Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2015

СОСТОЯНИЕ И РАЗВИТИЕ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ БИОТЕХНОЛОГИИ В РОССИИ

Л. П. Жиганова,
кандидат биологических наук,
старший научный сотрудник
Центра аграрных проблем США и Канады
Института США и Канады РАН,
e-mail:

Аннотация. В статье анализируется состояние и развитие сельскохохяйственной биотехнологии и регулирование вопросов биобезопасности в России.

Ключевые слова: сельскохозяйственная биотехнология, ген-модифицированные организмы, трансгенные культуры, биобезопасность.

THE STATUS AND DEVELOPMENT OF AGRICULTURAL BIOTECHNOLOGY IN RUSSIA

Zhiganova Larissa Petrovna,
PhD in Biology, senior resercher,
Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article analyses the status and development of agricultural biotechnology and the regulation of biosafety in Russia.

Keywords: Agricultural biotechnology, gene-modified organisms, transgene crop, biosafety

В начале ХХI в. рост сельскохозяйственного производства в США происходил благодаря применению высокоурожайных сортов сельскохозяйственных культур, использованию улучшенных высокопродуктивных пород скота и птицы, усовершенствованных методов борьбы с вредителями и болезнями, современных способов механизации и химизации. Новые прогрессивные технологии, основанные на достижениях научно-технического прогресса, и, в первую очередь, в биотехнологии, позволили американским фермерам упрочить свои лидирующие позиции в мировом производстве и реализации сельскохозяйственной продукции. Впечатляющие результаты, полученные в работах с использованием генной инженерии и открывающиеся неограниченные возможности нового направления научных исследований, дают основание предположить, что наступившее столетие, не без основания, нарекли «веком биотехнологии». Тем более что эта новейшая ветвь биологической науки становится необходимым инструментом для создания устойчивого сельского хозяйства.

Биотехнология является одним из направлений развития промышленности и сельского хозяйства, имеющим макроэкономическое значение. Поэтому, учитывая колоссальное значение по эффективности для экономики, во всех ведущих странах мира разработаны и действуют национальные и международные программы по биотехнологии, финансируемые государственным и частным капиталом.

Инновационное развитие современной экономики включает в себя три направления развития технологий: информационные технологии, нанотехнологии и биотехнологии. Внедрение современных информационных технологий в России осуществляется в течение последних 20 лет, в течение которых удалось создать современные системы связи, внедрить в промышленность передовые информационные технологии, сделать массово доступным Интернет и мобильную связь. Наноиндустрия находится в стадии активного формирования в течение последних 5 лет. Сфера биотехнологий, при всей ее перспективности и огромных потенциальных размерах новых рынков, пока не получила достаточного импульса для развития в России (за исключением биофармацевтики). По оценкам, мировой рынок биотехнологий в 2025 году достигнет уровня в 2 трлн. долларов США, темпы роста по отдельным сегментам рынка колеблются от 5-7 до 30 % ежегодно. Доля России на рынке биотехнологий составляет на сегодняшний день менее 0,1 %, а по ряду сегментов (биоразлагаемые материалы, биотопливо) практически равна нулю.[1]

За прошедшие 20 лет в мире созданы принципиально новые биотехнологии и продукты, а производство ранее известных существенно оптимизировано. Россия почти не участвует в этом процессе. В итоге более 80% биотехнологической продукции, которая потребляется в России, является импортом, а объемы потребления биотехнологической продукции в России остаются несопоставимо низкими по сравнению как с развитыми, так и с развивающимися странами. Выпуск биотехнологической продукции осуществляется малыми партиями, для этой цели используется лабораторное оборудование, которое фактически не предназначено для этих целей.

В тех сегментах, где потребление продуктов промышленной биотехнологии относительно развито, доминируют международные компании: импортируется 100% кормовых аминокислот для сельского хозяйства (лизин), до 80% кормовых ферментных препаратов, 100% ферментов для бытовой химии, более 50% кормовых и ветеринарных антибиотиков, 100%) молочной кислоты, от 50 до 100% биологических пищевых ингредиентов. На российском рынке уже 20 лет представлена продукция ведущих биотехнологических компаний мира, но ни одна из этих компаний не организовала свое производство в России.

За последние годы в РФ создан ряд инструментов для поддержки развития биотехнологий, в частности, в области сельскохозяйственной биотехнологии ряд программ – «Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия» - Минсельхоз России; «Воспроизводство и использование природных ресурсов» - Минприроды России.

Биотехнологическая тематика активно поддерживалась Российским фондом фундаментальных исследований и научными программами государственных академий - РАН, РАМН, Россельхозакадемии. Прикладные и внедренческие проекты финансировались Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, ОАО "РОСНАНО", ОАО "РВК". Реализуются региональные программы развития биотехнологии (Чувашская Республика, Республика Татарстан). Сформированы и решением Правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям включены в Перечень технологических платформ 3 технологические платформы биотехнологической направленности: "Медицина будущего", "Биоиндустрия и Биоресурсы - БиоТех2030" и "Биоэнергетика".[1]

Стратегией инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года определено, что инновационное развитие должно стать основным источником экономического роста путем повышения производительности труда и эффективности производства во всех секторах экономики, расширения рынков и повышения конкурентоспособности продукции, наращивания инвестиционной активности, роста доходов населения и объемов потребления.

В 2014 г. реализованы крупные проекты по внедрению инновационных технологий, снижению экологической нагрузки на окружающую среду и сокращению импортных поставок. Эти проекты связаны с биотехнологией, биоэнергетикой, нанотехнологией и т.д.

В 2014 г. вступил в строй первый в России завод по производству лизина в Белгородской области с проектной мощностью 35 тыс. т продукции в год. Начата реализация инвестиционных проектов «Строительство и реконструкция комбикормовых заводов». В 2014 г. в 15 субъектах РФ реализуется 26 таких проектов на общую сумму 4,28 млрд. руб. Реализуется проект «Протеин России», в котором разработано высокотехнологичное производство белкового концентрата из подсолнечника. Разработана также технология получения продукта «Протемил» компанией «Биотехнологии» в качестве альтернативы белковым концентратам импортного производства. В 2014 г. в Республике Алтай введен первый завод мощностью 6 тыс. т белкового концентрата. Второй и третий мощностью 25 тыс. т планируется ввести в Воронежской области и в Республике Татарстан. Планируется к 2020 г. заменить практически все импортные аналоги белковых концентратов.[4]

Продолжается освоение и внедрение нового ассортимента средств защиты растений в сотрудничестве с крупнейшими отечественными производителями пестицидов – ЗАО «Фирма Август», ЗАО «Щелково Агрохим». В результате внедрения нового ассортимента и новых технологий внесения пестицидов токсическая нагрузка на зерновых культурах сократилась за последние годы более чем в 2 раза. Ассортимент средств защиты растений применяется на 115 сельскохозяйственных культурах против 90 вредоносных объектов на 65 млн. га.

