Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2015

ИСЛАМСКОЕ ГОСУДАРСТВО В КОНТЕКСТЕ
ВОЕННОЙ ПОЛИТИКИ США

А. Н. Митяшин,
Аспирант,
Институт США и Канады РАН,
e-mail:

Аннотация. События последних четырнадцати лет в корне изменили ситуацию в регионе Большого Ближнего Востока. Проводимые американцами и их союзниками военные компании пошатнули хрупкую систему безопасности в регионе, что в итоге привело к появлению угрозы, с которой ранее не приходилось сталкиваться.

Ключевые слова: Исламское государство, военная политика США, борьба с терроризмом.

ISLAMIC STATE IN THE CONTEXT OF US MILITARY POLICY

Artem Mityashin,
Post-graduate student, Institute for US and Canadian studies,
e-mail:

Annotation. During the last fourteen years the situation in the Greater Middle East has change dramatically. Led by the USA and its Western allies military campaigns upset the fragile security system in the region resulted in rise of the unprecedented threat.

Keywords: Islamic State, US military policy, war on terrorism.

Возникновение Исламского государства

Волну демонстраций, всколыхнувшую арабский мир в конце 2010 года и продолжающуюся до наших дней, принято называть «Арабской весной». Она привела к государственным переворотам в Тунисе, Египте, Йемене, гражданским войнам в Ливии и Сирии, менее значительным и массовым протестам в других странах арабского мира. В ходе данных событий в некоторых странах были свергнуты правящие не одно десятилетие режимы, подорваны многолетние устои общества.

Термин «Арабская зима» не имеет таких жестких временных рамок, как «Арабская весна». Он впервые звучал применительно к событиям конца 2011г., но в гораздо большей степени получил известность как термин, который охватывал трагические события в арабском мире, включая военные столкновения в Ираке, более поздний период гражданской войны в Сирии, возникновение Исламского государства Ирака и Леванта, кризис в Египте 2013г. Сама Арабская зима в полном смысле этого термина подразумевает последствия Арабской весны. Пожалуй, помимо дестабилизации всего региона и политических волнений, основное внимание должно быть уделено именно ситуации в Ираке и Сирии.

В Ираке вследствие военной кампании США против режима С. Хуссейна у власти не без американской помощи пришло прошиитское правительство Нури аль-Малики. Несмотря на то, что в правительстве были изначально представлены сторонники различных вероисповеданий, со временем оно перестало пользоваться поддержкой населения, особенно ее суннитской части, обвиняющей власти в этнических чистках. Так как основная часть военно-политической элиты Ирака, включая самого С. Хуссейна, принадлежала к суннитской ветви ислама, еще в ходе военной кампании США начались боевые столкновения на религиозной почве, переросшие в подобие холодной войны, что Вашингтон категорически отрицал.

Завершая военную кампанию, США сделали упор на поставке вооружений Багдаду, созданию, найму и обучению иракских национальных сил безопасности. Президент Б. Обама, изменивший курс военной политики США в сторону снижения военного присутствия в регионе, выполнил свои предвыборные обещания и положил начало выводу войск из Ирака. В конце декабря 2011г. этот процесс был завершен. С того момента ситуация в ближневосточной стране стала неуклонно ухудшаться. Достаточно сказать, что процесс вывода войск в декабре 2011г. уже проходил на фоне возросшего количества терактов.

С выводом контингента вооруженных сил из Ирака в декабре 2011г. возникли благоприятные условия для активизации деятельности экстремистских группировок. Как и во многих других государствах, на территории которых проводились военные операции, в Ираке возник политический вакуум. Новому правительству требовалось время и совершение определенных политических шагов, чтобы вызвать доверие у населения, установить более стабильные основы государственности и создать силы национальной безопасности. Так как проамериканское правительство аль-Малики состояло из шиитов, это автоматически провоцировало суннитские террористические организации на ведение вооруженной борьбы против властей Ирака.

В Сирии в это время шла гражданская война: события Арабской весны в наибольшей степени отразились на этой стране. Волнения спровоцировали проявление агрессии со стороны правительства, затем превратившись в масштабные военные столкновения. Б. Асад отказался передать власть повстанцам, которые, сформировав вооруженные группировки, смогли установить контроль над значительной территорией Сирии. Повстанцев поддержали Суннитские монархии Персидского залива, Турция, США, страны западной Европы. Так как изначально Б. Асад и его сторонники были алавитами – последователями алавизма, ответвления шиитского направления ислама, – то на его сторону встал Иран, боевики ливанской организации Хезболла и иракских шиитских военизированных группировок.

Со временем конфликт перерос в полномасштабную гражданскую войну. Постепенно в Сирию стекалось все большее количество боевиков различных экстремистских организаций, превратив страну в «магнит для террористов». Так как США и их союзники выступали против Б. Асада, они оказывали поддержку его врагам. Таким образом, получалось, что Вашингтон в Сирии вооружал помимо повстанцев те группировки, которые ставили своей целью войну с США. Несколько позже наиболее радикальные группировки начали вести боевые действия как против правительственных войск, так и против повстанцев, тем самым усложнив ситуацию в конфликте до предела.

