Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№2, 2015

РОССИЯ И ЗАПАД – ДВА НЕИЗБЕЖНЫХ ГАРАНТА СТАБИЛЬНОСТИ В ЗАКАВКАЗЬЕ

Н. А. Гегелашвили,
кандидат политических наук,
руководитель Центра региональных проблем
Института США и Канады РАН
e-mail: ngegel@hotmail.com

Аннотация. В статье анализируется политика Запада и России в отношении стран Закавказья на фоне обострения украинского кризиса. Автор исследует все плюсы и минусы как политики Запада в лице США и ЕС, так и России в отношении стран этого региона, что позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время только сотрудничество между Россией и Западом может стать гарантом полноценной региональной стабильности на Кавказе

Ключевые слова: политика ЕС, политика США, политика России.

RUSSIA AND THE WEST – TWO INDISPENSABLE GUARANTORS OF STABILITY IN THE SOUTH CAUCASUS

Nana A. Gegelashvili,
PhD in Political Science,
Head of Centre for Regional Studies,
Institute for the U.S. and Canadian Studies, Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article gives an analysis of US, EU and Russian policies towards the South Caucasus against the background of Ukrainian crisis. It reveals the main advantages and disadvantages of Western and Russian policies in the region and states that the only possible settlement of the South Caucasian countries’ problems is to combine Russian and Western leverage due to time demand requiring much more inventive mechanisms, free of new dividing lines and zero-sum games.

Keywords: EU policies, US policies, Russian policies.

Сегодня ни одна из стран постсоветского пространства, имеющая затяжные конфликты на своей территории, не может обрести ту степень независимости, которая позволит ей без оглядки, будь то в сторону Запада или России, стать полновесным государством. В настоящее время представляется, что единственным условием урегулирования подобных конфликтов является эффективное использование общих активов, находящихся в арсенале как самой России, так и Запада.

Активы Запада

Главными «приманками» Запада в отношении постсоветских стран с проблемными территориями является их интеграция в ЕС и НАТО, позволяющие этим странам стать частью западного сообщества.

В сравнении с другими постсоветскими странами Грузии удалось максимально придвинуться к Западу и стать единственной страной Закавказья, подписавшей Соглашение об Ассоциации с ЕС. Тем не менее, вопрос о ее членстве в этих структурах, по-прежнему, остается все еще открытым.

В рамках двустороннего формата "Восточного партнерства" Грузия оказалась первой страной Южного Кавказа, в которой с 1 марта 2011 г. вступил в силу упрощенный визовый режим с ЕС. Характерно, что Еврокомиссия положительно оценила достигнутый Грузией значительный прогресс в первой фазе выполнения плана действий по либерализации визового режима.

Грузии также удалось завершить переговоры с ЕС о всеобъемлющей свободной торговле, что стало большим прорывом в отношениях между Тбилиси и Брюсселем и наглядным свидетельством европейского выбора Тбилиси.

Наконец. 28 ноября 2013 г. на саммите "Восточного партнерства" в Вильнюсе Грузия парафировала Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, которое впоследствии 18 декабря 2014 г. на сессии Европарламента в Страсбурге было ратифицировано. Таким образом, подписав рамочное соглашение с ЕС на Вильнюсском саммите, Грузия заявила о своей готовности с Евросоюзом внести вклад в европейскую безопасность и стать надежным его партнером в укреплении стабильности в мире.

Что же касается двух других стран Закавказья – Азербайджан и Армения, то их интерес к сотрудничеству с ЕС не ослабевает, несмотря на продолжающиеся последствия украинского кризиса, исход которого непредсказуем.

Еще в 2011 г. между Европейским Союзом и Азербайджаном был подписан Меморандум по стратегическому партнерству в энергетическом секторе. Официальный Баку устами главы государства неоднократно заявлял о готовности расширять и углублять отношения с Европейским союзом, признавая тот факт, что «страны ЕС являются важным торговым партнером Азербайджана, а в некоторых областях Евросоюз даже опередил США, Турцию и Россию. Баку успешно развивает плодотворные отношения как с ЕС в целом, так и с отдельными европейскими странами и без соглашения об ассоциации. Прагматический курс официального Баку - лучший залог для партнеров нашей страны»[1].