Минсельхоз России осуществляет взаимодействие с технологической платформой «БиоТех2030» в рамках Комплексной программы развития биотехнологий Российской Федерации на период до 2020 г.

В рамках указанной программы выполняются исследования, которые обеспечивают:

  • создание сельскохозяйственных культур с заданными признаками;

  • ускорение селекционного процесса;

  • сохранение генофонда вегетативно размножаемых растений;

  • ускоренное размножение и оздоровление посадочного материала плодовых, ягодных культур и семенного картофеля.

С помощью методов ДНК маркирования проводится генотипирование сохраняемых образцов, определяется истинность и чистота сортов, проводится маркер вспомогательный отбор (MAS) для выявления генотипов с ценными аллелями, контролирующими различные селекционно-ценные признаки. Разработана система микросателлитных маркеров для целей идентификации и генетической паспортизации сортов пшеницы и др.

Кроме того, Минсельхозом России ведется работа по отбору инновационных проектов по проведению научно-исследовательских работ в рамках Межгосударственной целевой программы «Инновационное сотрудничество стран СНГ до 2020 года».

В целях развития инновационной инфраструктуры в соответствии с «Дорожной картой «Развитие биотехнологий и генной инженерии», утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 18 июля 2013 г. № 1247-р, Минсельхоз России осуществляет работу по следующим направлениям:

  • создание пилотных центров в сфере сельскохозяйственных биотехнологий и обеспечение государственной поддержки деятельности пилотных центров в сфере сельскохозяйственных биотехнологий в рамках государственных программ Российской Федерации;

  • проведение производственных испытаний с целью внедрения биологических препаратов и технологий для растениеводства и животноводства, производства кормов, кормовых добавок и премиксов, переработки отходов агропромышленного комплекса;

  • реализация пилотных инновационных проектов по производству функциональных продуктов питания и пищевых ингрeдиентов в субъектах Российской Федерации;

  • создание центров функциональной геномики сельскохозяйственных растений, животных и аквакультуры;

  • развитие аквабиотехнологий и внесении изменений в государственную программу Российской Федерации «Развитие рыбохозяйственного комплекса» в части развития аквабиотехнологий.

24 апреля 2012 г. Правительством РФ была утверждена Комплексная программа развития биотехнологий Российской Федерации на период до 2020 г.

Цель программы - выход России на лидирующие позиции в области разработки биотехнологий, в том числе по отдельным направлениям биомедицины, агробиотехнологий, промышленной биотехнологии и биоэнергетики, и создание глобально конкурентоспособного сектора биоэкономики, который, наряду с наноиндустрией и информационными технологиями, должен стать основой модернизации и построения постиндустриальной экономики; к 2015 году - развитие внутреннего спроса и экспорта биотехнологической продукции; создание производственно-технологической базы для формирования новых подотраслей промышленности, способных в долгосрочной перспективе заменить существенную часть продуктов, производимых методом химического синтеза, продуктами биологического синтеза; создание технологической и опытно-промышленной базы для формирования биотопливной промышленности. К 2020 году - создание институциональных условий для проведения глубокой модернизации технологической базы соответствующих отраслей промышленности за счет массового внедрения в производство методов и продуктов биотехнологий; интеграция научно-технологического сектора России в международную систему производства знаний с выходом на опережающее развитие научного потенциала, ориентированного на создание знаний и технологий, способных наряду с нанотехнологиями и информационными технологиями обеспечить модернизацию промышленного сектора.[1]

Сроками реализации Программы назначены: первый этап – 2012 - 2015 гг., второй этап – 2016 – 2020 гг. В результате реализации Программы ожидается увеличение объема потребления биотехнологической продукции в РФ в 8.3 раза, увеличение объема производства биотехнологической продукции в 33 раза, сокращение доли импорта на 50%, увеличение доли экспорта в производстве биотехнологической продукции в 25 раз и более. К 2020 году предполагается выход на уровень биотехнологической продукции в России в размере около 1% ВВП, и создание условий для достижения сектором объемов не менее 3% ВВП к 2030 году. В сфере сельского хозяйства внедрение биотехнологий должно способствовать повышению продовольственной безопасности страны.

Финансовое обеспечение Программы будет осуществляться за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, а также внебюджетного финансирования.

Регулирование вопросов биологической безопасности.

На международном уровне пока не существует чётких специфических законодательных инструментов для регулирования генетически изменённых продуктов, хотя попытки международных организаций исследовать возможность гармоничного регулирования привели к определённым результатам (табл.1). В таблице приведены примеры основных национальных и международных организаций, осуществляющих свои функции регулирования на различных уровнях. Обычно регулирование осуществляется на четырёх уровнях: патентование технологий, полевые испытания новых культур, проверка воздействия генетически изменённых продуктов на человека и животных, одобрение для коммерческого использования.

Таблица 1.
Регулятивная структура для различных стадий внедрения ГМ-продуктов (ГМП).

Стадии внедрения ГМП

Государственный уровень

Региональный уровень

Международный уровень

Лицензирование технологий ГМП

Государственные патентные законы

Органы ЕС, регулирующие лицензирование

ВТО/TRIPS

Проверка ГМП

Государственные службы (APHIS), взаимодействующие с компаниями

Протокол по биобезопасности

Одобрение для внутреннего использования

Государственные службы (ЕРА)

Регулирование ЕС новых продуктов

Соглашение по маркировке CODEX

Разрешение на продажу ГМП

Международные маркетинговые регулирующие меры ЕС, регуляция импорта ЕС

Резолюция по торговым конфликтам

Процесс обсуждения НАФТА

ВТО/DSU

Непрямые проблемы структурирования и распределения

Протокол по биобезопасности

Источник: G. Nelson et al., The economics and politics of genetically Modified organisms in agriculture, 1999.