Вследствие ослабления государственной власти в обеих странах возникновение полугосударственных военных формирований, свободное перемещение оружия и боевиков, разгул преступности стали частью ежедневной жизни. Среди факторов, повлиявших на возникновение такого явления, как Исламское государство, были не только волнения, охватившие весь регион, и религиозно-этнические причины, но и непосредственно военная политика США, которая привела к дестабилизации и милитаризации региона.

Террористическая организация Исламское Государство в последнее время представляет собой куда большую угрозу для безопасности в регионе Большого Ближнего Востока, чем в свое время Аль-Каида.[1] Изначально возникшее как ветвь Аль-Каиды в Ираке, Исламское Государство принимало участие в вооруженных действиях против войск коалиции в Ираке и отметилось крайне жестокими мерами среди мирного населения. Объединившись в 2006г. с 11 другими суннитскими радикальными организациями и продолжая атаковать войска коалиции и мирное население, Исламское государство Ирака поставило целью захватить суннитскую часть Ирака и превратить ее в военизированное исламское суннитское государство, как только из Ирака уйдут силы международной коалиции.

Путем слияния в апреле 2013г. двух филиалов Аль-Каиды в Ираке и Сирии – Исламское государство Ирак и сирийской Фронт ан-Нусра (Джебхат ан-Нусра) была образована группировка под единым названием Исламское государство Ирака и Леванта, целью которой стало создание исламского эмирата на территории Ливана, Сирии и Ирака. Левант, в переводе со старофранцузкого означающее «восход солнца», – историческая область в восточной части Средиземноморья, охватывающее территорию Сирии, Ливана, Израиля, Иордании, Палестины, Египта, Турции, Кипра. Арабы называют данную территорию «аш-Шам».

Бойцы Исламского государства присягнули на верность лидеру Аль-Каиды Айману аз-Завахири. Однако из-за вражды и регулярных столкновений между иракской и сирийской группировками аз-Завахири в ноябре 2013г. принял решение о роспуске ИГИЛ, с тем чтобы Исламское государство в Ираке и Фронт ан-Нусра в Сирии действовали независимо друг от друга. Тем не менее, значительно усилившееся Исламское государство Ирака и Леванта не вернулось к прежнему названию и продолжало действовать на территории Ирака и Сирии отдельно от Фронт ан-Нусра.

Начались столкновения между Исламским государством, другими экстремистскими организациями, правительственными войсками и вооруженными группировками курдского населения. В январе 2014 г. против боевиков Исламского государства выступили другие сирийские группировки: Армия моджахедов, Повстанческий фронт Сирии, Исламский фронт и Фронт ан-Нусра. Столкновения между Исламским государством и другими группировками унесли к началу 2014 г. свыше 3 тыс. жизней. В феврале 2014 г. Айман аз-Завахири официально заявил, что не признает принадлежность этой группировки к Аль-Каиде.

В июне название террористической организации было сокращено до Исламского государства, подконтрольная ей территория была названа халифатом, а ее лидер Абу Бакр аль-Багдади – халифом. По замыслу джихадистов, их долгосрочной целью должно было стать создание халифата, охватывающего территорию Ближнего Востока, Северной Африки, часть территории Европы и Центральной и Южной Азии.

Шаг за шагом захватывая новые территории в Сирии и Ираке, Исламское государство установило закон шариата в контролируемых им районах. Начались пытки, аресты и жестокие расправы над мирными жителями, за мировоззрение, отличное от суннитского, введена смертная казнь. Такие запугивающие действия привели к деморализации иракской армии и к ее массовому отступлению. Меры устрашения действительно ужасающие: боевики не гнушаются снимать свои зверства над заложниками и затем распространять видеозаписи в интернете и социальных сетях. Активно развивалась преступная деятельность, включая работорговлю, продажу оружия, вербовку в ряды Исламского государства детей.

Одним из основных источников дохода стало получение денег от выкупов, полученных после взятия заложников, доходы от нелегальной продажи нефти и нефтепродуктов. Повсеместно практиковались грабежи финансовых институтов на захваченных территориях, введение налогов и дани на ведение бизнеса К середине сентября под контролем группировки было 11 нефтяных месторождений, а также нефтеперерабатывающие предприятия на территории Сирии и Ирака. Нефтепродукты продаются мафиозным группировкам, которые заинтересованы в более дешевой нефти. Помимо этого, транслируются сведения о поддержке Исламского государства со стороны Саудовской Аравии, Турции, Кувейта – стран, заинтересованных в свержении Б. Ассада.[2] , [3]

С конца июня 2014 г. террористы Исламского государства начали активные действия на территории Сирии. Исламское государство взяло под контроль ряд месторождений нефти как в Сирии, так и в Ираке в районе Мосула и Киркука. Боевики, захватившие две крупные военные базы в Ираке, имеют в своем распоряжении большое количество разнообразного оружия и военной техники, включая переносные зенитно-ракетные комплексы, танки, бронетранспортеры и гаубицы американского производства, захваченные у иракской армии самолеты МИГ.

