Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2015

РОЛЬ ФЕДЕРАЛЬНОГО БЮДЖЕТА В ОБЕСПЕЧЕНИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ США В КОНЦЕ ХХ – НАЧАЛЕ XXI ВВ*

С. Н. Бабич,
заместитель директора
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. В статье представлена оценка эффективности проводимой республиканскими и демократическими администрациями налогово-бюджетной политики в конце 20- начале 21 вв. при решении основных социально-экономических задач; предложен анализ параметров федерального бюджета США в период с 1993 по 2015 гг., определена роль бюджета в обеспечении социально-экономической безопасности страны.

Ключевые слова: федеральный бюджет США, налогово-бюджетная политика, социально-экономическая безопасность.

THE ROLE OF THE FEDERAL BUDGET IN ENSURING SOCIO- ECONOMIC SECURITY OF THE UNITED STATES AT THE END OF 20 – BEGINNING OF 21 CENTURY

Babich Svetlana Nikolaevna,
Deputy director
of the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article justifies the effectiveness of the budget and tax policy implemented by democratic and republican administrations at the end of 20 - beginning of 21 century to achieve expected socio-economic goals; contains analysis of the parameters for the federal budget from 1993 to 2015 fiscal years; determines the role of the federal budget in ensuring socio- economic security of the country.

Keywords: Federal budget of the USA, budget and tax policy, socio-economic security.

Обеспечение социально-экономической безопасности, как системообразующего элемента национальной безопасности, является необходимым условием стабильного функционирования экономики государства, ее независимости, повышения благосостояния населения и социальной защищенности и становится важнейшей задачей большинства правительств в конце XX- начале XXI века. В свою очередь социально-экономическая безопасность страны поддерживается за счет грамотно настроенной системы финансовой безопасности, как способности государства обеспечивать формирование финансовых потоков в объемах, необходимых для успешного решения социальных и экономических проблем в рамках проводимой социально-экономической политики с целью реализации и защиты национальных интересов, и ее главных составляющих – бюджетной и налоговой безопасности, призванных обеспечить такое состояние налоговой и бюджетной систем государства, при котором осуществляется оптимальная защита и социально-направленное развитие финансовой системы и совокупности государственных финансовых отношений и процессов, эффективная работа налогово-бюджетных механизмов реализации и защиты интересов развития национальных финансов, поддерживается социально-политическая стабильность общества, формируется финансовый потенциал, достаточный для сохранения целостности и единства действующей финансовой системы и успешного противостояния внутренним и внешним социально-экономическим угрозам. Таким образом, налоги и государственный бюджет, равно как и налогово-бюджетная политика государства включены в систему социально-экономической безопасности в качестве ресурсного фактора, находящегося в руках государства; в качестве инструмента воздействия на экономические и социальные процессы; и, наконец, в качестве фактора обратной связи и зависимости государства от налогоплательщиков. Кроме того, как главное звено финансовой системы общества, образующее централизованные и воздействующее на формирование децентрализованных фондов денежных средств, государственный бюджет является механизмом экономического и социального регулирования, что позволяет сделать вывод о его уникальной роли в обеспечении социально-экономической безопасности страны.

Достаточно убедительным примером, доказывающими данный факт, является федеральный бюджет США и опыт применения налогово-бюджетных инструментов демократическими и республиканскими администрациями на разных этапах экономического цикла в период с 1993 по 2015 гг.

Федеральный бюджет как фактор обеспечения социально-экономической безопасности США в период президентства Б.Клинтона.

В период президентства Б.Клинтона (1993-2001 гг.) для достижения приоритетных задач экономической политики и преодоления угроз в системе социально-экономической безопасности был пересмотрен весь комплекс консервативной налогово-бюджетной политики и разработаны новые методы макроэкономического регулирования с избирательным применением рецептов кейнсианства: увеличена нагрузка по подоходному налогу за счет роста прогрессивности системы подоходного налогообложения и расширения налоговой базы, а также внесения изменений в налогообложение индивидуальных компаний и партнерств, не имеющих статуса юридического лица; усилено обложение по системе социального страхования, медицинского обслуживания; повышены ставки налога на прибыль корпораций; расширено использование налоговых льгот; приняты законы, призванные защищать права налогоплательщиков (Билль о правах налогоплательщика 1996 г. и Билль о правах налогоплательщика 1998 г.); произведено сокращение государственных расходов, в том числе за счет экономии по статье "национальная оборона" в результате ограничений на использование необоронных дискреционных расходов[1].

Рост налоговой нагрузки по двум основным налогам (подоходному налогу с физических лиц и налогу на прибыль корпораций) до 20% ВВП, а также введение в действие других компонентов налоговой программы демократов, обеспечившее рост поступлений в бюджет в размере 75%[2] за восемь лет, с одновременным снижением государственных расходов за аналогичный период на 3,9%[3] создало условия для ликвидации дефицита федерального бюджета (начиная с 1998 г. бюджет был сведён с профицитом, который к 2000 г. составил 236,4 млрд. долл. или 2,3% ВВП)[4] (см. табл. 1), и сокращения государственного долга до 58%, что в конечном итоге способствовало стимулированию экономического роста (в среднем ежегодный прирост ВВП составлял 3,9%), обеспечило повышение жизненного уровня большей части американского населения в середине 90-х годов, позволило решить многие социальные задачи (был сокращен уровень бедности, уровень безработицы снижен на 3,5% до 4%, создано более 20 млн. новых рабочих мест, из них треть – в информационном секторе, вырос до 8,03 долл. в час уровень средней заработной платы).

Таблица 1.
Показатели бюджета США в период работы администрации Б.Клинтона

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Расходы федерального бюджета,

трлн. долл.

1,4

1,5

1,5

1,6

1,6

1,7

1,7

1,8

Расходы федерального бюджета,

% от ВВП

20,7

20,3

20,0

19,6

18,9

18,5

17,9

17,6

Поступления в федеральный бюджет, трлн. долл.

1,2

1,3

1,3

1,5

1,6

1,7

1,8

2,0

Поступления в федеральный бюджет,

% от ВВП

17,0

17,5

17,8

18,2

18,6

19,2

19,2

20

Бюджетный дефицит (-), трлн. долл.

