Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2015

ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА США И ЕЁ ВЛИЯНИЕ НА ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

В. С. Васильев,
доктор экономических наук,
главный научный сотрудник
Института США и Канады РАН,
e-mail:

Аннотация. Анализируется влияние мер бюджетного стимулирования на преодоление экономикой США кризисных потрясений 2007-2009 гг. Указывается, что этот кризис кардинально изменил роль государства в экономике, сделав постоянным активное его присутствие практически на всех фазах экономического цикла. Подробно рассматривается воздействие Плана американского возрождения и реинвестиций на темпы экономического роста, норму безработицы и занятость в 2009-2014 гг. Анализируется также влияние на экономическое развитие других программ бюджетного стимулирования экономики, принятых в 2008, 2010-2012 гг. Делается общий вывод о том, что на современном этапе экономического развития бюджетное стимулирование является необходимым фактором устойчивого экономического роста, хотя оно породило острую проблему хронических бюджетных дефицитов и стремительно растущего долга федерального правительства.

Ключевые слова: фискальная политика, экономический рост, бюджетное стимулирование, План американского возрождения и реинвестиций, мультипликативные эффекты, бюджетный дефицит, федеральный долг.

US FISCAL POLICY AND ITS INFLUENCE ON THE ECONOMIC GROWTH

Vasiliev Vladimir Sergeevich,
Ph. D in Economics,
Chief Scientific Researcher (CSR),
The Institute of USA and Canada Studies
of Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The influence of the American fiscal stimulus programs on the US economy' overcoming of 2007-2009 crisis is analyzed. The main conclusion is that this crisis fundamentally changed the state role in the economy making the active budget policy an integral part of economic policy during all phases of the economic cycle. The structure and effects of the American Recovery and Reinvestment Plan on the rates of economic growth, unemployment levels and employment are analyzed in details. The influence on US economic development of other fiscal stimulus programs and acts, authorized in 2008, 2010-2012, is also analyzed. It is underlined that in contemporary economic conditions fiscal stimulus is necessary factor of stable rates of economic growth although it created extremely acute problem of permanent budget deficits and rapidly growing federal debt..

Keywords: fiscal policy, economic growth, fiscal stimulus, American Recovery and Reinvestment Plan, multiplier effects, budget deficit, federal government debt.

Финансово-экономический кризис 2007-2009 гг. кардинально изменил роль бюджетной политики США, сделав постоянным и структурно необходимым присутствие государства на его высшем − федеральном − уровне в американской экономике. Постепенный вывод американской экономики на траекторию поступательного развития, начиная с 2010 г., не обернулся возвращением к традиционной модели постепенного сворачивания роли государства в экономике по мере выполнения антикризисных программ, предполагавшей возврат к ведущей роли рыночного механизма в последующем экономическом развитии. Основная причина этого состоит в двух основных особенностях экономического роста, наблюдавшихся после кризисных потрясений 2007-2009 гг.

Первая особенность состоит в неравномерных темпах роста американской экономики в период 2010-2014 гг. В течение пятилетнего периода 2010-2014 гг. среднегодовые темпы роста американской экономики (по показателю реального ВВП в постоянных ценах 2009 г.) составили немногим более 2,0%, однако за средним показателем отчётливо прослеживалась тенденция к замедлению темпа роста после некоторого ускорения в предыдущий год. Так, вполне приличный темп экономического роста в 2,5% в 2010 г. сменился его замедлением до 1,6% в 2011 г., после чего темп экономического роста вновь превысил трендовый уровень в 2,0% и составил 2,2%. В 2013 и 2014 гг. тенденция к неравномерному развитию вновь проявила себя в полной мере: в 2013 г. темп роста реального ВВП упал до 1,5%, а в 2014 г. вырос до 2,4%.[1]

Вторая особенность проявляет себя в том, что экономический подъём после кризиса 2007-2009 гг. характеризуется более вялыми темпами по сравнению с предыдущим периодами, в частности, по сравнению с периодом 2002-2007 гг. В течение этого шестилетнего периода (считая 2001 г. годом рецессии, хотя официальная американская статистика в настоящее время оценивает темп экономического роста в этом году в 1% по сравнению с ранее делавшимися оценками, когда темп роста 2001 г. определялся как негативный) среднегодовые темпы роста составили 2,7%,[2] т.е. был примерно выше на ¼ (25 процентных пунктов − п.п.).

Основная причина более медленных темпов восстановления американской экономики после кризиса 2007-2009 гг. связана с недостатком агрегированного экономического спроса как со стороны частного, так и государственного секторов экономики, в результате чего в настоящее время экономическое развитие США характеризуется фактором существенного разрыва между потенциально возможным ВВП, т.е. максимально возможным выпуском товаров и услуг, и их реально произведённым объёмом. В частности, согласно аналитическим оценкам Бюджетного управления Конгресса США (БУК), если в период 2002-2007 гг. потенциальные и реальные среднегодовые темпы экономического роста США практически совпадали, т.е. были на уровне 2,7%, то в период 2010-2014 гг. этот разрыв составлял 25 п.п., т.е. американская экономика могла расти среднегодовым темпом примерно 2,6%-2,7% против зафиксированных 2,0%.[3]

Главным фактором существования значительного разрыва между потенциально возможными и зафиксированными темпами роста реального ВВП США является ослабление действия пакета стимулирующих мер по выведению американской экономики из кризиса 2007-2009 гг., принятого в феврале 2009 г. в рамках Плана американского возрождения и реинвестиций. Общий объём выделенных средств превысил к настоящему времени 830 млрд. долл. Примерно половина выделенной суммы средств была израсходована к концу 2010 г., а к концу 2014 г. было освоено примерно 95% первоначально ассигнованных средств.[4] В результате влияние Плана американского возрождения и реинвестиций на ключевые показатели развития и состояния американской экономики стало заметно падать, начиная с 2012 г. Фискальное влияние вклада Плана американского возрождения и реинвестиций в экономический рост, рост занятости и уменьшение безработицы в период 2009-2014 гг. приводится в таблице 1.

