВВС и корпус морской пехоты – создали свои силы спецназначения.

Боевое крещение американский спецназ – «зеленые береты» и боевые пловцы из отряда SEAL - прошли во Вьетнаме. В дальнейшем американские силы спецназначения принимали участие во всех войнах и вооруженных конфликтах, в которые были вовлечены вооруженные силы Соединенных Штатов. Не всегда этим элитным спецподразделениям сопутствовал успех – так, например, в мае 1980 г. полным провалом завершилась попытка «зеленых беретов» освободить захваченных в Тегеране американских дипломатов (операция «Коготь орла»).

Именно этот провал подтолкнул официальный Вашингтон к идее о более тесной координации в действиях сил спецназначения, принадлежащих различным видам вооруженных сил США. Таким образом, закономерным итогом развития сил специального назначения ВС США стало формирование Объединенного командования специальных операций в апреле 1987 г.

2) СПЕОКОМ.

Командование специальных операций United States Special Operations Command (USSOCOM) (СПЕОКОМ) - единственное Объединенное командование, которое появилось на свет в результате закона, принятого американским Конгрессом – акта Никольсона-Голдуотера о реорганизации министерства обороны 1986 г. Штаб-квартира СПЕОКОМа располагается на авиабазе «Макдилл», Тампа, штат Флорида.

По состоянию на 2013 г., в американских силах специального назначения проходили службу 66000 военнослужащих и гражданских специалистов /9, 1/. По сравнению с 2001 г., бюджет СПЕОКОМа более чем удвоилось, а количество размещенных за пределами США спецназовцев более чем учетверилось /6/.

В подчинении у СПЕОКОМа находятся Командование специальных операций сухопутных войск, Командование спецопераций ВМС, Командование специальных операций ВВС, а также Командование специальных операций корпуса морской пехоты. Только в очень редких случаях СПЕОКОМ непосредственно руководит операциями сил спецназначения. Руководство Командования специальными операциями видит свою задачу прежде всего в боевой подготовке спецназа в интересах региональных командований ВС США. Как заявил, выступая в сенатском комитете по делам вооруженных сил командующий СПЕОКОМом адмирал У. Макрейвен, «будучи командующим СПЕОКОМом, за очень редкими исключениями я не командую специальными силами в бою или в ходе кризиса. Я – «поддерживающий командующий» для региональных Объединенных командований и руководителей миссий. Моя работа – обеспечить их лучшими силами специального назначения в мире» /9, 3/. Именно СПЕОКОМ, таким образом, отвечает за боевую подготовку, снабжение и обеспечение американского спецназа всем необходимым для решения задач, военно-политическое руководство страны может поставить перед силами спецназначения.

3) Задачи американских сил спецназначения.

Каковы же задачи, стоящие перед американскими силами спецназначения?

- «прямые действия», т.е. захват, уничтожение, пленение или освобождение из плена в результате нанесения скоротечных ударов или иных военных действий в зоне отчуждения;

- специальная разведка: получение информации о возможностях, намерениях и действиях противника;

- «иррегулярная война», т.е. осуществление операций посредством иррегулярных формирований, организованных, оснащенных, поддерживаемых и управляемых со стороны внешних сил;

- «внутренняя оборона», т.е. помощь в подготовке сил спецназначения в союзных государствах;

- операции с целью налаживания отношений между американскими военными и гражданскими властями и населением иностранных государств;

- контртерроризм: предотвращение, сдерживание и реакция на террористические акции;

- психологические операции («предоставление правдивой (sic) информации иностранной аудитории, способствующей поддержке американских военных операций»);

- противодействие распространению оружия массового уничтожения: обнаружение, захват, уничтожение или овладение и обезвреживание этого оружия;

- поддержка сил безопасности, т.е. поддержка и помощь союзным странам или региональным силам безопасности в рамках общевойсковых, межвидовых и многонациональных операций;

- контрповстанческие операции, т.е. нанесение поражение мятежникам посредством военных, полувоенных, политических, экономических, психологических действий и работы с общественностью;

- другие действия по заданию президента и министра обороны Соединенных Штатов /7, 66/.