К концу лета численность моджахедов составляла, по оценкам ЦРУ, около 32 тысяч, по сообщениям местных СМИ – порядка 50.000 и даже 80.000, озвучивались и куда большие цифры. Костяк составляют суннитские исламисты, воевавшие против войск коалиции в Ираке и против правительства Сирии. В рядах Исламского государства выходцы из более 80 стран, в том числе Европы, США, Канады, России и Австралии. Было бы неправильным считать, что Исламское государство рассматривается жителями региона лишь как источник угроз. Например, северные территории Ирака, где преобладает суннитское население, оказывали поддержку боевикам, так как не возлагали особых надежд на проамериканское правительство аль-Нурики, притеснявшим суннитов.

Военная политика США по отношению к Исламскому государству

В Ираке США располагали несколькими десятками военных для защиты граждан США в Багдаде и небольшим штатом военных советников и консультантов, которые занимались обучением национальных сил безопасности Ирака. На протяжении июня количество войск было утроено, а в июле эта цифра достигла 800 человек. В 2013г. над территорией Ирака Вашингтон осуществлял полеты БПА для сбора информации о силах повстанцев.

В середине августа Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию № 2170 о введении санкций против шести лидеров Исламского государства и Фронт ан-Нусра, которые участвуют в финансировании, планировании, содействии, подготовке или совершении террористических актов. Резолюция также запрещает поставки, продажу и передачу оружия, боеприпасов, транспортных средств, оборудования и амуниции.

Первые удары с воздуха США нанесли по позициям Исламского государства на территории Ирака 8 августа. Днем ранее Б. Обама объявил, что он отдал приказ об атаке, преследуя следующие цели[4]:

  • Защитить граждан США на территории Ирака

  • Не допустить геноцида езидов и других национальных меньшинств в Ираке, предотвратить гуманитарную катастрофу и оказать помощь блокированным на горе Синджар беженцам

  • По просьбе курдского населения содействовать в борьбе против Исламского государства

  • Оказать помощь правительству Ирака

Удары по позициям Исламского государства на севере Ирака на протяжении конфликта также наносят ВВС Великобритании, Канады, Франции, Австралии и других союзников. Германия направила на север Ирака своих военных советников, а также военную амуницию. По словам Б. Обамы, военные удары по Исламскому государству не означали возвращение вооруженных сил США в Ирак, так как не существует военного решения иракского кризиса американскими средствами.[5]

Стоит упомянуть новый курс военной политики Б. Обамы, который не был сторонником сугубо силового метода в решении конфликтов. Среди его предвыборных обещаний звучали намерения положить конец войнам в Ираке и Афганистане, тем самым сохранить жизнь американским военным, сократить расходы Пентагона и начать восстановление американского имиджа в арабском мире. Б. Обама в сфере военной политики делал ставку на вовлечение большого количества союзников и партнеров для решения проблем, отвечающих общим интересам, военную дипломатию и международные организации. Все это происходило в условиях жесткой экономии средств, которая во много предопределила курс военной политики Вашингтона. Несмотря на то, что Б. Обама позиционировал себя как поборника мира, после избрания его на должность президента в одной из военных кампаний он поучаствовал. США при его президентстве были вовлечены в создание военной коалиции против режима М. Каддафи в Ливии. Масштабной американской интервенции с последующей сухопутной операцией в Ливии не случилось, но реализация концепции «лидерство из задних рядов» также требовала определенных расходов.

Президент США 10 сентября выступил с речью, где обозначил основные направления стратегии по борьбе с Исламским государством, которые впоследствии были опубликованы в более развернутом виде Пентагоном. Б. Обама упомянул, что Исламское государство представляет угрозу не только странам Ближнего Востока и американским гражданам в регионе, но и США и их европейским союзникам. По мнению президента, Вашингтон не может позволить себе проведение полномасштабной операции в регионе, поэтому большие надежды возлагались на сотрудничество с партнерами по коалиции. Целью стратегии является ослабление и затем полное уничтожение противника.

О стратегии заявлялось и ранее, в ней выделялось три основных стадии. Во-первых, предполагалось нанести удары с воздуха по боевикам в Ираке с целью защитить этнические меньшинства и американский дипломатический, разведывательный и военный персонал и оборудование, а также ослабить позиции террористов на захваченными ими территориях в северном и западном Ираке. К началу второй декады сентября было нанесено 143 удара по Исламскому государству.[6]

Вторая стадия должна была начаться после того, как Ирак сформирует стабильное правительство. Ее цель – тренировка и снабжение обмундированием иракских и курдских вооруженных сил и, возможно, представителей местных суннитских племен. 8 сентября было сформировано новое правительство во главе с шиитским премьер-министром Хейдаром аль-Абади. В состав правительства помимо шиитов вошли как суннитские, так и курдские представители.

На следующей фазе боевые действия должны были перенестись в Сирию и, по замыслу правящих кругов США, привести к уничтожению боевиков Исламского государства. Б Обама прямо заявил, что «у меня не будет сомнений по поводу проведения военных операций в Сирии, так же как в Ираке. Это ключевой принцип моего президентства: если вы угрожаете Америке, вы не сможете найти в мире безопасного убежища».[7] Речь президента США по своей значимости была чрезвычайно важной с точки зрения внешней политики и, следовательно, ее военных основ. Она имела немало общего с обращением к нации предыдущего президента и была произнесена практически ровно 13 лет спустя после трагических событий 11 сентября 2001г.