Таблица 1
Влияние Плана американского возрождения и реинвестиций на ключевые показатели развития экономики США в 2009-2014 гг.

Год

Темп роста реального ВВП, в %

Норма безработицы, в %

Численность занятых,

в млн. чел.

А

Б

А

Б

А

Б

2009

- 2,8

1,1 (± 0,7)

9,3

- 0,3 (± 0,2)

139,9

0,6 (±0,4)

2010

2,5

2,4 (± 1,7)

9,6

- 2,2 (± 0,7)

139,1

2,0 (±1,3)

2011

1,6

1,4 (± 1,0)

8,9

- 0,8 (±0,6)

139,9

1,6(±1,1)

2012

2,2

0,5 (± 0,4)

8,1

- 0,4 (±0,3)

142,5

0,6(±0,5)

2013

1,5

0,3 (± 0,2)

7,4

- 0,2 (±0,1)

143,9

0,3(±0,2)

2014

2,4

0,1 (± 0,1)

6,2

- 0,1 (±0,1)

146,3

0,2(±0,1)

А – официальные данные американской статистики; Б – среднеарифметические расчётные показатели БУК.

Составлено и рассчитано по: CBO. Estimated Impact of the American Recovery and Reinvestment Act on Employment and Economic Output in 2014. February 2015. Wash.: 2015, p. 4; U.S. Bureau of Economic Analysis. Interactive Data. National Data. GDP & Personal Income. Table 1.1.1. Percent Change From Preceding Period in Real Gross Domestic Product.− http://www.bea.gov/iTable/iTable.cfm?ReqID=9&step=1#reqid=9&step=3&isuri=1&904=2000&903=1&906=a&905=2008&910=x&911=0; Economic Report of the President. February 2015. Wash.: USGPO, 2015, p. 397.

Таким образом, в 2009 г. применительно к показателю роста реального ВВП бюджетные вливания по Плану американского возрождения и реинвестиций предотвратили сползание американской экономики в ещё более глубокий экономический кризис, в 2010-2011 гг. целиком обеспечили вывод американской экономики на траекторию устойчивого роста, в 2012-2013 гг. обеспечили порядка 20 п.п., или 1/5, темпа экономического роста. По показателю нормы безработицы фискальное стимулирование по Плану американского возрождения и реинвестиций оказало достаточно заметное влияние на норму безработицы в 2009-2011 гг., не дав ей выйти за психологически болезненный уровень в 10%. По показателю численности рабочей силы программы увеличения занятости, осуществлявшиеся в рамках Плана, в 2010-2011 гг. оказали прямое влияние на увеличение численности рабочей силы в 2012-2014 гг. после «застойных» явлений 2009-2011 гг., когда численность занятых устойчиво держалась на уровне 139 млн. человек рабочих и служащих.

Однако уменьшение значения бюджетного стимулирования американской экономики в соответствии с Планом американского возрождения и реинвестиций в 2014 г. не обернулось ухудшением ключевых показателей её развития по той причине, что параллельно сохранялась на высоком уровне доля федерального сектора в экономике США, которая даже выросла в 2015 фин.г.[5] В частности, расходная часть федерального бюджета выросла в 2015 фин.г. по сравнению с 2014 фин.г. и абсолютно, и относительно, что наглядно видно из данных таблицы 2.

Таблица 2
Основные параметры федерального бюджета в 2014-2015 фин.гг.

Показатели

Расходы

Доходы

Дефицит

Абсолютные значения, в млрд. долл.

2014 фин.г.

3020

3504

- 483

2015 фин.г.

3249

3688

- 439

Относительные значения, в % ВВП

2014 фин.г.

17,6

20,4

2,8

2015 фин.г.

18,3

20,7

2,5

Абсолютные и относительные значения

валового долга федерального правительства

2014 фин.г

17,8 трлн. долл.

- в % к ВВП

103,1

2015 фин.г.

18,15 трлн. долл.

- в % к ВВП

Составлено и рассчитано по: U.S. Treasury Department. Joint Statement of Jacob J. Lew, Secretary Of The Treasury, and Shaun Donovan, Director Of The Office Of Management And Budget, On Budget Results For Fiscal Year 2015. Table 1.10/15/2015. − http://www.treasury.gov/press-center/press-releases/Pages/jl0213.aspx; OMB. Fiscal Year 2015. Mid-Session Review. Budget of the U.S.Government. Wash.: USGPO, 2015, pp. 29, 64. − https://www.whitehouse.gov/sites/default/files/omb/budget/fy2016/assets/16msr.pdf: U.S. Department of Treasury. TreasuryDirect. Debt to the Penny. – http//:www.treasurydirect.gov/NP_WS/debt/feeds/recent.