Для решения этих задач американские силы специального назначения должны обладать различными знаниями и навыками. Подготовка военнослужащего спецназа включает не только общую и специальную боевую подготовку, но и лингвистические и страноведческие знания. По мнению бывшего командующего СПЕОКОМом адмирала Э. Олсона, «лингвистические и страноведческие знания остаются ключом к установлению эффективных отношений с иностранными вооруженными силами, организациями и индивидами, с которыми взаимодействуют силы спецназначения». Для решения этой задачи СПЕОКОМ пошел на неординарный шаг – наем на военную службу «легальных иммигрантов» со специальными языковыми навыками и способностями /7, 68/.

Как указывается в новом полевом уставе FM 3-24 MCWP 3-33.5 Insurgencies and Counterinsurgencies («Контрповстанческие операции»), «интеграция возможностей сил специального назначения в общие контрповстанческие усилия представляют особое значение для командиров сухопутных войск и корпуса морской пехоты… Силы спецназначения могут помочь силам общего назначения за счет своих возможностей в области культуры и информационных возможностей. Силы спецназначения обладают также немалыми возможностями в проведении наступательных операций» /4, 6-15, 6-16/.

События на Украине в 2014 г. заставили американское военно-политическое руководство уделить еще больше внимание локальной войне. На Пентагон произвели глубокое впечатление действия российских военных в Крыму, в результате которых Крымский полуостров был присоединен к России без единого выстрела, а украинские военные оказались совершенно не в состоянии оказать им сопротивление. В США заговорили о «новой тактике» российских военных, активно использующих силы спецназначения, кибероружие, а также пропаганду и тайные операции. В этой связи американские военные аналитики указывают на серьезный прогресс в российских вооруженных силах за последние годы в боевой подготовке, вооружении, боевом снабжении и обеспечении. Особо были отмечены скрытность и внезапность действий российских военных, вследствие чего эти действия оказались сюрпризом для американской разведки.

Командование специальными операциями стремится обеспечить своих людей новейшими системами вооружения, включая беспилотники и системы высокого разрешения для проведения разведывательных операций. В ближайшее время СПЕОКОМ планирует заменить морально устаревшие транспортные средства сил спецназначения, вроде вертолета MH-60 или скоростного катера Mark V, на более современные /9, 12/.

Портативный беспилотный летательный аппарат RQ-20A Puma

Эволюция американской военной стратегии не могла не сказаться и на американских силах спецназначения. В утвержденной в сентябре 2012 г. Объединенным комитетом начальников штабов «Основополагающей концепции межвидовых операций» (Capstone Concept for Joint Operations) подчеркивается, что американским вооруженным силам придется действовать в «глобальной политической среде, отличающейся электронными системами коммуникации и общемировыми потоками капитала, товаров, людей и информации, когда география угроз и кризисов становится более сложной. Хотя большинство вызовов безопасности по-прежнему коренится в конкретных регионах, многие будут вызваны – и будут вызываться – транснациональными процессами. В мире, где уязвимая критическая инфраструктура имеет широкий выход на Интернет, и где диверсии и терроризм могут иметь далеко идущие последствия, противники могут пойти на эскалацию в иных сферах, включая территорию самих США». В этих условиях американские вооруженные силы должны сохранить глобальное присутствие и способность к межвидовому взаимодействию и взаимодействию с партнерами и союзниками /2, 3-4/.

Как полагает командующий СПЕОКОМом адмирал У. Макрейвен, именно силы специального назначения наилучшим образом отвечают этим требованиям: они обладают способностью к быстрому развертыванию, отличаются высокой оперативностью, находятся в постоянной боевой готовности и, что особенно важно, их применение не связано с необратимыми политическими обязательствами и последствиями /9, 2/. В настоящее время силы спецназначения ВС США развернуты в 75 странах мира, и это глобальное (хотя и достаточно ограниченное) присутствие американского спецназа сохранится в любой обозримой перспективе.

В СПЕОКОМе полагают, что силы специального назначения должны присутствовать на постоянной основе лишь в «критически важных» регионах, с тем чтобы обеспечить более равномерное распределение сил специального назначения ВС США в глобальном масштабе /3/.