Азербайджан, прежде всего, выступил с масштабными инициативами в области энергетической безопасности. К ним, в первую очередь, относится трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан (Южно-Кавказский трубопровод) , а также проект Трансанатолийского трубопровода (TANAP) [2]), который наряду с проектом Трансадриатического трубопровода [3](TAР), являются сегментами запущенного ЕС энергетического проекта "Южный газовый коридор"[4], призванного диверсифицировать маршруты и источники поставок энергоресурсов Каспия на европейские рынки. 26 июня 2012 г. между Азербайджаном и Турцией было подписано Соглашение по Трансанатолийскому трубопроводу (TANAP) [5] , а в июне 2013 г. было принято решение о реализации проекта Трансадриатического трубопровода [6](TAР). 17 декабря 2013 г. состоялось подписание итогового инвестиционного решения по «Шахдениз-2 [7]» - основная ресурсная база «Южного газового коридора», обладающая запасами газа в объеме 1,2 триллиона кубометров[8].

Поэтому отнюдь не случайно, что во время визита председателя Еврокомисии Жозе Мануэла Баррозу в Азербайджан, состоявшегося 14 июня 2014 г. в преддверии подписания Молдавией и Грузией Соглашения об ассоциации с ЕС, между обеими сторонами был подписан протокол к Соглашению о партнерстве и сотрудничестве по Рамочному соглашению об общих принципах участия Азербайджана в программах ЕС[9] . Речь идет о разработке нового формата сотрудничества, и, прежде всего, в сфере энергетики, основанного на взаимных интересах и учитывающего меняющуюся обстановку в мире.

Согласно мнения заместителя еврокомиссара по энергетике Мароша Шефчовича, «Европа устала каждое лето вести переговоры о том, как организовать зимние поставки газа. Крупнейшая мировая экономика не должна иметь таких проблем в ХХI веке. Россия останется очень важным поставщиком для Евросоюза, но ее влияние неизбежно будет снижаться. Поэтому ЕС воспользуется всем своим политическим весом для того, чтобы завершить строительство Трансадриатического газопровода к концу 2019 года, который проектируется Брюсселем как проект, имеющий общий интерес, что позволяет избежать антимонопольных ограничений Евросоюза[10]».

Похоже, что процессы, происходящие в энергетической политике Европейского Союза после событий на Украине, свидетельствуют о том, что Азербайджан стал восприниматься ЕС как очень важный партнер, а диверсифицированная сеть трубопроводов, тесно связавшая Каспий с Черным и Средиземным морями, способствовала крупномасштабному сотрудничеству в этом ареале. В рамках этого сотрудничества осуществляется и проект Баку-Тбилиси-Карс – новый транспортный коридор, призванный связать железные дороги Азербайджана, Грузии и Турции, что обеспечит менее затратный и более близкий путь в Европу и Средиземное море.

В настоящее время в своем стремлении снизить зависимость от российских энергоресурсов ЕС использует все инструменты своей внешней политики для установления отношений стратегического партнерства в области энергетики с такими альтернативными поставщиками топлива, как Азербайджан, Туркменистан и др.

ЕС активно стремится подписать меморандумы о взаимопонимании с Баку и Ашхабадом, которые должны стать частью пакета по повышению «устойчивости» снабжения Европы газом. И, несмотря на то, что их подписание планировалось на 2016 г., соответствующие документы уже сегодня находятся в стадии готовности, а ЕС готов осуществить это намерение уже до конца 2015 г.

