Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2015

ПОЛИТИКА США В СНГ[1]

С. М. Рогов,
академик РАН, доктор исторических наук,
директор Института США и Канады РАН,
декан Факультета мировой политики
Государственного академического
университета гуманитарных наук
e-mail:

С. Н. Бабич,
заместитель директора ИСКРАН
Института США и Канады РАН
e-mail:

П. А. Шариков,
руководитель Центра прикладных
исследований Института США и Канады РАН
e-mail:

Н. В. Рогова,
с.н.с. Центра военно-политических исследований ИСКРАН ,
Институт США и Канады РАН
e-mail:

Н. А. Гегелашвили,
к.п.н., руководитель
Центра региональных проблем Института
США и Канады РАН.
e-mail:

И. А. Петрова,
с.н.с. Центра прикладных исследований
Института США и Канады РАН
e-mail:

М. М. Нгуен
м.н.с. Центра прикладных исследований
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. В данной статье анализируется политика США в отношение стран Содружества Независимых Государств. Политика США в отношение стран СНГ рассматривается по географическому признаку – в отношение восточноевропейских стран СНГ, в Закавказском регионе, а также в Центральной Азии. Особое внимание уделяется экономической помощи – экономическим программам и «поддержке демократии», а также роли неправительственных организаций в странах СНГ.

Ключевые слова: США, Россия, Украина, Беларусь, Молдова, Грузия, Азербайджан, Армения, Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан, поддержка демократии, экономическая помощь, военная помощь, Агентство международного развития США, программа Нанна-Лугара.

US policy in CIS[2]

Dr. Sergey Rogov,
Academician. Director of Institute of USA and Canada Studies
of Russian Academy of Science (ISKRAN),
head of World Politics Faculty of State Academic University of Humanitarian Science
e-mail:

Babich Svetlana Nikolaevna,
Deputy director of Institute of USA and Canada Studies
e-mail:

Sharikov Pavel Aleksandrovich,
Head of the Center for Applied Research at ISKRAN
e-mail:

Rogova Natalia Valentinovna,
Senior research fellow of the Center for political and military issues at ISKRAN
the Institute of USA and Canada Studies
of Russian Academy of Sciences
e-mail:

Gegelashvili Nana Aleksandrovna
Ph.D. in political science, Head, Centre on Regional issues. Institute of USA and
Canada Studies, Russian Academy of Sciences

e-mail:

Petrova Irina Aleksandrovna,
Senior research fellow of the Center for Applied Research at ISKRAN,
e-mail:

Nguyen Maya Minevna
Junior research fellow of the Center for Applied Research at ISKRAN,
e-mail:

Annotation. This article analyzes US policy towards the countries of the Commonwealth of Independent States. US policy towards the CIS countries is considered on a geographic basis - in respect of Eastern European countries of the CIS, in the Caucasus region and in Central Asia. Particular attention is paid to economic assistance - economic programs and "support for democracy", and the role of non-governmental organizations in the CIS countries.

Keywords: USA, Russia, Ukraine, Belarus, Moldova, Georgia, Armenia, Azerbaijan, Kazakhstan, Uzbekistan, Kyrgyzstan, Tajikistan, Turkmenistan, democracy support, economic aid, military aid, the US Agency for International Development, the Nunn-Lugar program

Введение

После окончания Холодной войны и распада СССР главной стратегической целью Вашингтона стало недопущение появления нового равного по силам противника, каким был Советский Союз, то есть закрепление за США статуса «единственной сверхдержавы». Российская Федерация, по американским оценкам, несмотря на сохранение ядерного паритета, не обладает необходимой критической массой для того, чтобы играть роль «второй сверхдержавы».

В последние годы особую тревогу американского руководства вызывает быстрое наращивание экономической и военной мощи Китая. Однако Вашингтон по-прежнему озабочен возможностью «воссоздания» в той или иной форме Советского Союза в результате реинтеграции постсоветского пространства под руководством Москвы.

I. Подход США к СНГ

Эти факторы определяют подход США к Содружеству независимых государств (СНГ) и Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), создание которых однозначно истолковывалось в Вашингтоне как стремление Российской Федерации расширить свою сферу влияния и поставить под контроль бывшие советские республики, ставшие в 1991 году независимыми государствами.

Поэтому США и американские союзники изначально негативно отреагировали на создание СНГ, отказываясь признать это объединение как легитимную региональную организацию, обладающую таким же статусом как Европейский Союз, Организация американских государств, Организация африканских государств и т.п.

Пока Москва рассматривала СНГ как «цивилизованную форму развода» советских республик, позиция США носила относительно умеренный характер, обеспечивая первоначальное американское проникновение в бывшие советские республики и установление связей с политическими элитами новых независимых государств. Однако переход России к более эффективным формам интеграции (Таможенный союз, Евразийский союз) привел к существенному ужесточению политики США и их союзников в странах СНГ.

Второй этап политики Вашингтона в отношении СНГ, охвативший период с 1995 по 2000 гг., в целом определялся энергичными попытками администрации У.Клинтона укрепить независимость стран СНГ от России. При этом основная ставка была сделана на Украину, а также на нефтепровод БТД.

Третий этап политики Вашингтона к странам Содружества ознаменовался возрастанием заинтересованности и активности США в странах СНГ после событий 11 сентября 2001 г.

Четвертый этап связан с реакцией США на активизацию политики России в СНГ, стремлением Москвы создать интеграционное ядро на постсоветском пространстве с участием ключевых стран Содружества. Главными приоритетами становятся совместные усилия по экономическому сотрудничеству, урегулированию конфликтов в государствах-участниках СНГ, развитие сотрудничества в военно-политической области и сфере безопасности, особенно в борьбе с международным терроризмом и экстремизмом. Этот импульс возник в условиях, с одной стороны фрагментации постсоветского пространства, а с другой – исчерпанности прежних интеграционных форматов (прежде всего, СНГ). Россия, по контрасту с предыдущим периодом, стала проводить гораздо более четкую и продуманную политику в отношении государств СНГ, вызвавшую опасения Вашингтона.

Укрепление позиций России на международной арене, происходившее параллельно с запущенными Россией интеграционными проектами, дало повод Вашингтону воспринимать это как своего рода «ресоветизацию». При этом, Вашингтон не желает признавать, что геополитические интересы Москвы гораздо более локальны по сравнению с советским периодом. Поскольку приоритетом постсоветской России остается постсоветское пространство, то обеспечение безопасности в этой части мира видится не как восстановление «империи», не как счет к истории, а как выполнение текущих актуальных задач.

По мере становления, формирования и дальнейшего развития СНГ, которое было объявлено важнейшим приоритетом российской внешней политики после избрания президентом России В.Путина в 2000 году, игнорирование этой организации американцами становилось все более сознательным.

В этих условиях Вашингтон вновь вернулся к политике, направленной на всестороннее укрепление независимости стран СНГ от России. Как отмечается в докладе Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон), «Евразийский экономический союз и связанные с ним организации могут оказаться инструментом неоимперских амбиций России»[3].

Все этопревратило постсоветское пространство в поле противоборства между Москвой и Вашингтоном. К тому же, опыт последних лет доказал (события в Грузии и на Украине), что теперь Россия действительно готова предпринимать реальные шаги для отстаивания своих интересов на пространстве бывшего Советского Союза. Этого, по мнению Москвы, требуют как проблемы безопасности, так и экономические соображения. Таким образом, имея все основания считать Москву главным своим конкурентом на площадке СНГ, Вашингтон упорно продолжает не замечать этой организации, включающей в себя девять стран – бывшие советские республики и находящейся, с точки зрения США, под фактической эгидой России, что, похоже, является главной причиной бойкота этой организации со стороны Вашингтона.

Похожая ситуация наблюдается и в отношении ОДКБ, которая, на взгляд Вашингтона, также находится под тотальным контролем Москвы. Еще более жесткую позицию США заняли в отношение ОДКБ, стремясь не допустить ее превращения в «облегченный вариант» Варшавского договора.

Таким образом, стратегической целью США является предотвращение создания на территории бывшего СССР мощного интеграционного экономического, политического и военного объединения, способного уравновешивать США в Евразии. При этом ставка была сделана на поддержку в странах СНГ националистических кругов, выступающих с антироссийскими прозападными позициями.

В последнее десятилетие проявляется особенность подхода Вашингтона как к Российской Федерации, так и к отдельным регионам постсоветского пространства – восточноевропейским странам СНГ (Украина, Беларусь, Молдова), закавказскими государствами (Грузия, Азербайджан, Армения) и центральноазиатским странам СНГ (Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан). Вместе с тем, Вашингтон стремится проводить дифференцированную политику в отношении конкретных стран СНГ, учитывая особенности каждой из бывших советских республик.

Вместе с тем, Вашингтон и его союзники поощряли создание на постсоветском пространстве альтернативных объединений без участия России.

Наибольшую известность получила созданная в 1997 году Организация за демократию и экономическое развитие (ГУАМ), в состав которой входили Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан и Молдова. Вашингтон с самого начала оказывал поддержку странам ГУАМ, действуя в рамках общей американской стратегии, заявленной им как «экспансия свободы» и «поддержка тех, кто к ней стремится». В рамках ГУАМ наблюдался процесс формирования нового маршрута транспортировки энергоносителей из Каспийского региона в Европу в обход «пояса нестабильности», т.е. России. Однако эта попытка окончилась неудачей.

Впоследствии США разочаровались в курсе на регионализацию. Поводом к этому послужило осознание Вашингтоном того факта, что несмотря на гораздо меньшие размеры территории государств СНГ в сравнении с Россией, последовательно прозападную политику их лидеров, процессы внедрения демократизации по западным стандартам, разрешения межэтнических конфликтов, введения рыночной экономики и обретения экономической независимости оказались там еще сложнее, чем в российских условиях.

Еще одной попыткой создать альтернативу СНГ стало появление в 2005 году т.н. Содружества независимого выбора, в состав которой вошли ряд бывших советских республик и государств Восточной Европы.

Продолжением этой линии стало провозглашение Европейским Союзом в 2009 году «Восточного партнерства» с Белоруссией, Молдовой, Украиной, Грузией, Арменией и Азербайджаном. Формально США в этом проекте не участвовали, но оказали ему полную поддержку.

Сегодня говорить о политике США в отношении стран СНГ вне контекста Трансатлантического партнерства не представляется возможным. В контексте намерения Барака Обамы поставить США во главе двух гигантских интеграционных объединений - Транстихоокеанского и Трансатлантического партнерства становится очевидным стремление Вашингтона к усилению активизации политики ЕС на поле постсоветского пространства. Такой подход продиктован, прежде всего, прагматичными соображениями, определяемыми, прежде всего, как эпохой бюджетной экономии (перенапряжением сил США), так и географической близостью ЕС к странам СНГ. Это позволяет Вашингтону более пристально отслеживать и реализовывать трансатлантическую парадигму в контексте проводимой им политики в отношении стран СНГ. Вашингтон занялся разработкой «дорожной карты», призванной продвигать поэтапную политику на постсоветском пространстве, которую будет реализовывать Брюссель.

США и ЕС уже приступили к разработке совместного плана и определили цели на краткосрочную и долгосрочную перспективу как по двусторонним вопросам, так и по вопросам мирового и регионального уровней. Конечной целью Трансатлантического партнерства является достижение эффективного сотрудничества между США и ЕС посредством широкой координации совместных действий в рамках процесса реформирования европейской структуры безопасности, отвечающего задачам НАТО.

В то же время, Вашингтон играет лидирующую роль в вовлечении бывших советских республик в Североатлантический альянс. В 2004 году в состав НАТО вошли Эстония, Латвия и Литва, не являвшиеся членами СНГ. На саммите НАТО в Бухаресте в 2008 году администрация Дж.Буша попыталась добиться принятия в Североатлантический альянс Украины и Грузии, но из-за сопротивления ряда западноевропейских стран решение этого вопроса было заморожено.

НАТО не хочет и не будет гарантировать невступление в альянс третьих стран, в том числе Грузии и Украины, заявил генсек Североатлантического альянса, Йенс Столтенберг. Он объяснил это тем, что НАТО основывает свою политику на принципах «открытых дверей»[4].

На саммите НАТО в 2014 году Украине, Грузии и Молдове был предоставлен статус «особых партнеров» Североатлантического альянса.

Все эти страны объединяет, во-первых, откровенно прозападный внешнеполитический курс, направленный на интеграцию в евроатлантические структуры и, во-вторых, проблемы, связанные с их территориальной целостностью, что сильно осложняет возможность их членства в НАТО. Еще одним признаком их общности является тот факт, что все они стали подписантами Соглашения об Ассоциации с ЕС, что позволяет западным стратегам рассматривать их как самых потенциальных членов НАТО и ЕС из всех постсоветских стран. Наконец, представляется, что все три страны – Украина, Грузия и Молдова относятся к числу слабых и не слишком устойчивых новых государств, вовлеченных в сотрудничество и отношения «асимметричной взаимозависимости» с Западом, зависящих от поддержки США, что делает их податливыми к американским рекомендациям.

Показательно, что, согласно закону «О предотвращении российской агрессии» - (Russian Aggression Prevention Act of 2014)[5], всем трем странам предоставляется статус союзника без членства в НАТО, так как с точки зрения Вашингтона все они соответствуют критериям, сформулированным в пункте 303 (раздел б) указанного Акта.

Законодательство требует от президента США применения санкций в отношении «Рособоронэкспорта» за его вклад в дестабилизацию Украины, Молдавии, Грузии и Сирии, а также компаний, инвестирующих в развитие российских нефтяных проектов и также "Газпрома", если президент США сочтет, что "Газпром" ограничивает поставки газа в страны НАТО или на Украину, Грузию или Молдавию.

Законодательство позволяет президенту предоставлять продукцию военного назначения, оборонные услуги и обучение для правительства Украины с целью противодействия наступательным действиям России и по восстановлению суверенитета и территориальной целостности Украины, в том числе поставки противотанковых средств; оружия и боеприпасов; артиллерийских радаров для выявления и наведения; для управления огнем и дальномеров.

На это разрешено выделить 350 миллионов долларов в 2015 финансовом году.

Североатлантический альянс должен развивать инструменты, чтобы усилить Украину, Грузию и Молдавию для того, чтобы страны могли "противостоять запугиванию со стороны России". Об этом заявил заместитель генерального секретаря НАТО Александер Вершбоу во время форума Globsec 2015 в Братиславе.

Согласно официальной позиции государственного департамента, «помощь США играет важную роль в отражении угроз безопасности евразийского региона, а также безопасности США, включая агрессию России на ее периферии, а также конфликты в Нагорном Карабахе, Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии…Помощь США в сфере безопасности в регионе способствует реформе сектора обороны, военной модернизации и способности действовать совместно с силами США и НАТО» [6].

"Агрессия России против Украины - это лишь одна составляющая поведения дестабилизации, которую сегодня Россия проявляет в нарушении своих обязательств, которые взяла на себя Россия в начале 90-х годов прошлого столетия. Вспомним Абхазию, Южную Осетию и агрессию в Грузии. Также Россия имеет еще свои войска в Молдове, хотя обещала их вывести в 1999 году. Она делает все возможное для того, чтобы мешать своим странам-соседям пойти собственным путем. Это касается и Грузии, и Молдовы, и Украины. Она считает, что эти страны должны входить в зоны привилегированного влияния России", - отметил 28 мая 2015 года заместитель Генерального секретаря Александр Вершбоу, выражая позицию США и НАТО[7].

Согласно американским оценкам, ни одна из стран СНГ не отвечает западным стандартам демократии. Известная организация «Фридом хауз» дает среднюю оценку 4,37 (за 1 берется максимальный уровень, за 7 – минимальный уровень развития демократии) по 12 государствам.

Таблица 1
Развитие демократии в странах СНГ по данным «Фридом хауз»

Страна

Рейтинг

Грузия

4,64

Украина

4,75

Молдавия

4.86

Армения

5,36

Киргизия

5,93

Таджикистан

6,39

Россия

6,46

Казахстан

6,61

Белоруссия

6,71

Азербайджан

6,75

Туркмения

6,93

Узбекистан

6,93

Среднее значение

4,37

Источник: Nations in Transit 2015: Democracy on the Defensive in Europe and Eurasia by Sylvana Habdank-Kołaczkowska. Freedom House report. p. 25.

Следующим этапом политики Вашингтона в отношении этих стран на пути их дальнейшего продвижения в сторону Альянса становится усиление натовской составляющей, которая, на взгляд США, должна осуществляться параллельно с оказанием американской поддержки в области проведения военных, гражданских и социальных реформ. Помимо этого, в законе «О предотвращении российской агрессии» - (Russian Aggression Prevention Act of 2014) в пункте 304 (раздел б) США предусматривается создание Фонда безопасности «Европейские Партнеры» (European Partners), призванного оказывать помощь вооруженным силам Украины, Грузии и Молдовы.

Можно полагать, что в случае победы Республиканской партии на президентских выборах в США в 2016 году новая американская администрация вновь будет добиваться принятия Украины и Грузии, а также Молдовы в НАТО. Такие предложения уже активно обсуждаются республиканскими политическими деятелями и экспертами по внешней политике.

Согласно опросам общественного мнения, среди демократов только 39% выступают за поставки оружия Украине, а среди республиканцев – 60%. За принятие Украины в НАТО выступает 59% демократов и 71% республиканцев[8].

II. Помощь США странам СНГ

Важнейшим инструментом воздействия на страны СНГ и другие постсоветские государства является экономическая помощь США. Эта помощь с 1992 года осуществляется по линии Государственного департамента/Агентства международного развития, Министерства обороны, Министерства энергетики, Министерства сельского хозяйства и ряда других федеральных ведомств.

Официальная экономическая помощь США странам СНГ осуществляется по пяти главным направлениям:

  1. Развитие рыночной экономики (приватизация, ослабление экономической роли государства, привлечение иностранных инвестиций и т.д.).
  2. Поддержка демократии в соответствии с «западными ценностями».
  3. Гуманитарная помощь (включая продовольственную помощь в кризисные периоды).
  4. Социальная поддержка.
  5. Помощь в сфере безопасности (прежде всего – программа Нанна-Лугара по уничтожению оружия массового поражения).

Помощь распределяется по двум категориям: программы, финансируемые в рамках «Закона о поддержке свободы», и программы помощи, финансируемые отдельными министерствами и ведомствами. Помощь США постсоветским странам охватывает проблемы безопасности, демократизации (также программы в области культуры и образования), а также поддержку социально-экономических реформ.