Более того, значение сил специального назначения в перспективе еще больше возрастет. И хотя широкая публика вспоминает о спецназе только после каких-то получившую широкую известность операций (вроде уничтожения Усамы бен Ладена), на самом деле американские силы спецназначения имеют, как уже было сказано, широкий круг задач, среди которых все большую роль играет военно-техническое сотрудничество с их коллегами за рубежом, с тем чтобы помочь американским партнерам и союзникам создать собственные высокоэффективные силы спецназначения, способные самостоятельно бороться с террористами, экстремистами, повстанцами и наркодилерами. И это сотрудничество, как полагает командование СПЕОКОМа, позволит американскому спецназу сэкономить силы и средства, сохраняя в то же время свое глобальное присутствие /9, 4-5/.

Соответственно, все большую роль будут играть командования силами спецназначения на театрах военных действий (ТВД). На эти региональные командования спецназа будет возложена задача налаживания взаимодействия с силами специального назначения союзных с США государств, расположенных в том или ином регионе. Особенно тесные и плодотворные связи сложились у американских спецназовцев и их коллег из стран-членов НАТО. Институционализации такого взаимодействия способствует учреждение должности офицера по связи по проведению специальных операций (Special Operations Liaison Officer). И в настоящее время СПЕОКОМ имеет таких офицеров в Австралии, Великобритании, Иордании, Италии, Канаде, Кении, Колумбии, Польше, Турции и Франции /9, 6/.

Вот что писала о деятельности американского спецназа за рубежом газета «Уолл-стрит джорнел» в апреле 2015 г. «За последний год они высаживались в 81 стране — главным образом для того, чтобы научить местных коммандос воевать и чтобы американским военным не приходилось воевать самим. В Гондурасе и Монголии, в Эстонии и Джибути спецназовцы США обучают местных военнослужащих дипломатическому искусству, чтобы те могли защитить свою страну от влияния экстремисткой идеологии, а также боевым навыкам — для борьбы с наступающими боевиками.

В рамках своего плана по сокращению зависимости США от традиционных боевых действий президент Барак Обама пообещал создать целую сеть подобных соединений — от Южной Азии до Сахеля. Столкнувшись с угрозой со стороны мобильных соединений врага, действующих независимо от властей иностранных государств, армия США дислоцировала отряды быстрого реагирования во многих странах вместо того, чтобы содержать крупные формирования лишь в некоторых из них…

Например, силы спецназа морского флота США («Морские котики») и «Зеленые береты» (войска специального назначения США) расквартированы в странах Балтии для проведения учений военнослужащих Литвы, Эстонии и Латвии в условиях войны чужими руками, то есть таких непрямых военных действий, которые Россия вела в Крыму и ведет на востоке Украины… Помимо этого, командование считает, что подготовка американскими специалистами военнослужащих Колумбии позволила переломить ситуацию в борьбе с боевиками и наркодилерами /8/.

4) Силы спецназначения видов вооруженных сил США.

В непосредственном подчинении Командования специальными операциями находятся следующие силы спецназначения:

- контртеррористическое подразделение сил спецназначения (группа «Дельта»). Группа «Дельта» была создана в конце 1970-х гг. Группа состоит из двух рот численностью до 200 человек в каждой. Образцом для группы «Дельта» стали силы спецназначения ВВС Великобритании (SAS). В группу набираются преимущественно военнослужащие 75 полка рейнджеров и «зеленые береты» (см. ниже). Группа «Дельта» проводит секретные операции в различных регионах Земного шара в интересах Пентагона и других органов американского правительства (включая и ЦРУ). «Дельта» используется преимущественно для нейтрализации террористов и спасения заложников. На вооружении «Дельты» находятся новейшие вооружения, спецтехника и снаряжение, а личный состав привлекается в качестве инструкторов для обучения других подразделений спецназа Соединенных Штатов и других государств /1, 404/;

- 6-й отряд SEAL (см. ниже);

- 160-й авиаполк спецопераций («Ночные сталкеры», Night Stalkers). Располагается на авиабазе «Форт Кэмпбелл», штат Кентукки. Обеспечивает авиационную поддержку по заданию СПЕОКОМа. На вооружении полка – легкие вертолеты MH-6 и AH-6, а также тяжелые ударные вертолеты MH-60 и MH-47. Полк специализируется на проведении операций в ночное время и в любых погодных условиях. В задачи полка входят скрытное проникновение в зону проведения спецоперации, а также снабжение проводящих специальную операцию сил спецназначения;