Не случайно, что 2 июня 2015 г., выступая на открытии Международной выставки "Нефть и газ Каспия 2015" в Бакинском выставочном центре XXII, президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что « предстоящая в дальнейшем работа в энергетическом секторе поднимет отношения между Европейским Союзом и Азербайджаном на более высокий уровень. Наше намерение заключается в том, чтобы был образован формат стратегического партнерства. После этого каждая сторона может определить долгосрочную стратегию, а все вопросы, таким образом, могут быть урегулированы в условиях серьезной координации[11]»

Что касается Армении, то Ереван в настоящее время продолжается рассматриваться Западом как единственный стратегический союзник России в Закавказье. Однако и в случае Армении здесь не все так просто.

Если после решения Армении о вступлении в Таможенный союз, озвученного устами ее президента Сержа Саргсяна 3 сентября 2013 г.[12], ЕС объявил о невозможности парафирования Соглашения об ассоциации, то в настоящее время Брюссель, похоже, уже готов пойти на подписание политического соглашения (то есть без компонента о свободной торговле) об ассоциации с Арменией даже в условиях ее полноценного участия в Евразийском союзе (ЕАЭС) и наличия здесь неурегулированного нагорнокарабахского конфликта.

На взгляд Еврокомиссара по европейской политике соседства и расширению Йоханнеса Хана, « уже имеющееся и согласованное Соглашение об ассоциации должно быть уточнено и отражать новые обязательства Армении, однако я надеюсь, что политическая часть этого документа будет сохранена. Также необходимо окончательно определить сферы сотрудничества между Арменией и ЕС, чтобы не нарушить обязательства, взятые Ереваном в рамках его членства в Евразийском экономическом союзе[13]».

Похоже, что со своей стороны и Ереван не исключает возможности подписания такого соглашения, не противоречащего вступлению Армении в ЕАЭС. Этому способствует, прежде всего, тот факт, что в настоящее время региональная изоляция Армении, в которой оказался Ереван в результате закрытия двух сухопутных границ – с Турцией и Азербайджаном, не позволяет ему стать транзитным государством, имеющим выход в Европу. Однако перспектива нормализации армяно-турецких отношений, предполагающая открытие границы между Арменией и Азербайджаном, может изменить эту ситуацию. И именно это соображение не позволяет ни Армении, с одной стороны, ни Брюсселю – с другой, игнорировать встречное сближение. Именно поэтому представляется, что сегодня Ереван и ЕС намерены продолжить запущенный процесс интеграции без учета взаимных обязательств, т.е. по упрощенному сценарию.

Тем не менее, состоявшийся 21-22 мая 2015г. в Риге саммит ЕС стал лишь еще одним промежуточным этапом на пути дальнейшего продвижения проекта «Восточное партнерство» , предусматривающего, прежде всего, дальнейшее сближение стран-участниц с ЕС.

В целом, Брюссель внес некоторые коррективы в отношении своей восточной политики, обозначив, таким образом, более четко реальные перспективы будущего членства всех стран, вовлеченных в этот проект. Президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что «Рижский саммит не посвящен вопросам расширения Евросоюза или возможного членства «восточных партнёров» в ЕС[14]», а канцлер ФРГ Ангела Меркель отметила, что «Восточное партнерство» не является инструментом для дальнейшего расширения Евросоюза, а остается способом сближения с ЕС[15]». Не случайно, что в докладе Еврокомиссии по выполнению Грузией и Украиной Плана действий по либерализации визового режима было отмечено, что обе страны предприняли огромные усилия, но «пока этого не достаточно», и безвизовый режим в ЕС станет возможным только после того, как все требования, выдвинутые ЕС этим странам, будут неукоснительно выполнены[16]. И все-таки есть надежда на то, что эти страны смогут преодолеть все серьезные препятствия на пути к Европе, что будет, в первую очередь, зависеть только от них самих, и никого больше. Однако это требует больших временных затрат, и пока - это единственное, что очевидно.