-0,2

-0,2

-0,2

-0,1

-0,02

0,07

0,1

0,2

Бюджетный дефицит (-), % от ВВП

-3,8

-2,8

-2,2

-1,3

-0,3

0,8

1,3

2,3

Государственный долг, % от ВВП

64,0

64,5

64,9

64,9

63,3

61,2

58,9

55,5

Источник: Budget of the United States Government, Fiscal year 2016, Historical Tables, Table 1.1, 1.2, 7,1

Принимая во внимание тот факт, что социально-экономическая модель США предполагает решение вопроса о соотношении функций федерального правительства и гражданского общества, для администрации Б.Клинтона принципиально важной задачей становилось усиление роли налогов на личные доходы в качестве источников поступлений в бюджет по сравнению с налогами на прибыль корпораций, поскольку это позволяло скорректировать взаимоотношения государства и гражданина в сторону повышения ответственности правящей администрации за выбранный курс и последствия проводимой политики. Действие данного постулата позволило внести соответствующие изменения в структуру доходов федерального уровня в ходе реализации программы Б.Клинтона. Так, за восемь лет доля поступлений от индивидуального подоходного налога с физических лиц в общей структуре налоговых доходов выросла с 43,6 до 49,6%, достигнув 9,9% ВВП - наивысшего уровня с 1934 года; доля налога на прибыль корпораций увеличилась незначительно – с 9,2% в 1992 г. до 10,2% в 2000 г., составив 2% ВВП в 2000 г.; доля акцизов снизилась на 0,8 п.п. - до 3,4% 2000 г.; значительно (на 5,7%) сократилась доля отчислений на социальное страхование - до 32,2% в 2000 г., хотя доля данной статьи в ВВП осталась неизменной - на уровне 6,4%. Можно констатировать, что налоговые инициативы демократической партии создали предпосылки для перераспределения ролей каждого из налогов в налоговой системе так, что композиционная структура налогов вернулась к варианту, действовавшему до крупномасштабной реформы Р.Рейгана, что отражено на рисунке 1.[5]

Рисунок 1

Изменение в структуре доходов федерального бюджета США в период президентства Б.Клинтона (%)

Источник: Budget of the United States Government, Fiscal year 2016 Historical tables, Table 2.2.

Напротив рост расходов наблюдался по следующим статьям: наука, технологии, космические исследования – на 2 млрд. долл.; природные ресурсы и охрана окружающей среды - на 5 млрд. долл.; сельское хозяйство – с 15 млрд.долл. до 36 млрд. долл.; транспорт – с 33 млрд. долл. до 46,8 млрд. долл.; образование, занятость и социальное обслуживание – на 10.7 млрд. долл.; здравоохранение – на 65 млрд. долл.; программа «Медикэр» - на 78 млрд. долл.; социальное обеспечение – с 287,6 млрд. долл. до 409,4 млрд. долл.; выплаты и услуги ветеранам – на 13 млрд. долл.; отправление правосудия – на 13,9 млрд.долл., выплата процентов по государственному долгу – с 199 млрд. долл. до 223 млрд. долл. (см. табл.2), что является отражением приоритетов правительства.

Что касается изменений в композиционной структуре расходов федерального правительства, то согласно данным таблицы 2, за восемь лет сократился удельный вес таких статей расходов, как расходы на «национальную оборону» (с 21,6 до 16,4%), «международные отношения» (с 1,2 до 0,95%), «наука, технологии, космические исследования» (с 1,2 до 1%), «энергетика, природные ресурсы и охрана окружающей среды» (с 1,4 до 1,2%), «торговля и кредитование бизнеса» (с 0,8 до 0,2%), «государственные гарантии получения дохода» (с 14,5 до 14,2%), «государственное управление» (с 0,9 до 0,7%), «выплата процентов по государственному долгу» (с 14,4 до 12,5%); упрочились позиции в структуре расходов таких статей, как «сельское хозяйство» (с 1,1 до 2%), «транспорт» (с 2,4 до 2,6%), «здравоохранение» (с 8,6 до 11%), «социальное обеспечение» (с 21 до 23%), «отправление правосудия» (с 1 до 1,6%).

Таблица 2.
Расходы федерального бюджета США по основным функциям деятельности правительства в 1992 и 2000 гг., млрд. долл., %

Код

Функция

1992

2000

050

Национальная оборона

298

21,6

294

16,4

150

Международные отношения

16

1,2

17

0,95

250

Наука, технологии, космические исследования

16

1,2

18

1,0

270

Энергетика

4,5

0,3

-0,7

-0,03

300

Природные ресурсы и охрана окружающей среды

20

1,4

25

1,2

350

Сельское хозяйство

15

1,1

36

2,0

370

Торговля и кредитование бизнеса

11

0,8

3,2

0,2

400

Транспорт

33

2,4

46,8

2,6

450

Местное и региональное развитие

7

0,5

10,6

0,6

500

Образование, занятость и социальное обслуживание

43

3,1

53,7

3,0

550

Здравоохранение

89,5

6,5

154,5

8,6

570

Государственная программа бесплатной медицинской помощи «Медикэр»

119

8,6

197

11,0

600

Государственные гарантии получения дохода

200

14,5

253,7

14,2

650

Социальное обеспечение

287,6

21

409,4

23,0

700

Выплаты и услуги ветеранам

34

2,5

47

2,6

750

Отправление правосудия

14,6

1

28,5

1,6

800

Государственное управление

13

0,9

13

0,7

900

Выплата процентов по государственному долгу

199

14,4

223

12,5

920

Финансовая помощь общего назначения

-

-

-

950

Нераспределенные расходы*

-39,3

-2,6

-42,5

-2,4

Расходы всего

1381,5

100

1789

100

* - это расходы, являющиеся доходами по своей экономической сути, с чем связано их отрицательное значение, которые исказили бы размеры ассигнований других функциональных категорий, если бы были включены в их состав, например, доходы от продажи земли и федеральной собственности и др.

Источник: Budget of the U.S. Government. Fiscal Year 2016. Historical Tables. Table 3.2.