Программа Нанна-Лугара

Программа «Совместного сокращения угрозы» была принята по инициативе сенаторов Сэма Нанна и Дика Лугара 12 декабря 1991 года, в момент распада Советского Союза, и осуществляется по линии Министерства обороны США. В ноябре 1991 года программа была одобрена Конгрессом США, а 17 июня 1992 года было подписано «Соглашение между Соединёнными Штатами Америки и Российской Федерацией относительно безопасных и надёжных перевозок, хранения и уничтожения оружия и предотвращения распространения оружия» на 7 лет.

В обмен на выделение финансовой помощи Россия позволяла Пентагону проверять объекты, где было установлено оплаченное США оборудование. Американские инспекторы не только отслеживали расходование денежных средств, но и получали доступ к российским ядерным объектам, которые были строго засекречены в советское время.

В соглашение был также внесён пункт, освобождающий инспекторов США от юридической и финансовой ответственности в случае, если их действия или установленное ими оборудование станут причиной какого-либо инцидента.

После подписания соглашения Конгресс США выделил России около 400 млн долларов. В дальнейшем примерно такие же суммы Россия получала от США ежегодно.

Заявленные цели программы:

· уничтожение ядерного, химического и других видов оружия массового поражения;

· транспортировка, хранение, вывод из эксплуатации и обеспечение эксплуатации оружия в связи с его уничтожением;

· установление контролируемых мер предосторожности, препятствующих распространению оружия;

· предотвращение нежелательного использования опыта и знаний в области создания вооружений;

· обеспечение процесса демилитаризации оборонных отраслей промышленности и конверсии военных возможностей и технологий;

· расширение контактов между США и странами СНГ по военным вопросам.

В рамках программы в период с 1991 по 2012 год, России, Украине, Казахстану и Белоруссии предоставлялось оборудование, услуги и консультации. Также проводился контроль американскими специалистами, чтобы выделяемое оборудование и технологии использовались только для ликвидации оружия.

Значительная часть средств, выделяемых по программе, тратилась на заказы американским подрядчикам и консультантам, а американские специалисты в ходе инспекций могли получить доступ к секретной информации. Программа Нанна-Лугара действительно помогла повысить физическую безопасность российских ядерных объектов, улучшила их технологическую оснащенность. С ощутимой выгодой для самих США.

На октябрь 2012 за время действия программы было деактивировано 7610 ядерных боеголовок (план к 2017 году — 9265). Уничтожены были примерно две трети советских ядерных вооружений, имевшихся в 1991 году.

Таблица 2
Уничтожение ядерных вооружений по программе Нанна-Лугара

Наименование

количество

(шт.)

межконтинентальные баллистические ракеты

902

шахтные пусковые установки

498

мобильные пусковые установки

191

атомные подводные лодки

33

баллистические ракет подводных лодок

684

ракеты класса «воздух-земля» с ядерными боеголовками

906

бомбардировщики

155

ядерные испытательные туннели

194

Источник: The Nunn-Lugar Vision: 20 Years of Reducing Global Dangers https://www.nti.org/media/pdfs/NunnLugarBrochure_2012.pdf?_=1354304005

Также произведено 590 перевозок ядерного оружия железнодорожным транспортом, улучшена безопасность на 24 хранилищах ядерного оружия, построено и снабжено 39 станций мониторинга биологических угроз. Украина, Казахстан и Белоруссия стали странами, не обладающими ядерным оружием.

В рамках программы был создан Международный научно-технический центр (МНТЦ), который обеспечивал краткосрочное (1-3 года) финансирование проектов, в которых участвовало более 30 тысяч ученых и специалистов из научных учреждений СНГ, в том числе из учреждений Минатома (ВНИИЭФ, ВНИИТФ и др.), ранее занятых в разработке и испытаниях ОМУ и средств его доставки.

В рамках программы «Совместное сокращение угроз» ещё в 1995 г. был создан Фонд оборонных предприятий (Defense Enterprises Foundation), целью которого была поддержка приватизации бывших советских предприятий оборонной промышленности и осуществление конверсии. Деятельность этого Фонда распространяется на Россию, Казахстан, Украину и Белоруссию.

Ряд программ помощи в сфере ядерной безопасности финансируются Министерством энергетики США («Инициатива глобального снижения угроз»).

Правовой основой для выработки консолидированного подхода правительства США при оказании помощи с целью решения гуманитарных проблем, демократизации и построения рыночных экономик государствам бывшего СССР стал «Закон о поддержке свободы» 1992 года[9]. «Закон о поддержке свободы» был принят с целью «развития демократии и перехода к свободному рынку» в странах, ранее входивших в состав Советского Союза. США помогают этим странам, поддерживая становление рыночной экономики и демократии по американским стандартам.

Перед отделом Государственного департамента США по координации помощи странам Европы и Азии (EUR/ACE) поставлена задача координировать и управлять программами помощи иностранным государствам на основании «Закона о поддержке свободы».

Организационная реализация Закона возложена на американское федеральное ведомство Агентство по международному развитию (USAID), на которое возложены задачи «продвигать демократию и права человека, внедрять и институционализировать рыночную экономику, содействовать решению социальных и гуманитарных проблем в бывших советских государствах Европы и Евразии». Законодательную базу деятельности Агентства, наряду с “Законом о поддержке свободы” 1992 года, составляет «Закон о поддержке восточноевропейских демократий» 1989 года.

«Закон о поддержке свободы» обеспечивает финансирование технической поддержки торговли, финансов, сельского хозяйства, антикоррупционной деятельности и других сфер, поддерживая стремление шести стран СНГ стать полноправными участницами Всемирной торговой организации.

В течение 20 лет США поддерживают развитие частного сектора, включая малый бизнес, в странах, ранее входивших в состав Советского Союза, предоставляя свыше 2 млрд. долларов в виде технической помощи и финансирования программ микрокредитования предпринимателей.

Программы американской помощи охватывают также совместное сотрудничество США с постсоветскими странами в борьбе с международной организованной преступностью, коррупцией. Действует ряд программ, финансируемых Госдепартаментом и Министерством юстиции США, в рамках которых в США проводятся обучающие семинары для сотрудников силовых ведомств, задействованных в борьбе с контрабандой наркотиков и торговлей людьми.

Кроме того, следует обратить внимание на программы военной помощи США ряду стран СНГ. Особенно активно проводится обучения военного персонала, которые охватывают сотни военнослужащих.

Таблица 3
Программы военного обучения и тренировок

2014

2016

Киргизия

869

950

Казахстан

680

700

Таджикистан

535

525

Узбекистан

205

300

Туркменистан

226

285

Источник: Congressional Budget Justification Department of State, Foreign Operations, and Related Programs. FISCAL YEAR 2016. P 176 – 179 https://www.usaid.gov/sites/default/files/documents/9276/FY16CBJStateFORP.pdf

Размеры военной помощи по программе финансирования вооруженных сил, которые проводит Пентагон, охватывают три страны – Украину, Грузию и Молдову в 2016 финансовом году должны составить 75 млн. долл.

Таблица 4
Финансирование иностранных вооруженных сил в 2016 году (тыс. долл.)

Европа и Евразия

75000

Украина

42250

Грузия

20000

Молдова

12750

Источник: Congressional Budget Justification Department of State, Foreign Operations, and Related Programs. FISCAL YEAR 2016. P 181 – 182 https://www.usaid.gov/sites/default/files/documents/9276/FY16CBJStateFORP.pdf

Министерство обороны США также осуществляет финансирование поставок военной техники и снаряжения странам СНГ. На эти цели в общей сложности были израсходовано примерно 1,7 млрд. долл.

Таблица 5
Финансирование Министерством обороны США поставок военной техники и обучения иностранных военнослужащих в 1992-2010 гг.

Страна

Поставки оружия МО (млн.долл.)

Коммерческие поставки оружия

(млн.долл.)

Колическтво обученых военнослужащих

Грузия

289,5

157,8

1258

Литва

129,6

3,5

1472

Украина

109,2

59,5

2598

Эстония

87,6

2,9

1847

Латвия

75,5

9,3

1536

Узбекистан

55,2

52,4

317

Казахстан

46,5

380,0

456

Армения

41,5

0,5

317

Азербайджан

40,3

2,8

317

Киргизстан

31,7

87,4

375

Молдова

14,8

0,5

706

Россия

7,5

811

Таджикистан

6,9

1,4

479

Туркменистан

3,4

0,8

171

Беларусь

33

Всего

939,2

758,8

12693

Экономические программы и «поддержка демократии»

Еще одним направлением американской помощи являются социальные программы. Приоритет в этой сфере деятельности отдается программам в области здравоохранения, реализацией которых занимается Министерство здравоохранения США и Агентство США по международному развитию. Соединенные Штаты активно сотрудничают с постсоветскими странами в области борьбы с инфекционными заболеваниями, такими как туберкулёз, СПИД, гепатит.

Бывшие участники профессиональных и образовательных программ и программ обмена получили ценнейший опыт. Они были одними из первых в своих странах, кто смог посетить Запад. Такие программы, как школьная программа Обмена будущими лидерами (FLEX) и программа для выпускников Muskie Fellows, изначально были разработаны на средства «Закона о поддержке свободы» и способствовали развитию нового понимания других культур и доброй воли. Многие бывшие участники программ обмена стали лидерами в сфере бизнеса, государственного управления и гражданского общества.

Действуют программы американской гуманитарной помощи странам СНГ.

Направление более 4,9 млрд. долларов США на гуманитарные нужды способствовало стабилизации обстановки во многих уязвимых зонах и на территориях, охваченных конфликтами. При этом были новаторски использованы формы государственно-частных партнерств еще до того, как они получили широкое распространение; гуманитарная программа «Закона о поддержке свободы» включает безвозмездные поставки излишков товаров от частного сектора и Министерства обороны США в пропорции 15:1.

Следующее направление – это образовательные программы, научные обмены, профессиональные обмены. Ставка делается на отбор молодых политических, общественных лидеров и представителей бизнеса. Цель образовательных и обменных программ – это не только ознакомление с опытом американских коллег в различных профессиональных областях: журналистике, юриспруденции, управлении и предпринимательстве, медицине, науке и образовании, музейном и библиотечном деле и т.п.

Важным направлением американской помощи является «поддержка демократизации» постсоветских стран.

Согласно «Закону о поддержке демократии», содействие становлению демократии в этих странах предполагалось осуществлять через «Корпус демократии» - частную некоммерческую корпорацию для поддержания присутствия в них, которая ежегодно получала бы финансирование из государственного бюджета и расходовала эти средства на формирование институтов демократического управления и организаций гражданского общества.

На реализацию программ в рамках «Закона о поддержки свободы» за последние 20 лет было выделено более 41 млрд. долл.[10], что ежегодно составляет порядка 430 млн. долл. для таких государств, как Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Украина.

В 1994 году в структуре Агентства международного развития США (USAID) было создано Управление демократии и государственного управления, на которое были возложены задачи продвижения «американских ценностей» во всем мире. По оценке экспертов, это Управление добилось заметных успехов в решении поставленной задачи. Доля расходов USAID на «поддержку демократии» после создания этого управления выросла примерно в два раза.

В структуре расходов Агентства международного развития на экономические и социальные программы приходится 40% всех расходов, на продвижение демократии – 32%, на обеспечение безопасности – 19%.

За последние два десятилетия USAID потратило «на поддержку демократии» более 9 млрд. долл. в 100 с лишним странах мира.

Общие расходы USAID «на поддержку демократии» в 2005 году составили 901 млн. долл. Из них 260 млн. долл. было потрачено на «развитие гражданского общества», 170 млн. долл. – на «организацию свободных выборов» в разных странах. В странах СНГ расходы USAID на «развитие гражданского общества» составили 48% всех расходов «на поддержку демократии», а доля расходов на выборы 23%.

В мировых расходах USAID «на поддержку демократии» доля стран СНГ в 1990-е годы составляла примерно 10%, в 2001 году она выросла до 20%, а в 2005 году составила 36,2%. – 148 млн. долл. За этот период в России на «поддержку демократии» было израсходовано 382 млн. долл,, на Украине – 280 млн. долл., в Грузии и Армении – по 105 млн. долл., в Казахстане – 104 млн. долл.

В отношении постсоветских стран действует ряд постоянных программ содействия демократизации, финансируемых американским правительством. Адресатами этих программ являются в первую очередь неправительственные организации постсоветских стран, а также независимая пресса. Особенно большую поддержку получают региональные НПО и СМИ.

Активно развиваются программы поддержки правозащитных организаций, действующих в странах постсоветского пространства. Посольством США в этих странах предоставляются гранты на проекты по улучшению положения женщин, детей и пенсионеров и защиты их прав, по борьбе с домашним насилием и торговлей людьми, а также по улучшению межэтнических отношений.

Помощь США направлена на поддержание гражданской активности, развитие гражданского общества и принятие законодательства, обеспечивающего свободу гражданского общества. После принятия «Закона о поддержке свободы» число зарегистрированных неправительственных организаций в Евразии и Центральной Азии возросло в геометрической прогрессии и превысило 350 000.

В рамках программы «Гражданское образование», финансируемой Госдепартаментом США, поддерживаются проекты создания Центров гражданского образования во всех постсоветских странах, разработки учебных пособий и учебных программ для школ, проведения конференций и создания постоянно действующих исследовательских лабораторий.

Небольшие гранты Комиссии демократии позволили целевым местным неправительственным организациям, работающим в сфере формирования гражданского общества, защиты прав человека и СМИ, мобилизовать ресурсы и передовой опыт для обеспечения независимой работы. Программы, предложенные Комиссией демократии, впоследствии были приняты для использования в других странах мира.

В своем выступлении перед комитетом по международным делам Палаты представителей конгресса США 16 июня 2015 г., координатор программ помощи Европе, Евразии и Центральной Азии Государственного департамента США, Алина Романовски, заявила о том, что в рамках бюджетного запроса на 2016 ф.г. планируется оказание помощи Европейскому и Евразийскому региону на сумму 953,3 млн. долл. и государствам Центральной Азии – на сумму 155,7 млн. долл., при этом на программы поддержки демократии планируется затратить 221,9 млн. долл., что на 81 млн. долл. больше уровня 2015 ф.г., а на программы поддержания мира и безопасности - 48,6 млн. долл.[11]

Среди развития невоенных факторов силы, необходимо обратить особое внимание на деятельность таких инструментов американской «мягкой» силы, как негосударственные организации, фонды по продвижению демократии на территории постсоветского пространства.

Подобная деятельность, разумеется, основана на взаимодействии с негосударственными субъектами в иностранном государстве, в котором она разворачивается, но вместе с тем существуют и официальные каналы поддержки демократии.

Согласно данным М.МакФолла, США и ЕС ежегодно тратят на «поддержку демократии» в разных странах примерно 1,5 млрд. долл.[12]

Вашингтон потратил 18 млн. долл. за два года перед президентскими выборами на Украине в 2004 году.

К официальным каналам относится «Агентство США по международному развитию» (USAID).

Согласно запросу бюджета[13], по статье экономической поддержки Украине в американском бюджете выделено 54 млн. долл. в 2014 г., и планируется выделить 154 млн. долл. в 2016 году.

Кроме того, Агентство по международному развитию также финансирует деятельность американского иностранного теле- и радио вещания посредством Совета директоров телерадиовещателей. Согласно запросу на 2016 финансовый год[14], на вещание на языках постсоветских государств выделяются следующие средства:

Таблица 6
Средства, выделяемые на телерадиовещание на языках постсоветских государств, (тыс. долл)

2013

2014

2015

Русский

8114

7320

9096

Белорусский

2409

2380

2838

Грузинский

2353

2458

2455

Украинский

2045

2492

2452

Казахский

1602

1537

2073

Киргизский

1660

1670

2063

Азербайджанский

1821

2064

2050

Таджикский

1520

1478

1700

Узбекский

1501

1550

1569

Армянский

1776

1621

1489

Языки Северного Кавказа

1259

1346

1446

Румынский и Молдавский

1054

1204

1288

Туркменский

763

927

1226

Источник: The Broadcasting Board of Governors FY 2015 Budget Request. p. 21 http://www.bbg.gov/wp-content/media/2014/03/FY-2015-BBG-Congressional-Budget-Request-FINAL-21-March-2014.pdf

Роль неправительственных организаций

Одна из важнейших задач публичной дипломатии США – воспитание нового поколения лидеров, думающих и действующих в соответствии с демократическим западным опытом, американскими представлениями о свободе и правах человека. Это – главное направление деятельности американских неправительственных организаций и фондов.

Наиболее активные и известные из них: Национальный фонд демократии, Национальный республиканский институт, Национальный демократический институт, Американский совет по международным исследованиям и обменам (АЙРЕКС), Фонд Сороса, Фонд Форда, Фонд Макартуров, Фонд Стюарта Мотта, Фонд Карнеги, Программа Фулбрайта и др.

«Национальный фонд демократии»[15] (National Endowment for Democracy).Фонд был создан в 1983 году, его финансирование (примерно 70 млн. долл. в год) осуществляется из федерального бюджета через «Агентство по международному развитию». В совет директоров Фонда входят такие известные деятели, как Фрэнсис Фукуяма, Стивен Сестанович, Роберт Зелик и другие. Фонд осуществляет масштабную деятельность на территории постсоветского пространства, в том числе в России[16], на Украине[17], в Белоруссии[18].

Большую активность проявляет «Международный республиканский институт»[19] (International Republican Institute), созданный Республиканской партией. Председателем Совета директоров является сенатор-республиканец, председатель Комитета по делам вооруженных сил Сената США Джон Маккейн.

Демократическая партия создала «Национальный демократический институт»[20] (National Democratic Institute). Председателем Совета директоров является бывший госсекретарь США в администрации У.Клинтона Мадлен Олбрайт. Национальный демократический институт оказывал в России «поддержку политическим партиям и организациям гражданского общества, вовлекая их в политический процесс».

Хорошо известен Институт «Свободное общество», возглавляемый известным американским филантропом Джорджем Соросом. Согласно официальной информации, за 30 лет Фонд Сороса израсходовал 1,5 млрд. долл. на «поддержку демократии» в странах Восточной Европы и бывших советских республиках. Европейское направление было наиболее активным в работе Института. На деятельность в России[21] было потрачено 6 млн. долл., в Украине – 9 млн., в Армении – 3,6 млрд., Грузии – 6,4 млн., Казахстане – 3 млн. долл., Таджикистане – 4 млн. долл.

Большой интерес представляет деятельность организации «Фридом Хаус»[22], связанная с подготовкой ежегодных докладов, содержащих рейтинги всех стран мира в области уровня демократии, свободы слова и т.д.

Существуют и другие организации, осуществляющие менее масштабную деятельность, как, например, «Американо-Российский Фонд по экономическому и правовому развитию»[23] (The U.S. Russia Foundation for Economic Advancement and the Rule of Law).