Таким образом, Рижский саммит ЕС стал своего рода плановым саммитом Евросоюза, на котором были закреплены положительные сдвиги стран «Восточное партнерство» и намечены основные этапы их дальнейшего продвижения в сторону ЕС, где вопрос об их европейском будущем так и остался открытым. Не в последнюю очередь это связано с украинскими событиями и их последствиями, что вынудило ЕС сделать длительную паузу в отношении некоторых особо уязвимых аспектов своей восточной политики, связанных, главным образом, с его расширением.

Действуя с ЕС в рамках «Трансатлантического партнерства», Вашингтон со своей стороны, также стремится заметно активизировать свою политику в отношении постсоветских стран и, прежде всего, стран с проблемными территориями, с целью их включения в западные структуры за счет усиления натовской составляющей, которая, на взгляд США, должна осуществляться параллельно с оказанием американской поддержки в области проведения военных, гражданских и социальных реформ.

На последнем саммите НАТО, состоявшемся в Уэльсе 4-5 сентября 2014 г., был утвержден пакет «усиленного сотрудничества» с Грузией[17], предусматривающий оказание всесторонней помощи на пути ее членства в альянсе. Он переводит отношения Грузии и НАТО на новый уровень и предусматривает ряд конкретных решений. Среди них – заявление о создании совместного учебно-тренировочного центра, открытие которого запланировано на конец этого года, а также формирование постоянной группы экспертов альянса для содействия военным реформам в этой стране. Оно было принято во время первой встречи Генсека НАТО Йенсом Столтенбергом с премьер-министром Грузии Ираклием Гарибашвили в ноябре 2014 г. в Брюсселе[18]. С открытием центра НАТО в Грузии функции альянса в отношении проводимой им политики в этой стране существенно расширятся. Если ранее совместные учения вооруженных сил Грузии и НАТО в целом были направлены на подготовку к участию в миротворческих операциях, то открытие совместного центра предусматривает создание новых возможностей в области двустороннего сотрудничества, призванного, в первую очередь, усилить обороноспособность этой страны.

В этом же контексте характерно отметить и то, что по итогам заседания Комиссии Грузия-НАТО, состоявшейся 14 января этого года, Генсек Североатлантического альянса отметил, что «более 12-ти государств-членов НАТО уже заявили о готовности внести свой вклад в реализацию усиленного пакета НАТО для Грузии[19]», который будет осуществляться путем предоставления Тбилиси как финансовой поддержки, так и отправки персонала. При этом США, по словам Генсека НАТО, «будут играть решающую роль в сотрудничестве Грузии с альянсом»[20].

Все это, включая последние масштабные учения на грузинской территории, подтверждает, во-первых, растущую поддержку Грузии со стороны НАТО, направленную на модернизацию системы безопасности этой страны, что является одним из ключевых требований НАТО на пути членства Тбилиси в Альянсе, и, во-вторых, серьезность намерений НАТО и США в отношении проводимой ими политики в Грузии.

Стремление США активизировать свою политику в отношении постсоветских государств за счет усиления натовской составляющей подтверждается и рядом американских законопроектов. В их числе «Акт поддержки свободы в Украине 2014» («Ukraine Freedom Support Act of 2014») [21]о предоставлении Украине вооружения и статуса союзника без членства в НАТО, законопроект «О предупреждении российской агрессии» - (Russian Aggression Prevention Act of 2014)[22], а также резолюция 758[23], в которой осуждается продолжающаяся политическая, экономическая и военная агрессия Российской Федерации против Украины, Грузии, Молдавии, равно как и нарушения их суверенитета, независимости и территориальной целостности. Все эти законопроекты предусматривают не только оказание всесторонней поддержки Украины, но и Грузии и Молдовы, стран, имеющих территориальные проблемы и ставших подписантами Соглашения об Ассоциации с ЕС. Это позволяет предположить, что США и ЕС будут держать эти страны под пристальным вниманием и в случае каких-либо действий со стороны России, направленных на подрыв их территориальной целостности, могут ответить на них крайне жестко.