В настоящее время прослеживается нарастание биологической угрозы в России. Оно обусловлено как возможностью реализации рисков возникновения биокатастроф, так и целым рядом негативных для страны социальных, экономических и санитарно-эпидемиологических факторов. К ним можно отнести последствия изменений геополитической обстановки, региональную нестабильность, массовые миграционные процессы, ухудшение экологической и санитарно-эпидемиологической обстановки, снижение эффективности мониторинга и противоэпидемиологических мероприятий и как следствие – повышение вероятности массовых вспышек инфекционных заболеваний.

В ходе развала СССР и перехода к рыночной экономике была разрушена централизованная многоуровневая государственная структура обеспечения биобезопасности, ослаблен государственный контроль за системой биобезопасности в целом, за биологическими исследованиями, разработками и технологиями “двойного назначения”, в частности, недофинансирования НИОКР в области медицинской защиты, отсутствия возможности полевых эпидемиологических исследований, из-за разобщённости ведомственных программ по фундаментальным и прикладным аспектам здравоохранения и нерационального расходования средств, выделенных из государственного бюджета тоже не способствовало повышению биологической безопасности России. Не были сохранены в полной мере и государственные механизмы и структуры, на которые ранее возлагались обязанности по защите гражданского населения и войск от биологического оружия.

В 2002 году Россия приняла “Концепцию биологической безопасности России на период до 2012 г.”. Ключевое понятие Концепции “биобезопасность” означало предотвращение ущерба и достижение защищённости личности, общества (и государства) от традиционных, новых, потенциальных и реальных биологических угроз. В Концепции были определены основные направления государственной политики в сфере обеспечения биобезопасности. Реализация положений Концепции достигалась принятием мер политического, правового, научного, экономического, медицинского, оперативного, прогностического, информационного и общеобразовательного характера с участием и объединением усилий всех органов власти и управления, субъектов Федерации, общественных групп и граждан РФ.

В качестве реальной угрозы для безопасности страны Концепция определила массовые вспышки заболеваний, эпидемии и эпизоотии в природных очагах опасных инфекций и особо опасных инфекций; аварии на объектах, проводящих работы с возбудителями опасных инфекций в отсутствии необходимого уровня физической защиты. Большое внимание в Концепции уделено предотвращению возможных негативных последствий неконтролируемой генно-инженерной деятельности и использования подобных продуктов для террористической деятельности

Как записано в Концепции, “в условиях повышенной вероятности возникновения особо опасных инфекций, реальности биотерроризма, объективной опасности, исходящей от стран, продолжающих, вопреки Конвенции о запрещении биологического оружия, исследования патогенов – потенциальных биоагентов без надлежащей физической защиты производственного объёма, в условиях необходимости экстренной модернизации средств в стране для противодействия биологическим рискам существующая отечественная система биобезопасности не в состоянии обеспечить противоэпидемические мероприятия в мирное и военное время и защитить население России”.[3]

В 2008 г. была утверждена Концепция федеральной целевой программы «Национальная система химической и биологической безопасности Российской Федерации (2009 - 2013 годы)». В ней говорится, что состояние дел в различных сферах обеспечения химической и биологической безопасности позволяет сделать вывод, что защищенность населения и среды его обитания на территории Российской Федерации от опасных биологических и химических факторов не доведена до уровня, при котором отсутствуют недопустимые риски причинения вреда жизни и здоровью людей, окружающей среде и техносфере. На фоне значительного ухудшения санитарно-эпидемиологической, ветеринарно-санитарной, фитосанитарной и экологической обстановки в Российской Федерации, а также упадка ее биотехнологической и химической промышленности появились новые биологические и химические угрозы для национальной безопасности страны. К ним относят:

  • трансграничные заносы на территорию Российской Федерации известных и неизвестных ранее неэндемичных патогенов и экопатогенов;

  • несанкционированное использование в сельскохозяйственной практике различных средств защиты растений и агрохимикатов, а также потенциально опасных генно-инженерно-модифицированных организмов, которые не прошли соответствующих испытаний и неизвестны специализированным службам государственного надзора Российской Федерации;

  • применение на территории Российской Федерации опасных и особо опасных биологических агентов и химических веществ в террористических целях;

  • применение против Российской Федерации различных видов химического и биологического оружия, предназначенного для смертельного поражения или причинения иного вреда, созданного за рубежом на базе новейших достижений в области геномики, протеомики, генной инженерии патогенов, экопатогенов, а также органической и неорганической химии.[2]

В настоящее время на российском рынке наблюдается экспансия ГМ-продуктов, потенциально небезопасных для здоровья человека. Генетически модифицированные организмы (ГМО) вызывают различные экологические проблемы, а полученные из них продукты могут обладать высокой аллергенностью, снижать эффективность широко используемых в медицине антибиотиков и приводить к непредсказуемым эффектам на здоровье человека при их длительном употреблении. Подобная ситуация сопровождается обострением биологических, социальных и экологических рисков для России, что угрожает ее национальным интересам и требует принятия незамедлительных законодательных действий.

С точки зрения потенциального воздействия ГМ-продуктов на здоровье человека согласно рекомендациям, разработанным Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), оцениваются их потенциальная токсичность (острая), канцерогенность и аллергенные свойства. Поскольку уже исследованные продукты трансгенных растений, считается, не отличаются по токсичности от исходных (традиционных) продуктов, опыты по оценке их токсичности в хронических опытах, как правило, не проводятся. Подобные опыты нецелесообразны хотя бы потому, что в таких многофакторных исследованиях невозможно достоверно оценить влияние любого нетоксичного вещества на основные жизненные показатели из-за сложностей соблюдения рациона питания, сопутствующего старения, влияния привносимых заболеваний, генетических отклонений и т. п.

Не вызывает у медиков вопросов и отсутствие достоверно установленной канцерогенности у трансгенной пищи. Это и неудивительно: новые или модифицированные белки, привнесенные в трансгенные растения, так же, как и изменение биохимического состава таких растений генно-инженерным путем (повышение количества белков, жиров или углеводов), не являются факторами канцерогенеза. Исходя из вышесказанного утверждения о возможных мутагенных эффектах ГМ-пищи во втором или третьем поколении потомства человека, считается, выглядят научно необоснованными.