В частности, в 2015 фин.г. доля федерального сектора в экономике США увеличилась по сравнению с предыдущим финансовым годом на 0,3%; в абсолютном выражении государственные расходы выросли почти на 200 млрд. долл. Сравнительно высокая доля государства в экономике объясняется, помимо упора на стимулирующую роль Плана американского возрождения и реинвестиций на начальном этапе повышательной фазы цикла, действием институционально сложившейся ещё в прошлые десятилетия системы т.н. «автоматических стабилизаторов». Общий алгоритм действия «автоматических стабилизаторов» сводится к повышению расходов из федерального бюджета при снижении деловой активности в экономике и их понижению при повышательной тенденции в экономическом развитии. Классическим примером «автоматического стабилизатора» является федерально-штатная программа страхования по безработице: при повышении нормы безработицы «автоматически» увеличиваются объёмы выплачиваемых пособий, при снижении нормы происходит уменьшение бюджетной помощи безработным. Аналогичным образом функционируют и многие программы помощи малоимущим слоям американского общества, а также многие инструменты налоговой политики.

В результате в 2013 фин.г. объём бюджетного стимулирования американской экономики через систему «автоматических стабилизаторов» составил почти 250 млрд. долл., или 1,4% ВВП, а в 2014 фин.г. – почти 200 млрд. долл., или примерно 1,1% ВВП.[6] «Автоматические стабилизаторы» были активно задействованы федеральным правительством в 2009 г. и на протяжении последующих 5 лет их объём превышал 1,0% ВВП; этот шестилетний период, когда объёмы бюджетного стимулирования ежегодно превышали 1,0% ВВП, является самым продолжительным отрезком использования «автоматических стабилизаторов» для стимулирования американской экономики на протяжении последних пятидесяти лет.[7]

Мультипликативные эффекты фискальной политики США

Центральной проблемой воздействия и эффективности бюджетной политики в условиях кризисных потрясений в экономике стала проблема мультипликативных эффектов различных программ и направлений расходов и доходов (налогов) федерального бюджета. Мультипликативные эффекты представляют собой количественную оценку воздействия объёма бюджетных средств на агрегированные уровни экономической активности, измеряемые главным образом изменениями в показателе ВВП. Концепция мультипликативного эффекта основывается на том, что при прочих равных условиях рост бюджетных расходов на 1 доллар (или на одну единицу национальной валюты) увеличивает ВВП также на 1 доллар (∆ 1). В этом случае мультипликативный эффект оценивается как равный 1. Один доллар бюджетных ассигнований может также порождать цепочку последовательных экономических процессов, при которой ВВП увеличивается на несколько долларов, допустим, на 3 доллара (∆ 3). В таком случае принято считать данный мультипликатор как равный 3.

Мультипликативные эффекты оцениваются не только применительно к расходным статьям федерального бюджета, но и в расчете на доходные (налоговые) статьи. Однако в этом случае стимулирующая роль налогов проявляется себя в увеличении ВВП за счёт снижения налогового бремени на экономику; иными словами, допустим, снижение налогов на 1 доллар линейно увеличивает ВВП также на 1 доллар. В этом случае мультипликативный эффект считается равным -1. Естественно, что воздействие снижения налогов на рост ВВП может быть и большим 1, допустим, 3 доллара, и в этом случае мультипликативный эффект считается равным -3.

Оценка мультипликативных эффектов бюджетной политики сталкивается с двумя основными проблемами. Первая проблема связана с тем, что практически все они носят расчётный характер, тесно зависимый от особенностей и специфики используемых эконометрических моделей. Фактически полученные расчётным путём показатели нередко отражают исходные посылки, заложенные в используемых для оценки значений мультипликаторов эконометрических моделях, например, отсутствие посылок о том, что определённая часть безработных является следствием «добровольной» безработицы, или посылки о том, что многие незагруженные производственные мощности являются «резервными» и намеренно не используются в экономическом производстве.

Не менее важной является и вторая проблема – проблема исторической обусловленности значений мультипликативных показателей бюджетной политики. Работы американских экономистов показывают, что в различные исторические периоды значения мультипликаторов бюджетной политики отражали заметно отличающиеся условия экономической активности. В частности, в первые десятилетия после окончания Второй мировой войны значения мультипликаторов были выше, чем в последующий период, и эта особенность объясняется тем, что в первые послевоенные десятилетия федеральное правительство уделяло большее внимание инвестициям в реальный сектор экономики, в том числе и в стимулирование военного производства, в то время как в последующий период – стимулированию потребления как основному фактору преодоления американской экономикой кризисных явлений в её развитии. В частности, согласно расчётам Э.Никамура и Я.Стейнсона, военные расходы США в период 1966-2006 гг. имели значения мультипликаторов в пределах от 3,5 до 4,5 на региональном уровне.[8] К моменту начала экономического кризиса 2007-2009 гг. наиболее авторитетные американские экономисты, в частности, П.Кругман, считали, что значение мультипликатора бюджетных расходов в среднем составляет не менее 1,5.[9]

Инвентаризация расчётных оценок американских экономистов мультипликативных эффектов как расходных, так и доходных статей федерального бюджета, выполненных до начала реализации Плана американского возрождения и реинвестиций, показала наличие довольно значительной вариации в значениях мультипликаторов как применительно к расходам, так и доходам (налогам). Применительно к расходным статьям они колебались в пределах от – 3,8 до + 3,8, а применительно к снижению налогового бремени на экономику – в пределах от – 4,8 до + 3,0. Сводные расчёты американских экономистов значений мультипликаторов расходных и доходных статей федерального бюджета США суммированы в таблице 3.

Таблица 3
Суммарные оценки значений мультипликаторов расходных и доходных статей федерального бюджета США до начала экономического кризиса 2007-2009 гг.