Официальный Тбилиси уверен, что прозападная ориентация – единственный способ укрепления грузинской государственности и всестороннего развития страны, и это надо учитывать.

Не случайно, что по итогам социологического исследования, проведенного Национальным демократическим институтом США (NDI) в Грузии в период с 27 марта по 19 апреля этого года, вступление этой страны в НАТО поддержали 68% респондентов в то время, как только 18% высказались против. К тому же 49% респондентов заявили, что Грузия получит больше выгод от вступления в НАТО и ЕС. При этом, только 26% считают, что выгоднее было бы отказаться от евроатлантической интеграции в пользу улучшения отношений с Россией[24].

В преддверии саммита «Восточного партнерства» состоялся и рабочий визит президента Грузии в Брюссель. В рамках этого визита прошли встречи Г. Маргвелашвили с Генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом, а также с президентом Евросоюза Дональдом Туском и комиссаром по вопросам расширения и политики добрососедства ЕС Йоханнесом Ханом. Таким образом, сегодня активно реализуется, обновляется и расширяется процесс интеграции Грузии в западные структуры, запущенный стратегами НАТО и ЕС.

В настоящее время Западом активно осуществляется и процесс поиска урегулирования этнополитических конфликтов в постсоветских странах с проблемными территориями, чтобы хоть как-то изменить ситуацию, связанную с сохраняющимся здесь десятилетиями статус-кво.

В случае Закавказья, к ним, в первую очередь, относится проблема нагорнокарабахского урегулирования, являющаяся для Запада крайне значимой в контексте геополитической важности Закавказья. И если еще не так давно, до украинских событий, ЕС, в лице Франции, являющейся сопредседателем Минской группы ОБСЕ, всегда придерживался взвешенного подхода, стараясь обходить такие жизненно важные для Армении вопросы, как урегулирование карабахского конфликта, нормализация армяно-турецких отношений и открытие границы между двумя странами из-за своей неспособности решать подобные вопросы в связи с отсутствием у него необходимых для этого рычагов, то в настоящее время такая ситуация, похоже, изменилась.

Не случайно, что глава МИД Литвы Эдгарс Ринкевич, выступая на состоявшемся в Брюсселе в январе 2015 г. на 15-м заседании Совета сотрудничества Евросоюз-Армения, отметил, что «статус-кво для урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта неприемлем, и поиск мирного урегулирования продолжает оставаться для Евросоюза приоритетной задачей.[25]».

Проблема урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе постоянно находится и в поле зрения самого Вашингтона – одного из участников Минской группы ОБСЕ, помимо РФ и Франции, возглавляющей процесс мирного разрешения конфликта.

В рамках натовского саммита в Уэльсе в сентябре 2014 г. состоялась встреча госсекретаря США Джона Керри с президентами Армении и Азербайджана, что в очередной раз подтверждает заинтересованность Вашингтона в скором урегулировании нагорнокарабахского конфликта. Вот почему уже в мае 2014 г. американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Джеймс Уорлик заявил о наличии у Вашингтона собственного плана «элементов нагорнокарабахского урегулирования[26]». Таким образом, налицо стремление Вашингтона сдвинуть ситуацию с «мертвой точки», чтобы занять особую роль в процессе его мирного урегулирования. В случае нахождения взаимоприемлемого компромисса, мирный процесс в Нагорном Карабахе может получить дополнительные импульсы.

А пока декларация, принятая в сентябре 2014 г. по итогам саммита в Уэльсе, остается неизменной и подтверждает продолжающуюся поддержку со стороны Запада территориальной целостности стран Закавказья: «НАТО сохраняет обязательства по защите прав на территориальную целостность, независимость и суверенитет Армении, Азербайджана, Грузии и Молдавии[27]».

Тем не менее, несмотря на привлекательность европейской модели для стран Закавказья, в настоящее время Запад все еще не готов обеспечить их необходимыми механизмами гарантирования безопасности, и страны Закавказья, похоже, не могут не осознавать этого.