Аналогичная картина наблюдается при рассмотрении структуры расходов федерального бюджета по основным направлениям расходования (функциональным блокам) (см. табл.3). Анализ представленных в таблице 3 данных позволяет говорить о том, что за восемь лет правления администрации Б.Клинтона произошло упрочнение позиций блока «человеческие ресурсы» (11% ВВП страны) как важнейшего элемента системы социально-экономической безопасности США (с 55,9% в 1992 г. до 62,4% в 2000 г.), за счет блоков «национальная оборона, составляющего 2,9% ВВП - с 21,6 % в 1992 г. до 16,5% в 2000 г. и «обслуживание государственного долга» (2,2% ВВП) с 14,4% в 1992 г. до 12,5% в 2000 г. соответственно.

Таблица 3.
Структура государственных расходов США по основным направлениям в период президентства Б.Клинтона, млрд.долл., %, % от ВВП

Расходные статьи бюджета

1992

2000

млрд.

долл.

%

% от ВВП

млрд.

долл.

%

% от ВВП

Национальная оборона

298

21,6

4,6

294

16,5

2,9

Человеческие ресурсы

772,6

55,9

12

1115,5

62,4

11

Материальные ресурсы

75,6

5,5

1,2

85

4,7

0,8

Обслуживание государственного долга

199

14,4

3,1

223

12,5

2,2

Прочие расходы

74,9

5,4

1,2

114

6,4

1,1

Всего

1381,5

100

21,5

1789

100

17,6

Источник: Budget of the United States Government. Fiscal year 2016. Historical tables, Table 3.1.

Федеральный бюджет как фактор обеспечения социально-экономической безопасности США в период президентства Дж.Буша-младшего.

К 2001 г., когда к власти пришла республиканская администрация Дж.Буша-мл., факторы обеспечения экономического роста, заложенные демократической администрацией Б.Клинтона уже исчерпали себя, возникла необходимость в поиске новых инструментов налогово-бюджетной политики, обеспечивающих защиту социально-экономической системы от возникающих угроз. Правительством была предпринята попытка, используя инструментарий, присущий «рейганомики» для стимулирования экономического роста, поддержания занятости и обеспечения конкурентных преимуществ в мировом масштабе, провести крупномасштабную налоговую реформу[6], направленную на снижение налоговой нагрузки на физических и юридических лиц; создание благоприятных налоговых условий для усиления инвестиционной активности частного сектора в НИОКР; обеспечение роста сегмента малого предпринимательства, в том числе за счет нейтральности налогообложения; устранение неэффективного размещения производственных ресурсов, вызванного налоговыми факторами; повышение эффективности распределительной функции налоговой системы; упрощение налогового законодательства и совершенствование системы сбора налогов.

Важно отметить, что принятие закона «Об экономическом росте и снижении налогов» 2001 г. позволило полностью освободить от уплаты налога 27,3% налогоплательщиков, чьи доходы находились примерно на уровне «черты бедности», что способствовало, в том числе, повышению платёжеспособного спроса населения, увеличению инвестиций и росту денежных доходов. Так в период с 2001 по 2008 гг., на 49,2% увеличилось индивидуальное потребление; на 13,2% выросли валовые индивидуальные внутренние инвестиции до 1809,7 млрд. долл., произошел рост валового располагаемого дохода населения (на 12,8% за семь лет). В то же время кумулятивный эффект от проводимой администрацией Дж. Буша-младшего налогово-бюджетной политики в краткосрочной и среднесрочной перспективе был незначительным (прирост реального ВВП составил лишь 17,8%, что на 16% меньше показателя эффекта от налоговой политики, проводимой Б. Клинтоном). При этом прогнозы республиканской администрации о ежегодном росте ВВП в размере 3,3% не оправдались, рост в размере 3,6% наблюдался лишь в 2004 г., в дальнейшем этот показатель стал стремительно снижаться, составив в 2008 г. 1,1%.

Расчет был сделан на то, что при прочих равных условиях рост экономической активности приведет к увеличению доходов федерального бюджета за счет расширения налоговой базы, позволяя при меньших ставках налогов обеспечивать больший объем налоговых поступлений в бюджет. Однако он не оправдал себя: за восемь лет налоговой реформы произошло существенное сокращение налоговых поступлений в федеральный бюджет по основным видам налогов на 2,9% (с 20% ВВП в 2000 г. до 17,1% в 2008 г и до 14,6% ВВП в 2009 г.), главным образом за счет ослабления роли индивидуального подоходного налога, являющегося главным источником налоговых поступлений, на 2,1% (с 9,9% ВВП в 2000 г. до 7,8% ВВП в 2008 г.).

Рисунок 2

Изменение в структуре доходов федерального бюджета США с 2000 по 2008 гг. (%)

Источник: Budget of the United States Government, Fiscal year 2016 Historical tables, Table 2.2.

Данные, представленные на рисунке 2 позволяют говорить о следующих изменениях в структуре доходов федерального бюджета за период с 2000 до 2008 гг.: доля поступлений от индивидуального подоходного налога с физических лиц в общей структуре налоговых доходов снизилась на 4,2 п.п. до 45,4%; доля акцизов составила в 2008 г. 4,2% (сокращение на 0,3 п.п.); удельный вес статьи прочие доходы сократился на 0,7 п.п. до 2,7%; на 3,6 п.п. увеличилась доля налога на прибыль корпораций – с 10,2% в 2000 г. до 12,1% в 2008 г.; наблюдался значительный рост доли отчислений на социальное страхование – с 32,2% в 2000 г. до 35,7% в 2008 г.[7].

Следуя рецептам «рейганомики» республиканская администрация проводила курс на увеличение государственных расходов на 2,6% ВВП[8] (с 17,6% ВВП в 2000 г. до 20,2% в 2008 г.) по всем основным статьям, за исключением статьи «сельское хозяйство», расходы по которой были сокращены за период президентства Дж.Буша-мл. на 17,6 млрд. долл. до 18,4 млрд. долл. в 2008 г. (см. табл.4)

Таблица 4.
Расходы федерального бюджета США по основным функциям деятельности правительства в 2000 – 2008 гг., млрд. долл., %

Код

Функция

2000

2008

050

Национальная оборона

294

16,4

616,1

20,7

150

Международные отношения

17

0,95

29

1,0

250

Наука, технологии, космические исследования

18

1,0

27

0,9

270

Энергетика

-0,7

-0,03

0,6

0,02

300

Природные ресурсы и охрана окружающей среды

25

1,2

32

1,1

350

Сельское хозяйство

36

2,0

18,4

0,6

370

Торговля и кредитование бизнеса

3,2

0,2

28

0,9

400

Транспорт

46,8

2,6

78

2,6

450

Местное и региональное развитие

10,6

0,6

24

0,8

500

Образование, занятость и социальное обслуживание

53,7

3,0

91,3

3,1

550

Здравоохранение

154,5

8,6

280,6

9,4

570

Государственная программа бесплатной медицинской помощи «Медикэр»