Отдельно следует прокомментировать вопрос о потенциальной аллергенности ГМ-продуктов питания. Теоретически пищевая аллергия может быть вызвана любым пищевым продуктом, хотя большинство аллергических реакций проявляются в ответ на ограниченное количество видов продуктов.

По заключению ФАО, наиболее сильными пищевыми аллергенами являются рыба, арахис, соя, молоко, яйца, ракообразные, пшеница и грецкие орехи. Эти виды пищи вызывают более 90% всех пищевых аллергий, хотя еще не менее 160 пищевых продуктов могут быть причиной спорадических пищевых аллергий. Факторами, способствующими возникновению аллергии, могут быть изменение состава диеты (например, повышенное потребление арахиса или сои в Северной Америке и Западной Европе) или потребление новых продуктов (например, киви, авокадо). Естественно, изменение белковой композиции, как и содержания других компонентов в пище, могут усиливать аллергенный потенциал пищи. Однако следует помнить, что последнее может быть следствием не только использования генно-инженерных технологий, но и применения традиционной селекции (яркий пример — создание тритикале). Поэтому существуют рекомендации ВОЗ и ФАО для оценки аллергенного потенциала трансгенной пищи, которые следует положить в основу разрабатываемых национальных стандартов.

ГМ-растения содержат также чужеродные маркерные гены, необходимые для того, чтобы облегчить идентификацию ГМ-клеток в процессе их создания. Существует несколько категорий таких маркерных генов, включая гены устойчивости к гербицидам и к антибиотикам. Поскольку гены устойчивости к антибиотикам используются в процессе трансформации/селекции большинства ГМ-организмов, то принято рассматривать возможность их переноса из созданных растений в микроорганизмы желудочно-кишечного тракта при потреблении пищи. На специальном семинаре ВОЗ в 1993 г. был сделан вывод, что не существует каких-либо доказательств переноса генов из растений в микроорганизмы кишечника. Дополнительно ВОЗ и ФАО разработали критерии, по которым впредь необходимо оценивать безопасность использования маркерных генов устойчивости к антибиотикам с точки зрения их возможного влияния на эффективность употребляемых антибиотиков. С другой стороны, генные инженеры разрабатывают технологии, позволяющие избегать в будущем экспрессии маркерных генов в трансгенных растениях.

В РФ государственное первоначальное регулирование генно-инженерной деятельности определялось двумя Федеральными законами от 05.07.1996 г. № 86-ФЗ "О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности"; «О качестве и безопасности пищевых продуктов» № 29-ФЗ от 02.01.2000 г., которые, однако, не требовали обязательной маркировки продуктов ГМО, что резко снижало эффективность их действий.

Задачами государственного регулирования являлось:

  • установление основных направлений деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, юридических лиц и граждан (физических лиц) в области генно-инженерной деятельности;

  • установление основных положений правового регулирования отношений, возникающих в области генно-инженерной деятельности;

  • определение механизма, обеспечивающего безопасность граждан и окружающей среды в процессе осуществления генно-инженерной деятельности и использования ее результатов;

  • установление правовых основ международного сотрудничества РФ в области генно-инженерной деятельности;

  • создание условий для развития приоритетных направлений в области генно-инженерной деятельности.

Для реализации указанных задач принимались федеральные и региональные программы в области развития генно-инженерной деятельности.

В зависимости от степени потенциальной опасности, возникающей при осуществлении генно-инженерной деятельности, для замкнутых систем устанавливались четыре уровня риска потенциально вредного воздействия генно-инженерной деятельности на здоровье человека:

I уровень риска соответствует работам, которые не представляют опасности для здоровья человека, и сопоставим с риском при работе с непатогенными микроорганизмами;

II уровень риска соответствует работам, которые представляют незначительную опасность для здоровья человека, и сопоставим с опасностью при работах с условно-патогенными микроорганизмами;

III уровень риска соответствует работам, которые представляют умеренную опасность для здоровья человека, и сопоставим с опасностью при работах с микроорганизмами, потенциально способными к передаче инфекции;

IV уровень риска соответствует работам, которые представляют опасность для здоровья человека, и сопоставим с опасностью при работах с возбудителями особо опасных инфекций.

Работы, проводимые с микроорганизмами в замкнутых системах в масштабе, превышающем лабораторные исследования, относятся к III или IV уровню риска.

Генно-инженерная деятельность в условиях открытых систем приравнивается к III или IV уровню риска.

Работы в области генно-инженерной деятельности, соответствующие III или IV уровню риска, осуществлялись на основе разрешений (лицензий), выдаваемых в установленном законодательством порядке. Лицензированию подлежали следующие виды генно-инженерной деятельности:

  • генетические манипуляции на молекулярном, клеточном уровнях с участием рекомбинантных рибонуклеиновых и дезоксирибонуклеиновых кислот для создания генно-инженерно-модифицированных организмов (вирусов, микроорганизмов, трансгенных растений и трансгенных животных, а также их клеток);

  • генетические манипуляции на молекулярном, клеточном уровнях с участием рекомбинантных рибонуклеиновых и дезоксирибонуклеиновых кислот для целей генодиагностики и генной терапии (генотерапии) применительно к человеку; (абзац введен Федеральным законом от 12.07.2000 № 96-ФЗ)

  • все виды испытаний генно-инженерно-модифицированных организмов, в том числе лабораторные, клинические, полевые, опытно-промышленные;

  • выпуск генно-инженерно-модифицированных организмов в окружающую среду;

  • производство препаратов, получаемых с применением генно-инженерно-модифицированных организмов;

  • хранение, захоронение, уничтожение генно-инженерно-модифицированных организмов и (или) их продуктов; утилизация отходов генно-инженерной деятельности;

  • покупка, продажа, обмен, другие сделки и иная деятельность, связанная с генно-инженерными технологиями, генно-инженерно-модифицированными организмами и (или) их продуктами, которые не имеют сертификата качества или знака соответствия, выданных или признанных уполномоченным на то органом, в том числе в сфере международной деятельности.