- подразделения психологической войны – 4-я группа обеспечения военной информацией (4th Military Information Support Group) и 95 бригада гражданской службы (95th Civil Affairs Brigade). Если 4-я группа нацелена на проведение спецпропаганды среди военнослужащих «потенциального противника», то задачей 95-й бригады является идеологическая обработка гражданских лиц. Кроме того, лингвистические и страноведческие знания и навыки военнослужащих 95-й бригады активно используются для решения задач «внутренней обороны», а также для оказания содействия другим американским правительственным органам, включая и правоприменительные органы. Военнослужащие 4-я группы и 95-й бригады имеют парашютно-десантную подготовку. Численность бригады составляет около 900 военнослужащих и гражданских специалистов. Организационно она состоит из штаба и штабной роты и четырех батальонов по связям с гражданской администрацией. Что касается 4-я группы, то организационно она состоит из штаба и штабной роты и шести батальонов психологических операций. В группе насчитывается 1 200 военнослужащих (133 офицера, два уорент-офицера, 1 000 сержантов и солдат) и 57 гражданских специалистов;

- бригада поддержки сил спецназначения (Sustainment Brigade (Special Operations)). Бригада отвечает за связь, снабжение и боевое обеспечение при проведении специальных операций. Военнослужащие бригады также имеют парашютно-десантную подготовку;

- Центр специальных операций им. Дж. Ф. Кеннеди (John F. Kennedy Special Warfare Center), где проводится подготовка военнослужащих сил спецназначения, а также разработка доктрин и концепций специальных операций.

В настоящее время численность спецназа сухопутных войск США составляет более 41 тыс. человек (включая резервистов и гражданских специалистов).

В подчинении Командования специальных операций сухопутных войск находятся:

- штаб (Форт-Брэгг, штат Северная Каролина);

- командование войск специального назначения (СпН);

- 75 полк рейнджеров, располагающийся в форте Беннинг (штат Джорджия). Каждый батальон 75 полка может по заданию командования быть переброшенным в любую точку Земного шара в течение 18 часов – по суше, по морю и по воздуху. «Рейнжеры» способны выполнить широкий круг диверсионно-разведывательных задач. Численность полка – 1900 чел. Полк состоит из штаба, штабной роты и трех батальонов /1, 408-411/;

- силы спецназначения сухопутных войск США («зеленые береты»). Это элитное подразделение американских войск активно используется не только в военных конфликтах, но и в мирное время. В ходе вооруженного конфликта «зеленые береты» осуществляют специальные операции, которые не могут проводить регулярные вооруженные силы. В мирное время «зеленые береты», главным образом, проводят операции по «внешней обороне», т.е. помогают военным и полиции дружественных развивающихся стран. В число задач сил спецназначения входят также проведение гуманитарных и спасательных операций, операций по поддержанию мира, разминирование и борьба с незаконным оборотом наркотиков.

В подчинении командования специальными операциями ВМС США находится команда «Тюленей» (SEAL, Sea, Air, Land).

К основным задачам ССО ВМС США относятся:

- ведение специальной разведки, в том числе подвижных и стационарных объектов противника в море и прибрежной зоне, вскрытие системы ПДО, добывание сведений о метеорологической, гидрографической и топографической обстановке, выдача данных целеуказания и оценка результатов нанесения ударов;

- проведение специальных мероприятий (операций) по уничтожению или выводу из строя важных военных, военно-промышленных объектов на побережье, гидротехнических сооружений, кораблей и судов, противодесантных заграждений в воде и на берегу, расчистке проходов для десантно-высадочных средств в ходе морской десантной операции, захвату в плен военнослужащих противника, важных документов, образцов вооружения и военной техники;

- организация повстанческих и партизанских формирований на территории противника из проамерикански настроенного местного населения, обучение и оснащение их необходимым вооружением и имуществом для подготовки и проведения операций или мероприятий разведывательно-диверсионного характера;

- оказание помощи другим государствам в обеспечении их внутренней безопасности, в формировании и подготовке аналогичных специальных подразделений и специалистов вооруженных сил в рамках программы министерства обороны США по оказанию иностранной военной помощи их п.;

- борьба с терроризмом, направленная на предотвращение террористических актов, освобождение заложников на морских судах и гидротехнических сооружениях, поиск и уничтожение формирований и баз криминальных организаций в прибрежной зоне, борьба с пиратством;

- проведение поисково-спасательных операций с целью возвращения американских военнослужащих, оказавшихся на территории противника или в плену при выполнении боевой задачи в прибрежной зоне.