Финальный этап должен был стать самым противоречивым с политической точки зрения: если в Багдаде одно проамерикански настроенное правительство сменилось на другое и каких-либо препятствий для проведения военных операций на территории Ирака в рамках международных норм не предвиделось, то в Сирии картина была иной. Президент Б. Асад неоднократно предупреждал Вашингтон о недопустимости нанесения ударов по позициям боевиков без одобрения Дамаска. Были выдвинуты предположения, что для завершения финальной стадии потребуется несколько десятков месяцев и произойдет это, возможно, при администрации следующего президента.

Реализация стратегии по борьбе с Исламским государством будет основываться на следующих пунктах, которые упомянул Б. Обама в своей речи и которые были расширены в последующих официальных документах Белого Дома и Пентагона:

  • Поддерживать иракское правительство, сформированное для эффективного управления страной, которое опирается на поддержку широких слоев населения и этнических групп и выстраивает надежные отношения с региональными партнерами и союзниками.

  • Исключить возможность получения надежного убежища боевиками и поддержать Ирак как единственное государство, которое на территории своей страны борется с ними. Обладая огромным военным потенциалом, США смогут наносить систематичные авиаудары, содействуя вооруженным силам Багдада и ослабляя инфраструктуру противника.

  • Усиливать военные возможности и потенциал партнеров, чтобы обеспечить возможность проведения эффективной долгосрочной кампании против боевиков. Для этого планировалось направить дополнительный персонал в Ирак для военного консультирования и обучения локальных сил безопасности. В Сирии основным союзником оставались оппозиционные Б. Асаду силы, которые по своим религиозным убеждениям относились к умеренным и вели боевые действия против радикальных исламистов.

  • Уделять большое внимание точности разведывательной информации о возможностях, планах и намерениях противника путем осуществления полетов над территорией противника. Полученными данными Вашингтон намеревался делиться с военными силами Ирака.

  • Подорвать источники финансирования Исламского государства. Помимо внутренних источников отмечалось важность устранения финансовых потоков извне.

  • Раскрыть истинную природу Исламского государства и с помощью союзных США мусульманских стран доказать, что действия боевиков, прикрываемые религиозными намерениями, в корне ошибочны и преступны.

  • Ослабить поток террористов из других стран, который подпитывает боевиков в Сирии и Ираке.

  • Принимать меры по защите американских граждан на территории США. В данном случае уместно упомянуть группировку Хорасан, лидеры которой занимали столь высокие посты в Аль-Каиде при бен Ладене, что они были осведомлены о готовящихся терактах в 2001г. Целью организации является осуществление террористической деятельности против США и стран Запада на их территории.

  • Оказывать гуманитарную помощь населению Сирии и Ирака, которое в большой степени пострадало от военных действий и от конкретных мер боевиков. Конфликты породили миграционные процессы в большом масштабе на Ближнем Востоке.

По территории Сирии 23 сентября были нанесены удары совместными силами США, Бахрейна, Иордании, Катара, Саудовской Аравии и ОАЭ. Несколькими неделями ранее США приступили к созданию международной коалиции по борьбе с террористами Исламского государства. К международной коалиции присоединились более 60 стран, в том числе Австралия, Бельгия, Великобритания, Германия, Дания, Египет, Иордания, Ирак, Италия, Канада, Катар, Ливан, Нидерланды, ОАЭ, Польша, Саудовская Аравия, Турция и Франция.

Б. Обама не добился согласия на проведение любого рода операции в Сирии от Б. Асада, какого-либо официального разрешения со стороны Совета Безопасности ООН также не было получено. При принятии решения о нанесении ударов президент США отталкивался от того факта, что группировки в Сирии представляют угрозу для всего региона в целом, для американцев и европейцев, тем самым объясняя, что, с его точки зрения, этого повода было достаточно. Конечно, США действовали не в одиночку, сформировав широкую коалицию для борьбы с противником.

Стоит отметить, что в Ираке в коалицию вошли силы США и их европейских союзников, Австралия, Канада, Новая Зеландия. Государства Ближнего Востока в борьбу с Исламским государством вовлечены не были. Исключение составляет лишь шиитский Иран и спонсируемая им группировка Хезболла, которые совместно с иракскими силами национальной безопасности провели несколько операций. Однако в Сирии США вынуждены полагаться лишь на региональных партнеров. Великобритания выразила готовность помочь со сбором разведывательной информации, Израиль выразил одобрение действиям Вашингтона, европейские союзники воздержались от принятия участия в сирийской кампании.

Финансовую помощь Ираку и умеренной сирийской оппозиции оказывают США и Саудовская Аравия. Эти две страны также оказывают содействие в подготовке военнослужащих иракской армии и бойцов сирийской оппозиции, которая на данном этапе воюет как против Исламского государства, так и против правительства Башара Асада. Турция, которая обвинялась в симпатиях к Исламскому государству, под давлением была вынуждена присоединиться к коалиции и начать обстреливать позиция боевиков на севере Сирии.