Активы России

Что же касается российских активов на постсоветском пространстве, то основным атрибутом национальной политики СССР стала перекройка территориальных границ, произведенная, как убеждены многие в Грузии, в соответствии с имперским принципом «разделяй и властвуй». После распада Советского Союза именно эта проблема явилась, с одной стороны, главной «головной болью» практически всех бывших советских республик, ставших независимыми государствами. Межреспубликанские административные границы в одночасье стали межгосударственными, что не могло не привести к серьёзным проблемам. Ярким примером вышеупомянутой политики в отношении Грузии стало, с одной стороны, территориальное размежевание с Азербайджаном и РСФСР, с другой – включение в её состав Абхазской и Аджарской автономных республик, а также Юго-Осетинской автономной области, сформированных по этническому и религиозному принципам. Пытаясь противостоять тому, что они расценивали как давление со стороны властей в Тбилиси (что имело место, в частности, в сталинский период), эти автономии всегда больше ориентировались на Москву, рассчитывая на мощную поддержку со стороны центральной власти. Все это осложнило проблему сохранения территориальной целостности Грузии, учитывая ее небольшие размеры и территориальное устройство – она включает более 25 этнографических и субэтнических групп, представляя, при всей условности аналогий, микромодель России. В грузинских экспертных кругах распространено убеждение, что именно этот принцип стал главным рычагом российской политики в отношении постсоветских государств. Вот почему разрубить этот «гордиев узел» при урегулировании конфликтов на территории постсоветских государств без участия России не представляется возможным.

Тем не менее, главная проблема, стоящая на пути Грузии полноценной интеграции с Западом, заключается в том, насколько эта страна будет готова пожертвовать своей территориальной целостностью (в рамках границ бывшей Грузинской ССР) в пользу западных устремлений. Эта проблема стоит остро перед Грузией, потерявшей 20% своей территории в результате августовских событий 2008 г. В настоящее время Тбилиси в полной мере осознает, что эту проблему в одиночку ему решить не удастся, и, главным образом, за счет неспособности обеспечить политическую стабильность и сплоченность нации.

Что же касается проблемы урегулирования нагорнокарабахского конфликта, то Россия признает территориальную целостность Азербайджана, являясь сопредседателем Минской группы ОБСЕ, а ее участие в мирном процессе поддерживается США и ЕС. Это является одним из механизмов, сохраняющих влияние Москвы в Закавказье. Если Абхазия и Южная Осетия признаются Москвой в качестве независимых образований, то Нагорный Карабах (НКР) не рассматривается ею как отдельное образование, что означает поддержку Москвой территориальной целостности Азербайджана. Еще совсем недавно, до событий на Украине, Минская группа ОБСЕ являла пример тесной координации действий России и Запада, направленных на урегулирование нагорнокарабахского конфликта, что способствовало достижению консенсуса и подходов в работе в виде «Обновленных Мадридских принципов». Однако события на Украине и продолжающаяся эскалация конфликта между Россией и Западом могут изменить отношение Запада к роли России в этом конфликте, признав ее неконструктивной, что неизбежно приведет к повышению рисков. Не случайно, что в 2014 г. произошло самое крупное нарушение режима прекращения огня с момента его установления в мае 1994 г. Сегодня Москве статус-кво чрезвычайно выгоден, ибо и Армения, и Азербайджан к компромиссам не готовы, а это означает, что изменение статус-кво чревато самыми непредсказуемыми последствиями. Таким образом, Москва готова к кооперации по продвижению «базовых принципов» с Западом, однако «силового решения» она не приемлет. Москва полагает, что измеряемое более чем 20 годами противостояние возможно устранить лишь политическими средствами. Это дает основание считать, что силового вмешательства «извне» не предполагается, ибо основная задача Москвы в этом вопросе заключается в сохранении зыбкого баланса между Ереваном и Баку. Вот почему Россия предпочитает статус-кво пересмотру границ и не только в случае с Нагорным Карабахом, но и в других странах постсоветского пространства с проблемными территориями.