Нормативно-правовая база РФ, регламентирующая использование ГМ-продуктов, включала также постановления Правительства РФ: «Об организации и проведении мониторинга качества, безопасности пищевых продуктов и здоровья населения» № 883 от 22.11.2000 г.; «О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов» № 120 от 16.02.2001 г.; «О создании Межведомственной комиссии по генно-инженерной деятельности» № 884 от 21.12.2001 г.

В соответствии с Федеральным законом "О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности" Правительство РФ ввело государственную регистрацию генно-инженерно - модифицированных организмов, утверждало Положение о государственной регистрации генно-инженерно- модифицированных организмов, устанавливало обязательную государственную регистрацию генно-инженерно-модифицированных организмов, предназначенных для первого на территории РФ выпуска в окружающую среду, промышленного использования или импорта, возлагало на Министерство промышленности, науки и технологий РФ государственную регистрацию генно-инженерно- модифицированных организмов и ведение сводного государственного реестра зарегистрированных генно - инженерно - модифицированных организмов.

Положение являлось обязательным для выполнения всеми российскими и зарубежными субъектами научной, научно - исследовательской и хозяйственной деятельности независимо от организационно-правовой формы, осуществляющими на территории РФ деятельность по созданию ГМО, их использованию и выпуску в окружающую среду, а также совершающими сделки, в том числе внешнеторговые, предметом которых являлись ГМО.

Государственная регистрация ГМО осуществлялась Министерством промышленности, науки и технологий Российской Федерации в следующем порядке:

а) прием и рассмотрение заявления о государственной регистрации ГМО;

б) анализ представленных сведений о биобезопасности предлагаемого для государственной регистрации ГМО.

Биобезопасность применительно к настоящему Положению означала отсутствие фактического или прогнозируемого нежелательного воздействия ГМО (в сравнении с исходным немодифицированным организмом) на окружающую среду;

в) организация и проведение экспертизы для определения биобезопасности ГМО;

г) принятие решения о биобезопасности ГМО;

д) внесение ГМО в реестр и выдача свидетельства о его государственной регистрации.

Заявление о государственной регистрации модифицированного организма должно было подаваться в Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации заявителем, планирующим осуществить первый на территории Российской Федерации выпуск в окружающую среду модифицированного организма, его промышленное использование или импорт. Заявитель должен был представить в Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации заявление о государственной регистрации модифицированного организма с указанием его таксономического статуса; а также материалы, содержащие:

  • сведения о заявителе и разработчике модифицированного организма;

  • характеристику модифицированного организма, необходимую для описания внесенной генетической модификации и новых свойств модифицированного организма;

  • сведения о месте происхождения организма - реципиента;

  • оценку риска использования модифицированного организма (в сравнении с исходным немодифицированным организмом) и рекомендации по уменьшению допустимого риска;

  • сведения о предполагаемом использовании модифицированного организма;

  • сведения о регистрации за рубежом ГМ-организма.

В целях обеспечения объективности и надлежащего уровня качества проверки представленных заявителем сведений о биобезопасности ГМО Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации должно было создать по согласованию с Межведомственной комиссией по проблемам генно-инженерной деятельности постоянно действующий экспертный совет по вопросам биобезопасности, состав которого утверждается Министром. Экспертный совет в течение 45 дней должен был провести экспертизу представленных сведений о биобезопасности ГМО.

На основании заключения экспертного совета Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации принимало решение о государственной регистрации ГМО или об отказе в такой регистрации.

В случае принятия экспертным советом решения о недостаточности данных для заключения о биобезопасности ГМО и необходимости получения дополнительных сведений Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации обязано было запросить у заявителя дополнительную информацию о ГМО.

Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации могло также в этом случае рекомендовать заявителю провести испытания ГМО для определения его биобезопасности в центре по сертификации, аккредитованном Министерством промышленности, науки и технологий Российской Федерации. Отчет центра по сертификации о результатах испытаний ГМО должен был быть направлен в экспертный совет.

На основании заключения экспертного совета, составленного по результатам рассмотрения представленной заявителем дополнительной информации или отчета центра по сертификации, Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации должно было принять решение о государственной регистрации модифицированного организма или об отказе в такой регистрации с указанием причин.

На основании решения о государственной регистрации модифицированного организма Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации должно было внести сведения о ГМО в реестр и выдать заявителю свидетельство о его государственной регистрации и присвоить ему регистрационный номер.

Срок действия свидетельства о государственной регистрации модифицированного организма - до 5 лет с даты включения его в реестр. Срок действия свидетельства мог быть продлен по заявлению владельца свидетельства на следующие 5 лет. Для этого владелец свидетельства не менее чем за 3 месяца до истечения срока его действия должен был представить заявление о перерегистрации в порядке, установленном для государственной регистрации ГМО.

При появлении в период срока действия свидетельства о государственной регистрации ГМО новых научно обоснованных данных о его биобезопасности (в сравнении с исходным немодифицированным организмом) Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации могло по представлению экспертного совета принять решение о его перерегистрации без проведения экспертизы.

Государственная регистрация ГМО могла быть аннулирована (с соответствующей записью в реестре) в случае выявления негативного воздействия этого на окружающую среду, подтвержденного экспертизой, проведенной в соответствии с настоящим Положением по инициативе федеральных органов исполнительной власти, органов местного самоуправления, заинтересованных организаций и граждан.

В отличие от тех стран мира, в которых продукты, содержащие компоненты ГМО, подлежат обязательной маркировке, в России маркировка потенциально опасных для человека продуктов питания не производится или производится не всегда. Это не только нарушает права человека и права потребителя (право выбора и право на получение необходимой жизненно важной информации), но и препятствует выходу российского производителя пищевой продукции на европейский рынок, что, в конечном счете, приводит к серьезным экономическим потерям страны.

В глобальном масштабе требования потребителей о маркировке ГМ-продуктов нашли отражение в национальных и региональных законодательствах. При этом существуют различные подходы к проблеме маркировки. Наиболее интересными являются официальные позиции стран ЕС, Северной Америки и Японии. В таблице 2 приведён ряд стран, осуществляющих различный тип регулирования маркировки.

Таблица 2.
Страны, имеющие различный тип регулирования ГМП.
1. Страны, применяющие добровольную маркировку.