В ноябре 2014г. Б. Обама озвучил, что стратегия США по борьбе с Исламским государством вступила в новую стадию, а с первым этапом американские вооруженные силы успешно справились. Отмечались успехи политической реформы в Ираке, создание нового правительства, состоящего из шиитов и суннитов. Создание коалиции для ведения военных действий в Ираке и Сирии и подготовке вооруженных сил также было занесено в актив военной политики Вашингтона.[8]

Для того, чтобы добиться более ощутимых результатов, Б. Обама принял решение об отправке дополнительного контингента в 1500 человек для борьбы с Исламским государством, тем самым удвоив численность войск США в Ираке. Планировалось создать два дополнительных центра для американских военных консультантов и советников. Местоположение первого – к северу от Багдада, другой находится в западной провинции Анбар. Обязательным условием расширения контингента в Ираке является согласие Конгресса ассигновать часть средств на проведение мер военного строительства. Пресс-секретарь Пентагона Дж. Кирби сообщил о намерении вооруженных сил США создать и обучить 12 бригад, включая 9 бригад сил национальной безопасности Ирака и 3 бригады пешмерга – вооруженных сил Иракского Курдистана.

Для этих целей Белый Дом в дополнение к одобренным 56.8 млрд. долл. на операции за рубежом вынужден был запросить у Конгресса дополнительные 5.6 млрд долл., 1.6 из них – на вооружение и обучение иракских военных сил. Около 3.4 млрд. планировалось потратить на поддержку текущих операций, включая военное консультирование, сбор разведывательной информации и вооружение.

Остальная часть средств, которая не попадает под статью военных расходов, выделялась правительству Ирака, а также на поддержание дипломатических усилий США за рубежом и на оказание помощи соседним Ливану и Иордании. Было также объявлено о рассредоточении центров подготовки местных сил безопасности на западе, севере и юге страны. Большинство из них в данный момент сконцентрировано вокруг Багдада и курдского Эрбиля.[9]

Пентагон совместно с европейскими союзниками планировал запустить программу обучения войск умеренной сирийской оппозиции для ведения боевых действий против Исламского государства в первую очередь, а не для оказания давления на режим Б. Ассада, вопреки ожиданиям американских союзников на Ближнем Востоке. Достижение значимого результата, по мнению военных кругов США, стоит ожидать минимум через 8-12 месяцев. Эти меры дополнялись продолжающимися ударами союзников с воздуха по позициям экстремистов. Как и в иракской кампании 2003-2011 гг. США делали ставку на сотрудничество с местными суннитскими племенами.[10]

Результаты военных действий коалиции против Исламского государства

Военная операция против боевиков Исламского государства получила название Inherent Resolve, что на русский язык можно перевести как «неотъемлемая решимость». С нанесением ударов по боевикам в Сирии основные положения стратегии по борьбе с Исламским государством несколько изменились. Бомбардировке подвергались позиции террористов теперь уже в двух странах, причем в Сирии атаке с воздуха подвергся Фронт ан-Нусра и группировка Хорасан.

Несмотря на некоторые заявления представителей Белого Дома и Пентагона о большой значимости авиаударов и изменении баланса сил в пользу коалиции, фактически больших успехов не было замечено. США и их союзники в период с августа по конец октября нанесли по Исламскому государству в Сирии и Ираке в общей численности более 660 авиаударов (около 130 из них легло на плечи союзников и партнеров по коалиции[11]), и порядка 1700 поставок снаряжения, что в разы ниже показателей за примерно такой же период военных действий США в Афганистане. В среднем ежедневные траты на военные действия составили 8 млн. долл., общая сумма расходов достигла 776 млн. долл.[12] К началу апреля эти цифры несколько увеличились: так, деньги американских налогоплательщиков в размере 8.6 млн. долл. ежедневно уходили на осуществление военной операции против Исламского государства, доведя совокупные траты до 2.11 млрд.[12] На тот момент времени количество авиаударов по позициям боевиков в Ираке и Сирии превысило 1900 и 1600 соответственно, в ходе которых было поражено более 6.000 целей.[13]

Бомбардировки позиций боевиков дали определенный результат: уже в феврале по разным данным в ходе военной операции было убито по разным оценкам от 6.500 до 15.000 экстремистов, был снижен военный потенциал противника. Исламское государство потеряло контроль над 25-30% своей иракской территории. В целом иракским и курдским силам безопасности удалось захватить ряд городов и важных объектов. В апреле 2015г. иракским правительством было объявлено об освобождении г. Тикрит.

Тогда же было объявлено о ликвидации лидера Исламского государства аль-Багдади, получившего тяжелое ранение и впоследствии скончавшегося. Однако точных доказательств его смерти нет, в данный момент группировку возглавляет Абу Аля аль-Афри. В процессе нанесения ударов с воздуха войсками коалиции было уничтожено или поражено 77 танков боевиков, 287 армейских вездехода, более 1700 зданий, 1300 укреплений террористов и 152 объекта нефтяной промышленности.