Сегодня полным ходом осуществляется процесс фрагментации и переформатирования всего постсоветского пространства в целом и отдельных постсоветских государств с проблемными территориями, в частности. На одной стороне геополитической доски находится Россия – преемница СССР, объявившая СНГ зоной своих жизненных интересов, на другой – Европейский союз и США, пытающиеся интегрировать постсоветские государства с проблемными территориями в евроатлантические структуры.

Таким образом, несмотря на прогрессирующее взаимное отчуждение, необходимость взаимодействия России с Западом в области урегулирования затяжных конфликтов на постсоветском пространстве резко возрастает, а единственный способ их решения – это сочетание западных и российских рычагов влияния, что диктуется самим временем, требующим использования более изощренных механизмов, а также полного отказа как от новых разделительных линий, так и игр с нулевой суммой.

Впрочем, как это сделать в условиях нарастающей взаимной конфронтационной риторики и соответствующих практических действий, пока не совсем понятно. Однако рано или поздно сделать это все-таки придется в условиях, когда главной задачей обеих сторон станет реальное урегулирование конфликтов на территории постсоветских стран с проблемными территориями, а не их имитация.


Литература

[1] http://1news.az/politics/20150203061939439.html

[2] http://xronika.az/23820-evrosoyuz-odobryaet-ratifikaciyu-soglasheniy-po-tanap-parlamentom-azerbaydzhana.html

[3] http://oil-gas-energy.com.ua/azerbajdzhan-vybral-proekt-transadriaticheskogo-gazoprovoda-smi.html

[4] http://caspianbarrel.org/?p=14473

[5] http://xronika.az/23820-evrosoyuz-odobryaet-ratifikaciyu-soglasheniy-po-tanap-parlamentom-azerbaydzhana.html

[6] http://oil-gas-energy.com.ua/azerbajdzhan-vybral-proekt-transadriaticheskogo-gazoprovoda-smi.html

[7] http://news.day.az/politics/452784.html

[8] http://news.day.az/politics/584250.html

[9] http://www.trend.az/news/politics/2285235.html

[10] http://www.regnum.ru/news/polit/1898973.html

[11] http://news.day.az/politics/584250.html

[12] http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/229480/

[13] http://armenia-news.ru/01/armeniya-mozhet-podpisat-soglashenie-ob-associacii-s-es/

[14] http://blogs.lse.ac.uk/europpblog/2015/06/01/following-the-riga-summit-more-realism-is-required-over-what-the-eu-can-offer-its-eastern-partners/

[15] http://en.delfi.lt/eu/merkel-eastern-partnership-is-not-instrument-for-eu-enlargement.d?id=68029516

[16] http://ec.europa.eu/dgs/home-affairs/what-we-do/policies/international-affairs/eastern-partnership/visa-liberalisation-moldova-ukraine-and-georgia/index_en.htm

[17] http://www.nato.int/cps/en/natohq/official_texts_112964.htm

[18] http://newsday.ge/en/index.php?newsid=540

[19] http://cbw.ge/world/nato-secretary-general-georgia-nato-relations-are-deepening/

[20] Ibidem

[21] https://www.congress.gov/bill/113th-congress/senate-bill/2828

[22] https://www.congress.gov/bill/113th-congress/senate-bill/2277

[23] https://www.congress.gov/bill/113th-congress/house-resolution/758/text

[24] http://www.newsgeorgia.ru/society/20150511/217604771.html

[25] http://kavkasia.net/Armenia/2015/1422073411.php

[26] http://en.aravot.am/2014/05/16/165237/

[27] http://www.cfr.org/nato/wales-summit-declaration/p33394?cid=rss-defenseandsecurity-wales_summit_declaration-090514&utm_source=feedburner&utm_medium=feed&utm_campaign=Feed%3A+issue%2Fdefensehomeland_security+(CFR.org+-+Issues+-+Defense+and+Security)



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.