III. Россия

Наиболее крупным получателем экономической помощи США среди стран СНГ до недавнего времени была Российская Федерация.

Таблица 7
Объём финансирования программ помощи России 1992-2010 гг., (млн. долл)

Экономические программы

Поддержка демократии

Гуманитарные программы

Социальные программы

Программы в области безопасности

1992

84,68

33,93

167,89

13,1

28,81

1993

137,21

63,82

1060,4

8,31

182,71

1994

1187,92

238,65

39,49

79,85

361,69

1995

231,37

70,8

48,44

12,67

203,19

1996

72,69

49,97

35,34

10,98

323,18

1997

39,35

38,16

0,93

10,59

456,21

1998

51,21

67,27

6,34

10,55

461,36

1999

74,0

83,85

1167,34

15,42

790,05

2000

58,65

68,26

243,1

15,88

667,52

2001

60,13

82,26

92,37

21,92

694,86

2002

60,62

79,89

23,83

21,92

822,79

2003

54,47

79,98

26,1

19,36

727,59

2004

33,93

64,31

19,97

21,31

802,43

2005

9,54

64,04

1,5

28,59

897,75

2006

7,71

78,7

13,23

23,82

854,8

2007

3,41

57,41

0,0

23,95

926,66

2008

1,21

67,88

3,67

29,64

779,58

2009

0,91

60,57

4,2

23,71

1093,58

2010

1,03

64,6

1,7

9,9

790,5

ВСЕГО (1992-2010)

2170,0

1414,3

2955,8

401,5

11865,3

Источник: Russian Political, Economic, and Security Issues and U.S. Interests. Jim Nichol, Coordinator. Specialist in Russian and Eurasian Affairs March 31, 2014 p.82 – 83 https://www.fas.org/sgp/crs/row/RL33407.pdf

Крупнейшей статьей расходов правительства США в России с 1992 года являлась программа Нанна-Лугара – около 12 млрд. долл. Гуманитарная помощь достигала 1 млрд. долл. в 1993 году и 1999 году. Экономическая помощь осуществлялась в первой половине 1990-х годов, а затем сокращена до минимальных размеров.

Всего за 20 лет действия программы Нанна-Лугара Россия получила 8,79 млрд долларов.

Следует отметить, что программа Нанна-Лугара способствовала выполнению обязательств России по Договору СНВ-1, а также соглашениям по уничтожению химического и биологического оружия. Кроме того, взаимодействие России и США сыграло важную роль в ликвидации ядерного оружия и средств его доставки на Украине, в Казахстане и Белоруссии, обеспечив монополию Москвы на советский ядерный арсенал.

16 июня 2013 года истекли договоренности по программе. 17 июня 2013 года президенты России и США обсудили изменения по вопросам сотрудничества, начатого в рамках программы Нанна-Лугара, и заключили новое соглашение. В нём, по сравнению с исходной программой, было уменьшено количество совместных проектов (исключены вопросы ликвидации МБР, уничтожения химоружия, ядерной безопасности АЭС и работы по физической защите боеголовок) и значительно ограничен доступ американских инспекторов. Данное соглашение основано на рамочном соглашении от 2003 года о многосторонней ядерно-экологической программе РФ и дополнении к нему от 14 июня 2013 года.

Согласно ему, совместных проектов у России и США стало меньше, а доступ инспекторов из США на ядерные объекты был ограничен. Также страны сохранили сотрудничество в области защиты ядерных материалов, их утилизации, таможенного контроля, преобразования высокообогащенного урана в низкообогащенный, безопасного хранения атомных подлодок.

Все эти проекты ныне заморожены. Ассигнования на них были исключены из проекта бюджета Министерства энергетики США на 2015 год, а расходы на программу по Международному сотрудничеству и защите ядерных материалов (International Material Protection and Cooperation program) снижены на 27%. На эти средства планировалось завершить перевозку высокообогащенного урана и плутония в единое место хранения, а также развернуть охранные комплексы на объектах в Озерске и Арзамасе-16.

Важным эффектом от реализации программы Нанна-Лугара стало соглашение ВОУ-НОУ. Извлекаемый из российских боеголовок оружейный уран проходил несколько стадий «антиобогащения», с 85-90 % до 3-5 % и отгружался для использования в американских АЭС. За 20 лет США получили 14 с половиной тысяч тонн урана по льготным ценам, что покрывало почти половину их потребностей в мирном атоме. Россия получила 17 млрд. долл. за ликвидацию нескольких тысяч ядерных боеголовок вместо колоссальных расходов на их утилизацию. Эти средства позволили существенно повысить инновационный и научно-технический уровень российской атомной промышленности.

В США же собственные мощности по производству топлива для АЭС постепенно остановились в развитии. Покупать готовый уран для атомной энергетики оказалось выгоднее и проще, чем обогащать урановую руду. Российская корпорация «ТехСнабЭкспорт» имеет действующие контракты на поставку мирного урана в США на сумму свыше 11.5 млрд. долл. и на период до 2022 года. Совершенно автономно от завершенной программы Нанна-Лугара. Половина контрактов заключена непосредственно с владельцами американских АЭС.

В декабре 2014 года по итогам московских переговоров программа Нанна-Лугара была официально завершена.

Введение США экономических санкций против России привело к фактическому прекращению программы Нанна-Лугара. «Мы остановили все работы по физической защите ядерных предприятий в России. Сейчас на объектах установлено от 40 до 70% необходимого оборудования, но завершение работ теперь придется отложить», — заявила представитель Национальной администрации США по ядерной безопасности Энн Харрингтон.

На программы «поддержки демократии» в России было выделено свыше 1,4 млрд. долл. – около 7% от всей американской государственной помощи Российской Федерации. Расходы на эти цели достигли максимума в 1994 году – 238 млн. долл., а с конца 90-х годов держатся на уровне 60-80 млн. долл. в год.

В Вашингтоне возобладало представление о России как авторитарном, неоимпериалистическом государстве, отказывающемся признавать американские правила игры. Американская стратегия была направлена на закрепление за США роли единственной сверхдержавы в однополярном мире и недопущение появления равного по силам соперника, каким был Советский Союз.

США отказывались признавать постсоветское пространство российской сферой влияния и негативно восприняли попытки начать реинтеграционные процессы. Вслед за «цветными» революциями в Тбилиси и Киеве администрация Буша попыталась добиться принятия в НАТО Грузии и Украины. После российско-грузинской войны Вашингтон и Москва оказались на пороге новой холодной войны.

«Перезагрузка», объявленная администрацией Обамы, позволила в 2009-2010 гг. нормализовать российско-американские отношения. В результате был подписан новый Договор СНВ. Позднее была отменена поправка Джексона-Веника. Но ценой за отмену стало принятие Закона Магнитского в его наихудшем варианте (санкции за нарушение гражданских прав вводятся только против России и не затрагивают другие страны). Это вызвало крайне жесткую реакцию Кремля.

Российско-американские отношения резко осложнились. Прекратились переговоры по военно-стратегическим вопросам (сокращение ядерного оружия, противоракетная оборона). Возобновилась пропагандистская война с использованием худших стереотипов времен холодной войны.

Обострилась геополитическая конкуренция на постсоветском пространстве. В прошлом десятилетии бывшие советские прибалтийские республики стали членами НАТО и Европейского союза. Восточноевропейское партнерство, предложенное Брюсселем 6 постсоветским государствам, направлено на их экономическую и политическую переориентацию на ЕС. Вместо того чтобы решать экономические вопросы в трехстороннем формате: Украина, ЕС и Россия, Европейский Союз настаивал на своем варианте - без России. Это стало детонатором кризиса.

Такой подход напрямую противоречит курсу России на развитие евразийской интеграции - создание Евразийского союза и единого экономического пространства. Евразийская интеграция, которую возглавляет Москва, охватывает лишь часть постсоветского пространства. Без участия Украины сближения России, Белоруссии и Казахстана недостаточно для создания критической массы такого интеграционного образования.

В результате на первый план в геополитическом и геоэкономическом соперничестве выдвинулась Украина. Как подчеркивает Збигнев Бжезинский с использованием типичной для него терминологии, «без Украины Россия не может быть империей»[24].

Украинский кризис похоронил надежды на формирование стабильных партнерских отношений между Москвой и Вашингтоном в ближайшие годы. Администрация Барака Обамы создала антироссийскую коалицию, в состав которой вошли станы ЕС, Япония, Канада и Австралия, а также ряд других стран. Вашингтон объявил, что его целью является «наказать» Россию за «агрессию» против Украины.

Хотя между республиканцами и демократами существуют острые противоречия практически по всем вопросам, в отношении России обе партии фактически выступают единым фронтом.

В 2014 году в Сенат и Палату представителей были внесены более 30 законопроектов и резолюций, связанных с Россией и Украиной. Среди их авторов были как республиканцы, так и демократы.

Началась информационная война - небывалый разгул пропаганды. Возродился стереотип, что Россия – «вечный враг» Запада точно так же, как у нас, что Запад – «вечный враг» России.

Фактически оказались замороженными нормальные политические связи между Россией и Западом. Россия исключена из «Большой восьмерки». Москве отказали в принятии в ОЭСР, которая является крупнейшим форумом ведущих экономически развитых стран. Делаются попытки исключить Россию из «Большой двадцатки», несмотря на то, что даже не существует механизмов по исключению. Прекратила работу российско-американская президентская комиссия. Да и контакты между Россией и НАТО тоже парализованы.

Прекращены переговоры между Европейским союзом и Россией о заключении нового договора. Кроме того, ЕС отказался от проведения саммитов с Москвой. Замораживание контактов касается и вопроса о безвизовом передвижении граждан.

Североатлантический альянс также объявил о прекращении всех контактов с Россией по военной линии.

Практически прекратились разоруженческие переговоры. Произошло полное прекращение военных связей между Россией и США, а также НАТО. Все механизмы обменов, совместных учений (например, запланированные совместные учения) заблокированы. Фактически прекращена программа Нанна-Лугара, которая на протяжении двух десятилетий являлась важным механизмом российско-американского взаимодействия в сфере ядерной безопасности.

На саммите Североатлантического альянса в сентябре 2014 года были намечены меры по развитию военной инфраструктуры НАТО в Восточной Европе. Произошла, правда пока еще небольшая, но переброска нескольких американских военных самолетов в Польшу и балтийские государства. Принимаются меры по укреплению Сил быстрого реагирования НАТО. Принято решение о создании 5-тысячной группировки «Острие копья» для немедленного развертывания в Восточной Европе. Одобрен план создания командных пунктов в странах этого региона. США объявили о складировании там танков и другой военной техники.

Начались поставки военного снаряжения Украине – правда, пока что без пока т.н. «летального оружия». В Черном море регулярно происходят военные учения с участием США и ряда других стран НАТО.

Прошли несколько раундов экономических санкций против России. Началось сворачивание целого ряда научных контактов. Эта особая тема, она заслуживает отдельного обсуждения, поскольку такого не наблюдалось даже в годы Холодной войны.

Экономическое изматывание Советского Союза играло первостепенную роль в период Холодной войны. Именно проигрыш соревнования с Западом в социально-экономической сфере привел к распаду СССР.

В отличие от СССР современная Россия интегрирована в мировую экономику. На страны, которые присоединились к антироссийским санкциям, приходится примерно 60% нашего внешнеторгового оборота. Это делает Россию уязвимой для экономической блокады, но в то же время зависимость является взаимной. Поэтому сворачивание торговли, инвестиций и финансовых связей привело к издержкам для Запада, особенно для Европейского союза.

Фактически, сегодняшние санкции в отношении России направлены на истощение и изматывание нашей страны. Возможно, будет предпринята попытка как в годы Холодной войны воссоздать КОКОМ (комитет НАТО, который осуществлял контроль за продажей технологий СССР).

Стремление использовать энергетическое оружие против России. Последствия сланцевой революции (это особый вопрос – насколько сланцевая революция успешная и долгосрочная) могут быть серьезными. На политическом уровне ставится вопрос о том, что Америка с помощью сланцевой революции сможет компенсировать отказ от российских нефти и газа, вытеснить Россию с европейского рынка. Было заблокировано строительство «Южного потока».

Закрытие доступа к высоким технологиям для России. Фактически, это уже происходит. Причем эти меры затрагивают не только военные технологии и технологии двойного назначения, но и технологии сугубо мирного назначения, например, для добычи нефти и газа на шельфе. Учитывая, что российское машиностроение находится в крайне тяжелом положении, преодолеть последствия этих санкций будет непросто.

Финансовая блокада. Фактически закрыта возможность кредитования российских банков на Западе. На мировом финансовом рынке господствует Запад, на долю которого приходится более 60% всех ценных бумаг, доля России – 0,3%. Правда, Россия обладает внушительными валютными резервами. Однако, хотя внешний долг нашего государства относительно невелик (13% ВВП), корпоративный долг весьма внушителен – больше 500 млрд. долл. И, наконец, угроза отключения от системы SWIFT – по оценке В.Кудрина, обойдется нам по крайней мере в 5% ВВП.

В этих условиях США и ЕС ввели секторальные санкции против России.

В банковском секторе под удар попали Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк, Банк Москвы, Банк «Россия», Внешэкономбанк;

В энергетическом секторе санкциям подверглись Газпром, Лукойл, Роснефть, Сургутнефтегаз, Газпром нефть, Трансойл;

В оборонной промышленности целями санкций стали Ростех, Алмаз-Антей, НПО Машиностроение, Уралвагонзавод, Объединенная судостроительная компания, Объединенная авиастроительная компания, Рособоронэкспорт.

По существу, это список «кто есть кто» в российской экономике, куда входят ключевые игроки на российском рынке. На долю этих трех основных секторов приходится больше половины всего ВВП России, это наши главные отрасли. В среднесрочной перспективе воздействие на российскую экономику может оказаться весьма серьезным.

Президент Обама объявил, что «российская экономика разорвана в клочья»[25]. Конечно же, хозяин Белого дома выдает желаемое за действительное. Но ущерб экономике России был нанесен. Падение цен на нефть в два раза также сыграло негативную роль. В результате, наша экономика, которая сильно пострадала во время прошлого финансово-экономического кризиса и еле-еле начала выходить из него, сейчас находится в состоянии стагнации.

• Отток капитала из России составил около 150 млрд. долл.;

• Падение курса рубля в 2,2 раза по отношению к доллару и евро;

• Капитализация российского рынка уменьшилась более чем в 2 раза;

• Золотовалютные резервы России сократились в полтора раза;

• Снизился кредитный рейтинг России до «мусорного» уровня;

• Рост инфляции составил в 2014 году около 10%, а в 2015 году превысит этот показатель;

• Отказ в доступе к высоким технологиям – импорт машин и оборудования сократился примерно на 9%;

• Экономическая стагнация и возможность экономического спада – ВВП России в 2014 году увеличился всего на 0,6%, а в 2015 году сократится на 3-6%;

• Начались массовые сокращения работников и рост безработицы;

• Расходы федерального бюджета в 2015 году сокращаются на 10-15%, а военный расходы увеличиваются почти на 23%.

В случае прекращения действия Договора РСМД, США и НАТО, вероятно, незамедлительно проведут многократное наращивание ПРО в Европе для защиты от российских наземных ракетных системы средней и меньшей дальности. Количественно и качественно ЕвроПРО будет существенно превосходить рамки, установленные 3-м этапом Поэтапного адаптивного подхода. Продолжится развертывание американской стратегической ПРО, включая третий позиционный район на Восточном побережье США.

6 февраля 2015 года администрация Барака Обамы опубликовала новую Стратегию национальной безопасности США[26]. Это документ, в котором Белый дом, как этого требует закон, должен публично изложить свой подход к проблемам национальной и международной безопасности.

В Стратегии 2010 года администрация Обамы, провозгласившая после прихода к власти «перезагрузку» американо-российских отношений, заявляла о готовности к сотрудничеству с Россией как «партнером в Европе и Азии». В новой Стратегии Российская Федерация получила диаметрально противоположную оценку. Москва рассматривается Вашингтоном как одна из главных угроз международной стабильности, наряду с «Исламским государством».

Россия в документе упоминается 15 раз – больше, чем какая-либо другая страна. При этом 9 раз употребляется формулировка «агрессия России», да и в других случаях наша страна упоминается в негативном контексте. Более того, трижды говорится о необходимости «сдерживать Россию» (to deter Russia). Например, новая Стратегия провозглашает: «Мы будем сдерживать агрессию России, внимательно следить за ее стратегическими возможностями и помогать нашим союзникам и партнерам сопротивляться давлению со стороны России в долгосрочной перспективе, если это понадобится». США «продолжат оказывать серьезное давление на Россию путем санкций и других мер».

Лишь однажды упоминается возможность американо-российского сотрудничества, но лишь в том случае, если Москва изменит свой политический курс. «Мы будет держать дверь открытой для возможности большего сотрудничества с Россией в области общих интересов, если она выберет другой путь — путь мирного сотрудничества, который уважает суверенитет и демократическое развитие соседних стран» [27], — говорится в документе.

«Национальная военная стратегия», опубликованная Пентагоном в июне 2015 года обвиняет Россию в «агрессии на своей периферии»[28]. В документе утверждается, что «военные действия России подрывают региональную стабильность» [29].

Таким образом, через четверть века после завершения Холодной войны и провозглашения стратегического партнерства между Российской Федерацией и Западом Вашингтон вновь официально провозгласил доктрину сдерживания Москвы.

IV. Политика США в отношении восточноевропейских стран СНГ

Вследствие геополитического положения Украины – восточная граница НАТО и ЕС, Грузии - центральный игрок на Южном Кавказе с учетом ее геополитического фактора, и Молдовы, граничащей с Украиной и Румынией и, таким образом, являющейся, как и Украина, буфером между Россией и Европой, все три страны представляют важное стратегическое значение для США и являются фокусными государствами американской политики в отношении СНГ. В перспективе США видят их в качестве стабильных, процветающих, демократических и суверенных государств, уважающих права человека и верховенство закона, строящих взаимовыгодные отношения с соседями, ориентированных на Европу и интегрированных в евроатлантическое сообщество, а также вносящих активный вклад в укрепление международной безопасности.

Значение, которое имеет каждая постсоветская страна/регион для США постоянно претерпевает изменения. Это зависит как от внешнеполитических приоритетов Вашингтона, так и самого процесса принятия решений. Вот почему украинский кризис, вызвавший столь резкое ухудшение отношений с Россией вкупе с обострением ситуации на Ближнем Востоке вынудили Вашингтон в 2014 г. притормозить реализацию стратегии «уравновешивания», послужившей продолжением «Тихоокеанского разворота» и сместить свой фокус в сторону государств СНГ и, главным образом, Украины, Грузии и Молдовы.