Мультипликаторы:

Описательные

модели на основе данных официальной статистики

Модели векторной и структурной векторной авторегрессии

Эконометрические модели

Динамические стохастические модели общего равновесия

А

Б

А

Б

А

Б

А

Б

расходных статей

1,0

1,4

− 3,77

3,68

− 0,6

1,6

0,0

3,9

снижения налоговой нагрузки на экономику

3,0

− 4,75

2,64

− 0,4

1,3

− 2,63

− 0,23

А – минимальное значение; Б – максимальное значение.

Van Brusselen P. Financial Stabilisation Plans and the Outlook for the World Economy. Do Counter-cyclical Fiscal Measures Offer Any Hope of Recovery for the World Economy? An Evaluation of Fiscal Policy Effectiveness in the Face of A Global Recession. − European Network of Economic Policy Research Institutes. Working Paper No. 55. August 2009. P. 19. − http://aei.pitt.edu/11493/1/1895.pdf.

В начале 2009 г. американские экономисты, составлявшие План американского возрождения и реинвестиций, ориентировались на значения мультипликаторов, которые определялись с помощью «стандартных» эконометрических моделей. В целом к этим оценкам значений мультипликаторов примыкали и расчёты мультипликативных эффектов роста расходов из федерального бюджета на основе описательных моделей, использующих данные официальной американской статистики, а также снижений налоговой нагрузки на экономику. Значения мультипликаторов, рассчитываемых на основе популярных среди академических экономистов моделей векторной и структурной векторной авторегрессии, динамических стохастических моделей общего равновесия и моделей общего равновесия, как указывалось выше, зависели от постулатов, положенных в их основу, и поэтому не являлись надёжным ориентиром при составлении конкретных антикризисных экономических программ, именно по причине – как видно из данных таблицы 3 – широкого разброса значений мультипликаторов как расходных статей, так и снижения налоговой нагрузки на экономику.

Значения мультипликаторов имели и имеют ключевое значение при составлении антикризисных программ бюджетного стимулирования экономики, поскольку они определяют конкретные приоритеты (удельные вес) отдельных направлений преодоления кризисных явлений – посредством бюджетных расходов или снижения налогов. В свою очередь бюджетные расходы могут быть ориентированы на инвестиции (финансирование инвестиционных проектов) или на стимулирование потребительских расходов. Аналогичным образом снижение налоговой нагрузки на экономику предполагает распределение налоговых преобразований, ориентированных на стимулирование активности деловой активности или на рост потребления физических лиц.

При составлении Плана американского возрождения и реинвестиций американские экономисты и аналитики использовали следующие расчётные значения мультипликаторов его основных структурных компонентов и направлений, приводимых в таблице 4.

Таблица 4
Значения мультипликаторов расходов и налогов, использованных при составлении Плана американского возрождения и реинвестиций.

Структурный компонент

Плана

Значения мультипликаторов:

минимальное

максимальное

усредненное

Закупки товаров и услуг

0,5

2,5

1,5

Финансирование инфраструктурных проектов в штатах и на местах

0,4

2,2

1,3

Трансфертные выплаты физическим лицам

0,4

2,1

1,2

Финансовая помощь штатным и местным властям помимо финансирования инфраструктурных проектов

0,4

1,8

1,1

Двухгодичное снижение налогов для средних и малоимущих слоёв

0,3

1,5

0,9

Разовая финансовая помощь пенсионерам

0,2

1,0

0,6

Пролонгирование срока ипотечного кредита для физических лиц на приобретение ими первого домовладения

0,2

0,8

0,5

Снижение налогов для физических лиц с высокими доходами сроком на один год

0,1

0,6

0,4

Льготное налогообложение корпоративных потоков денежной наличности

0

0,4

0,2

Составлено и рассчитано по: Whalen Ch., Reichling F. The Fiscal Multiplier and Economic Policy Analysis in the United States. Working Paper Series. Congressional Budget Office. Working Paper 2015-02, February 2015. P. 10. − https://www.cbo.gov/sites/default/files/114th-congress-2015-2016/workingpaper/49925-FiscalMultiplier_1.pdf.

Таким образом, наибольшее влияние на стимулирование экономической активности оказывают федеральные закупки товаров и услуг, в том числе и военные закупки, среднее значение мультипликатора которых – 1,5 – приближается к 1,6, которое теоретически распространяется на весь спектр расходов из федерального бюджета. Закупки товаров и услуг, как правило, стимулируют развитие обрабатывающих отраслей экономики, в том числе и строительной отрасли. Практически аналогичное воздействие на экономику оказывает и бюджетное финансирование объектов инфраструктуры, осуществляемое через финансовые дотации регионам, т.е. через федеральные трансферты бюджетам штатных и местных органов власти. Трансфертные выплаты физическим лицам включают в себя выплату пособий безработным и малоимущим слоям американского населения, на которых и падает основное бремя экономических неурядиц; в этом случае сравнительно высокий мультипликативный эффект соответствующих программ помощи объясняется именно тем, что полученные бюджетные средства практически сразу начинают увеличивать агрегированный потребительский спрос в экономике.

Финансовая поддержка социальных слоёв с высокими доходами и финансового корпоративного сектора не оказывает большого стимулирующего влияния на развитие экономики именно по той причине, что полученные средства не направляются непосредственно на производственную деятельность или потребление, а пополняют сберегательные счета физических и/или юридических лиц, а также используются для погашения имеющейся долговой задолженности.