197

11,0

391

13,1

600

Государственные гарантии получения дохода

253,7

14,2

431,3

14,5

650

Социальное обеспечение

409,4

23,0

617

20,7

700

Выплаты и услуги ветеранам

47

2,6

84,6

2,8

750

Отправление правосудия

28,5

1,6

48,1

1,6

800

Государственное управление

13

0,7

20,3

0,7

900

Выплата процентов по государственному долгу

223

12,5

253

8,5

920

Финансовая помощь общего назначения

-

-

-

950

Нераспределенные расходы

-42,5

-2,4

-86,2

-2,9

Расходы всего

1789

100

2982,5

100

Источник: Budget of the U.S. Government. Fiscal Year 2016. Historical Tables. Table 3.2.

Анализ данных, представленных в таблице 4 позволяет прийти к выводу о том, что композиционно структура расходов не подверглась значительным изменениям и имела следующий вид: первое место разделили такие статьи, как «социальное обеспечение», доля которой сократилась с 23% в 2000 г. до 20,7% в 2008 г. и «расходы на национальную оборону», удельный вес которой увеличился на 4,3 п.п. до 20,7% в 2008 г.; второе место закрепилось за статьей «государственные гарантии получения дохода» - 14,5%.; на третьем месте статья «Государственная программа бесплатной медицинской помощи «Медикэр» - 13,1%; на четвертом месте статья «здравоохранение», доля которой была увеличена на 0,8 п.п. до 9,4%; пятое место - за статьей «выплата процентов по государственному долгу», ее доля сократилась на 4 п.п. до 8,5%; шестое место осталось за статьей «образование, занятость и социальное обслуживание» - 3,1% в 2008 г.; доля статьи «торговля и кредитование бизнеса» увеличилась до 0,9%; произошло сокращение удельного веса статьи «сельское хозяйство» с 2% до 0,6%; удельный вес остальных статей бюджета в структуре расходов федерального бюджета существенно не изменился.

Представленные в таблице 5 данные об изменениях в структуре расходов федерального бюджета по основным направлениям расходования (функциональным блокам), наглядно демонстрируют, что за восемь лет произошло значительное упрочнение позиций трех блоков – «национальная оборона» с 16,5% до 20,7% - уровня, который наблюдался в 1993 г. в момент прихода к власти администрации Б.Клинтона; «материальные ресурсы» с 4,7% до 5,4% и «человеческие ресурсы» с 62,4% в 2000 г. до 63,6% в 2008 г. за счет снижения удельного веса блока «обслуживание государственного долга» с 12,5% в 2000 г. до 8,5% в 2008 г. и блока «прочие расходы» с 6,4% в 2000 г. до 4,8% в 2008 г. Необходимо также сказать, что аналогичным образом изменилась доля указанных статей расходов, классифицированных по блокам, в ВВП страны: доля блока «национальная оборона» составила в 2008 г. 4,2% ВВП (рост на 1,3 п.п.); доля блока «человеческие ресурсы» достигла 12,8% ВВП (увеличение на 1,8 п.п.), характеризуя социальную направленность налогово-бюджетной политики администрации Дж.Буша-мл.; доля блока «материальные ресурсы» - 1,1% ВВП вместо 0,8% в 2000 г.; доля блока «прочие расходы» снизилась до 1% ВВП, а доля в ВВП блока «обслуживание государственного долга» сократилась до 1,7%.

Таблица 5.
Структура государственных расходов США по основным направлениям в период президентства Дж. Буша-мл., млрд.долл., %, % от ВВП.

Расходные статьи бюджета

2000

2008

млрд.

долл.

%

% от ВВП

млрд.

долл.

%

% от ВВП

Национальная оборона

294

16,5

2,9

616,1

20,7

4,2

Человеческие ресурсы

1115,5

62,4

11

1895,6

63,6

12,8

Материальные ресурсы

85

4,7

0,8

162

5,4

1,1

Обслуживание государственного долга

223

12,5

2,2

253

8,5

1,7

Прочие расходы

114

6,4

1,1

142,4

4,8

1,0

Всего

1789

100

17,6

2982,5

100

20,2

Источник: Budget of the United States Government. Fiscal year 2016. Historical tables, Table 3.1.

Политика снижения налогов с одновременным увеличением государственных расходов на фоне незначительного экономического роста привела к существенному ухудшению бюджетных показателей, что выразилось в галопирующем росте дефицита федерального бюджета за восьмилетний период с 1,5 до 3,1% ВВП (таблица 6).

Таблица 6.
Показатели бюджета США в период деятельности администрации Дж.Буша-мл.

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Расходы федерального бюджета,

трлн. долл.

1,8

2,0

2,2

2,3

2,4

2,6

2,7

3,0

Расходы федерального бюджета,

% от ВВП

17,6

18,5

19,1

19,0

19,2

19,4

19,1

20,2

Поступления в федеральный бюджет,

трлн. долл.

1,9

1,8

1,8

1,9

2,1

2,4

2,6

2,5

Поступления в федеральный бюджет,

% от ВВП

18,8

17,0

15,7

15,6

16,7

17,6

17,9

17,1

Бюджетный дефицит (-), трлн. долл.

0,1

-0,2

-0,4

-0,4

-0,3

-0,2

-0,1

-0,5

Бюджетный дефицит (-), % от ВВП

1,2

-1,5

-3,3

-3,4

-2,5

-1,8

-1,1

-3,1

Государственный долг, % от ВВП

54,6

57,0

59,7

60,8

61,3

61,8

62,5

67,7

Источник: Budget of the United States Government, Fiscal year 2016, Historical Tables, Table 1.1, 1.2, 7,1

Подобный негативный эффект, отражающий уязвимость бюджетной сферы США и снижение ее устойчивости в результате неспособности налоговой системы поддерживать должный уровень бюджетных доходов, необходимый для обеспечения социальной безопасности в стране, объясняется не только недостаточной продуманностью налогово-бюджетных решений администрации Дж.Буша-мл. и их направленностью на долгосрочную перспективу, но и недооценкой влияния на бюджетную систему таких факторов, как рост расходов по пенсионному и медицинскому страхованию из-за старения населения, смена экономических циклов, возникновение новых угроз национальной безопасности.