Украина

Политика США в отношении Украины за последние 25 лет претерпела заметную эволюцию. В августе 1991 году президент Джордж Буш-старший выступил в Киеве с получившей широкую известность речью, в которой резко осудил сепаратистские настроения. Однако после распада СССР США смогли быстро завоевать влияние на Украине. Первоначально целью Вашингтона было недопущение превращения Украины в ядерную державу за счет национализации находившихся на ее территории советских ядерных вооружений. США использовали свои политические и экономические рычаги, чтобы вынудить Киев отказаться от ядерных амбиций. После этого Вашингтон взял курс на поддержку антироссийских, прозападных настроений украинской политической элиты.

Украина стала главным объектом политики США, направленной на недопущение создания мощного регионального объединения во главе с Россией. Как отмечал Збигнев Бжезинский, «с Украиной Россия может быть империей, а без Украины – нет»[30]. Поэтому усилия Вашингтона направлены на отрыв Украины от России, предотвращение вхождения Киева в сферу влияния Москвы.

Украина занимает первое место среди стран СНГ в рейтинге организации «Фридом Хауз» по таким критериям, как «избирательный процесс» и «гражданское общество», второе место по показателю «независимая пресса» [31].

Американская государственная помощь Украине с 1992 года составила 5,1 млрд. долл. Из них 2,4 млрд. долл. были потрачены на «укрепление мира и безопасности» (главным образом, программа Нанна-Лугара). Еще 1,1 млрд. долл. был потрачен на развитие рыночной экономики. Гуманитарная помощь составила примерно 300 млн. долл. На развитие «справедливого и демократического государственного управления» было выделено около 800 млн. долл.

США стали главным «донором» Украины, прежде всего в расходах на «продвижение демократии»[32].

Американская помощь Украине, в частности, программа развития демократии, сыграла важную роль в «оранжевой революции», в результате которой пришел к власти в 2005 году В.Ющенко. Финансирование «поддержки демократии» выросло с 34 млн. долл. в 2004 году до 58 млн. долл. в 2005 году[33].

Организация USAID, а также неправительственные организации, включая Национальный фонд демократии, Национальный демократический институт, фонд Сороса, активно финансировали создание организаций гражданского общества и «независимых» средств массовой информации. Расходы фонда Сороса составляли 4 млн. евро. Ежегодные расходы Национального фонда демократии составили 2,2 млн. долл. Это позволяло поддерживать 50 украинских организаций. Например, Национальный фонд демократии непосредственно финансировал издание «Украинской правды», ставшей рупором т.н. Майдана[34]. Национальный демократический институт на Украине осуществляет «программы по развитию политических партий, обеспечению выборов, развитию гражданского общества». Поддержка американских фондов составляет 98% бюджета организаций гражданского общества[35].

Кроме того, посольство США в Киеве непосредственно осуществляло финансирование 117 проектов СМИ[36]. Затем упор был сделан на проведение мониторинга выборов. Например, Национальный демократический институт направил 1274 наблюдателя за проведением выборов[37].

В 2011 году расходы американских неправительственных организаций на поддержку гражданского общества на Украине достигли 16,3 млн. долл.

Таблица 8
Объём финансирования программ помощи Украине 1992-2010гг., (млн. долл)

Эконо- мическая помощь

USAID и предшест- венник

Гос Департамент

Дипло- матические и консульские программы

Образо- вательные и культурные обмены

Национальный фонд демократии

Демокра- тический фонд (ГосДеп)

Корпорация вызов миллениума

1992

0,65

0.65

0.65

1993

198,85

0.75

1.87

1.87

1994

471,57

195.22

2.46

2.46

1995

345,62

210.36

1.57

1.57

1996

230,06

134.36

0.92

0.92

1997

131,67

62.92

0.94

0.94

1998

360,30

206.82

1.31

1.31

1999

366,90

2866.09

1.33

1.33

2000

249,08

218.38

0.83

0.83

2001

174,09

128.89

1.28

0.54

0.74

2002

160,82

144.00

3.12

1.43

1.69

2003

110,26

90.24

3.01

1.25

1.34

2004

150,86

124.05

14.27

11.98

1.36

2005

177,33

123.76

22.71

12.83

1.72

2006

169,13

118.12

27.67

13.62

1.63

0.03

2007

180,48

59.90

16.82

12.91

1.55

49.48

2008

127,10

74.55

24.96

12.92

1.75

7.01

2009

182,04

88.07

28.63

10.43

2.18

0.31

7.66

2010

310,42

145.93

66.11

0.04

14.60

3.44

0.82

1.00

Общий

объём помощи

(1992-2010)

4097,23

4992,41

219,81

0,04

92,51

28,63

1,13

65,18

Источник: Foreign Aid and Democratization: The Impact of Western Assistance on the Orange Rovolution. ByThomas Alexander Gillis. Budapest, Hungary, 2013 http://www.etd.ceu.hu/2013/gillis_thomas.pdf

Нижеследующая таблица показывает американскую официальную помощь Украине перед «майданом».

Таблица 9
Американские государственные программы помощи Украине

Поддержание мира и безопасности (Peace and Security)

Поддержка Демократии (Governing justly and democratically)

Поддержка человеческого капитала (Investing in People)

Экономическое развитие (Economic Growth)

Гуманитарная поддержка (Humanitarian assistance)

Всего

2010

39,930

31,777

21,341

22,484

2,400

117,932

2011

44,599

28,837

24,590

25,118

1,284

124,428

2012

38,348

28,253

38,556

20,037

1,184

126,378

Источник: United States Department of State Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia Foreign Operations Assistance Fact Sheet, April 2011 http://www.state.gov/documents/organization/167592.pdf

В разгар политического противостояния в Киеве в феврале 2014 года Палата представителей Конгресса США приняла 381 голосом против 2 резолюцию 447, которая угрожала санкциями правительству В.Януковича в случае применения силы против протестующих на Майдане. После государственного переворота в Киеве США и Запада объявили о полной поддержке националистического режима. Администрация Барака Обамы выделила в 2015 ф.г. всего лишь 355 млн. долл., (в 2013 ф.г. – 92 млн. долл., в 2014 ф.г. – 88 млн. долл.) а также кредитные гарантии на 1 млрд. долл.[38] Европейский Союз и Международный валютный фонд объявили о выделении Украине экономической помощи на 40 млрд. долл.[39] Таким образом, основная нагрузка поддержки нового украинского руководства легла на американских союзников.

Следует отметить, что Вашингтон также поставил Киеву «нелетального» вооружения на 120 млн. долл.

На 2016 ф.г. администрация запросила 139 млн. долл. на экономическую и 47 млн. долл. на военную помощь Украине. Однако финансирование Киева будет осуществляться и по другим каналам[40].

Проект военного бюджета США на 2016 финансовый год дает возможность предоставления Украине 300 млн. долл. «на подготовку, оборудование, логистическую поддержку», а также снабжение украинских вооруженных сил и сил безопасности. По мнению американских законодателей, это должно помочь Киеву противостоять «дальнейшей агрессии» и способствовать усилению возможностей вооруженных сил страны по защите суверенитета и территориальной целостности государства.

США уже оказывают помощь Украине, поставляя т.н. нелетальные военные грузы (оборудование и снаряжение), однако пока еще Белый дом выступает против поставок наступательных вооружений, поскольку полагает, что это может привести к эскалации конфликта на Донбассе и вызвать крайне жесткую реакцию Москвы.

Беларусь

Отношения США с Беларусью уже два десятилетия носят особый характер. Если в начале 1990-х годов Вашингтон активно взаимодействовал с Минском, добиваясь вывода ядерных вооружений из Беларуси (президент Билл Клинтон приезжал с визитом в Минск), то после прихода к власти Александра Лукашенко отношения начали резко ухудшаться. Беларусь стала восприниматься в Вашингтоне как «наиболее авторитарное государство» на постсоветском пространстве, а президент Лукашенко – как проводник российских интересов. Особое неудовольствие США вызвало тесное сотрудничества Москвы и Минска в рамках ОДКБ и подписание в 1997 году Договора о Союзе России и Беларуси, ставшего первой попыткой активизировать интеграционный процесс в СНГ.

Как отмечается в докладе Исследовательской службы Конгресса, «в течение многих лет США поддерживали ограниченные связи с режимом, предоставляя умеренную поддержку продемократическим организациям в Беларуси»[41].

В каком-то смысле Беларусь стала полигоном для введения режима санкций, которые впоследствии были применены против Российской Федерации.

В 2004 году Конгресс США принял «Закон о демократии в Беларуси», вводивший санкции против этой страны. США и Европейский Союз применили санкции против белорусских официальных лиц (включая А.Лукашенко), государственных организаций и ряда частных компаний.

В 2010 году была принята новая версия «Закона о демократии в Беларуси», ужесточавшая режим санкций и требовавшая запрещения помощи международных организаций, пока президент США не определит, что Беларусь соответствует конкретным критериям в области демократии и прав человека.

Американский Конгресс также потребовал отказа от проведения мирового чемпионата по хоккею в Минске в 2014 году.

В 2008 году США и Беларусь отозвали своих послов из Минска и Вашингтона. Дипломатические отношения сохраняются, но на низком уровне.

США продолжают оказывать экономическую помощь Беларуси, но в незначительных размерах – 11 млн. долл. в 2014 году, 9 млн. долл. в 2015 году[42]. 80% всей американской помощи идет на «развитие демократических свобод и фундаментальных прав, развитие гражданского общества». Кроме того, финансируются образовательные программы, а также поощряется «развитие частного сектора».

Следует отметить, что предпринимались попытки «разморозить» американо-белорусские отношения. Так, в 2010 году возобновились контакты в связи с решением Минска отказаться от высокообогащенного урана.

Кроме того, в Вашингтоне обратили внимание на отказ Минска признать независимость Абхазии и Южной Осетии, а также присоединение Крыма к Российской Федерации.

Вместе с тем США не могут не учитывать, что в случае разрыва Договора РСМД на территории Беларуси, вероятно, будут развернуты российские ракеты средней дальности, что серьезно отразится на военном балансе Россия-НАТО.

Молдова

Молдова не входит в список главных приоритетов политики США в отношении стран СНГ. Вашингтон использует в своих интересах Бухарест, который играет ключевую роль в проведении прозападной политики в отношении Кишенева. 20 апреля 2012 года Молдова заключила соглашение о военном сотрудничестве с Румынией. Уже в 2015 году с нею же был подписан Межправительственный договор и о сотрудничестве в области военной стандартизации. Он будет способствовать оказанию разных форм помощи в соответствии с действующим законодательством Молдовы, Румынии, программами НАТО и ЕС.

Молдова занимает первое место в рейтинге организации «Фридом Хауз» по показателю «независимость судебной системы», второе место по критериям «избирательный процесс», «гражданское общество» и «демократическое гражданское управление», третье место по показателям «коррупция» и «независимая пресса» [43].

В то же время Молдова наряду с Украиной и Грузией фигурирует в числе наиболее активных партнеров Европейского Союза и Североатлантического альянса. Вооруженные силы Молдовы участвовали в миссии ООН в Афганистане. Начиная с марта 2014 года 41 молдавский военнослужащий из 22-го миротворческого батальона принимает участие в международной миссии по поддержанию мира в Косово. Сотрудничество Молдовы и НАТО в области «обеспечения мира и безопасности», в частности, выражается Индивидуальном плане действий, срок действия которого был продлен молдавским правительством на период 2014-2016 годов. Во исполнение положений Плана, Молдова прилагает усилия по совершенствованию мер, направленных против международного терроризма, укрепления границ и национальной инфраструктуры.

США оказывают экономическую помощь Молдове в размере 30-32 млн. долл. в год[44]. Цель этой помощи – «содействие политическим реформам и интеграции Молдовы в Европу». Как подчеркивает государственный департамент, «там, где это возможно, эта помощь включает также Приднестровский регион, где правительство США стремится расширить связи подчеркивает решимость содействовать политической интеграции».

46% американской помощи Молдове идет на «развитие демократических свобод и фундаментальных прав, развитие гражданского общества». Кроме того, 16% помощи направляется на «укрепление мира и безопасности». В частности, в 2015 году 11 млн. долл. направлено на финансирование военных поставок и еще 750 тыс. долл. – на обучение военнослужащих Молдовы[45].

V. Политика США в Закавказском регионе

Политика США на кавказском направлении сконцентрирована в основном на возведении системы коммуникаций для транзита энергоресурсов Каспия с тем, чтобы установить более низкие цены на энергосырье, обойти Россию как ключевого поставщика энергоресурсов в Европу и не допустить канализации каспийских ресурсов в восточном (китайском и японском) направлении. США стремятся также минимизировать роль Ирана не только на Ближнем Востоке, но и на Кавказе. Вашингтон также заинтересован и в продвижении финансируемых им экономических и энергетических проектов, а значит – в разрешении застарелых кавказских конфликтов и предотвращении новых, которые могут воспрепятствовать реализации таких проектов.

Таблица 10
Объём финансирования программ помощи Грузии, Азербайджану и Армении 1992-2010 гг. (млн. долл.)

Армения

Азербайджан

Грузия

ВСЕГО

1992

74,97

1,8

29,16

105,93

1993

172,39

8,42

169,01

349,82

1994

159,1

34,52

93,34

286,96

1995

114,38

26,01

105,26

245,65

1996

135,23

29,96

94,41

259,6

1997

98,72

16,77

28,29

143,78

1998

116,14

41,2

123,33

288,97

1999

91,86

47,22

119,51

258,59

2000

117,19

37,96

124,5

281,65

2001

102,47

48,26

151,23

306,36

2002

112,74

68,89

150,44

334,37

2003

105,08

68,63

150,64

326,34

2004

93,19

79,48

148,29

338,67

2005

91,01

80,11

129,1

302,25

2006

88,17

84,24

147,35

330,86

2007

71,91

79,38

131,58

285,87

2008

78,92

80,05

895,67

1055,67

2009

69,2

76,21

423,87

582,22

2010

59,16

66,65

154,36

282,2

ВСЕГО

(1992-2010)

1951,83

975,76

3369,34

6365,76

Источник: Armenia, Azerbaijan, and Georgia: Political Developments and Implications for U.S. Interests. Jim Nichol. Specialist in Russian and Eurasian Affairs April 2, 2014 p. 64 https://www.fas.org/sgp/crs/row/RL33453.pdf

Роль исторических, культурных, религиозных факторов США, как правило, считают менее значимыми, а потому в своих оценках политических процессов на Кавказе, а также имеющих там место конфликтных ситуаций, США часто недооценивают роль традиционных, этнических, религиозных факторов, которые на Кавказе порой оказываются выше национально-государственной идентичности.

Сомнения Вашингтона относительно успеха и целесообразности урегулирования нагорногокарабахского конфликта подкрепляются крайне неэффективной, с его точки зрения, работой Минской группы ОБСЕ (Россия, США, Франция), созданной специально для поиска компромисса в самом сложном этнотерриториальном конфликте в Закавказье.

В сентябре 2013 г. президент Обама направил послание президентам Армении и Азербайджана с новым сопредседателем Минской группы ОБСЕ Дж. Уорликом, посетившим страны Закавказья. В нем он призвал обе страны наладить прямой диалог друг с другом, чтобы найти выход из сложившейся ситуации. «Наступило время проявить новые инициативы с целью восстановления мира в рамках достигнутых на переговорах компромиссов»[46], – сказано в послании президента США.

Тем не менее, еще до событий на Украине, говоря о возможной роли НАТО в урегулировании этого конфликта, специальный представитель генерального секретаря НАТО по Южному Кавказу и Центральной Азии Дж. Аппатурай отметил: «В то время как стороны конфликта еще не пришли к согласию по основным принципам его урегулирования, думать о роли в этом процессе какой-либо организации или страны рано, хотя ясно, что термин "замороженный конфликт" на самом деле не слишком хорошо отражает реальность. Обе стороны часто сообщают о нарушении режима прекращения огня. Есть тяжелые потери среди военных и гражданских лиц». Такое заявление Дж. Аппатурая может свидетельствовать о том, что США продолжат предпринимать все усилия на пути урегулирования этого конфликта, хотя сложность данного процесса пока еще заставляет Вашингтон действовать не самостоятельно, а ограничиваться форматом Минской группы ОБСЕ. Здесь Вашингтон опасается как фактора непредсказуемости на пути урегулирования этого конфликта, так и позиции России, рассматривающей постсоветские страны как зону своих геополитических интересов, имеющих для нее первостепенное значение. Тем не менее, уже в мае 2014 г. упомянутый выше американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Джеймс Уорлик заявил о наличии у Вашингтона собственного плана «элементов нагорнокарабахского урегулирования»[47]. В частности, США выдвигают идею развертывания в зоне конфликта миротворческих сил.

Таким образом, налицо стремление Вашингтона сдвинуть ситуацию с мертвой точки, чтобы занять особую роль в процессе его мирного урегулирования. В случае нахождения взаимоприемлемого компромисса мирный процесс в Нагорном Карабахе может получить дополнительные импульсы. К тому же, в последнее время наблюдается череда визитов представителей МИД и МО Турции в Тбилиси и в Баку с целью установления более тесного военного сотрудничества с Азербайджаном и Грузией на ближайшую перспективу. В этой связи есть основание предположить, что такая активизация отчасти призвана ускорить решение этого конфликта.

А пока декларация, принятая в сентябре 2014 г. по итогам саммита в Уэльсе, остается неизменной и подтверждает продолжающуюся поддержку со стороны Запада территориальной целостности стран Закавказья: «НАТО сохраняет обязательства по защите прав на территориальную целостность, независимость и суверенитет Армении, Азербайджана и Грузии»[48].

С учетом прочной связки между Арменией – единственного союзника РФ на Кавказе, а потому и защитника Москвы - и Азербайджаном в контексте нагорнокарабахского конфликта в настоящее время США предоставили ЕС «пальму первенства» в вопросе кооптирования этой страны в процесс евроатлантической интеграции, что вписывается в основной контекст «Трансатлантического партнерства» сполна.

Тем не менее, нельзя не отметить тот факт, что в упомянутом выше законе «О предотвращении российской агрессии» - (Russian Aggression Prevention Act of 2014) в пункте 304 (раздел а) Азербайджан, наряду с Украиной, Молдавией и Грузией был включен в список стран, «вооруженные силы которых будут активно взаимодействовать с вооруженными силами США, что предполагает резкое увеличение количества совместных военных учений». Помимо этого, Госсекретарь США, в координации с Министром обороны страны, должен вступить в переговоры с Украиной, Грузией, Молдовой, Азербайджаном и др., чтобы установить новые, или усилить существующие, двусторонние и многосторонние соглашения о сотрудничестве и защите, включая соглашения, связанные с сотрудничеством в сфере киберзащиты».