По итогам реализации первых этапов Плана американского возрождения и реинвестиций американские экономисты и аналитики сделали предварительные оценки значений его мультипликативных эффектов. В целом эти оценки оказались весьма близкими к расчётным с поправкой на временной горизонт реализации Плана: американские аналитики установили, что наибольший экономический эффект имело бюджетное стимулирование экономики, находившейся на самом «дне» экономического кризиса. Уже спустя год мультипликативный эффект бюджетного стимулирования постепенно стал сходить на нет, хотя возможно это было связано и с заметным сокращением объёма бюджетного стимулирования экономики. Оценка реальных значений мультипликативных эффектов выполнения Плана американского возрождения и реинвестиций суммирована в таблице 5.[10]

Таблица 5
Реальные значения макроэкономических мультипликативных эффектов реализации Плана Американского возрождения и реинвестиций

Квартал после начала реализации Плана

Минимальное значение

Максимальное значение

Среднее значение

1

0,50

1,45

1,0

2

0

0,60

0,30

3

0

0,30

0,15

4

0

0,15

0,08

5

0

0

0

6

0

0

0

7

0

0

0

8

0

0

0

Кумулятивный эффект спустя 2 года после начала реализации

0,50

2,50

1,5

Составлено и рассчитано по: : Whalen Ch., Reichling F. The Fiscal Multiplier and Economic Policy Analysis in the United States. Working Paper Series. Congressional Budget Office. Working Paper 2015-02, February 2015. P. 12. − https://www.cbo.gov/sites/default/files/114th-congress-2015-2016/workingpaper/49925-FiscalMultiplier_1.pdf.

Таким образом, практика американского антикризисного стимулирования экономического развития показывает, что наибольший эффект имеют финансовые вливания в экономику, осуществляемые на первых этапах реализации программ бюджетного стимулирования, когда экономика находится на «дне» экономического кризиса или когда она «нащупывает» его. Мультипликативный эффект как таковой проявляет себя на начальном этапе реализации пакета антикризисных мер, как правило в течение первого года, а в дальнейшем экономика скорее идёт на «автопилоте» первоначального мощного толчка, основной смысл которого состоит в том, чтобы резко переломить нисходящую траекторию экономического развития.

Структурные особенности антикризисного стимулирования американской экономики в 2009-2015 гг.

Возможные мультипликативные эффекты Плана американского возрождения и реинвестиций были учтены его разработчиками, хотя на окончательную архитектуру структурных компонентов немалое влияние оказали и политические преференции и соображения. Всего в период с 2009 по 2015 фин.гг. в рамках Плана было израсходовано немногим более 830 млрд. долл., при этом распределение средств между расходными и доходными статьями было произведено в соотношении примерно 3 : 1, а именно: 635 млрд. долл. было освоено в виде расходов федерального бюджета, а 197 млрд. долл. – в виде снижения налогов.[11]

Основной суммарный объём бюджетного стимулирования был освоен в первые три года реализации плана, хотя законодательно последним сроком его реализации был установлен 2019 фин.г. В период 2009-2011 фин.гг. американская экономика получила бюджетную поддержку в сумме 725 млрд. долл., или почти 90% всех средств Плана. При этом расходная часть составила почти 500 млрд. долл., или порядка 70% всех средств, освоенных американской экономикой в первые три года реализации Плана. Соответственно, налоговые снижения составили 229 млрд.долл., или немногим более 30%.[12] Действие налогового стимулирования фактически прекратилось с 2011 фин.г., и в период 2012-2015 фин.гг. основную роль играли расходные статьи федерального бюджета, через которые американская экономика получила финансовую поддержку в сумме 140 млрд. долл., при этом 100 млрд. долл. было освоено в 2012-2013 фин.гг. Таким образом, общий вывод из теории и практики американского бюджетного стимулирования экономики, находящейся в кризисном состоянии, сводится к тому, что пакет стимулирующих мер, включая снижение налоговой нагрузки на экономику, должен как минимум равняться в абсолютном выражении величине сокращения ВВП страны. В этом плане можно указать на то, что ВВП США в 2008 г. составил примерно 14,3 трлн. долл. (в текущих ценах), в 2009 г. опустился до 14,0 трлн. долл., а в 2010 г. вырос до 14,5 трлн. долл., что примерно соответствует объёму бюджетного стимулирования экономики в 2009-2010 фин.гг., которое составило в рамках Плана американского возрождения и реинвестиций 580 млрд. долл.[13]

Важнейшая причина сравнительно невысоких значений мультипликативных эффектов Плана американского возрождения и реинвестиций состоит в том, что основная часть бюджетных расходов была направлена на восстановление покупательной способности американского населения, т.е. на стимулирование потребления и потребительских расходов населения, и только сравнительно небольшая часть – на инвестиционные проекты. Структура и приоритеты бюджетных расходов в рамках Плана американского возрождения и реинвестиций суммированы в таблице 6.

Таблица 6
Приоритеты бюджетных расходов по Плану американского возрождения и реинвестиций в 2009-2015 фин.гг.,в млрд. долл.

Направления бюджетных расходов

Фин. годы

2009-2011

2012-2015

2009-2015

Здравоохранение

110

35

145

Образование

86

10

96

Выплата пособий безработным

64

0

64

Продовольственная помощь

28

20

48

Дополнительные выплаты пенсионерам

14

0

14

Налоговые кредиты

86

11

97

Инфраструктурные транспортные проекты

52

24

76

Прочие расходы

58

37

95

Всего:

498

137

635

Составлено и рассчитано по: CBO. Estimated Impact of the American Recovery and Reinvestment Act on Employment and Economic Output in 2014. February 2015. Wash.: 2015, p. 2.