Здесь необходимо оговориться, что с одной стороны дефицитное финансирование бюджета федерального уровня США рассматривалось большинством администраций после 30-х годов прошлого века как эффективный инструмент краткосрочного стимулирования экономики и решения приоритетных социально-экономических задач (см. рис. 3), с другой стороны разбалансированность федерального бюджета превратилась в долгосрочную социально-экономическую проблему, требующую разработки новых подходов и решений и вызывающую массу противоречий на политической арене в ходе обсуждений в Конгрессе бюджетов на каждый финансовый год. Как показывают данные, представленные на рисунке 4, с 1930 по 2008 гг. наблюдалось лишь 6 профицитных периодов (самый длительный из которых с 1998 по 2001 гг. имел место во время президентства Б.Клинтона с максимумом в 2,4% ВВП, максимальный же профицит бюджета в размере 4,6% ВВП был зафиксирован в 1948 г.), при этом самые высокие показатели бюджетных дефицитов наблюдались в период с 1942 по 1945 гг., что было обусловлено высокими военными затратами (с максимумом в 30,3% от ВВП); в период после 2001 г. снова начался процесс наращивания бюджетных дефицитов для финансирования увеличивающихся государственных расходов, как это происходило в период нахождения у власти администрации Р.Рейгана.

Рисунок 3.
Бюджетные дефициты/профициты в США в период с 1930 по 2009 гг. (% от ВВП)

Источник: Budget of the United States Government, Fiscal year 2013. Historical tables, Table 1.2.

В свою очередь «рейганизация» фискальной политики привела к переориентации параметров федерального бюджета в сторону увеличения нагрузки на экономику за счет роста государственного долга - единственного источника финансирования бюджетных дефицитов (см. рис. 4). Следует отметить, что совокупный федеральный долг США состоит из двух частей: «публичного долга» - долга перед частными юридическими и физическими лицами, включая иностранные государства, и долга федерального правительства перед государственными структурами «внутреннего государственного долга» (в частности Фонду медицинского страхования и Фонду социального страхования).

Рисунок 4.
Динамика роста федерального государственного долга США в период с 1980 по 2008 гг. ( % от ВВП )

Источник: Budget of the United States Government. Fiscal year 2016. Historical tables, Table 7.1.

Напомним, что ситуация с совокупным государственным долгом на момент окончания второго срока президентства Б.Клинтона выглядела весьма оптимистично: в 1997 г. верхний предел государственного долга был установлен в размере 6 трлн. долл. и далее не корректировался; в 1997 г. началось списание государственного долга внешним держателям ценных бумаг Министерства финансов США, государственный «публичный долг» за 4 года был снижен до 3,4 трлн. долл.; за аналогичный период на 10,9% была снижена нагрузка на экономику по данному показателю (соотношение публичного долга федерального правительства к ВВП достигло в 2000 г. 33,6%); сократилась доля расходов на выплату нетто-процентов по государственному долгу в структуре расходов федерального правительства (с 14,4% до 12,5% совокупного объема расходных статей), стоимость обслуживания государственного долга снизилась с 3,1 до 2,2%ВВП.[9]. При этом долг федерального правительства иностранным государствам – внешний долг США - составил в декабре 2000 г. 1 трлн. долл. или 17,8% от совокупного федерального государственного долга и 29,4% от государственного «публичного долга». Основными государствами-кредиторами США являлись: Япония - 317,7 млрд. долл., КНР – 60,3 млрд. долл., Великобритания – 50,2 млрд. долл., Германия – 49 млрд.долл., ближневосточные страны-экспортеры нефти – 47,7 млрд. долл.[10]

Согласно данным, представленным на рисунке 4, следуя за ростом государственных расходов бюджета, в период с 2001 по 2008 гг. наметился устойчивый тренд на рост государственного долга США по отношению к ВВП. Так за этот период совокупный государственный долг вырос на 12,2% до 67,7% ВВП, что соответствует уровню 50-х годов прошлого столетия; аналогично произошел рост на 5,7 п.п. государственного «публичного долга», увеличив нагрузку на экономику с 33,6% до 39,3% ВВП. В абсолютном выражении совокупный федеральный государственный долг увеличился за этот период на 4,3 трлн. долл. (с 5,6 трлн. долл. в 2000 г. до 9,9 трлн. долл. в 2008 г.); государственный «публичный долг» достиг отметки в 5,8 трлн. долл. Одновременно продолжился тренд на сокращение доли расходов на обслуживание государственного долга в общей структуре расходов федерального правительства (с 12,5% до 8,5%), а стоимость обслуживания государственного долга упала до 1,7% ВВП. Если говорить о ситуации с внешним государственным долгом, то на декабрь 2008 г. он составил 30,3% от уровня совокупного федерального государственного долга и 52,2% от государственного «публичного долга» США. Несколько изменилась структура основных иностранных держателей государственных облигаций Министерства Финансов США: на первое место переместилась КНР, увеличив свой портфель заимствований до 727,4 млрд. долл., на втором месте оказалась Япония – 626 млрд. долл., на третьем – ближневосточные страны-экспортеры нефти – 186,2 млрд. долл., далее расположились Бразилия – 127 млрд. долл., Великобритания – 131,1 млрд. долл., Россия – 116,4 млрд.долл.[11]

При рассмотрении показателя «темп прироста государственного долга», отражающего средневзвешенный процент увеличения государственного долга за период нахождения у власти различных администраций (см. рис. 5), можно прийти к выводу, что наиболее быстрыми темпами происходило увеличение государственной федеральной задолженности с 1963 г. в периоды нахождения у власти республиканских администраций. Так максимального значения данный показатель достиг при президентстве Р.Рейгана (в среднем государственный долг увеличивался ежегодно на 14,2%), в период деятельности администрации Б.Клинтона данный показатель сократился до 4,2% в год, а с 2001 по 2008 г. темпы наращивания государственного долга снова взлетели и достигли 8,3% в год.