Грузия

Грузия занимает первое место среди стран СНГ в рейтинге организации «Фридом Хауз» по таким критериям, как «борьба с коррупцией», «независимая пресса» и «демократическое гражданское управление» [49]. С Грузией США установили прочные отношения еще в период правления Э.Шеварнадзе.

Американская помощь Грузии, в частности, программа развития демократии, сыграла важную роль в приходе к власти в 2004 году М.Саакашвили. Национальный демократический институт и Международный республиканский институт оказывали поддержку оппозиционным партиям. Организация USAID активно финансировала проведение мониторинга выборов. Затем американская поддержка сконцентрировалась на поддержке политической партии М.Саакашвили.

Приход к власти в Грузии в результате парламентских (1 октября 2012 г.) и президентских (27 октября 2013 г.) выборов новой политической силы, которую символизирует коалиция «Грузинская мечта», серьезно не повлиял на внешнеполитические приоритеты Грузии: она продолжила курс на евроинтеграцию и сохранение отношений стратегического партнерства с США/НАТО. Следует отметить, что в декабре 2012 года ряд американских сенаторов, в том числе республиканцы Джон Маккейн, Линдсей Грехем и Джеймс Риш, а также демократы Джин Шахин и Джо Либерман публично выступили против намерения новых властей привлечь к судебной ответственности видных соратников М.Саакашвили.

В марте 2008 г. в Вашингтоне состоялось открытие Комиссии Грузия – НАТО, в рамках которой обе стороны выразили намерение придерживаться структурного плана действий по увеличению оперативной совместимости и координации возможностей между НАТО и Грузией, в том числе посредством увеличения масштабов обучения грузинских вооруженных сил и поставок необходимого им оборудования. Действует и подписанная в Вашингтоне 9 января 2009 г. американо-грузинская Хартия о стратегическом партнерстве, предусматривающая углубление интеграции Грузии в Евроатлантический союз[50].

Сохраняют силу и обещания НАТО открыть двери для вступления Грузии в альянс. Это подтверждено заявлениями генерального секретаря НАТО Йенса Столтеберга, что «руководство блока не может гарантировать невступление в альянс Украины и Грузии».

С конца 2015 г. Грузия планирует участвовать в составе Сил быстрого реагирования НАТО, а ее внешнеполитический курс, направленный на интеграцию в евроатлантические структуры, поддерживается элитами и не вызывает у населения отторжения.

На последнем саммите НАТО, состоявшемся в Уэльсе 4-5 сентября 2014 г., был утвержден пакет «усиленного сотрудничества» с Грузией , предусматривающий оказание всесторонней помощи на пути ее членства в альянсе. Он переводит отношения Грузии и НАТО на новый уровень и содержит ряд конкретных решений. Среди них – заявление о создании совместного учебно-тренировочного центра, открытие которого запланировано на конец этого года, а также формирование группы экспертов альянса на постоянной основе для содействия военным реформам в этой стране. Оно было принято во время первой встречи Генсека НАТО Йенса Столтенберга с премьер-министром Грузии Ираклием Гарибашвили в ноябре 2014 г. в Брюсселе. С открытием центра НАТО в Грузии функции альянса в отношении проводимой им политики в этой стране существенно расширятся. Если ранее совместные учения вооруженных сил Грузии и НАТО в целом были направлены на подготовку к участию в миротворческих операциях, то открытие совместного центра предусматривает создание новых возможностей в области двустороннего сотрудничества, призванного, в первую очередь, усилить обороноспособность этой страны. Уже в мае этого года впервые в Грузии прошли совместные грузино-американские учения, направленные на укрепление обороноспособности страны - "Благородный партнер" (“Noble Partner”). Более того, на Уэльском саммите Грузия вошла в число пяти государств (Австралия, Финляндия, Иордания и Швеция), получивших «повышенный статус» НАТО - самое высокое положение без фактического членства в Альянсе.

Все это подтверждает, во-первых, растущую поддержку Грузии со стороны НАТО, направленную на модернизацию системы безопасности этой страны, что является одним из ключевых требований НАТО на пути членства Тбилиси в Альянсе, и, во-вторых, серьезность намерений НАТО и США в отношении проводимой ими политики в Грузии.

Следует напомнить, что Грузия уже участвовала в военных операциях США и НАТО, направив 2 тыс. военнослужащих в Ирак и 1,5 тыс. в Афганистан[51].

Это дает основания рассматривать Грузию как своего рода полигон, имеющий «дорожную карту» по реализации политики США и НАТО, призванную осуществлять всестороннюю подготовку фокусных постсоветских стран к их членству в Альянсе. Основные положения этой «дорожной карты» как представляется, содержатся в уже упомянутом выше законе «О предотвращении российской агрессии» - (Russian Aggression Prevention Act of 2014.) Все это позволяет предположить, что США и ЕС будут держать Грузию, Украину и Молдову под пристальным вниманием и, в случае каких-либо действий со стороны России, направленных против их территориальной целостности, могут ответить на них крайне жестко.

Таблица 11
Объём финансирования программ помощи Грузии 1992-2010гг. (млн. долл.)

Экономические программы

Поддержка демократии

Социальные программы

Программы в области безопасности

Гуманитарные программы

ВСЕГО

1992

1,14

1,21

0,15

0

26,66

29,16

1993

1,82

3,41

0,44

2,8

160,54

169,01

1994

11,94

6

0,95

1,45

73

93,34

1995

8,18

4

0,8

0,3

91,98

105,26

1996

10,64

5,15

0,6

1,17

76,85

94,41

1997

10,16

6,59

1

2,02

8,52

28,29

1998

33,85

17,83

3,75

25,49

42,41

123,33

1999

32,61

16,58

5,3

30,75

34,27

119,51

2000

35,29

21,48

4,07

31,93

31,74

124,5

2001

38,4

13,7

1,03

37,48

57,85

151,23

2002

31,76

22,43

4,71

65,18

24,68

150,44

2003

26,22

20,42

1,52

70,41

26,2

150,64

2004

25,17

15,52

12,29

63,8

28,74

148,29

2005

31,06

17,53

15,55

56,55

4,19

129,1

2006

23,13

18,47

10,61

78,19

12,27

147,35

2007

22,84

16,47

9,75

79,35

1,8

131,58

2008

466,02

40,45

17,77

139,82

58,31

895,67

2009

150,72

42,7

25,39

122,33

75,77

423,87

2010

21,12

25,52

11,65

87,21

4,04

154,36

ВСЕГО (1992-2010)

982,07

315,46

127,33

896,23

839,82

3369,34

Источник: Georgia [Republic]: Recent Developments and U.S. Interests. Jim Nichol. Specialist in Russian and Eurasian Affairs June 21, 2013 p. 37 https://www.fas.org/sgp/crs/row/97-727.pdf

Экономическая помощь США Грузии за два десятилетия составила почти 3,4 млрд. долл. – больше, чем Армении и Азербайджану вместе взятым. Грузия входит в число лидеров по американской помощи на душу населения[52].

С конца 1990-х годов ежегодная помощь США составляла примерно 150 млн. долл., а в 2008 году достигла 895 млн. долл. Ни одна другая страна СНГ (за исключением Российской Федерации) не получала помощи в таких размерах.

Военная помощь Грузии была наиболее заметной – почти 900 млн. долл. за весь период. Это позволило провести перевооружение и переобучение грузинской армии, однако не предотвратило ее разгрома во время войны с Россией 2008 года.

После смены режима в Тбилиси американская помощь Грузии начала сокращаться и уменьшилась примерно в три раза по сравнению с периодом Саакашвили.

Таблица 12
Помощь США Грузии в период с 2011 – 2014 гг. (млн. долл.)

Фактическая помощь за 2011 г.

Фактическая помощь за 2012 г.

Фактическая помощь за 2013 г.

Оценочная помощь за 2014 г.

Запрошенная помощь за 2015 г.

87,1

85,49

67,168

56,747

53,566

Источник: Armenia, Azerbaijan, and Georgia: Political Developments and Implications for U.S. Interests. Jim Nichol. Specialist in Russian and Eurasian Affairs April 2, 2014 p. 62 https://www.fas.org/sgp/crs/row/RL33453.pdf

Стратегическая цель помощи - «консолидация грузинской демократии и развитие экономики свободного рынка, содействие интеграции в Евро-Атлантические институты, а также прогресс в продвижении к мирному объединению нации в рамках безопасных границ» [53]. Как подчеркивает государственный департамент, выделяются средства на развитие неофициальных контактов между людьми в Абахазии и по возможности в Южной Осетии.

32% американской помощи Грузии идет на «развитие демократических свобод и фундаментальных прав, развитие гражданского общества». Кроме того, еще 32% помощи направляется на «укрепление мира и безопасности». В частности, в 2015 году 30 млн. долл. направлено на финансирование военных поставок и еще 1800 тыс. долл. – на обучение военнослужащих Грузии [54]. Грузия получает от США военное снаряжение, транспортные средства, коммуникационное оборудование и т.п. [55]

Следует отметить, что Грузия голосовала на Генеральной Ассамблее ООН в марте 2014 года за осуждение России в связи с присоединением Крыма[56].

Азербайджан

Ключевой интерес США в отношении Азербайджана заключается в развитии энергетического и военно-технического партнерства. Помимо этого, Вашингтон рассматривает Баку как противовес исламскому Ирану и, вместе с тем, как партнера другого важного союзника США – Израиля. К тому же опасения Вашингтона в отношении Баку подкрепляются реальной возможностью, связанной, главным образом, с ростом «политического ислама», способного дестабилизировать ситуацию в Баку.

Вместе с тем следует отметить, что Азербайджан является стратегическим союзником Турции, представляющей южный фланг альянса, а ее армия занимает второе место в НАТО, что позволяет Баку развивать и укреплять свое сотрудничество с альянсом, сохраняя свой нейтральный статус. Помимо этого, партнерский интерес США к Азербайджану не в последнюю очередь связан и с намерением Вашингтона поднять свой снизившийся авторитет в странах исламского мира, что в значительной мере интересует США, учитывая ситуацию в ряде стран Ближнего Востока. Азербайджан играет важную роль, предоставляя воздушный коридор для «Северного пути снабжения» войск США и НАТО в Афганистане[57].

Однако сегодня и Ереван, рассматриваемый Вашингтоном как мощный рычаг давления на становящуюся все более независимой Анкару, не выпадает из поля зрения США, особенно с учетом улучшившихся за последнее время отношений Армении с Ираном.

В этом контексте резко актуализируется вопрос скорейшего урегулирования карабахского конфликта, являющегося камнем преткновения на пути дальнейшего развития американской политики в этих государствах. Только урегулирование этнотерриториальных конфликтов может обеспечить стабильность и целостность закавказских государств, столь необходимых Вашингтону для расширения и укрепления стратегического партнерства с этими государствами. А без наличия этого фактора высока вероятность нестабильности в регионе, что так тревожит Соединенные Штаты. Все это частично блокирует возможности реализации Вашингтоном своей политики в регионе, которая усугубляется и перспективами развития армяно-турецких отношений.

Сегодня Вашингтон открыто демонстрирует намерение заняться урегулированием нагорнокарабахского конфликта самостоятельно в контексте своих планов относительно новой активной (наступательной) роли в Закавказье. Катализатором этого явились не только события на Украине, но и фактор непредсказуемости в контексте как всей ближневосточной тематики в целом, так и с сирийским кризисом в частности.

Следует отметить, что Раздел 907 «Закона о поддержке свободы» предусматривал ограничение предоставления помощи правительству Азербайджана до прекращения всех блокад и прочего наступательного использования силы Азербайджаном против Армении и Нагорного Карабаха. Раздел 907 был частично отменен только в 1999 году, когда 23 марта был принят законопроект “Акт о стратегии Шелкового пути”, который предусматривал оказание политического, экономического и прочего содействия 8 странам Центральной Азии и Южного Кавказа с общим населением более чем 71 млн. человек. Этот закон предоставлял президенту США возможность приостановить действие раздела 907, если это отвечает национальным интересам США в регионе.

Цель экономической помощи США Азербайджану – «поощрение реформ, содействующих региональной стабильности и развитию демократических институтов и процессов» [58].

Экономическая помощь США за два десятилетия составила почти 1 млрд. долл. В последние годы эта помощь сократилась до 14-15 млн. долл. в год. 47% помощи идет на поощрение «справедливого и демократического государственного управления[59].

Американские эксперты относят Азербайджан к числу «несвободных» государств[60]. Вашингтон, в частности, осудил парламентские выборы в Азербайджане за «несоответствие международным стандартам»[61]. Государственный департамент критикует Азербайджан за нарушения прав человека и отступление от демократических норм[62]. США также осуждают Азербайджан за факты рабского труда и проституции.

В 2012 году произошло некоторое «потепление» отношений между Баку и Вашингтоном в связи с визитом в Азербайджан государственного секретаря Х.Клинтон. Это, возможно, было связано с прекращением действия соглашения об использовании Россией РЛС в Габале. Данная РЛС входила в состав российской СПРН, прикрывая южное направление в случае запуска американских БРПЛ из Индийского океана. Баку выдвинул неприемлемые финансовые требования, что привело к отказу Москвы от Габалы. Новая РЛС в Армавире позволяет закрыть образовавшуюся брешь.

Военная помощь США Азербайджану относительно невелика, что, видимо, отражает незаинтересованность США в возобновлении карабахской войны. При этом, согласно решению Конгресса, военная помощь Азербайджану и Армении оказывается в равных размерах[63].

Вместе с тем США за последние 15 лет предоставили гуманитарную помощь Нагорному Карабаху на 41 млн. долл.[64]. Это вызвало большое раздражение в Баку.

Особое значение имеет стремление США и их союзников ослабить зависимость Европы от поставок российских энергоресурсов. Азербайджан имеет в этом плане особое значение, обладая собственными запасами нефти и газа, и как транзитный хаб для доставки энергоресурсов из Центральной Азии. Этот подход соответствовал концепции «Евразийского транспортного коридора» в обход России[65].

Еще в 1995 году администрация У.Клинтона поддержала строительство трубопровода из Азербайджана в Грузию и Турцию. В 2007 году Вашингтон и Баку подписали меморандум о взаимопонимании в области энергетического сотрудничества. США также предоставили Азербайджану грант на проектирование трубопроводов через Каспийское море.

В 2013 году в Конгресс США были внесены три резолюции относительно обеспечения энергетической безопасности американских союзников[66].

В своем стремлении снизить зависимость от российских энергоресурсов ЕС использует все инструменты своей внешней политики для установления отношений стратегического партнерства в области энергетики с такими альтернативными поставщиками топлива, как Азербайджан.

Еще в 2011 г. между Европейским Союзом и Азербайджаном был подписан Меморандум о стратегическом партнерстве в энергетическом секторе. Азербайджан выступил с масштабными инициативами в области энергетической безопасности. К ним, в первую очередь, относится трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан (Южно-Кавказский трубопровод), а также проект Трансанатолийского трубопровода (TANAP)[67], который наряду с проектом Трансадриатического трубопровода[68] (TAР), являются сегментами запущенного ЕС энергетического проекта "Южный газовый коридор"[69], призванного диверсифицировать маршруты и источники поставок энергоресурсов Каспия на европейские рынки. В 2012 г. между Азербайджаном и Турцией было подписано Соглашение по Трансанатолийскому трубопроводу (TANAP) [70] , а в 2013 г. было принято решение о реализации проекта Трансадриатического трубопровода[71] (TAР). 17 декабря 2013 г. состоялось подписание итогового инвестиционного решения по «Шахдениз-2»[72] - основная ресурсная база «Южного газового коридора», обладающая запасами газа в объеме 1,2 триллиона кубометров[73].

Поэтому отнюдь не случайно, что во время визита председателя Еврокомисии Жозе Мануэла Баррозу в Азербайджан, состоявшегося 14 июня 2014 г., в преддверии подписания Молдавией и Грузией Соглашения об ассоциации с ЕС, между обеими сторонами был подписан протокол к Соглашению о партнерстве и сотрудничестве по Рамочному соглашению об общих принципах участия Азербайджана в программах ЕС [74].

Таким образом, США и ЕС координируют усилия по блокированию поставок российского газа по «Южному потоку», уделяя особое внимание сотрудничеству с Баку. Нельзя исключать, что подписание договоренностей по Ирану может привести к появлению проектов переброски иранского газа в Европу через Азербайджан (Баку и Тегеран с 2005 года уже осуществляют взаимные поставки газа друг другу).

Азербайджан сыграл важную роль в обеспечении военной операции США и НАТО в Афганистане. Через территорию Азербайджана была перевезена примерно треть всех американских грузов в Афганистан, а воздушный коридор был использован для перевозки основной части американского военного персонала[75].

Азербайджанские войска также непосредственно участвовали в военных операциях НАТО в Косово и Афганистане, а также в Ираке.

Армения

Что касается Армении, то Ереван в настоящее время продолжает рассматриваться Западом как единственный стратегический союзник России в Закавказье, что связано с геополитической ситуацией, в которой находится Армения. Вместе с тем, в США и ряде стран Европы (в частности, во Франции) есть влиятельные армянские общины, которые активно лоббируют развитие связей с Ереваном.

Армянский Национальный Комитет Америки (ANCA) является крупнейшей и наиболее влиятельной организацией армянской общины США. Действуя по всей территории США и с другими Армянскими Национальными Комитетами во всем мире, она активно продвигает интересы армянской общины Америки, в том числе вопрос признания в США геноцида армян в Османской Турции.

Армянская Ассамблея Америки (ААА) была учреждена в 1972 году. Ассамблея является одной из самых влиятельных и крупных армянских лоббистских организаций США и занимается продвижением интересов армянского народа. Цель организации - установление связи между армянской общиной США и правительством США, привлечение внимания американской и мировой общественности к Армянскому вопросу и геноциду армян. Центр Ассамблеи находится в Вашингтоне, имеются отделения в Лос-Анджелесе и Ереване.

Вместе с тем, Европейский Союз пристально следит за Арменией, выдвигая собственные инициативы по ее сближению с ЕС.

Если после решения Армении о вступлении в Таможенный союз, озвученного устами ее президента Сержа Саргсяна 3 сентября 2013 г.[76], ЕС объявил о невозможности парафирования Соглашения об ассоциации, то в настоящее время Брюссель, похоже, уже готов пойти на подписание политического соглашения (то есть без компонента о свободной торговле) об ассоциации с Арменией даже в условиях ее полноценного участия в Евразийском союзе (ЕАЭС) и наличия здесь неурегулированного нагорнокарабахского конфликта.