Следует также иметь в виду, что из бюджетных расходов на поддержку здравоохранения и образования финансировалось также строительство таких объектов социальной инфраструктуры как больницы, школы и научно-исследовательские центры на общую сумму примерно в 71 млрд. долл.[14] Несмотря на то, что наибольший резонанс в США получил План американского возрождения и реинвестиций как основной бюджетный инструмент преодоления кризисных потрясений в экономике, в 2008 и в 2010−2012 гг. был принят ряд других федеральных программ бюджетного стимулирования экономики общим объёмом в 650 млрд. долл.[15] Их перечень приводится в таблице 7.

Таблица 7
Дополнительные федеральные программы бюджетного стимулирования экономики, принятые в 2008 и в 2010-2012 гг.

Общая характеристика программы

Объём средств бюджетной поддержки экономики, в млрд. долл.

Программа экономического стимулирования экономики, принятая в 2008 г.

170

Программа скупки поддержанных автомобилей и приобретения новой автотехники

3

Программа дополнительных выплат по безработице

90

Программа создания рабочих мест в сфере образования и здравоохранения

26

Программа продления налоговых реформ 2001-2003 гг., принятая в 2010 г.

189

Программа освобождения от уплаты единого социального налога (ЕСН) работников, принятая в 2011 г.

29

Программа снижения налогов на доходы среднего класса и повышения налогов на наиболее состоятельные слои американского общества, принятая в 2012 г.

125

Мелкие программы бюджетного стимулирования

20

Всего:

652

CBPP. Blinder A. and Zandi M. The Financial Crisis: Lessons for the Next One. October 15, 2015. P. 8. − http://www.cbpp.org/sites/default/files/atoms/files/10-15-15pf.pdf.

Таким образом, в общей сложности объемы бюджетного стимулирования экономики, принятые в США в 2008-2012 гг., составили в общей сложности почти 1,5 трлн. долл. (1484 млрд. долл.), при этом доля других программ бюджетного стимулирования экономики, помимо Плана американского возрождения и реинвестиций, составила внушительные 45%. Распределение суммарной бюджетной поддержки американской экономики в сумме 1,5 трлн. долл. между расходными и доходными (налоговыми) статьями показывает, что в конечном итоге бюджетные средства были распределены примерно поровну: 783 млрд. долл. было израсходовано в виде бюджетных расходов, а 701 млрд. долл. – в виде снижения налоговой нагрузки на доходы физических лиц и корпоративный сектор США.[16]

Подобного рода структура пакета мер бюджетного стимулирования экономики предопределила сравнительно ограниченную конечную результативность мер по выведению американской экономика из кризисных потрясений 2007-2009 гг. вследствие того, что эффект снижения налоговой нагрузки на экономику довольно быстро сошёл на нет, как правило в течение одного-полутора лет после принятия соответствующей программы. В этом плане необходимо отметить, что программы бюджетного стимулирования экономики имеют и важное политическое измерение. Его специфика применительно к американским условиям состоит в том, что основной политический дивиденд приносят именно программы снижения налоговой нагрузки на физических и юридических лиц, поскольку последние, особенно физические лица, быстро ощущают их эффект «в своих карманах». Инвестиционные проекты не являются столь политически привлекательными в условиях глубоких кризисных потрясений в экономике, поскольку даже «по определению» их эффект ощущается в экономике только спустя несколько лет после начала их реализации.

Оценки, выполненные аналитиками частной консультативной фирмы «Мудис Аналитикс», в частности, показывают, что стимулирование экономического развития посредством расходных статей федерального бюджета оказывает более продолжительное влияние по сравнению с доходными статьями, в данном контексте понимаемым как эффект снижения налоговой нагрузки на экономику. Сравнительное влияние на экономическое развитие экономических программ стимулирования американской экономики, принятых в 2008-2012 гг., суммировано в таблице 8.

Таблица 8
Сравнительная эффективность влияния расходных и налоговых составляющих программ бюджетного стимулирования экономики США.

Повышение расходов

(мультипликативный эффект)

Снижение расходов

(мультипликативный эффект)

По состоянию на:

По состоянию на:

начало 2009 г.

начало 2015 г.

начало 2009 г.

начало 2015 г.

Увеличение расходов на продовольственные талоны

1,74

1,22

Постоянное снижение налогов:

Расширение программ создания рабочих мест

1,69

1,22

Пролонгирование действия альтернативного минимального подоходного налога

0,53

0,44

Продление срока выплаты пособий по безработице

1,61

1,01

Снижение налога на дивиденды и прибыль от реализации капитала

0,39

0,34

Рост военных расходов

1,53

0,87

Снижение ставок корпоративного налогообложения

0,32

0,30

Увеличение финансирования инфраструктурных объектов

1,57

0,86

Временное снижение налогов:

Увеличение финансовой помощи штатным и местным органам власти

1,41

0,58

Общее снижение ставок подоходного и корпоративного налогообложения

1,02

0,66

CBPP. Blinder A. and Zandi M. The Financial Crisis: Lessons for the Next One. October 15, 2015. P. 18. − http://www.cbpp.org/sites/default/files/atoms/files/10-15-15pf.pdf.