Рисунок 5.
Темпы среднегодового прироста федерального государственного долга США при различных администрациях ( % )

Источник: расчеты автора, Budget of the United States Government. Fiscal year 2016. Historical tables, Table 7.1.

Таким образом, к концу президентства Дж.Буша-мл. произошло значительное ухудшение параметров федерального бюджета и наметилась тенденция к росту совокупного и «публичного» государственного федерального долга. А разразившийся в 2008-2009 гг. финансово-экономический кризис усилил осознание того, что существующая налоговая система США не в состоянии поддерживать выполнение современных функций государства в полном объеме в рамках стратегии обеспечения социально-экономической безопасности и нуждается в дальнейшей корректировке. Это подтверждается и результатами опросов общественного мнения, согласно которым за время президентства Дж.Буша-мл. значительно усугубилась проблема бюджетных дефицитов (за это высказались 76% опрошенных), ухудшилась ситуация с государственным долгом (данная позиция была отмечена 52% респондентов), а проведенные налоговые преобразования имели негативный эффект на экономику страны (за это проголосовало 44% опрошенных)[12].

Роль федерального бюджета в обеспечении социально-экономической безопасности США в период первого президентского срока Б.Обамы.

Пришедшая к власти в январе 2009 г. демократическая администрация Б.Обамы вынуждена была решать задачи государственного регулирования и планирования в бюджетной сфере в условиях рецессии. Перед администрацией Б.Обамы стояла задача стабилизации социально-экономической ситуации в стране, в том числе путем перенастройки налогово-бюджетного механизма за счет обеспечения нейтральности налогообложения; устранения неэффективного размещения производственных ресурсов, вызванного налоговыми факторами, обеспечения оптимального уровня налоговой нагрузки по подоходному налогообложению, упрощения налогового законодательства. Таким образом, программа демократов, обозначенная в бюджетном запросе на 2010 ф.г. как «Новая эра ответственности»[13], для обеспечения роста ВВП, стимулирования уровня занятости и производства, достижения конкурентных преимуществ экономики США в мировом масштабе, предусматривала решение назревших фискальных проблем в частности за счет повышения налоговой нагрузки на богатых американцев и пересмотра налогообложения корпораций, при одновременном снижении военных расходов и проведении реформы системы социального страхования (что говорит о некотором возврате к использованию инструментов, применявшихся правительством Ф.Рузвельта в период «Великой депрессии»).

Для реализации программных обещаний администрацией Б.Обамы было принято три важных закона: «Закон о восстановлении экономики 2009 г.», который предусматривал выделение 787 млрд. долл. на оздоровление экономики (при этом 40% от суммы выделялось на снижение налогов для среднего и низшего классов налогоплательщиков) и ставилась цель сокращения бюджетного дефицита до 533 млрд. долл. к 2013 г. главным образом за счет снижения затрат на войну в Ираке, проведения реорганизации правительства, усиления энергетической независимости США и коррекции налоговой политики; "Закон о налоговых льготах 2010 г.", который предполагал выделение 17,6 млрд. долл. в качестве налоговых льгот по налогу на заработную плату для малого бизнеса, на содержание инфраструктуры (шоссейных дорог федерального уровня), и создание дополнительных рабочих мест; «Закон о доступной медицине 2010 г.», призванном изменить действующую систему здравоохранения и предусматривающий введение доступной для среднего класса американцев обязательной медицинской страховки.

Согласно прогнозам Бюро экономического анализа, представленным в президентском бюджетном запросе на 2010 ф.г., пролонгация стимулирующих налоговых мер и расширение налоговой базы с одновременным увеличением нагрузки на налогоплательщиков с высоким уровнем доходов должны увеличить доходную часть федерального бюджета на 4,1% с 15,4% ВВП в 2009 г. до 19,1% ВВП в 2015 г. и 19,5% ВВП в 2019 г.. В свою очередь корректировка налогового механизма должна изменить структуру налоговых доходов следующим образом: усилится позиция налога на доходы с физических лиц с 43,9% в 2009 г. до 47,7% в 2015 г. и 49,1% в 2019 г.; доля поступлений от налога на прибыль корпораций увеличится с 8,1% в 2009 г. до 12,0% в 2015 г. и останется на этом уровне в 2019 г.; существенно сократятся поступления от отчислений в фонды социального страхования с 29,5% в 2009 г. до 24,8% в 2015 г. и 24,5% в 2019 г.Одновременно благодаря предпринятым мерам, должно произойти сокращение расходной части бюджета на 5,1 п.п. за десять лет: с 27,7% ВВП в 2009 г. до 22,2% ВВП в 2015 г. и до 22,6% ВВП в 2019 г. Композиционная структура расходной части бюджета должна измениться так: с 2009 удельный вес статьи национальная оборона сократится на 2,3 п.п., составив в 2015 г. 18,2% и в 2019 г. 16,4%; доля расходов по статье Медикэр будет увеличена до 15% в 2015 г. и 16,4% в 2019 г.; удельный вес расходов по социальному обеспечению вырастет до 20,5% в 2015 г и 21,5% в 2019 г.; расходы по статье Медикэйд составят 8% в 2015 г. и 8,8% в 2019 г.; удельный вес выплат по государственному долгу возрастет с 4% в 2009 г. 12,4% в 2015 г. и до 13,1% в 2019 г. Таким образом, согласно планам администрации Б.Обамы, бюджетный дефицит должен сократиться за десять лет на 9,2 п.п. с 12,3% ВВП в 2009 г. до 3,0% ВВП в 2015 г. и 3,1% ВВП в 2019 г., а государственный долг увеличится с 58,7% до 67,2%[14].