На взгляд Еврокомиссара по европейской политике соседства и расширению Йоханнеса Хана, «уже имеющееся и согласованное Соглашение об ассоциации должно быть уточнено и должно отражать новые обязательства Армении, однако я надеюсь, что политическая часть этого документа будет сохранена. Также необходимо окончательно определить сферы сотрудничества между Арменией и ЕС, чтобы не нарушить обязательства, взятые Ереваном в рамках его членства в Евразийском экономическом союзе[77]».

Похоже, что со своей стороны и Ереван не исключает возможности подписания такого соглашения, не противоречащего вступлению Армении в ЕАЭС. Этому способствует, прежде всего, тот факт, что в настоящее время региональная изоляция Армении, в которой оказался Ереван в результате закрытия двух сухопутных границ – с Турцией и Азербайджаном, не позволяет ему стать транзитным государством, имеющим выход в Европу. Однако перспектива нормализации армяно-турецких отношений, предполагающая открытие границы между Арменией и Азербайджаном, может изменить эту ситуацию. И именно это соображение не позволяет ни Армении, с одной стороны, ни Брюсселю – с другой, игнорировать встречное сближение. Именно поэтому представляется, что сегодня Ереван и ЕС намерены продолжить запущенный процесс интеграции без учета взаимных обязательств, т.е. по упрощенному сценарию.

Тем не менее, надо признать, что рассматривать политику ЕС на постсоветском пространстве лишь как отражение интересов США не совсем справедливо. Между ЕС и США существуют разночтения относительно некоторых вопросов обустройства стран СНГ, их внешней политики, суверенитета, конфликтов. Так что «Трансатлантическое партнерство» на просторах СНГ имеет и свои пределы.

У Армении есть свой интерес к поддержанию и развитию отношений с Западом, чтобы не допустить монополизации Баку этого направления, особенно сюжетов, связанных с нагорно-карабахским урегулированием. Прозападные устремления Еревана также подогреваются и со стороны мощнейшей армянской диаспоры, ядрами проживания которой являются США и Франция. Кроме того, на позиции США и ряда европейских стран в той или иной степени сказывается требование о признании армянского геноцида в 1915 году, что осложняет отношения Запада с Турцией.

За последние двадцать лет Армения получила от США экономическую помощь на 2 млрд. долл. [78] – в два раза больше, чем Азербайджан. 27% американской помощи направлены на поддержку «справедливого и демократического государственного управления».

Показательно, что за последние годы помощь Вашингтона сокращается. Если в 2013 году Ереван получил 37 млн. долл., то в 2014 году – 27 млн. долл., а в 2015 году – всего 24 млн. долл. [79] Несомненно, это отражает реакцию США на присоединение Армении к Таможенному Союзу.

V. Подход США к странам Центральной Азии

Как пишут эксперты Центра стратегических и международных исследований, «хотя США не является евразийской державой, у них есть важные интересы в этом регионе. Пять центральноазиатских государств находятся на пересечении наиболее важных вызовов в сфере внешней политики и безопасности, с которыми сталкивается Вашингтон: Афганистан/Пакистан, Китай, Россия и Иран» [80].

Бюджет США на финансовый год, внесенный президентом страны Бараком Обамой, предусматривает расходы на оказание американской помощи всем пяти центральноазиатским странам в размере 155,7 млн.долл., что превышает аналогичный показатель 2014 г. на 63 млн. долл.[81]

Обновленная политика администрации Б. Обамы в Центральной Азии стала активно реализовываться сразу же после проведения промежуточных выборов в Конгресс США еще в ноябре 2010 г., приведших к новой политической конфигурации власти в стране, пытаясь, таким образом, вернуться к проектам, провозглашенным администрацией его предшественника – Дж. Буша-мл. в отношении этого региона.

США активно воздействуют на политическую и экономическую элиту центральноазиатских стран. По данным государственного департамента, по программам обмена США посетили 24 тыс. граждан государств Центральной Азии. Как отмечается в докладе Центра стратегических и международных исследований, «такие программы предоставляют недорогой, но чрезвычайно эффективный способ развивать человеческий капитал в Центральной Азии, используя одно из ключевых конкурентных преимуществ США для создания долговременных связей с нынешней и будущей элитой Центральной Азии» [82]..

В настоящее время Вашингтон стремится присоединиться к действующим механизмам принятия политических решений в Центральной Азии. Параллельно США вновь, как и в предыдущие годы, пытаются выстроить самостоятельную политику в отношении стран Центральной Азии, направленную преимущественно на создание новых инициатив по вовлечению этого региона в глобальное пространство и укрепление военно-политического и энергетического сотрудничества со странами региона. В список отраслей, в рамках которых были достигнуты договоренности между США и государствами Центральной Азии, входит нефтегазовая сфера, горнодобывающая промышленность и военное сотрудничество.

По мнению американских экспертов, «до 11 сентября США стремились открыть Центральную Азию для иностранных инвестиций и построить новые энергетические трубопроводы, чтобы сократить зависимость Центральной Азии от России, а также… поощрять переход к демократии на территории бывшего Советского Союза» [83]. Затем война в Афганистане стала главным вызовом для США и их союзников. «После 11 сентября в фокусе Вашингтона оказались вопросы безопасности, поскольку Центральная Азия стала стратегическим тылом для военных операций США в Афганистане» [84].

Присутствие США в Центральной Азии тесно связано с вопросами безопасности и воплощено в ряде программ. Это программы помощи странам Европы, Евразии и Центральной Азии и деятельность Центрально-Азиатского Американского фонда предпринимательства (CAAEF); программы нераспространения, борьбы с терроризмом, разминирования (NADR); зарубежное военное финансирование; международное военное образование и подготовка (IMET), а также поддержка, оказываемая американским Агентством по международному развитию (USAID).

Главными объектами внимания США продолжают оставаться пограничные с Афганистаном страны – Таджикистан, Туркмения и Узбекистан - государства, на территории которых, на взгляд Вашингтона, можно разместить военные объекты США в обозримом будущем. Это позволит США осуществлять контроль за своими стратегическими конкурентами. Похоже, что США будут и впредь стремится к максимальному использованию транзитных возможностей государств ЦА, тем самым кооптируя их в процессы постконфликтного развития Афганистана.

Однако особый интерес США в регионе, бесспорно, представляет Казахстан. Именно Астана, претендующая на роль лидера в регионе, может стать яблоком раздора между США и Россией.

Вашингтон считает, что растущий экономический потенциал и ключевая роль в качестве транзитного центра для торговли между ЕС и Китаем, делает Казахстан важным партнером для американского бизнеса в контексте реализации идеи «Новый Шелковый путь». Данная инициатива предусматривает объединение энергетических сетей и транспортных структур регионов Центральной и Южной Азии, что, по логике США, должно способствовать не только успешному развитию экономики Афганистана, но и всех государств региона и соседствующих с ним стран, что неминуемо скажется на укреплении его стабильности.

Однако существует определенный скепсис, связанный с успешной реализацией стратегии «Новый Шелковый путь», который заключается не только в обеспечении безопасности в регионе. Есть понимание, что на успешную реализацию проекта будут оказывать влияние и такие факторы, как отсутствие инфраструктуры, высокие таможенные сборы, а также тот факт, что эффективность «Нового Шелкового пути» будет определяться существующими экономическими интересами в регионе. При этом, есть основания считать, что данная инициатива Вашингтона может вступить в клинч с похожей на нее инициативой Пекина - «Экономический пояс Шелкового пути и Морского Шелкового пути XXI века» («Один пояс – один путь»). Это новая стратегия Китая, реализация которой станет одной из важнейших задач Пекина по оптимизации пространственной структуры экономического развития всего евразийского региона. В какой-то степени это также объясняет активизацию политики США на центральноазиатском направлении и не исключено, что Вашингтон будет пытаться либо блокировать ее любыми способами, либо принять участие в ней.

Вот почему в контексте выстраивания своей центральноазиатской политики, предусматривающей подключение США к действующим механизмам принятия политических решений в регионе, Вашингтон не исключают сотрудничества с такой структурой, как ШОС, по отдельным проблемам. Однако в Белом доме хотели бы видеть такую ШОС, в которой американцы непосредственно или опосредованно, через своих союзников влияли бы на процесс выработки решений. Поэтому отнюдь не случайно, что Вашингтон поддерживает проекты по расширению численного состава участников ШОС.

В настоящее время Вашингтон также осуществляет проникновение в регион через сотрудничество с государствами Центральной Азии, осуществляемое по двум трекам:

1. Реализуя проект «Новый Шелковый Путь», призванный обеспечить экономическое/энергетическое сотрудничество между странами Центральной и Южной Азии под эгидой США;

2. Используя механизмы ШОС, что позволит ему в будущем, прямо или опосредованно, влиять на принятие политических решений в регионе.

Таким образом, в настоящее время главными императивами политики США в ЦА становятся наращивание партнерства с государствами ЦА после вывода войск НАТО из Афганистана в 2014 г., а также поиск новых возможностей сохранения американского присутствия в регионе. Замыкает этот круг т.н. стратегия «Новый Шелковый путь». Все это становится прорывом американской политики на центральноазиатском направлении, после небольшой паузы, сделанной неслучайно. За это время США определились со своими приоритетами в регионе, выработали ряд инициатив, наряду с дорожной картой по интегрированию ЦА в глобальное пространство.

Кризис на Украине и его последствия позволили США усилить американскую политику на центральноазиатском направлении наряду с остальными фокусными странами постсоветского пространства (Грузия, Украина, Молдова), и вернуть этот регион в дискурс внешнеполитической повестки дня Вашингтона. К тому же, Вашингтон в своем стремлении оттянуть Россию от Китая в контексте новой концепции Пекина «Один пояс – один путь», будет еще с большим запалом реализовывать свою политику (совместно с Пекином или без него – пока это остается загадкой), направленную на обеспечение более цепкой смычки между центральноазиатскими странами и призванную ускорить процесс приобщения этих стран к евразийскому региону вплоть до их полного поглощения, таким образом, делая этот процесс менее болезненным.

Евросоюз и США по-разному видят Центральную Азию. Для политики Вашингтона характеры две черты. Во-первых, США рассматривают этот регион как часть Азии. В Госдепартаменте Центральной и Южной Азией занимается одно управление. Американское министерство обороны отнесло регион к группе центрального командования, в которую входят Северная Африка, Ближний Восток, Афганистан и Пакистан. Исходя из этого, можно заключить, что Вашингтон больше не считает Центральную Азию постсоветским пространством и логически отделяет ее от России. Во-вторых, политика США напрямую связана с афганской военной миссией. Центральная Азия, по всей видимости, выступает приложением к американской стратегии в Афганистане. Это стало очевидным в 2011 году, когда бывший госсекретарь США, Хиллари Клинтон, представила доктрину нового Шелкового пути – достаточно размытый план укрепления регионального экономического сотрудничества и торговли на более обширном географическом пространстве, где связующим звеном выступает Афганистан. Концепцию нового Шелкового пути ждут трудности на этапе внедрения еще и потому, что она вряд ли распространится на Иран и Китай (две ключевые страны в этом регионе) и никак не разъясняет роль России.

Европа воспринимает Центральную Азию как часть “Евразии”, дальнего соседа и бывший советский регион. Вслед за Европейской политикой добрососедства, цель которой – построить прочные связи с Северной Африкой, Ближним Востоком, Восточной Европой и Южным Кавказом, логическом шагом в развитии внешней политики ЕС было создание стратегии для Центральной Азии, запущенной в 2007 году. С одной стороны, этот документ – продолжение политики ЕС в Восточной Европе и России, с другой – самостоятельная политическая стратегия, опирающаяся на собственные инструменты финансирования и структуру и рассматривающая Центральную Азию как отдельный регион. Европейский подход к Центральной Азии в основном отделен от политики в Афганистане, хотя в последнее время в ходе дискуссий между Европой и Центральной Азией политики все чаще говорят общие слова о наличии связи между двумя регионами в свете вывода войск в 2014 году.

Как отмечают американские эксперты, «прежде всего страны Центральной Азии не хотят оказаться в ситуации, когда их заставят выбирать между США, с одной стороны, и Россией и Китаем, с другой» [85].

Казахстан

Вашингтон считает Казахстан наиболее важным партнером в Центральной Азии. Это связано со стратегически важным расположением этой страны между Россией и Китаем, а также со значительными энергоресурсами, которыми располагает Казахстан. По оценке государственного департамента, «отношения США с Казахстаном являются самыми глубокими и широкими среди всех стран Центральной Азии»[86].

Основная задача США в Казахстане - оказать влияние на внешнеполитические позиции Астаны. Особенно в контексте усиления ее участия в интеграционных проектах совместно с Россией и Китаем. Понимая то значение, которое Астана имеет для России в Центральной Азии, США в основном осуществляют наступление на эту страну с помощью экономических механизмов.

США приходится считаться с тем, что Казахстан тесно сотрудничает с Россией, играет активную роль в СНГ и ОДКБ, а также участвует в Евразийском союзе. Как отмечают американские эксперты, «хотя Казахстан и является тесным партнером России, он поддерживает хорошие отношения с США, Европой, а также с НАТО»[87]. По оценке Центра стратегических и международных исследований, Казахстан, четверть населения которого составляют этнические русские, хотел бы избежать «украинского сценария» [88].

В США рассматривают Казахстан как наиболее экономически развитое государство Центральной Азии. Вашингтон поддерживает планы вывоза нефти и газа через Каспийское море и Азербайджан. Вместе с тем, США сдержанно относятся к созданию трубопроводной сети из Казахстана в Китай.

Следует отметить, что США занимают 2-е место после Европейского Союза (15%) по объему прямых иностранных инвестиций в Казахстан[89].

Администрация Дж.Буша-младшего первоначально отдавала приоритет отношениям с Узбекистаном, где была создана авиационная база США. Но после закрытия этой базы и ухудшения отношений с Ташкентом, Вашингтон переориентировался на Астану[90]. В 2012 году администрация Б.Обамы создала «Комиссию стратегического партнерства» с Казахстаном. При комиссии действуют рабочие группы, включая «круглый стол по правам человека».

В 1992-2010 гг. Вашингтон предоставил Астане экономическую помощь на 2 млрд.долл.[91] Казахстан занимает 5-е место среди стран СНГ по величине полученной от США помощи. Значительная часть этой поддержки была предоставлена по Программе Нанна-Лугара.

В 2003 году Конгресс США (P.L.108-7) запретил предоставление помощи Казахстану, пока государственный секретарь не установит, что в этой стране существенно улучшилась ситуация с соблюдением прав человека. Однако администрация имеет право обойти этот запрет по соображениям национальной безопасности.

США обвиняют Казахстан в нарушении религиозных свобод, рабском труде и проституции.

Экономическая помощь США Казахстану невелика и продолжает сокращаться: 14 млн. долл. в 2013 году, 11 млн. долл. в 2014 году, 9 млн. долл. в 2015 году[92]. 20% выделяемых средств идут на поддержку «справедливого и демократического правления». Это меньше, чем доля расходов на «укрепление мира и безопасности».

Казахстан принимал ограниченное участие (27 военнослужащих) в военной операции в Ираке до 2008 года. Кроме того, Астана разрешила наземный и авиационный транзит войск и снаряжения США и НАТО в Афганистан. По имеющимся данным, расходы, связанные с этим транзитом, составляли сотни млн. долл.[93] США проводят военные учения «Степной орел» под эгидой программы НАТО «Партнерство во имя мира». По оценке американских экспертов, «Казахстан в большей степени, чем любая страна-член ОДКБ, поддерживает тесные отношения с НАТО» [94].

В 2003-2008 гг. 290 казахстанских военнослужащих принимали участие в военной операции в Ираке [95].

На слушаниях в Конгрессе в феврале 2013 года заместитель государственного секретаря Роберт Блейк заявил, что США «не считают, что для стран Центральной Азии существует прямая военная угроза со стороны исламистов», но указал, что Вашингтон будет помогать этим странам для борьбы с террористической угрозой [96].

Узбекистан

Согласно оценке государственного департамента, «Узбекистан имеет критическое значение для региональной стабильности и экономической интеграции, включая международные усилия в Афганистане» [97]. Подчеркивая значение Узбекистана, американские эксперты отмечают, что на его долю приходится половина населения Центральной Азии. Это единственная страна региона, которая граничит со всеми другими центральноазиатскими странами[98]. Ташкент недоволен строительством ГЭС в Киргизии и Таджикистане при поддержке Москвы. От 4 до 6 млн. узбеков (треть рабочей силы Узбекистана) работают в России.

Узбекистан делит с Туркменией последнее место среди стран СНГ в рейтинге организации «Фридом Хауз» по таким критериям, как «избирательный процесс», «гражданское общество», «независимость судебной системы», «коррупция», «независимая пресса» и «демократическое гражданское управление»[99].

В начале прошлого десятилетия Вашингтон тесно сотрудничал с Ташкентом, получив доступ к военной базе на территории Узбекистана, которая использовалась для транзита в Афганистан. Однако, в связи с событиями в Андижане, американо-узбекские отношения пережили резкое охлаждение, и военная база в Узбекистане была ликвидирована.

В последние годы отношения США и Узбекистана вновь активизировались, что связано в первую очередь со стратегическим положением этой страны, претендующей на роль лидера в Центральной Азии. Санкции США против Ташкента были отменены в 2011 году [100].

Американские эксперты с удовлетворением отмечают, что «Узбекистан с особым подозрением относится к интеграционным процессам, которые возглавляет Россия, и не участвует в Евразийском экономическом союзе и ОДКБ[101].

Экономическая помощь США Узбекистану невелика и продолжает сокращаться: 12 млн. долл. в 2013 году, 11 млн. долл. в 2014 году, 10 млн. долл. в 2015 году. 22% выделяемых средств идет на поддержку «справедливого и демократического правления»[102]. Это меньше, чем доля расходов на «укрепление мира и безопасности».

Вашингтон стремится привлечь Узбекистан к строительству газопровода из Туркменистана в Индию.

США также оказывают поддержку Узбекистану на переговорах о присоединении к ВТО. Американские компании инвестировали в Узбекистан примерно 500 млн. долл. [103].

Узбекистан играет важную роль в «Северной дистрибутивной сети», по которой осуществляется транзит США и НАТО в Афганистан, где базируются радикальные экстремистские организации узбекских иммигрантов.

Ташкент активно развивает военные связи с Вашингтоном. В 2014 году был подписан План военного и военно-технического сотрудничества Узбекистана и США[104]. Также в 2014 году в Ташкент был переведен региональный офис связи НАТО.