Страны

Регулятивный подход к одобрению продуктов

Одобренные продукты

Маркировка (дата, % порогового уровня)

Аргентина

Кукуруза, хлопок, соевые бобы запрещены по новым рассмотрениям

Добровольная

Канада

Концепция реальной эквивалентности

Одобрено 38 продуктов

Указания добровольной маркировки (2001)

Гонконг

Вероятно добровольная (2003) (5%)

Малайзия

Соевые бобы

Предпочтение не маркировать

Сингапур

От случая к случаю

Нет чёткой схемы

США

Концепция реальной эквивалентности

Одобрено более 40 продуктов

Указания добровольной маркировки (1992, 2001)

2. Страны, применяющие обязательную маркировку.

Австралия

Концепция реальной эквивалентности

Обязательная (конец 2001) (1%)

Бразилия

Соевые бобы, одобренные условно

Обязательная (31 декабря 2001) (4%)

Чили

Обязательная (20 июня 2001) (1%)

Чешская республика

Процедуры, сходные с директивами ЕС

Обязательная (10 мая 2000)

Европейский Союз

Концепция предупредительности

10 одобренных продуктов

Обязательная (15 мая 1997) (1%)

Болгария

Процедуры, сходные с директивами ЕС

Обязательная

Венгрия

Процедуры, сходные с директивами ЕС

Обязательная

Индонезия

Обязательная (январь 2001)

Япония

20 одобренных продуктов

Обязательная (1 апреля 2001) (5%)

Мексика

Концепция в развитии

Обязательная маркировка в обсуждении

Новая Зеландия

Концепция реальной эквивалентности

Обязательная (конец 2001) (1%)

Норвегия

Обязательная (июль 1997) (2%)

Филиппины

Обязательная маркировка в обсуждении

Польша

Приняты Директивы ЕС 90/219 и 90/220

Обязательная

Россия

Обязательная (некоторые исключения) (1 июля 2000)

Саудовская Аравия

Предложенный запрет на импорт

Обязательная (1 декабря 2001) (1%)

Швейцария

Обязательная (март 1995)

Южная Корея

Согласно Протоколу по биобезопасности

Обязательная маркировка в обсуждении подобно Японии (12 июля 2001)

Таиланд

40 одобренных продуктов

Обязательная (конец 2001)

Источник: IATRC (2001), Phillips and McNeill (2000), Sheldon I., Josling T. (2002) Biotechnology Regulations and the WTO, http://www.iatrcweb.org

Одобренными продуктами считаются те, которые приняты для коммерческого использования, либо в качестве импорта, либо для внутреннего применения/выращивания и последующей торговли.

% порогового уровня – это тот уровень, выше которого продукт обязан пройти процедуру маркировки, как содержащий ГМ-компоненты.

В 2002 г. министры сельского хозяйства 15 стран ЕС одобрили проект новых правил, касающихся маркировки продукции, содержащей ГМ-ингредиенты. Министры согласились с предложением Европейской комиссии понизить уровень ГМ-компонентов в продуктах и кормах до 0,9%. В настоящее время допускается их использование в размере 1% и более. Случайное наличие в продукции неразрешённых ГМ-веществ в первые три года ограничивается 0,5%. Указанный срок устанавливается для того, чтобы продуценты привыкали к вводимым изменениям. Министры ЕС по охране окружающей среды также поддержали проект нового регулирования. Одобренный законопроект рассматривался Европейским парламентом в 2003 г. В отдельных странах, в частности в Австрии и Италии, предусматривается введение некоторых дополнительных правил регулирования производства ГМ-продукции.

Диаметрально противоположно трактуется проблема маркировки в странах Северной Америки. Согласно законодательству США, новые типы продовольствия не нуждаются в специальной маркировке. Она признаётся необходимой лишь в отдельных случаях, когда:

- продукт содержит потенциальный аллерген, например, если в томаты введён ген ананаса, вызывающий аллергию;

- изменяется содержание основных элементов, например, томаты не содержат витамин С.

Принципиальным моментом соответствующего законодательства США является отсутствие в маркировке даже в приведённых выше случаях указания на способ производства продукта.

Кроме ЕС, существует ещё ряд стран, которые предъявляют строгие требования к маркировке продуктов, имеющих ГМ-компоненты. К ним относятся Япония, Республика Корея, Австралия и Новая Зеландия. По мнению многих, прежде всего европейских, экспертов, урожай таких культур необходимо хранить отдельно от прочего, причём на всех стадиях производственного процесса, что неизбежно должно вызвать рост затрат. При этом следует отметить, что в странах, практикующих смешанные технологии возделывания одних и тех же культур, обеспечить чистоту материала практически невозможно, поэтому фермеры, намеренные придерживаться традиционных технологий, выступают против испытаний модифицированного семенного материала в своих странах.

Примером страны импортёра, отдающего предпочтение традиционной продукции, может служить Япония, поскольку большая часть закупаемых соевых бобов используется здесь для продовольственного потребления и отгружается из США сравнительно мелкими партиями со значительной надбавкой к цене.

Американская сторона считает, что требования ЕС, касающиеся идентификации ГМП, означают политизацию технологии и выходят за пределы разумной деловой практики, тем более что 70% американских соевых бобов, закупаемых ЕС, используются в кормовым секторе, доходность которого невысока.

Бразилия, в течение долгого времени ориентировавшаяся на возделывание традиционной масличной продукции в расчёте на спрос со стороны ЕС и Японии, в 2001 г. сняла запрет на торговлю ГМ продукцией с условием обязательной маркировки продуктов, содержащих от 4% ГМ материала. В 2002 г. вопрос коммерциализации трансгенных культур в Бразилии практически решился. В наибольшей степени это должно отразиться на рынке соевых бобов, по производству которых страна занимает второе место в мире.

В России были изданы Постановления главного государственного санитарного врача РФ, касающиеся маркировки трансгенной продукции, «О совершенствовании системы контроля за реализацией сельскохозяйственной продукции и медицинских препаратов, полученных на основе генетически модифицированных источников» № 12 от 26.09.1999 г.; «О нанесении информации на потребительскую упаковку пищевой продукции, полученной из генетически модифицированных источников» № 13 от 08.11.2000 г.; «О порядке проведения санитарно-эпидемиологической экспертизы пищевой продукции, полученной из генетически модифицированных источников» № 14 от 08.11.2000 г.