США продолжают оказывать помощь иракским войскам: было поставлено 6 танков, порядка 100 млн. патронов, 1.700 управляемых ракетных комплексов, 250 бронированных автомобилей, более 12.000 единиц стрелкового оружия, бронежилетов и шлемов. Осуществляется поставка американских боевых самолетов и обучение иракских пилотов. Часть вооружений была сразу же передана курдским силам безопасности.

В соответствии со своей стратегией, Вашингтон приступил к созданию центров обучения военных и формированию 9 иракских и 3 курдских вооруженных бригад. С этой целью в начале 2015г. США направили дополнительный контингент войск в Ирак, доведя общую численность американских военнослужащих до 4.400 человек. Было создано 4 лагеря, где американскими военными подготавливались иракские и курдские военнослужащие. В результате к середине апреля порядка 6.500 человек прошли курс обучения и 4.900 были в процессе подготовки. Также Вашингтон оказывает финансовую и гуманитарную помощи Ираку.

Влияние Исламского государства на страны Ближнего Востока и Центральной Азии.

Возникновение такого формирования как Исламское государство не могло не повлиять на события, происходящие в регионе. Имея в своем составе подразделения в нескольких странах, боевики активизируют свою деятельность в тех местах, где для этого создаются благоприятные условия: наблюдается кризис политической власти, возрастают волнения в обществе и усиливаются антагонистические настроения или обостряются противоречия на этническо-религиозной почве. Террористы умело пользовались такими возможностями для осуществления своей деятельности.

Арабская весна оказала огромное влияние на политическую и социально-экономическую обстановку в регионе. В некоторых странах народные волнения не были масштабными, в других государствах напряжение доходило до предела и выливалось в вооруженные столкновения. Одним из самых кровопролитных событий стала гражданская война в Ливии, в ходе которой США и их союзники поддержали повстанческие силы и участвовали в нанесении ударов по позициям правительственных войск. Имеются данные подтверждающие причастность западных сил специального назначения в ходе штурма Триполи. По завершении иностранной военной интервенции ливийский народ остался без стабильной системы государственного управления. В стране царил хаос: обычным явлением стала преступность, свободное перемещение оружия по территории страны, грабежи, отсутствие внутренних сил, обеспечивающих безопасность.

После свержения режима М. Каддафи в стране управлял Всеобщий национальный конгресс, над которым постепенно устанавливали контроль исламистские силы, что вызывало массовые волнения и впоследствии привело к восстанию, которое снова вылилось в длительный вооруженный конфликт. Часть боевиков, воюющих в Сирии против режима Б. Асада, стала возвращаться в Ливию. Со временем их ряды пополняло все большее количество человек, в конечном итоге присягнувшие на верность Исламскому государству. Боевикам удалось захватить ряд территорий и городов в Ливии, а также установить контроль над нефтяным месторождением. В данный момент силы Исламского государства представляют собой «третью сторону» в ливийском конфликте.

В феврале 2015г. Исламским государством в интернет был выложен видеоролик, в котором была заснята казнь 21 египетских христиан. В ответ Каир заявил, что оставляет за собой право предпринимать любые действия в качестве мести террористам. Египетские ВВС совместно с ливийскими стали наносить удары по позициям боевиков. Исламское государство спланировала новые теракты и похищения граждан Египта.

Зимой 2015г. было объявлено о вхождении некоторых пакистанских талибов в состав Исламского государства. Его ячейки и военное присутствие распространяется на такие страны как Нигерия, Алжир, Пакистан, Филиппины, Камерун, Нигер, Чад, Афганистан и Йемен. В Нигерии функционирует Западноафриканская провинция Исламского государства, которая насчитывает порядка 10.000 боевиков. Группировка представляет прямую угрозу Чаду и Камеруну. В Йемене действовала Аль-Каида на Аравийском полуострове, которая имела традиционно сильное влияние в этом государстве, где существовавшие религиозные противоречия обострились в ходе арабской весны. Начало следующего витка конфликта между шиитским ополчением хуситов и правительственными войсками в Йемене датируется летом 2014г., когда повстанцы активизировали свою деятельность. С тех пор они установили контроль над солидной частью территории государства. Такие события спровоцировали реакцию суннитской Аль-Каиды на Аравийском полуострове, которая позже вошла в состав Исламского государства. Боевики установили контроль над рядом нефтегазовых районов и крупных городов. Таким образом, можно сказать, что угроза, которую таит в себе Исламское государство, гораздо опаснее, более непредсказуема и совсем не ограничивается созданием квазигосударственного образования на территории Сирии и Ирака.

Так как боевые столкновения фокусируются в основном на территории Ближнего Востока, стоит упомянуть соседний с ним регион Центральной Азии. Не отличаясь высоким уровнем политической стабильности, социально-экономического развития, государства региона могут стать целями боевиков. Более того, в регионе существует целый ряд нерешенных вопросов, связанных с территориальными претензиями государств и этническими меньшинствами. Исламское движение Узбекистана, которое взяло ответственность за ряд нападений на правительственные силы в ряде стран региона, примкнуло к Исламскому государству. В Киргизию, Туркменистан, Таджикистан могут хлынуть потоки боевиков со стороны Ближнего Востока. Развитие событий по такому сценарию может обернуться трагичными последствиями. Не стоит забывать, что миллионы людей из данных государств находятся на территории России.