В этом году США впервые предоставили Узбекистану (также на безвозмездной основе) сотни бывших в употреблении единиц бронетехники (308 бронетранспортеров с противоминной защитой и 20 бронированных ремонтно-эвакуационных машин). Власти РФ опасаются, что вслед за техникой в регионе появятся инструкторы из США, а затем и американская инфраструктура[105].

В докладе Центра стратегических и международных отношений подчеркивается: «США ищет региональных партнеров по мере вывода войск из Афганистана и конфронтации с более напористой Россией и Узбекистан является первым кандидатом на сотрудничество с США в сферах экономики и безопасности» [106].

Киргизия

Целью политики США в Киргизии является «консолидация демократических достижений». Особый упор делается на укрепление «юридической системы» и «парламентского процесса». Американские эксперты считают, что Киргизия является единственным «действительно многопартийным государством» в Центральной Азии[107]. По оценке организации «Фридом хауз», Киргизия является «частично свободным» государством[108]. Вашингтон поддерживал оппозицию при смене власти в Бишкеке. Так, после переворота 2010 года, гуманитарная помощь США Киргизии была увеличена почти в 3 раза[109].

Киргизия была принята в члены ВТО первой среди стран СНГ еще в 1997 году.

Киргизия играет важную роль в деятельности «Северной дистрибутивной сети», через которую осуществляется транзит войск США и НАТО в Афганистан.

Таблица 13
Объём финансирования программ помощи Киргизии 1992-2010 гг. (млн. долл.)

Экономические программы

Поддержка демократии

Социальные программы

Программы в области безопасности

Гуманитарные программы

ВСЕГО

1992

0,91

0,55

0,47

0,0

11,1

13,03

1993

7,5

3,54

2,34

0,7

94,14

108,22

1994

50,16

7,75

3,98

0,05

28,42

90,36

1995

14,45

5,92

2,76

0,09

21,21

44,43

1996

11,94

4,21

4,1

1,28

42,1

63,63

1997

11,88

5,11

4,03

1,5

1,33

23,85

1998

11,53

8,38

3,42

3,27

23,69

50,29

1999

17,36

9,42

3,75

3,79

26,8

61,12

2000

12,63

9,21

4,32

7,25

16,32

49,73

2001

11,2

12,8

3,68

6,55

4,82

43,07

2002

19,76

14,92

5,56

38,62

4,76

94,47

2003

14,33

13,43

7,06

11,28

5,29

53,85

2004

14,79

14,02

7,18

12,33

5,97

55,25

2005

13,75

14,31

5,82

17,44

3,42

55,23

2006

12,28

9,89

5,66

13,27

0,87

43,44

2007

12,07

15,12

7,48

18,78

0,75

71,25

2008

10,3

15,38

6,45

37,57

0,61

71,23

2009

39,13

12,17

7,02

42,23

7,92

111,74

2010

26,53

14,82

7,48

48,62

16,05

117,52

ВСЕГО

(1993-2010)

312,50

190,95

92,56

264,62

315,57

1221,71

Источник: Kyrgyzstan: Recent Developments and U.S. Interests. Jim Nichol. Specialist in Russian and Eurasian Affairs August 30, 2013 p. 30 https://www.fas.org/sgp/crs/row/97-690.pdf

Американская помощь Киргизии в 1992-2010 гг. составила 1,2 млрд. долл., не считая платы за военную базу («транзитный центр») Манас[110]. Ежегодная плата за Манас первоначально составляла 17 млн. долл., а затем была увеличена до 60 млн. долл. В 2009 году США заплатили за Манас 108 млн.долл., в 2010 году – 131 млн. долл,, в 2011 году - 151 млн. долл., в 2012 году - 142 млн. долл. [111]. Кроме того, США оплачивали закупки авиационного горючего – примерно 200 млн. долл. в год.

По сравнению с другими странами Центральной Азии Киргизия получает значительную американскую помощь: 49 млн. долл. в 2013 году, 46 млн. долл. в 2014 году, 41 млн. долл. в 2015 году. 22% выделяемых средств идет на поддержку «справедливого и демократического правления»[112]. Согласно данным госдепартамента, «посольство США предоставляет небольшие гранты местным неправительственным организациям и средствам массовой информации, позволяя получателям выдвигать правительству свои предложения и осуществлять мониторинг действий правительство» [113].

Однако в июле 2015 года Киргизия объявила о денонсации подписанного еще в 1993 году Соглашения о сотрудничестве с США. Это существенно осложняет американо-киргизские отношения и, несомненно, отразится на программах помощи США.

80% трудовых мигрантов из Киргизии работают в России[114]. Киргизия является членом СНГ и ОДКБ, а также Евразийского Союза. На территории Киргизии находится российская военная база Кант. Россия также оказывает помощь в модернизации киргизских вооруженных сил. В 2014 году была закрыта американская база Манас, где размещались 1500 американских военнослужащих. Это вызвало недовольство Вашингтона. Тем не менее, в 2012 году на саммите НАТО в Чикаго США подписали с Киргизией соглашение о наземном транзите через эту страну.

Таджикистан

Согласно оценке государственного департамента, «стабильность и экономический рост в Таджикистане имеет критическое значение для региональной стабильности и укрепления региональной экономической интеграции». Американские эксперты считают, что Таджикистан все еще испытывает последствия гражданской войны начала 1990-х годов[115]. Помощь США предназначена «для укрепления способности Таджикистана сдерживать такие региональные угрозы как экстремизм, радикализм, терроризм и наркоторговля»[116]. По мнению американских экспертов, «как и другие страны Центральной Азии, Таджикистан не попал полностью под экономический и политический зонтик какой-либо одной иностранной державы» [117]. В Вашингтоне с удовлетворением отмечают, что Душанбе не является участником Евразийского Союза.

В 1992-2010 гг. США предоставили Таджикистану экономическую помощь на 1 млрд. долл.[118] Таджикистан находится на втором месте после Киргизии среди стран Центральной Азии по размерам получаемой экономической помощи США: 40 млн. долл. в 2013 году, 35 млн. долл. в 2014 году, 30 млн. долл. в 2015 году. Всего 13% выделяемых средств идет на поддержку «справедливого и демократического правления»[119]. США и ЕС координируют свою помощь Таджикистану. В 2013 году Таджикистан был принят во Всемирную торговую организацию.

Вместе с тем США учитывают, что почти половина трудоспособных таджиков работает в России, их денежные переводы на родину составляют 40-50% ВВП Таджикистана[120]. Этот фактор серьезно отражается на подходе Душанбе к Москве.

Еще более важную роль играет наличие 201-й российской военной базы в Таджикистане[121]. США вынуждены считаться с тем, что ОДКБ готов защищать таджикско-афганскую границу.

Граница с Афганистаном, Таджикистан имеет важное значение для военных операций США и НАТО, являясь ключевым пунктом железнодорожного и автомобильного транзита «Северной дистрибутивной сети». Особое значение имеет то обстоятельство, что по американским оценкам, 20-25% населения Афганистана составляют этнические таджики[122].

Туркменистан

Режим С.Ниязова оценивался в США как «один из наиболее авторитарных в мире»[123]. Согласно оценке государственного департамента, в Туркменистане применяются незаконные аресты и пытки, ограничивается свобода слова и собраний[124]. Государственный департамент утверждает, что в Туркменистане «широко распространена правительственная коррупция, обычно в форме требования взяток»[125]. Фонд «Наследие» в издании «Индекс экономической свободы» поставил Туркменистан на 169-е место среди 177 стран[126]. Организация «Трансперенси интернешенл» поставила Туркменистан на 169-е место по коррупции среди 177 стран[127].

Туркмения делит с Узбекистаном последнее место среди стран СНГ в рейтинге организации «Фридом Хауз» по таким критериям, как «избирательный процесс», «гражданское общество», «независимость судебной системы», «коррупция», «независимая пресса» и «демократическое гражданское управление»[128].

Тем не менее США стремятся наладить партнерские отношения с Туркменистаном, всячески поддерживая стремление Ашхабада дистанцироваться от Москвы под лозунгом «нейтралитета», отказ от участия в СНГ и ОДКБ. США отмечают ослабление связей Туркменистана с Россией, «уменьшение зависимости от России», но выражают озабоченность «ростом зависимости от Китая, на долю которого приходится более 40% всей торговли Туркменистана»[129].

В отношение Туркменистана Вашингтон ставит довольно ограниченные цели: «поддерживать вовлеченность Туркменистана в международные дела», а также способствовать «развитию плюрализма».

Главный экономический интерес США – использование запасов природного газа Туркменистана для ослабления влияния России на европейском энергетическом рынке. Туркменистан рассматривается как «конкурент» России[130]. Почти два десятилетия Вашингтон поддерживает планы строительства газопровода из Туркменистана в Европу через Каспийское море и Азербайджан, Грузию и Турцию. Еще один вариант, интересующий США – газопровод из Туркменистана в Индию через Афганистан и Пакистан. По мнению американских экспертов, это «позволит Туркменистану ослабить свою зависимость от Китая и России» [131].

Госдеп заявляет, что Туркменистан «имеет потенциал, чтобы стать лидером экономического процветания региона» [132].

В 2010 году Вашингтон начал ежегодные двусторонние консультации с Ашхабадом по широкому кругу вопросов. США оказывают поддержку Туркменистану на переговорах о присоединении к ВТО.

Таблица 14
Объём финансирования программ помощи Туркмении 1992-2010 гг. (млн. долл.)

Экономические программы

Поддержка демократии

Социальные программы

Программы в области безопасности

Гуманитарные программы

ВСЕГО

1992

0,21

0,2

0,15

0

14,15

14,71

1993

0,08

1,74

1,31

0

54,15

57,28

1994

6,14

3,53

2,24

0,05

10,42

22,38

1995

2,75

2,44

1,14

0,12

15,38

21,83

1996

0,73

1,91

2,49

0,21

20

25,34

1997

1,63

1,8

1,97

0,86

0

6,26

1998

2,94

2,17

1,76

1,58

0,49

8,94

1999

4,54

4,08

3,53

1,9

1,9

15,94

2000

1,32

2,42

2,79

2,58

1,8

10,91

2001

1,28

2,88

2,16

1,87

4,07

12,57

2002

1,37

5,57

2,2

7,73

0,58

18,93

2003

1,24

4,74

3,04

1,16

0,5

10,98

2004

1,2

4,3

3,4

0,97

0,18

10,42

2005

1,45

4,89

3,42

8,98

0

18,94

2006

0,83

4

3,17

2,17

0

10,44

2007

1,55

6,04

6,08

5,72

0

19,84

2008

1,25

5,63

3,7

5,9

0

16,83

2009

1,45

5,06

4,34

8,71

0,02

20,78

2010

2,93

5,45

5,11

13,01

0

28,26

Общий

объём помощи

(1992-2010)

34,89

68,85

54,00

63,52

123,64

351.58

Источник: Turkmenistan: Recent Developments and U.S. Interests. Jim Nichol. Specialist in Russian and Eurasian Affairs December 12, 2013 p. 19 https://www.fas.org/sgp/crs/row/97-1055.pdf

В 1992-2010 гг. Вашингтон предоставил Ашхабаду экономическую помощь всего на 350 млн. долл.[133]. Ныне экономическая помощь США составляет примерно 5 млн. долл. в год. Из них 36% выделяется на развитие «справедливого и демократического правления» [134].

США также сотрудничают с Туркменистаном в обеспечении транзита в Афганистан.


Список использованной литературы

  1. Aitolkyn Kourmanova: Kazakhstan and the WTO: A New Era. Center for Strategic and International Studies Jul 2, 2015.
  2. Alexander Gillis. Foreign Aid and Democratization: The Impact of Western Assistance on the Orange Revolution. Budapest, Hungary, 2013.
  3. Andrew C. Kuchins, Jeffrey Mankoff, Aitolkyn Kourmanova, Oliver Backes. Central Asia in a Reconnecting Eurasia—Kazakhstan. Center for Strategic and International Studies (CSIS), June 18, 2015.
  4. Andrew C. Kuchins, Jeffrey Mankoff, Aitolkyn Kourmanova, Oliver Backes. Central Asia in a Reconnecting Eurasia—Uzbekistan. Center for Strategic and International Studies (CSIS), June 18, 2015.
  5. Andrew C. Kuchins, Jeffrey Mankoff, Oliver Backes, Central Asia in a Reconnecting Eurasia—Kyrgyzstan. Center for Strategic and International Studies (CSIS), June 18, 2015.
  6. Andrew C. Kuchins, Jeffrey Mankoff, Oliver Backes. Central Asia in a Reconnecting Eurasia—Turkmenistan. Center for Strategic and International Studies (CSIS), June 18, 2015.
  7. Andrew C. Kuchins, Jeffrey Mankoff, Oliver Backes. Central Asia in a Reconnecting Eurasia—Tajikistan. Center for Strategic and International Studies (CSIS), June 18, 2015.
  8. Carl Gershman: Testimony on Ukraine. The National Endowment for Democracy. March 24, 2014.
  9. Congressional Budget Justification. Foreign Assistance. Summary Tables. Fiscal Year 2014.
  10. Curt Tarnoff: U.S. Assistance to the Former Soviet Union. CRS Report for Congress. March 1, 2007.
  11. Dinorah Azpuru, Steven E. Finkel, Aníbal Pérez-Liñán, and Mitchell A. Seligson: Trends in Democracy Assistance: What Has the United States Been Doing? SUPPLEMENTARY GRAPHICS.
  12. FACT SHEET: FY 2016 Development and Humanitarian Assistance Budget. USAID.
  13. FACT SHEET: U.S. Support for Ukraine The White House Office of the Press Secretary, September 18, 2014.
  14. Freedom House: Nations in transit 2015.
  15. Jim Nichol. Armenia, Azerbaijan, and Georgia: Political Developments and Implications for U.S. Interests. Congressional Research Service, CRS Report for Congress, Prepared for Members and Committees of Congress # RL33453. April 2, 2014.
  16. Jim Nichol. Azerbaijan: Recent Developments and U.S. Interests. Congressional Research Service, CRS Report for Congress, Prepared for Members and Committees of Congress #97-522, February 22, 2013.
  17. Jim Nichol. Georgia [Republic]: Recent Developments and U.S. Interests. Congressional Research Service, CRS Report for Congress, Prepared for Members and Committees of Congress # 97-727. June 21, 2013.
  18. Jim Nichol. Kazakhstan: Recent Developments and U.S. Interests. Congressional Research Service, CRS Report for Congress, Prepared for Members and Committees of Congress # 97-1058. July 22, 2013.
  19. Jim Nichol. Kyrgyzstan: Recent Developments and U.S. Interests. Congressional Research Service, CRS Report for Congress, Prepared for Members and Committees of Congress # 97-690, August 30, 2013.
  20. Jim Nichol. Russian Political, Economic, and Security Issues and U.S. Interests. Congressional Research Service, CRS Report for Congress, Prepared for Members and Committees of Congress # RL33407. March 31, 2014.
  21. Jim Nichol. Turkmenistan: Recent Developments and U.S. Interests. Congressional Research Service, CRS Report for Congress, Prepared for Members and Committees of Congress # 97-1055. December 12, 2013.
  22. Jos Boonstra and Marиne Laruelle: EU-US cooperation in Central Asia: parallel lines meet in infinity? EUCAM Policy Brief / No. 31.
  23. Journal of Democracy Volume 25, Number 3 July 2014. National Endowment for Democracy and Johns Hopkins University Press.
  24. Katie Sanders: The United States spent $5 billion on Ukraine anti-government riots. http://www.politifact.com/punditfact/statements/2014/mar/19/facebook-posts/united-states-spent-5-billion-ukraine-anti-governm/.
  25. Keith Schulz: How the United States Supports Democratic Development Overseas. Canadian Parliamentary Review. July 5, 2015.
  26. Mark Gunzinger, Bryan Clark. Sustaining America’s Precision Strike Advantage, Center For Strategic And Budgetary Assessments (CSBA), 2015.
  27. Michael McFaul: Ukraine Imports Democracy. External Inєuences on the Orange Revolution. 2007.
  28. Natalia Shapovalova: Assessing Democracy Assistance: Ukraine. FRIDE. Project Report: Assessing Democracy Assistance May 2010.
  29. National Endowment for Democracy factsheet: Belarus.
  30. National Endowment for Democracy factsheet: Ukraine.
  31. Nicu Popescu: Eurasian Union: the real, the imaginary and the likelyEuropean Union Institute for Security Studies. September, 2015.
  32. Nicu Popescu: Moldova’s star: shining or falling? European Union Institute for Security Studies. July, 2015.
  33. Paul I. Bernstein and Jason D. Wood: The Origins of Nunn-Lugar and Cooperative Threat Reduction. CASE STUDY SERIES. Center for the Study of Weapons of Mass Destruction National Defense University.
  34. Povilas Žielys: U.S. Security Interests and Democracy Assistance Programs in Georgia and Ukraine Institute of International Relations and Political Science, Vilnius University.
  35. Rebecca M. Nelson. U.S. Sanctions on Russia: Economic Implications. Congressional Research Service, CRS Report for Congress, Prepared for Members and Committees of Congress # R43895. February 4, 2015.
  36. Statement Of Jonathan Stivers, Assistant Administrator for Asia, United States Agency for International Development Before the House Committee on Foreign Affairs; Subcommittee on Europe, Eurasia and Emerging Threats Reviewing the Administration’s FY 2016 Budget Request for Europe and Eurasia, June 16, 2015.
  37. Statement of Susan Fritz, Acting Assistant Administrator, Bureau for Europe and Eurasia, U.S. Agency for International Development Before the House Committee on Foreign Affairs: Subcommittee on Europe, Eurasia, and Emerging Threats “FY 2016 Budget Request for Europe and Eurasia” June 16, 2015.
  38. Statistics at INSTITUT FOR STATSKUNDSKAB, AARHUS UNIVERSITET.
  39. Steven E. Finkel, Aníbal Pérez-Liñán, Mitchell A. Seligson, C. Neal Tate: Deepening Our Understanding of the Effects of US Foreign Assistance on Democracy Building Final Report. USAID. January 28, 2008.
  40. Steven Woehrel: Ukraine’s Political Crisis and U.S. Policy Issues. CRS Report for Congress. February 1, 2005.
  41. Testimony of Daniel Rosenblum, Deputy Assistant Secretary, Bureau of South and Central Asian Affairs, Department of State, “Reviewing the Administration’s FY 2016 Budget Request for Europe and Eurasia” , House Foreign Affairs Subcommittee on Europe, Eurasia, and Emerging Threats, June 16, 2015.
  42. The National Democratic Institute: Eurasia. https://www.ndi.org/eurasia.
  43. The Nunn-Lugar Vision: 20 Years of Reducing Global Dangers. NTI Brochure. November 2012.
  44. Thomas Alexander Gillis: Foreign aid and Democratization: the Impact of Western Assistance on the Orange Revolution. 2013.
  45. Thomas Carothers: Democracy Aid at 25: Time to Choose. Carnegie Endowment for International Peace. JANUARY 13, 2015.
  46. U.S. Department of the Treasury Office of Foreign Assets Control. Belarus: What you need to know about US sanctions?
  47. United States Department of State Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia Foreign Operations Assistance Fact Sheet: Uzbekistan, June 2014*.
  48. United States Department of State Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia Foreign Operations Assistance Fact Sheet: Armenia, June 2014*.
  49. United States Department of State Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia Foreign Operations Assistance Fact Sheet: Azerbaijan, June 2014*.
  50. United States Department of State Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia Foreign Operations Assistance Fact Sheet: CENTRAL ASIA REGIONAL, June 2014*.
  51. United States Department of State Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia Foreign Operations Assistance Fact Sheet: Kazakhstan, June 2014*.
  52. United States Department of State Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia Foreign Operations Assistance Fact Sheet: Kyrgyz Republic, June 2014*.
  53. United States Department of State Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia Foreign Operations Assistance Fact Sheet: Tajikistan, June 2014*.
  54. United States Department of State Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia Foreign Operations Assistance Fact Sheet: Turkmenistan, June 2014*.
  55. United States Department of State Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia Foreign Operations Assistance Fact Sheet: Moldova, June 2014*.
  56. United States Department of State Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia Foreign Operations Assistance Fact Sheet: Georgia, June 2014*.
  57. United States Department of State Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia Foreign Operations Assistance Fact Sheet: Ukraine, June 2014*.
  58. United States Department of State Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia Foreign Operations Assistance Fact Sheet: Belarus, June 2014*.
  59. Written Testimony of Alina L. Romanowski, Coordinator of U.S. Assistance to Europe, Eurasia and Central Asia, Bureau of European and Eurasian Affairs Before the House Foreign Affairs Committee Subcommittee on Europe, Eurasia and Emerging Threats, June 16, 2015.
  60. Американо-Российский Фонд по экономическому и правовому развитию. Годовой отчет 2012-2013.
  61. Военное сотрудничество Турции становится причиной российских действий в военной области на Кавказе ("Stratfor", США) http://inosmi.ru/sngbaltia/20150713/229066132.html#ixzz3gWwcrHcB.
  62. Газета «ВГЛЯД»: Киргизия обвинила США в попытке нарушить межэтнический мир в республике http://www.vz.ru/news/2015/7/15/756238.html 15.07.2015.
  63. Газета «ВГЛЯД»: СМИ: Алиев усомнился в необходимости интеграции с Европой http://www.vz.ru/news/2015/7/14/756189.html 14.07.2015.
  64. Газета «ВЗГЛЯД»: Бишкек отказывается от сотрудничества с Вашингтоном http://www.vz.ru/world/2015/7/17/756711.html 17.07.2015.
  65. Газета «Коммерсант.ru»: Грузино-осетинская граница пришла в движение http://www.kommersant.ru/doc/2768241 15.07.2015.
  66. Газета «Коммерсант.ru»: Сергей Лавров занялся поездкой Ислама Каримова http://www.kommersant.ru/doc/2768929 16.07.2015.
  67. Газета «Независимая газета»: Америка и Россия не могут поделить Таджикистан http://www.ng.ru/armies/2015-07-03/1_tajikistan.html 3.07.2015.
  68. Газета «Независимая газета»: Ашхабад открывает путь на Запад http://www.ng.ru/cis/2015-07-03/6_turkmenia.html 3.07.2015.
  69. Газета «Независимая газета»: В Брюсселе обсудили Каспийский транзит http://www.ng.ru/cis/2015-07-16/6_transit.html 16.07.2015.
  70. Газета «Независимая газета»: Душанбе повременит с Евразийским экономическим союзом http://www.ng.ru/armies/2015-07-08/100_obzor080715_2.html 10.07.2015.
  71. Газета «Независимая газета»: Евразийская идея ушла в тень ШОС http://www.ng.ru/editorial/2015-07-16/2_red.html 16.07.2015.
  72. Газета «Независимая газета»: Киев подбирает Приднестровью нового лидера http://www.ng.ru/cis/2015-07-03/1_kiev.html 03.07.2015 3.07.2015.
  73. Газета «Независимая газета»: НАТО проводит учения на бывшей российской базе в Грузии http://www.ng.ru/armies/2015-07-08/100_obzor080715_2.html 8.07.2015.
  74. Газета «Независимая газета»: Приднестровье пригласили в зону свободной торговли с ЕС http://www.ng.ru/cis/2015-07-10/1_pridnestrovie.html 10.07.2015.
  75. Двадцатая годовщина Закона о поддержке свободы. Бюро международных информационных программ. Государственный департамент США. Сентябрь 2012.
  76. Двадцатая годовщина Закона о поддержке свободы. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ США БЮРО МЕЖДУНАРОДНЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ПРОГРАММ. Сентябрь 2012.