Прогнозы, подготовленные Бюджетным управлением конгресса за аналогичный период, отличаются от расчетов администрации Б.Обамы на 1-2 п.п. Так, согласно анализу, представленному в «Бюджетном и экономическом обозрении за период с 2010 по 2020 ф.гг.», налоговые доходы федерального бюджета вырастут за период с 2009 по 2019 гг. на 5,4% с 14,8% ВВП в 2009 г. до 19,7% ВВП в 2015 г. и 20,2% ВВП в 2019 г.; расходы федерального бюджета снизятся на 1,6 п.п. с 24,7% ВВП в 2009 г. до 22,3% ВВП в 2015 г. и 23,1% ВВП в 2019 г.; дефицит бюджета будет сокращен, соответственно, на 6,9% с 9,9% ВВП в 2009 г. до 2,6% ВВП в 2015 г. и 3,0% ВВП в 2019 г.[15]

Анализ динамики основных макроэкономических показателей за период первого президентства Б.Обамы (с 2009 по 2012 гг.) позволяет сделать вывод о том, что проводимая демократической администрацией налогово-бюджетная политика в целом способствовала оживлению экономики и частично решила поставленные в рамках стратегии обеспечения социально-экономической безопасности задачи, что выразилось в ежегодном росте ВВП (с -2,8% в 2009 г. до 2,3% в 2012 г.), увеличении занятости (с 2009 г. количество занятых увеличилось на 2,6 млн. чел., составив в декабре 2012 г. 142,5 млн. чел.), росте производительности труда на 2,5% во втором квартале 2012 г., снижении уровня безработицы с 9,9% в декабре 2009 г. до 7,9% в декабре 2012 г.[16]

Данные таблицы 6 свидетельствуют о том, что решение стратегических социально-экономических задач, поставленных в программных документах демократической администрации в период первого президентства Б.Обамы, привело к усугублению бюджетных проблем. Так, расходы федерального бюджета увеличились за три года на 1,3 трлн. долл., составив в 2011 г. 3,6 трлн. долл. или 23,4% ВВП, что соответствует прогнозным данным БЭА, поступления в федеральный бюджет сократились до 2,3 трлн. долл. или 15% ВВП, что ниже запланированных БЭА показателей на 0,2 трлн. долл. Соответственно, дефицит бюджета вырос до 1,3 трлн. долл., составив 8,5% ВВП вместо планируемых 5,9%, а совокупный государственный долг составил в 2011 г. 14,7 трлн. долл. или 96% ВВП, превысив очередной утвержденный «потолок заимствований» на 400 млрд. долл. Выход из под контроля ситуации с бюджетным дефицитом и галопирующим ростом государственного долга в 2010-2011 гг. требовал от правительства введения жестких мер бюджетной экономии и утверждения нового «потолка заимствований».

Таблица 6.
Показатели бюджета США в период первого президентского срока Б.Обамы

2008

2009

2010

2011

2012

Расходы федерального бюджета, трлн. долл.

2,9

3,5

3,5

3,6

3,5

Расходы федерального бюджета, % от ВВП

20,2

24,4

23,4

23,4

22,1

Поступления в федеральный бюджет, трлн. долл.

2,5

2,1

2,2

2,3

2,5

Поступления в федеральный бюджет, % от ВВП

17,1

14,6

14,6

15,0

15,3

Бюджетный дефицит (-), трлн. долл.

-0,5

-1,4

-1,3

-1,3

-1,1

Бюджетный дефицит (-), % от ВВП

-3,1

-9,8

-8,7

-8,5

-6,8

Государственный долг, % от ВВП

67,7

82,4

91,4

96,0

100,2

Источник: Budget of the United States Government, Fiscal year 2016, Historical Tables, Table 1.1, 1.2, 7,1

Осложняющим фактором стал кризис в политической сфере, начавшийся в 2010 г. с принятием «Закона о доступной медицине 2010 г.», который был подвержен резкой критике со стороны республиканцев. В 2011 г. конфронтация республиканцев (имеющих большинство в Палате представителей Конгресса США) и демократов продолжилась уже в бюджетной сфере из-за неспособности прийти к консенсусу по вопросам бюджетно-налогового регулирования. Администрации Б.Обамы было крайне сложно продолжать намеченный курс на фоне неприятия республиканским большинством предлагаемой демократической администрацией стратегии налогово-бюджетного реформирования. Все четыре предложенные администрацией Б.Обамы программы по стабилизации ситуации не получили поддержки Конгресса. К июлю 2011 г. ситуация усугубилась, дальнейшая конфронтация могла привести к возникновению технического дефолта американского правительства, 2 августа 2011 г. Б.Обамой был подписан компромиссный закон "О бюджетном контроле 2011 г." призванный решить проблему бюджетной разбалансированности за 10 лет за счет сокращения бюджетных расходов на 917 млрд. долл. и поэтапного увеличения потолка государственного долга на 400 млрд. долл., 500 млрд. долл. и 1,2-1,5 трлн. долл. соответственно.

Предпринятые попытки стабилизировать ситуацию в бюджетной сфере позволили улучшить бюджетные показатели в конце первого президентского срока Б.Обамы: расходы федерального бюджета в 2012 г. снизились до 22,1% ВВП; поступления в федеральный бюджет увеличились до 2,5 трлн. долл.; бюджетный дефицит сократился до 1,1 трлн. долл. и составил 6,8% ВВП. Однако тенденция с галопирующим наращиванием государственного долга продолжилась, и в 2012 г. совокупный федеральный государственный долг составил уже более 16 трлн. долл. (100,2% ВВП), а государственный «публичный долг» увеличился до 70,4% ВВП – показателя, характерного для военного и послевоенного времени. Одновременно наблюдался рост внешнего государственного долга США: на декабрь 2012 г. он составил уже 5,6 трлн. долл., увеличившись за четыре года почти в два раза и составив 35% от уровня совокупного федерального государственного долга и 55,4% от государственного «публичного долга». Согласно данным Министерства финансов США произошли следующие изменения в структуре государств-кредиторов Соединенных Штатов: на первое месте осталась КНР, увеличив свой портфель заимствований до 1,2 трлн. долл., второе место закрепилось за Японией – 1,1 трлн. долл., на четвертом месте – ближневосточные страны-экспортеры нефти – 262 млрд. долл., на пятом - Бразилия – 253 млрд. долл., Россия переместилась на восьмое место, увеличив свой портфель до 161,5 млрд.долл., за Великобританией закрепилось лишь 12 место.

Произошло увеличение доли расходов на обслуживание государственного долга в общей структуре расходов федерального правительства (с 5,3% до 6,2%, что значительно ниже показателя, наблюдавшегося в период президентства Дж.Буша-мл.), при этом стоимость обслуживания государственного долга в абсолютном выражении выросла на 30 млрд. долл. до 220,4 млрд. долл. в 2012 г., а величина государственного долга по отношению к ВВП составила 1,4%, что соответствует уровню 2005 г.