Изданное главным санитарным врачом РФ Постановление N 18 от 31 мая 2002 года об обязательной маркировке ГМП не работает. Кроме того, оно предусматривает обязательную маркировку лишь в том случае, если продукты содержат не 0,5 - 1%, как в ЕС, а 5% компонентов ГМ, то есть в 5 - 10 раз больше. При этом в России не требуется маркировка растительного масла и аналогичных продуктов, полученных из ГМО. Имеющийся на сегодня опыт свидетельствует о том, что наличие в продуктах даже незначительных примесей токсичного характера может вызвать катастрофические последствия для населения. Это требует использования при маркировке не количественного, а качественного подхода.

В Постановлении № 149 от 16 сентября 2003 г. « О проведении микробиологической и молекулярно-генетической экспертизы генетически модифицированных организмов, используемых в производстве пищевых продуктов»утверждён примерный перечень продукции, полученной с использованием генетически модифицированных микроорганизмов, подлежащей санитарно-эпидемиологической экспертизе в ГУ НИИ питания РАМН и ГУ НИИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи РАМН, а также примерный перечень документов и образцов, необходимых для проведения микробиологической и молекулярно-генетической экспертизы ГМ-микроорганизмов (ГММ), используемых в производстве пищевых продуктов.

В примерный перечень продукции, полученной с использованием ГМ-микроорганизмов, подлежащей санитарно-эпидемиологической экспертизе, входят:

  1. Сыры, полученные с использованием дрожжевых затравок, экспрессирующих рекомбинантный химозин.

  2. Пиво, полученное с использованием генетически модифицированных дрожжей.

  3. Молочная продукция, полученная с использованием "стартерных" культур.

  4. Копченые колбасы, полученные с использованием "стартерных" культур.

  5. Пищевые продукты, технология приготовления которых предусматривает использование кисломолочных бактерий - продуцентов ферментов.

  6. Пробиотики, содержащие генетически модифицированные штаммы.

В Примерном перечне документов, необходимых для проведения микробиологической и молекулярно-генетической экспертизы ГМ-микроорганизмов, используемых в производстве пищевых продуктов, должны содержаться материалы, отражающие молекулярно-генетическую и микробиологическую оценку этих микроорганизмов:

  • стабильность генома сконструированного ГММ;

  • сравнительный анализ фенотипических свойств ГММ и микроорганизма-реципиента;

  • возможные взаимодействия ГММ с иммунной системой человека и с резидентной микрофлорой;

  • биологическая стабильность сконструированного ГММ;

  • патогенность ГММ, включая инвазивность и вирулентность;

  • адгезивность ГММ (для пробиотиков).

Другие нормативно-правовые акты, касающиеся регламентации использования ГМ-продуктов, - ГОСТ Р 51074-97 «Продукты пищевые. Информация для потребителя. Общие требования», а также методические указания Минздрава РФ «Медико-биологическая оценка пищевой продукции, полученной из генетически модифицированных источников», 2000 г.

Согласно Постановлению «О государственной регистрации кормов, полученных из генно-инженерно-модифицированных организмов» № 26 от 18 января 2002 г. все корма, полученные из генно-инженерно-модифицированных организмов, должны были проходить госрегистрацию с 1 октября 2002 г. по положению о государственной регистрации кормов, полученных из генно-инженерно-модифицированных организмов. Данное Положение было дополнено 14.07.2006 г. Постановлением Правительства № 422.

Настоящее Положение устанавливало порядок государственной регистрации кормов, полученных из ГМО, кроме сырья, полученного из трансгенных животных, и выдачи свидетельства о государственной регистрации, а также ведения государственного реестра кормов, полученных из модифицированных организмов.

К кормам относятся продукты растительного, животного, микробиологического происхождения, а также их компоненты, используемые для кормления животных, содержащие усваиваемые питательные вещества, не оказывающие вредного воздействия на здоровье животных.

Настоящее Положение распространялось на всех российских и зарубежных субъектах научно-технической и хозяйственной деятельности независимо от организационно-правовой формы, а также физических лиц, осуществляющих на территории РФ производство или импорт кормов, полученных из ГМО.

Государственная регистрация кормов, полученных из модифицированных организмов, и выдача свидетельства о государственной регистрации осуществляются Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору.

Министерство сельского хозяйства РФ ведет реестр с целью государственного контроля за безопасным использованием кормов, полученных из модифицированных организмов, и направляет информацию о содержащихся в нем данных в заинтересованные федеральные органы государственной власти (по их запросам). Не допускается государственная регистрация нескольких видов кормов, полученных из модифицированных организмов, под одним наименованием, а также многократная регистрация одного и того же корма, полученного из модифицированных организмов, под одним или различными наименованиями.

Свидетельство о государственной регистрации корма, полученного из модифицированных организмов, действительно в течение 5 лет с даты занесения его в реестр. Срок действия свидетельства может быть продлен на 5 лет.

В случае выявления негативного воздействия корма, полученного из модифицированных организмов, на здоровье животных, подтвержденного проведенной в установленном порядке экспертизой, государственная регистрация корма может быть аннулирована Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору (с соответствующей записью в реестре).

Информация об аннулировании государственной регистрации корма, полученного из модифицированных организмов, доводится Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору до заинтересованных федеральных органов государственной власти не позднее 15 дней с даты принятия соответствующего решения.

1 июля 2014 года решением Правительства РФ отменены постановления № 120 от 16 февраля 2001 г. «О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов», № 26 от 18 января 2002 г. «О государственной регистрации кормов, полученных из генно-инженерно-модифицированных организмов», и № 422 от 14 июля 2006 г. «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 18 января 2002 г. № 26».[5]

До 2014 года в РФ можно было выращивать ГМО на опытных участках. Также был разрешен ввоз некоторых сортов кукурузы, картофеля, сои, риса и сахарной свеклы. В общей сложности их оказалось 22 линии. 1 июля 2014 года вступило в силу Постановление Правительства РФ от 23 сентября 2013 года №839 «О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов, предназначенных для выпуска в окружающую среду, а также продукции, полученной с применением таких организмов или содержащей такие организмы», по которому разрешается посев ГМ-зерновых.[5]

Государственную регистрацию ГМО осуществляют федеральные органы исполнительной власти: Министерство здравоохранения РФ – в отношении модифицированных организмов, используемых для производства лекарственных средств для медицинского применения; Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения – в отношении модифицированных организмов, используемых для производства медицинских изделий; Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека – в отношении модифицированных организмов, используемых для производства продовольственного сырья и пищевых продуктов; Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору – в отношении модифицированных растений и животных, предназначенных для разведения и выращивания на территории РФ, модифицированных организмов, используемых для производства кормов и кормовых добавок для животных, модифицированных организмов, используемых для производства лекарственных средств для ветеринарного применения.