Объявив себя халифом, аль-Багдади назвал в качестве своих врагов США и Россию. Применительно к последней упоминалось притеснение мусульман на Кавказе. На некоторых видеозаписях, сделанных боевиками, звучат призывы вернуться на Кавказ и продолжить джихад. Например, житель Грузии, присоединившийся к Исламскому государству и получивший известность под именим Омар аш-Шишани, стал одним из полевых командиров боевиков.

По разным данным на стороне Исламского государства от 500 до 1700 наемников из Российской Федерации, причем большинство наемников из Чечни. Получив опыт в вооруженных столкновениях в Сирии и Ираке, террористы могут вернуться в Россию, что станет весьма опасной угрозой для безопасности страны. Возвращение может произойти через такие страны как Узбекистан или Таджикистан, в которых также имеются ячейки террористических организаций и с которыми у России нет визового режима. Стоит также отметить, что сообщества, посвященные Исламскому государству, имеются в российских социальных сетях.

* * *

Позиция Вашингтона по вопросу легитимности правительства Б. Асада не изменилась – оно должно уйти в отставку, так как виновно в развязывании гражданской войны в Сирии, повлекшей за собой создание условий, благоприятных для возникновения Исламского государства и процветания терроризма в регионе. После того, как боевики будут ослаблены и уничтожены, США будут выступать за политическую реформу в Сирии.

При всем этом отмечается, что войска США не будут принимать непосредственное участие в боевых действиях, США ограничатся лишь поставками вооружения, обучением, военными консультациями, ударами с воздуха, военной дипломатией, созданием коалиции и сбором разведывательной информации. По большому счету такая позиция США укладывается в военно-политический курс Б. Обамы: делается ставка на коллективные действия, привлекаются партнеры не только в масштабе государств, но и на племенном уровне и уровне локальных группировок. США не планируют проведение наземной операции против Исламского государства, фокусируясь на обучении и вооружении партнеров в регионе.

Большое количество критики в адрес президента было направлено в связи с отсутствием с работающей стратегии, основанной на конкретных тактических действиях более мелкого масштаба. Например, изначально планируемые шаги по уничтожению Исламского государства в Ираке с целью выдворить террористов из этой страны, а затем уделить должное внимание борьбе с ними в соседней стране, обрисовывали перспективу оставить единственную союзную силу в регионе – Свободную армию Сирии – в одиночестве воевать против правительственной армии Б. Асада и боевиков Исламского государства. Заключать какие-либо соглашения с правительством Сирии Вашингтон отказывался, подчеркнув несколько раз, что Б. Асад потерял всякую легитимность нахождения у власти и должен покинуть свой пост.

Б. Обама, как и его предшественник, действовал без согласованной санкции ключевой международной организации – ООН, понимая, что там он встретит неодобрение со стороны Китая и России. Таким образом, можно заключить, что нынешний президент США попал в куда более сложную ситуацию, вызванную событиями на Ближнем Востоке, чем Дж. Буш-младший. Как следствие, Б. Обама вынужден был действовать в той же манере, что и его предшественник, и использовать те же инструменты, за которые он так много критиковал администрацию Дж. Буша-младшего.

Для нынешнего президента ситуация осложняется тем, что враг, с которым приходится иметь дело, куда более опасный и серьезный, а ресурсов и поддержки со стороны избирателей и политических кругов меньше. Дж. Буш-младший сумел сплотить нацию после событий 11 сентября вокруг себя, ему было оказано огромное доверие населением и демократами, он не встречал такого мощного изначального сопротивления при попытке принять то или иное решение. Экономическая ситуация также была благоприятной для США: на протяжении 1990-х годов наблюдался весьма устойчивый экономический рост, благодаря которому Вашингтон мог себе позволить не скупиться на военные нужды.

Б. Обама находится в более непростых условиях. Он не может рассчитывать на широкую поддержку не только со стороны республиканцев, но и демократов. Военная политика Вашингтона на Большом Ближнем Востоке не находит понимания в умах простых американцев в условиях непростой финансово-экономической ситуации.

Финансовая составляющая стала играть более значимую роль в вопросах военной политики. Во-первых, Б. Обаме достался в наследство большой государственный долг и огромные расходы на фоне прогрессирующего дефицита бюджета. Отталкиваясь от предвыборных обещаний, решение этих вопросов требовало большего внимания, чем урегулирование ситуации на диаметрально противоположной части земного шара.

Во-вторых, помимо не совсем обнадеживающих экономических показателей США Б. Обама пришел к власти, когда кризис был в самом разгаре, что оказывало сильное влияние на объемы финансирования Пентагона. Третьим финансовым фактором военной политики Б. Обамы стало принятие соответствующих законов, которые сокращали военный бюджет, таких как Закон о секвестировании бюджета 2011г.

В итоге, любой военно-политический шаг должен был быть осуществлен с оглядкой на финансирование и на одобрение соответствующей статьи расходов Конгрессом США, заручившись предварительно поддержкой однопартийцев. В парламенте любое подобное обсуждение вызывало уйму вопросов и всегда сопровождалось горячими дебатами. В такой ситуации запуск каждой ракеты или взлет каждого самолета ВВС США увеличивает расходную часть бюджета на фоне всеобщего сокращения военных издержек.