Основным оперативным формированием в составе SEAL является разведывательно-диверсионный отряд (SEAL Team), состоящий из штаба и 3 эскадронов по 40 человек в каждом. Каждый эскадрон также имеет свой собственный штаб, состоящий из капитана 3-го ранга в должности командира, капитан-лейтенанта либо старшего лейтенанта, а также двух уоррент-офицеров. К штабу прикомандированы два взвода в 16-20 человек каждый и группа обеспечения в размере роты. В случаи необходимости каждый эскадрон может быть разбит на 4 взвода или 8 отрядов по 4-5 бойцов. Таким образом, личный состав типичного «отряда» SEAL, включая обслуживающий персонал, достигает примерно 300 человек /1, 415-422/.

Патрульный катер Mark V

Всего на данный момент в структуре SEAL Team существует десять отрядов и 3050 человек личного состава. Подразделения SEAL поделены между первой группой спецназа ВМС (Naval Special Warfare Group O) (военно-морская база «Коронадо», Калифорния), куда входят отряды 1,3,5,7 и второй группой спецназа ВМС (Naval Special Warfare Group Two) (военно-морская база «Литл-Крик», Виргиния), в состав которой входят отряды 2,4,8,10. Обе структуры находятся под общим командованием Командования специальных операций ВМС США.

Каждый отряд ВМС США имеет свою специализацию. 1-й отряд ориентирован на проведение операций в Юго-Восточной Азии, 2-й – в Европе, 3-й – на Ближнем Востоке, 4-й – в Южной Америке, 5-й – на Дальнем Востоке, 8-й отряд – в Карибский регионе, Африке, Средиземном море.

Перед 6-м отрядом SEAL поставлена задача проведения антитеррористических операций. Вместе с группой «Дельта» он постоянно подчинен СПЕОКОМу. Бойцы из 6-ой отряда участвовали в военных действиях на острове Гренада и освобождении заложников пассажирском лайнере «Акилле Лауро» в Средиземном море, в борьбе с сомалийскими пиратами, а также в операции по ликвидации Усамы бен Ладена.

Подводное средство движения типа MK VIII

Подобно своим «сухопутным» «коллегам», спецназ ВМС также уделяет повышенное внимание вопросам психологической войны, взаимоотношениям с партнерами и союзниками в других странах, а также с гражданскими властями в зоне военных действий. В настоящее время боевая подготовка боевых пловцов – это не только огневая, парашютно-десантная и водолазная подготовка, но и «контрповстанческие действия, племенная политика, культура, право, финансы и взаимоотношения с гражданскими властями, а также вопросы противодействия пропаганде джихадистов» /12, 78/.

Помимо «тюленей», в подчинении командования специальных операций ВМС США находятся экипажи подводных средств движения (SEAL Delivery Vehicle Teams), которые обеспечивают скрытную доставку подразделений SEAL к месту проведения операции, и их последующую эвакуацию, а также экипажи патрульных катеров специального назначения (Special Warfare Combatant-craft Crewmen). Подобно бойцам SEAL, экипажи этих специальных судов также проходят специальную военно-спортивную подготовку.

Хотя подразделения по проведению специальных операций были созданы в составе ВВС США еще в 1960-е гг., только в 1990 г. было создано собственное командование специальных операций – Air Forces Special Operations Command (AFSOC). Оно обеспечивает действия рейнджеров, «зеленых беретов», спецподразделений ВМС и других подразделений командования специальных операций. AFSOC базируется в Херлберт Филд (штат Флорида).