Сноски

[1] Работа подготовлена при поддержке гранта РГНФ № 15-37-11138 а(ц), сбор и подготовку материалов осуществляла лаборант Центра сравнительно-правовых исследований ИСКРАН Д.Е.Шумилова

[2] The research was prepared with support of RHF project № 15-37-11138 а(ц), data collection was provided by research assistant of the Center for Comparative and Legal Studies at ISKRAN Shumilova Daria Evgenievna

[3] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. U.S. Policy Interests and Recommendations. CSIS. May 2015, p.15.

[4] Keynote address by NATO Secretary General Jens Stoltenberg at the 60th Plenary Session of the NATO Parliamentary Assembly in The Hague (including Q&A session) 24 Nov. 2014 http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_115098.htm

[5] https://www.congress.gov/bill/113th-congress/senate-bill/2277?q=%7B%22search%22%3A%5B%22Russian+Aggression+Prevention+Act%22%5D%7D&resultIndex=1

[6] Written Testimony. Alina L. Romanowski , Coordinator of U.S. Assistance to Europe, Eurasia and Central Asia, Bureau of European and Eurasian Affairs, Before the House Foreign Affairs Committee Subcommittee on Europe, Eurasia and Emerging Threats. June 16, 2015.

[7] Remarks by NATO Deputy Secretary General Alexander Vershbow at the Kyiv Security Forum (via Skype) 28 May. 2015. http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_120180.htm

[8] Pew Research Center. June 10, 2015, p. 25.

[9] Freedom Support Act, Section 907 (102nd Congress, 2nd Session, Public Law 102-511).

[10] Двадцатая годовщина Закона о поддержке свободы. Государственный департамент США. Бюро международных информационных программ. Вашингтон. 2012, стр.1.

[11] Written Testimony. Alina L. Romanowski , Coordinator of U.S. Assistance to Europe, Eurasia and Central Asia, Bureau of European and Eurasian Affairs, Before the House Foreign Affairs Committee Subcommittee on Europe, Eurasia and Emerging Threats. June 16, 2015.

[12] Michael McFaul. Ukraine Imports Democracy. External Influences on the Orange Revolution, p.3.

[13] http://www.usaid.gov/sites/default/files/documents/9276/FY16CBJStateFORP.pdf p.167, 178, 180-182

[14] http://www.bbg.gov/wp-content/media/2014/03/FY-2015-BBG-Congressional-Budget-Request-FINAL-21-March-2014.pdf p. 21

[15] http://www.ned.org/.

[16] http://www.ned.org/where-we-work/eurasia/russia.

[17] http://www.ned.org/where-we-work/eurasia/ukraine.

[18] http://www.ned.org/where-we-work/eurasia/belarus.

[19] www.iri.org. Информация о деятельности на постсоветском пространстве http://www.iri.org/country/eurasia/details.

[20] www.ndi.org. Информация о деятельности на постсоветском пространстве: https://www.ndi.org/eurasia.

[21] http://www.opensocietyfoundations.org/sites/default/files/2013-program-expenditures-20140508_0.pdf

[22] https://freedomhouse.org

[23] www.usrf.ru

[24] Zbigniew Brzezinski, "The Premature Partnership," Foreign Affairs 73. No 2 (March-April 1994): 21-26.

[25] Remarks by the President in State of the Union Address | January 20, 2015 https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2015/01/20/remarks-president-state-union-address-january-20-2015

[26] National Security Strategy. February 2015.

[27] National Security Strategy. February 2015. p.25.

[28] The National Military Strategy of the Untied States of America. The United States Military’s Contribution to National Security. June 2015. p. 9.

[29] Ibidem, p. 2.

[30] The Premature Partnership By Zbigniew Brzezinski // Foreign Affairs. March/April 1994 Issue https://www.foreignaffairs.com/articles/russian-federation/1994-03-01/premature-partnership

[31] Nations in Transit 2015: Democracy on the Defensive in Europe and Eurasia. Freedom House.

[32] Assessing Democracy Assistance: Ukraine. May 2010, p.2.

[33] Ibidem, p.3.

[34] International Security, 32:2, p.78.

[35] Assessing Democracy Assistance: Ukraine. May 2010, p.6.

[36] Povilas Zielys. U.S. Security Interests and Democracy Assistance Programs in Georgia and Ukraine, p. 185.

[37] Ibidem, p. 174.

[38] Ukraine: Current Issues and U.S. Policy. CRS. February 12, 2005, p.14.

[39] Ibidem, p.6.

[40] Ibidem, p.15.

[41] Belarus: Background and U.S. Policy Concerns. CRS. February 12, 2013.

[42] United States Department of States. Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia. Foreign Assistance Fact Sheet. June, 2014. Belarus, p. 1.

[43] Nations in Transit 2015: Democracy on the Defensive in Europe and Eurasia. Freedom House.

[44] United States Department of States. Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia. Foreign Assistance Fact Sheet. June, 2014. Moldova, p. 1.

[45] Ibidem, p. 1.

[46] http://www.panorama.am/en/popular/2013/09/12/obama-president/

[47] http://carnegieendowment.org/2014/05/07/nagorny-karabakh-keys-to-settlement/ha7v?reloadFlag=1

[48] http://www.cfr.org/nato/wales-summit-declaration/p33394?cid=rss-defenseandsecurity-wales_summit_declaration-090514&utm_source=feedburner&utm_medium=feed&utm_campaign=Feed%3A+issue%2Fdefensehomeland_security+(CFR.org+-+Issues+-+Defense+and+Security).

[49] Nations in Transit 2015: Democracy on the Defensive in Europe and Eurasia. Freedom House.

[50] U.S. Department of State. U.S.-Georgia Charter on Strategic Partnership. January 9, 2009.

[51] Georgia (Republic): Recent Developments and U.S. Interests. June 21, 2013, p. 35.

[52] Georgia (Republic): Recent Developments and U.S. Interests. CRS. June 21, 2013, p. 29.

[53] United States Department of States. Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia. Foreign Assistance Fact Sheet. June, 2014.Georgia, p.1.

[54] Ibidem.

[55] Georgia (Republic): Recent Developments and U.S. Interests. CRS. June 21, 2013, p. 31.

[56] Armenia, Azerbajan, and Georgia: Political developments and Implications for U.S. Interestest. CRS. April 2, 2014, p.1.

[57] Ibidem, p.4.

[58] United States Department of States. Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia. Foreign Assistance Fact Sheet. June, 2014.Azerbaijan. 1.

[59] Armenia, Azerbajan, and Georgia: Political developments and Implications for U.S. Interests. CRS. April 2, 2014, p.66.

[60] Freedom in the World 2013. Freedom House, January 16, 2013.

[61] Azerbajan: Recent Developments and U.S. Interests. CRS. February 22, 2013, p.4.

[62] U.S.Department of State. Country reports on Human rights Practices for 2013. February 27, 2014.

[63] Azerbajan: Recent Developments and U.S. Interests. CRS. February 22, 2013, p.28.

[64] Armenia, Azerbajan, and Georgia: Political developments and Implications for U.S. Interests. CRS. April 2, 2014, p.66.

[65] Azerbajan: Recent Developments and U.S. Interests. CRS. February 22, 2013, p.12.

[66] Armenia, Azerbaijan, and Georgia: Political developments and Implications for U.S. Interestest. CRS. April 2, 2014, p.61.

[67] http://xronika.az/23820-evrosoyuz-odobryaet-ratifikaciyu-soglasheniy-po-tanap-parlamentom-azerbaydzhana.html.

[68] http://oil-gas-energy.com.ua/azerbajdzhan-vybral-proekt-transadriaticheskogo-gazoprovoda-smi.html

[69] http://caspianbarrel.org/?p=14473.

[70] http://xronika.az/23820-evrosoyuz-odobryaet-ratifikaciyu-soglasheniy-po-tanap-parlamentom-azerbaydzhana.html.

[71] http://oil-gas-energy.com.ua/azerbajdzhan-vybral-proekt-transadriaticheskogo-gazoprovoda-smi.html.

[72] http://news.day.az/politics/452784.html.

[73] http://news.day.az/politics/584250.html.

[74] http://www.trend.az/news/politics/2285235.html.

[75] Azerbaijan: Recent Developments and U.S. Interests. CRS. February 22, 2013, p.28.

[76] http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/229480/.

[77] http://armenia-news.ru/01/armeniya-mozhet-podpisat-soglashenie-ob-associacii-s-es/.

[78] Armenia, Azerbajan, and Georgia: Political developments and Implications for U.S. Interestest. CRS. April 2, 2014, p.64.

[79] United States Department of States. Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia. Foreign Assistance Fact Sheet. June, 2014.Armenia, p. 1.

[80] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. U.S. Policy Interests and Recommendations. CSIS. May 2015, p.13.

[81] Testimony of Deputy Assistant Secretary Daniel Rosenblum, June 2015

[82] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. U.S. Policy Interests and Recommendations. CSIS. May 2015, p.21.

[83] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. U.S. Policy Interests and Recommendations. CSIS. May 2015, p.11.

[84] Ibidem.

[85] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. U.S. Policy Interests and Recommendations. CSIS. May 2015, p.12.

[86] U.S. Department of State. On-the-record briefing with International Media. Robert O.Blake Jr. Bureau of South and Central Asian Affairs. August 15, 2012.

[87] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. Kazakhstan’s Evolving Foreign Economic and Security Interests. CSIS. June 2015, p.2.

[88] Ibidem, p.6.

[89] Ibidem, p.19.

[90] Kazakhstan: Recent Developments and U.S. Interests. CRS. July 22, 2013, p.1.

[91] Ibidem, p.21.

[92] United States Department of States. Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia. Foreign Assistance Fact Sheet. June, 2014.Kazakhstan, p. 1.

[93] Kazakhstan: Recent Developments and U.S. Interests. CRS. July 22, 2013, p.24.

[94] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. Kazakhstan’s Evolving Foreign Economic and Security Interests. CSIS. June 2015, p.18.

[95] Ibidem, p.19.

[96] U.S. House of Representatives. Subcommittee on Europe, Eurasia and Emerging Threats. Hearing on Islamic Militant Threat to Eurasia. February 27, 2013.

[97] United States Department of States. Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia. Foreign Assistance Fact Sheet. June, 2014.Uzbekistan, p. 1.

[98] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. Uzbekistan’s Evolving Foreign Economic and Security Interests. CSIS. June 2015, p.1.

[99] Nations in Transit 2015: Democracy on the Defensive in Europe and Eurasia. Freedom House.

[100] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. Uzbekistan’s Evolving Foreign Economic and Security Interests. CSIS. June 2015, p.25.

[101] Ibidem, p.2.

[102] United States Department of States. Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia. Foreign Assistance Fact Sheet. June, 2014.Uzbekistan, p. 1.

[103] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. Uzbekistan’s Evolving Foreign Economic and Security Interests. CSIS. June 2015, p.26.

[104] Ibidem, p.25.

[105] Коммерсант. 16.07.2015.

[106] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. Uzbekistan’s Evolving Foreign Economic and Security Interests. CSIS. June 2015, p.42.

[107] Ibidem, p.3.

[108] Freedom in the World 2013. Freedom House. 2013.

[109] Kyrgyzstan: Recent Developments and U.S. Interests. CRS. August 30, 2013, p.22.

[110] Kyrgyzstan: Recent Developments and U.S. Interests. CRS. August 30, 2013, p.22.

[111] Ibidem, p.24.

[112] United States Department of States. Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia. Foreign Assistance Fact Sheet. June, 2014.Kyrgyz Republic, p. 1.

[113] Ibidem.

[114] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. Kyrgyzstan’s Evolving Foreign Economic and Security Interests. CSIS. June 2015, p.13.

[115] Ibidem, p.1.

[116] United States Department of States. Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia. Foreign Assistance Fact Sheet. June, 2014.Tajikistan, p. 1.

[117] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. Tajikistan’s Evolving Foreign Economic and Security Interests. CSIS. June 2015, p.11.

[118] Tajikistan: Recent Developments and U.S. Interests. CRS. September 23, 2013, p.21.

[119] United States Department of States. Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia. Foreign Assistance Fact Sheet. June, 2014.Tajikistan, p. 1.

[120] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. Tajikistan’s Evolving Foreign Economic and Security Interests. CSIS. June 2015, p.14.

[121] Tajikistan: Recent Developments and U.S. Interests. CRS. September 23, 2013, p.24.

[122] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. Tajikistan’s Evolving Foreign Economic and Security Interests. CSIS. June 2015, p.1.

[123] Turkmenistan: Recent Developments and U.S. Interests. CRS. December 12, 2013, p.1.

[124] U.S. Department of State. Country Reports on Human Rights Practices for 2012. April 19, 2013.

[125] U.S. Department of State. Turkmenistan 2913 Investment Climate Statement, January 2013.

[126] 2013 Index of Economic Freedom. The Heritage Foundation.

[127] Corruption Perception Index 2014: Results. Transparency International, March 29, 2015.

[128] Nations in Transit 2015: Democracy on the Defensive in Europe and Eurasia. Freedom House.

[129] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. Turkmenistan’s Evolving Foreign Economic and Security Interests. CSIS. June 2015, p.31.

[130] Central Asia in a Reconnecting Euroasia. Turkmenistan’s Evolving Foreign Economic and Security Interests. CSIS. June 2015, p.16.

[131] Ibidem, p.13.

[132] Turkmenistan: Recent Developments and U.S. Interests. CRS. December 12, 2013, p.14.

[133] Turkmenistan: Recent Developments and U.S. Interests. CRS. December 12, 2013, p.20.

[134] United States Department of States. Office of the Coordinator of U.S. Assistance to Europe and Eurasia. Foreign Assistance Fact Sheet. June, 2014.Turkmenistan, p. 1.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.