Однако Б. Обаме удалось создать коалиции по борьбе с Исламским государством в Ираке и Сирии. Отказ от участия в наземной операции является следствием сокращения расходов и нежелания Б. Обамы быть вовлеченным еще в один конфликт, учитывая уроки предыдущей администрации и далеко не популярное участие в ливийской войне. Позиция Б. Обамы в вопросе военной политики при конфликте с Исламским государством подвергается критике со стороны бывших военных, занимавших высокие должности. По их мнению, до тех пор, пока конфликт не будет решен с вовлечением сухопутных войск США, нет смысла говорить о возможности успешного окончания операции.

Тем не менее, текущая военная политика постепенно доказывает свою несостоятельность в борьбе с таким серьезным противником, как Исламское государство, и ставит под сомнение эффективность применения «умной силы» в далеко не самом простом регионе мира. Силам коалиции удалось достичь некоторых успехов в Ираке и уничтожить несколько тысяч боевиков Исламского государства. Однако, в Сирии значительного прогресса достичь не удалось.

Постепенно появляется все большее количество ответвлений Исламского государства в других странах, идет вербовка новых воинов, совершаются террористические акты в европейских странах, которые стали основными «поставщиками» боевиков среди государств, не принадлежащих региону Большого Ближнего Востока. В регионе продолжают происходить трагические события, от рук боевиков погибли тысячи христиан, шиитов, езидов, курдов, десятки тысяч стали беженцами. Фактически на территории Исламского государства возрождено рабство и работорговля. Казни мирных жителей и захваченных военнопленных активно используются как метод устрашения и деморализации противника. Нападения на мирных представителей религиозного меньшинства – иракских езидов – можно классифицировать как геноцид, о чем говорится в докладе ООН, подготовленным по инициативе Багдада. Помимо этого, упоминается использование несовершеннолетних в боевых действиях, принудительное обращение в ислам, пытки мирного населения.

Боевики преднамеренно уничтожают объекты культурного наследия, разрушая музеи и сжигая книги. Это же происходит и с объектами религиозного поклонения, например, с шиитскими мечетями. ЮНЕСКО охарактеризовала эти действия как культурную чистку. Исламское государство ведет свою разрушительную деятельность не только на контролируемой территории. Группировка регулярно заявляет о своей ответственности за взрывы, нападения и другие преступления. Практически каждый день происходит либо террористический акт, либо убийство или похищение мирных жителей, либо сообщается о новых столкновениях с войсками коалиции.

Как нельзя лучше текущую ситуацию на Большом Ближнем Востоке характеризуют слова Г. Мирского: «Я всю жизнь занимаюсь Ближним Востоком, но могу твердо сказать: хуже положения, чем сейчас, в этом регионе я не припомню».


Список литературы:

[1]. До сентября 2014г. в СМИ группировка зачастую упоминалась как Исламское государство Ирака и Леванта или Ирака и Сирии

[2]. CNN. ISIS: Can coalition cut off funding of world's wealthiest terror group? http://edition.cnn.com/2014/10/27/business/isis-wealthiest-terror-group-defterios/

[3]. Guardian, To really combat terror, end support for Saudi Arabia http://www.theguardian.com/commentisfree/2014/aug/31/combat-terror-end-support-saudi-arabia-dictatorships-fundamentalism

[4]. Statement by the President, August 7, 2014 https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2014/08/07/statement-president

[5]. Weekly Address: American Operations in Iraq https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2014/08/09/weekly-address-american-operations-iraq

[6]. New York Times. Destroying ISIS may take years, officials say http://www.nytimes.com/2014/09/08/world/middleeast/destroying-isis-may-take-3-years-white-house-says.html?_r=2

[7]. Statement by the President on ISIL. September 10, 2014 https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2014/09/10/remarks-president-barack-obama-address-nation

[8]. Statement on the Administration's Strategy and Military Campaign Against ISIL Before the House Armed Services Committee http://www.defense.gov/Speeches/Speech.aspx?SpeechID=1900

[9]. The Washington Post. Obama plans to double U.S. force in Iraq http://www.washingtonpost.com/world/national-security/obama-more-than-doubles-number-of-troops-authorized-for-iraq/2014/11/07/846e0442-66bb-11e4-9fdc-d43b053ecb4d_story.html

[10]. The Guardian. Barack Obama doubles US troop levels for war against Isis in Iraq http://www.theguardian.com/us-news/2014/nov/07/obama-doubles-us-troop-levels-iraq-isis

[11]. Hagel: ISIL Degraded But Remains Dangerous http://www.defense.gov/news/newsarticle.aspx?id=123630

[12]. Inherent Resolve: Targeted operations against ISIL terrorist http://www.defense.gov/home/features/2014/0814_iraq/

[13]. FACT SHEET: U.S.-Iraq Cooperation https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2015/04/14/fact-sheet-us-iraq-cooperation

[14]. Эксперт. Хаос на Ближнем Востоке перестал быть управляемым http://expert.ru/2014/01/8/g-mirskij-vojna-iz-sirii-perehlestnula-v-irak/



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.