Спецназ ВВС США, являясь военно-воздушным компонентом СПЕОКОМа, участвует в спецоперациях по всему Земному шару. Далеко не всегда это – боевые операции; в большинстве случаев силы спецназначения ВВС заняты укреплением партнерских отношений с американскими союзниками. В то же время AFSOC обеспечивает мобильность сил спецназначения, поддерживает американских спецназовцев на поле боя, ведет разведку, наблюдение и рекогносцировку, наносит высокоточные удары, помогает осуществлять командование и боевое управление, а также проводит операции в ходе информационной войны /13, 81/.

На вооружении AFSOC имеются как старые, но надежные «рабочие лошадки» - С130Е и С130Р, применявшиеся еще во Вьетнаме, так и такие новейшие системы, как CV-22 Osprey /11/.

Под началом AFSOC находятся следующие подразделения:

- 1-е авиакрыло спецназначения (1st Special Operations Wing). Авиакрыло базируется на авиабазе Херлберт Филд. Главной задачей авиакрыла – борьба с иррегулярными воинскими формированиями, включая международных террористов, а также поиск и спасение американских военнослужащих, их эвакуация, психологические операции, военно-техническое сотрудничество с ВВС союзников и партнеров Соединенных Штатов, снабжение по воздуху спецподразделений, действующих в тылу врага, поддержка с воздуха. Имеющиеся на вооружении авиакрыла военно-транспортные самолеты типа МС-130 Combat Talon II, которые могут с высокой точностью осуществлять взлет и посадку, действуя на предельно малых высотах. Кроме того, на вооружении авиакрыла – самолеты типа AC-130 Spooky, оснащенные целой батареей артиллерийских орудий и предназначенные для оказания огневой поддержки силам спецназначения;

- 27-е крыло специального назначения расквартировано на авиабазе Кэннон, штат Нью-Мехико. Задачи авиакрыла – обеспечение проникновения сил спецназначения в зону проведения операции и последующая их эвакуация, дозаправка самолетов с поворотными двигателями типа CV-22 Osprey, а также огневая поддержка с воздуха;

- 24-е авиакрыло специального назначения. Авиакрыло базируется на авиабазе Херлберт Филд. Группа осуществляет боевой контроль в интересах командования и проводит операции по спасению сбитых экипажей. Личный состав боевых контролеров и парашютистов-спасателей действует совместно в составе специальных команд. Боевые контролеры отвечают за организацию наведения летательных аппаратов, подбор и организацию посадочных площадок и наводят удары авиации по целям, а спасатели организуют передовые пункты оказания первой помощи пострадавшим и раненым. Кроме того, в составе 24-го авиакрыла действуют военные метеорологи и офицеры связи;

- 919 авиакрыло специального назначения, расквартировано на авиабазе Эглин, штат Флорида. Относится к резерву ВВС США, но находится в оперативном подчинении командования специальных операций военно-воздушных сил;

- 193-е авиакрыло специального назначения Национальной гвардии. Находится в оперативном подчинении командования специальных операций военно-воздушных сил. Авиакрыло базируется на авиабазе на территории международного аэропорта Гаррисберг (штат Пенсильвания). Задача авиакрыла – проведение психологических операций. На вооружении авиакрыла находится самолет РЭБ типа EC-130J Commando Solo;

- 352-я специальная оперативная группа, которая базируется на базе королевских ВВС Минденхолл в Великобритании и отвечает за проведение специальных операций в Европе и в Африке. Группа состоит из 7-й и 67-й эскадрилий самолетов МС-130Н и МС-130Р, 21-й эскадрильи вертолетов МН-53J, а также 321-й тактической спецэскадрильи;
- 353-я специальная оперативная группа, которая находится на авиабазе Кадена в Японии. Она отвечает за проведение спецопераций в Азии и в зоне Тихого океана. Она состоит из 1-й и 17-й самолетных эскадрилий и 31-й вертолетной спецэскадрильи, которые имеют на вооружении те же самолеты и вертолеты, что и эскадрильи 352-й группы. В ее состав входит и 320-я тактическая спецэскадрилья.

Командование специальных операций корпуса морской пехоты США было учреждено 24 февраля 2006 г. К задачам командования относятся следующие функции:

- проведение специальных операций на уровне роты и/или опергруппы;

- контртеррористические операции в прибрежной зоне;

- проведение специальной разведки;

- боевое управление и контроль операций сил спецназначения и/или объединенных операций спецназа и сил общего назначения;

- обеспечение взаимодействия командования специального назначения корпуса морской пехоты и СПЕОКОМа /10, 86/.