Эти данные достаточно убедительно свидетельствуют о том, что долгосрочный эффект от повышения расходов на антикризисные программы ощущается экономикой более продолжительное время по сравнению почти со всеми направлениями снижения ставок налогообложения, особенно на корпоративный сектор экономики. Эти данные являются также косвенным подтверждением неокейнсианской точки зрения, согласно которой важным условием выведения экономики из кризиса является расширение экономической активности самого государственного сектора, в том числе и на его высшем, федеральном уровне. Как указали в этой связи известные американские экономисты А.Блиндер и М.Занди, «вполне резонно утверждать, что отдельные направления государственного стимулирования экономики являются расточительными и неэффективными, отражают ошибочные политические приоритеты и даже узурпируют функции, лучше выполняемые частным сектором экономики. Но весьма трудно предположить, каким образом увеличение государственных расходов может способствовать уменьшению занятости. В конечном итоге, когда государство закупает товары и услуги, то оно либо прямо нанимает людей для работы в государственном секторе, либо покупает больше продукции у частных кампаний, которые затем в свою очередь сами нанимают больше работников. Ну, и как эта практика может повлиять на уменьшение занятости? Естественно, что как в эконометрических моделях фирмы "Мудис Аналитикс", так и других макроэкономических кейнсианских моделях эти эффекты не выявляются».[17]

Финансовый кризис 2007-2009 гг. и фундаментальное изменение механизма экономического роста

Финансово-экономический кризис 2007-2009 гг. явился самым глубоким кризисным потрясением американской экономики со времён Второй мировой войны. В этом плане его нередко сравнивают с периодом Великой Депрессии 1929-1939 гг. В частности, в том случае, если бы федеральное правительство США не предприняло экстраординарных бюджетных мер по выведению американской экономики из кризисного состояния, то она практически наверняка «свалилась бы в депрессию, похожую на депрессию 1930-х годов».[18] Бюджетное стимулирование экономики в размере 1,5 трлн. долл., подогреваемое широко распространившимися в обществе настроениями о том, что США оказались на «самом краю социально-экономической и политической пропасти», обернулось резким разбалансированием всей системы федеральных финансов. Уже в 2008 фин.г. дефицит федерального бюджета вышел на рекордный уровень в 458,6 млрд. долл., или 3,1% ВВП. В 2009 фин.г. произошло трёхкратное увеличение размера бюджетного дефицита федерального правительства, который достиг отметки в 1412,7 млрд. долл., или 9,8% ВВП.[19]

В США вновь вернулась эпоха дефицитного бюджетного финансирования, которая не оставляет надежд на то, что федеральный бюджет когда-либо будет сбалансирован в ближайшем обозримом будущем. В период 2008-2015 фин.гг. суммарный объём кумулятивно накопленных дефицитов федерального бюджета составил почти 7,2 трлн. долл. (!);[20] соответственно примерно на эту же величину вырос и абсолютный размер валового долга федерального правительства, который возрос с 10,0 трлн. долл. в 2008 фин.г. до 18,2 трлн. долл. в 2015 фин.г., или с 67,7 % ВВП до 100 с лишним процентов ВВП.[21]

Согласно прогностическим оценкам БУК, вплоть до середины следующего десятилетия, т.е. вплоть до 2025 фин.г., хронические дефициты, измеряемые сотнями миллиардов долларов, будут оставаться отличительной чертой системы федеральных финансов. Даже согласно оптимистическим оценкам БУК, дефициты федерального бюджета в течение ближайших десяти лет не опустятся ниже 400 млрд. долл. В 2016 фин.г. БУК прогнозирует понижение дефицита до минимального значения в 414 млрд. долл., однако затем они вновь начнут расти и могут достигнуть отметки в 1 трлн. долл. в 2025 фин.г. В течение 2016-2025 фин. гг. кумулятивно накопленный объем дефицитов федерального бюджета может составить свыше 7 трлн. долл.[22] – и это значение базируется на посылке о «нормально» функционирующей экономике, которая будет устойчиво развиваться без рецессий и глубоких экономических спадов! Соответственно, валовый долг федерального правительства к середине следующего десятилетия может достигнуть 27 трлн. долл., а выплаты по федеральному долгу превысить 750 млрд. долл.[23]

Согласно долгосрочному прогнозу Главного контрольно-финансового управления (ГКФУ) при Конгрессе США, валовый долг федерального правительства будет расти на всём протяжении XXI в, и в период с 2025 по 2035 фин.гг. может превысить исторически зафиксированный максимум соотношения валового долга и ВВП в 1946 фин.г., а к 2040 фин.г. превзойти его в два раза![24]

Таким образом, в настоящее время можно вполне уверенно говорить о том, что в американской экономике в результате кризисных потрясений 2007-2009 гг. сформировалась устойчивая модель экономического роста и развития, основанная на стремительно растущей пирамиде государственного долга. Иными словами, долговые обязательства выступают основным фактором, обеспечивающим поступательное экономическое развитие. Растущая федеральная задолженность является основой стимулирования как инвестиционной активности, так и потребления и со стороны государственного сектора, и в масштабах всей экономики. Более того, реальный механизм экономического развития начинает строиться на том, что в качестве исходных условий экономического развития выступают государственные долговые обязательства, которые и выступают «приводными ремнями» для последующей экономической активности.