ГМО подлежат государственной регистрации с учетом их целевого использования. Видами целевого использования в сельском хозяйстве служат производство продовольственного сырья и пищевых продуктов, производство кормов и кормовых добавок для животных, производство лекарственных средств для ветеринарного применения, разведение на территории РФ модифицированных растений и, животных, микроорганизмов для сельскохозяйственного назначения.[5]

Для государственной регистрации ГМО заявитель представляет документы с использованием федеральной государственной информационной системы «Единый портал государственных и муниципальных услуг». Туда предоставляют результаты молекулярно-генетического исследования, медико-биологической оценки безопасности, санитарно-эпидемиологической экспертизы, биологической безопасности, а также сведения о наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы. Государственная экологическая экспертиза проводится Федеральной службой по надзору в сфере природопользования в соответствии с Федеральным законом «Об экологической экспертизе».

В государственной регистрации ГМО может быть отказано в случае представления заключения, свидетельствующего о негативном воздействии ГМО на человека и окружающую среду.

Регистрирующий орган проводит проверку сведений о ГМО, принимает решение о госрегистрации продукции и в течение 15 дней со дня принятия решения вносит информацию о продукции в сводный реестр с присвоением регистрационного номера.

В сводный реестр вносится соответствующая информация регистрирующими органами в порядке, определяемом Министерством здравоохранения РФ по согласованию с Министерством связи и массовых коммуникаций РФ, Министерством образования и науки РФ, Министерством сельского хозяйства РФ и Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Сводный реестр включает реестр модифицированных организмов и реестр продукции.

3 февраля 2015 года Правительство РФ предложило Госдуме законопроект, который устанавливает запрет на выращивание и разведение ГМО на территории РФ, за исключением их использования для проведения экспертиз и научно-исследовательских работ.[6] Законопроект обязывает импортеров соответствующей продукции и организмов проходить необходимые регистрационные процедуры. Помимо этого, наделяет правительство РФ правом запрещать ввоз в РФ указанных организмов и продукции по результатам мониторинга. В законопроекте предусматривается административная ответственность за использование ГМО с нарушением разрешенного вида и условий использования. Такие нарушения повлекут штраф должностных лиц в размере от 10 тыс. руб. до 50 тыс. руб., юридических лиц – до 500 тыс. руб.

В соответствии со ст. 5 Федерального Закона № 86-ФЗ генно-инженерная деятельность должна быть направлена на "улучшение жизни человека и охрану здоровья", "охрану и восстановление окружающей среды, сохранение биологического разнообразия" и должна быть основана на принципах "безопасности граждан и окружающей среды", "общедоступности сведений о безопасности генно-инженерной деятельности", "сертификации продукции, содержащей результаты генно-инженерной деятельности", "сертификации продукции, содержащей результаты генно-инженерной деятельности, с указанием полной информации о методах получения и свойствах данного продукта". Статья 10 предписывает обеспечение общедоступности сведений о безопасности генно-инженерной деятельности, но не содержит конкретного упоминания о необходимости информирования населения о наличии в продукте компонентов ГМО.

Для коренного исправления создавшейся в стране ситуации в области биобезопасности продуктов питания было предложено дополнить ст. 10 указанного Закона новым третьим абзацем.

Эта поправка требовала маркировать все без исключения продукты, содержащие компоненты ГМО. Реализация данной поправки делает необходимым создание в стране цивилизованной независимой экспертизы ГМ-продуктов питания на их биобезопасность, принятие в соответствующих инстанциях документов, регламентирующих экономические и иные санкции за нарушение закона, а также запрещающих вовлечение в экспертную деятельность ГМП и ГМО лиц, прямо или косвенно вовлеченных в производство ГМ-сортов растений или пород животных, торговлю ГМ-продуктами или уличенных в посредничестве и лоббировании интересов межнациональных корпораций на российском рынке.

Реализация данного предложения восстановит нарушенное право выбора, будет способствовать увеличению средней продолжительности жизни населения, улучшению состояния здоровья молодежи, а также облегчит выход российских производителей на рынки западных стран.

***

Проблемы, связанные с применением биотехнологий, носят глобальный характер и имеют массу международных аспектов. Очевидна потребность в проведении дальнейших дискуссий в рамках международных форумов с привлечением всех заинтересованных сторон. В перспективе покупатели сами решат, какие надбавки они готовы платить за традиционную продукцию. При принятии посевных решений производители будут ориентироваться на соотношение цен и свои собственные возможности. Таким образом, рыночная ситуация будет определяться размерами потребительских предпочтений и уровнем затрат на выпуск необходимой продукции. В большой мере степень воздействия проблем, связанных с использованием биотехнологий, на состояние рынка будет определяться регулирующими мерами государств и международных организаций.


Список литературы.

[1]. Комплексная программа развития биотехнологий в Российской Федерации на период до 2020 г. http://www.biorosinfo.ru/BIO2020.pdf

[2]. Концепция федеральной целевой программы "Национальная система химической и биологической безопасности Российской Федерации (2009 - 2013 годы)". http://www.mcx.ru/documents/document/show/235.161.htm

[3]. Концепция биологической безопасности России на период до 2012 года. http://sm.aport.ru/template.dll.

[4]. Национальный доклад «О ходе и результатах реализации в 2014 году государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы». http://www.mcx.ru/documents/document/show/22026.htm

[5]. Постановление Правительства РФ «О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов, предназначенных для выпуска в окружающую среду, а также продукции, полученной с применением таких организмов или содержащей такие организмы» от 23 сентября 2013 г. http://government.ru/media/files/41d49068a24ffb483bbc.pdf

[6]. «Правительство внесло законопроект о запрете на выращивание ГМО», 4 февраля 2015 г. http://www.interfax.ru/russia/421876



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.