В подчинении командования находятся следующие воинские части:

- полк специальных операций морской пехоты (Marine Special Operations Regiment). В полк входит штабная рота и три батальона специального назначения. Задача полка – обеспечить специальную подготовку военнослужащих дружественных государств, с тем чтобы укрепить безопасность и стабильность этих государств;

- разведывательный батальон морской пехоты специального назначения (Marine Special Operations Intelligence Battalion) отвечает за разведывательное обеспечение операций командования специальных операций корпуса морской пехоты;

- группа поддержки сил специального назначения (Marine Special Operations Support Group) отвечает за боевое обеспечение операций сил спецназначения корпуса морской пехоты, включая снабжение, разведку, служебное собаководство, боевой контроль и связь;

- школа специального назначения корпуса морской пехоты отвечает за подбор кадров, боевую подготовку, оценку и разработку доктрин. В школе имеется два отделения – по одному на каждое побережье.

5) Заключение.

Разумеется, спецназ войн не выигрывает. Но представить современную войну без самого активного применения сил специального назначения просто невозможно. Спецназовцы лучше других обучены тому, как действовать против иррегулярного противника, как вести борьбу за умы и сердца местного населения. Вот почему сохранение американского глобального присутствия потребует и впредь активное применение сил специального назначения. Очевидно, что в нынешних условиях роль и значение сил спецназначения США будет только возрастать в американской военно-политической стратегии.


[*] Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 15-07-00051 «Конфликты низкой интенсивности в американской военно-политической стратегии в начале XXI века»).


Литература

[1] Сидорин А.Н., Прищепов В.М., Акуленко В.П. Вооруженные силы США в XXI веке: Военно-теоретический труд. – М.: Кучково поле; Военная книга, 2013.

[2] Capstone Concept for Joint Operations: Joint Force 2020. 10 September 2012.

[3] DeYong K., Jaffe G. U.S. 'secret war' expands globally as Special Operations forces take larger role. // Washington Post. - Friday, June 4, 2010.

[4] FM 3-24 MCWP 3-33.5 INSURGENCIES AND COUNTERING INSURGENCIES CONVENTIONAL FORCES AND SPECIAL OPERATIONS FORCES SYNCHRONIZATION. MAY 2014.

[5] Joint Publication (JP) 1–02, Department of Defense Dictionary of Military and Associated Terms (Washington, DC: The Joint Staff, April 12,2001, as amended through March 17, 2009).

[6] Klaidman D. Navy SEALs: Obama’s Secret Army. // Newsweek. - February 20, 2012. http://www.thedailybeast.com/newsweek/2012/02/19/navy-seals-obama-s-secret-army.html

[7] Olson E. U.S. Special Operations: Context and Capabilities in Irregular Warfare. //JFQ / issue 56, 1st quarter 2010.

[8] Phillips M. New Way the U.S. Projects Power Around the Globe: Commandos. // Wall Street Journal. April 24, 2015. http://www.wsj.com/article_email/sun-never-sets-on-u-s-commandos-1429887473-lMyQjAxMTE1MDIyNDMyODQ1Wj?mod=e2tw

[9] POSTURE STATEMENT OF ADMIRAL WILLIAM H. McRAVEN, USN COMMANDER, UNITED STATES SPECIAL OPERATIONS COMMAND BEFORE THE 113th CONGRESS SENATE ARMED SERVICES COMMITTEE. March 5, 2013.

[10] Robeson M. Forging Marine Special Operations. // JFQ / issue 56, 1st quarter 2010.

[11] Schanz M. The SOF Makeover. // AIR FORCE Magazine. - June 2010. http://www.airforcemag.com/MagazineArchive/Pages/2010/June%202010/0610SOF.aspx

[12] Winters E. Adopting Across the Spectrum of Conflict: The Role of Naval Special Warfare. // JFQ / issue 56, 1st quarter 2010.

[13] Wuster D. The Air Force Special Operations Command. // JFQ. - Issue 56, 1st quarter 2010.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.