В результате экономика лишается внутренних стимулов и источников экономического развития – эту роль всё в большей степени начинают играть долговые обязательства государства. В свою очередь фактически неуправляемый рост задолженности федерального правительства делает систему государственных финансов США «заложницей» противоборства Демократической и Республиканской партий США. Как показывает опыт «бюджетных баталий» в Вашингтоне на протяжении 2011-2015 гг., система федеральных финансов оказывается периодически подверженной риску технического дефолта по долгам. Этот риск, перед лицом которого США оказались в 2011, 2013 и 2015 гг., как подчёркивалось в частности, в аналитическом докладе Министерства финансов США, подготовленном в 2013 г., «создаёт перспективу катастрофических последствий не только для финансовых рынков, но также и для процесса создания рабочих мест, потребительского спроса и экономического роста; при этом многие аналитики, работающие в частном секторе, справедливо полагают, что технический дефолт США по долгам федерального правительства способен породить явления, вполне напоминающие по своим масштабам события конца 2008 г. и даже хуже, а общим результатом этого может явиться рецессии, которая окажется самой глубокой со времён Великой Депрессии».[25]

Помимо этого растущее число авторитетных американских экономистов на протяжении последних нескольких лет всё чаще стало приходить к выводу о том, что именно пирамиды долговой задолженности, в том числе и сформированные в государственном секторе, является одним из главных факторов «низких темпов экономического роста и развития».[26]


Источники

[1] Рассчитано и составлено по: U.S. Bureau of Economic Analysis. Interactive Data. National Data. GDP & Personal Income. Table 1.1.1. Percent Change From Preceding Period in Real Gross Domestic Product.− http://www.bea.gov/iTable/iTable.cfm?ReqID=9&step=1#reqid=9&step=3&isuri=1&904=2000&903=1&906=a&905=2008&910=x&911=0.

[2] Рассчитано по: Ibidem.

[3] Рассчитано по: CBO. An Update to the Budget and Economic Outlook: 2015 to 2025. August 2015. Wash.: 2015, pp.100-101.

[4] CBO. Estimated Impact of the American Recovery and Reinvestment Act on Employment and Economic Output in 2014. February 2015. Wash.: 2015, p. 1.

[5] 2015 фин.г. начался 1 октября 2014 г. и закончился 30 сентября 2015 г.

[6] CBO. The Budget and Economic Outlook: 2015 to 2025. January 2015. Wash.: 2015, pp. 139, 141. − https://www.cbo.gov/publication/49892.

[7] Ibid., p. 138.

[8] Nakamura E. and Steinsson J. Fiscal Stimulus in a Monetary Union: Evidence from US Regions. – «The American Economic Review», March 2014, p. 768.

[9] Parker J. On Measuring the Effects of Fiscal Policy in Recessions. NBER Working Papers Series. Working Paper 17240. July 2011. P. 1. − http://www.nber.org/papers/w17240.

[10] Проблема реальных значений мультипликативных эффектов Плана американского возрождения и реинвестиций также подробно рассмотрена в статье: Васильев В.С. Антикризисная фискальная политика США: проблема мультипликативных эффектов. – «Россия и Америка в XXI веке», №2, 2011 (http://www.rusus.ru/?act=read&id=278).

[11] Рассчитано по: CBO. Estimated Impact of the American Recovery and Reinvestment Act on Employment and Economic Output in 2014. February 2015. Wash.: 2015, p. 2.

[12] Рассчитано по: Ibidem.

[13] Составлено на основании: Seskin E. and Smith Sh. Annual Revision of the National Income and Product Accounts. Annual Estimates for 2003–2010. Quarterly Estimates for 2003:I–2011:I. – «Survey of Current Business», August 2011, p. 22; CBO. Estimated Impact of the American Recovery and Reinvestment Act on Employment and Economic Output in 2014. February 2015. Wash.: 2015, p. 2.

[14] Рассчитано по: CBPP. Blinder A. and Zandi M. The Financial Crisis: Lessons for the Next One. October 15, 2015. P. 12. − http://www.cbpp.org/sites/default/files/atoms/files/10-15-15pf.pdf.

[15] Ibid., p. 8.

[16] Ibid., p. 12.

[17] Ibid., p. 34.

[18] Ibid., p. 24.

[19] Historical Tables. Budget of the United States Government, Fiscal Year 2016. Wash.: USGPO, 2015, p. 26-27, 30. − https://www.whitehouse.gov/sites/default/files/omb/budget/fy2016/assets/hist.pdf.

[20] Рассчитано по: Ibidem.

[21] Ibid., p. 158.

[22] CBO. An Update to the Budget and Economic Outlook: 2015 to 2025. August 2015. P. 74. − https://www.cbo.gov/sites/default/files/114th-congress-2015-2016/reports/50724-BudEconOutlook-3.pdf.

[23] Ibid., pp. 74, 79.

[24] GAO. Fiscal Outlook & Debt. Federal Budget Path Is Unsustainable over the Long Term. // http://www.gao.gov/fiscal_outlook/federal_fiscal_outlook/overview#jq_tab_4.

[25] U.S. Department of the Treasury. The Potencial Macroeconomic Effect of Debt Ceiling Brinkmanship. October 2013. P. 6. − http://www.treasury.gov/about/organizational-structure/ig/Audit%20Reports%20and%20Testimonies/Debt%20Limit%20Response%20%28Final%20with%20Signature%29.pdf.; Treasury Notes. Watson D. There is Only One Solution to the Debt Limit. 10/16/2015. − http://www.treasury.gov/connect/blog/Pages/one-solution-debt-limit.aspx.

[26] Lo S. and Rogoff K. Secular stagnation, debt overhang and other rationales for sluggish growth, six years on. BIS Working Papers No 482. January 2015. P. 14. − https://www.bis.org/publ/work482.pdf.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.