Данные статистики позволяют констатировать, что налоговые инициативы первого президентского срока Б.Обамы не имели должного «бюджетного» эффекта в краткосрочной перспективе (см. рис. 6). За первые четыре года нахождения у власти демократической администрации произошла незначительная перестройка структуры доходной части бюджета, в частности доля поступлений от индивидуального подоходного налога с физических лиц в общей структуре налоговых доходов увеличилась на 0,8 п.п. до 46,2%; на 2,2 п.п. сократилась доля налога на прибыль корпораций до 9,9% в 2012 г.; произошло увеличение доли акцизов до 3,2%; на 2 п.п. упрочилась позиция статьи «прочие доходы». Нужно заметить, что в 2009 году впервые за историю США статья «отчисления в фонды социального страхования» практически сравнялась по значимости со статьей «поступления от подоходного налога с физических лиц», достигнув 42,3%.[17], но к концу 2012 г. удельный вес данной статьи в структуре доходов федерального бюджета сократился до своего среднего значения в размере 34,5%. Показательно также то, что, несмотря на увеличение общей налоговой нагрузки до 15,3% ВВП в 2012 г., продолжилась тенденция снижения данного показателя по основным налогам федерального уровня: доля в ВВП налога на доходы физических лиц снизилась до 7,1% ВВП; налога на прибыль корпораций – до 1,5% ВВП, отчислений в фонды социального страхования – до 5,3% ВВП.

Рисунок 6

Изменение в структуре доходов федерального бюджета США с 2008 по 2012 гг. (%)

Источник: Budget of the United States Government, Fiscal year 2016 Historical tables, Table 2.2.

Следует отметить, что хотя политика сокращения расходов бюджета принесла свои плоды, и к концу первого срока президентских полномочий Б.Обамы, расходы бюджета удалось снизить до 3,6 трлн. долл., за четырехлетний период наблюдался рост расходов по большинству статей бюджета, отражая приоритеты правительства в этот период (см. табл.7): национальная оборона с 661 млрд. долл. до 678 млрд. долл., международные отношения – с 37,5 млрд. долл. до 47,2 млрд. долл.; энергетика с 4,7 млрд. долл. до 15 млрд. долл., природные ресурсы и охрана окружающей среды - на 6 млрд. долл.; транспорт – с 84,3 млрд. долл. до 93 млрд. долл.; образование, занятость и социальное обслуживание – на 11,3 млрд. долл.; здравоохранение – на 12,7 млрд. долл.; программа «Медикэр» - на 41,9 млрд. долл.; социальное обеспечение – на 93 млрд. долл.; выплаты и услуги ветеранам – на 29,2 млрд. долл.; отправление правосудия – на 13,9 млрд. долл.

Таблица 7.
Расходы федерального бюджета США по основным функциям деятельности правительства в 2009 – 2012 гг., млрд. долл., %

Код

Функция

2009

2012

050

Национальная оборона

661

18,8

678

19,2

150

Международные отношения

37,5

1,1

47,2

1,3

250

Наука, технологии, космические исследования

28,4

0,8

29

0,8

270

Энергетика

4,7

0,1

15

0,4

300

Природные ресурсы и охрана окружающей среды

35,6

1

41,6

1,2

350

Сельское хозяйство

22,2

0,6

17,8

0,5

370

Торговля и кредитование бизнеса

291,5

8,3

40,6

1,1

400

Транспорт

84,3

2,4

93

2,6

450

Местное и региональное развитие

27,7

0,8

25

0,7

500

Образование, занятость и социальное обслуживание

79,7

2,3

91

2,6

550

Здравоохранение

334,3

9,5

347

9,8

570

Государственная программа бесплатной медицинской помощи «Медикэр»

430,1

12,2

472

13,3

600

Государственные гарантии получения дохода

533,2

15,2

541,3

15,3

650

Социальное обеспечение

683

19,4

773,3

21,9

700

Выплаты и услуги ветеранам

95,4

2,7

124,6

3,5

750

Отправление правосудия

52,6

1,5

56,3

1,6

800

Государственное управление

22

0,6

28

0,8

900

Выплата процентов по государственному долгу

187

5,3

220,4

6,2

920

Финансовая помощь общего назначения

0

-

-

950

Нераспределенные расходы*

-92,6

-2,6

-103,5

-2,9

Расходы всего

3518

100

3537

100

Источник: Budget of the U.S. Government. Fiscal Year 2016. Historical Tables. Table 3.2.

За четыре года были внесены некоторые коррективы в распределение удельного веса отдельных статей расходов федерального уровня (см. табл.7): первое место сохранилось за статьей «социальное обеспечение» (21,9% в 2012 г.); второе место - за расходами на национальную оборону, удельный вес которых увеличился - до 19,2%.; третье место осталось за статьей «государственные гарантии получения дохода» - 15,3%.; на четвертом месте статья «Государственная программа бесплатной медицинской помощи «Медикэр» - 13,3%; на пятом месте статья «здравоохранение», доля которой была увеличена до 9,8%; значительно сократился удельный вес статьи «торговля и кредитование бизнеса» с 8,3 до 1,1%, что связано с окончанием действия государственной антикризисной программы; удельный вес остальных статей бюджета не изменился.

Таблица 8 отражает изменения в структуре расходов федерального бюджета по основным направлениям расходования (функциональным блокам) за четыре года работы демократической администрации. Согласно данным таблицы за этот период произошло дальнейшее усиление позиции блоков «национальная оборона» с 18,8% до 19,2% и «человеческие ресурсы» с 61,3% до 66,4%, наоборот доля блока «материальные ресурсы» в структуре снизилась вдвое до 6,1% в 2012 г. Наблюдалось сокращение величины следующих статей расходов, классифицированных по блокам, в ВВП страны: доля блока «национальная оборона» снизилась до 4,2% ВВП; доля блока «человеческие ресурсы» – до 14,7% ВВП; доля блока «материальные ресурсы» до 1,3%ВВП.

Таблица 8.
Структура государственных расходов США по основным направлениям в период первого срока президентства Б. Обамы., млрд.долл., %, % от ВВП.

Расходные статьи бюджета

2009

2012

млрд.

долл.

%

% от ВВП

млрд.

долл.

%

% от ВВП

Национальная оборона

661

18,8

4,6

678

19,2

4,2

Человеческие ресурсы

2156

61,3

15

2387

66,4

14,7

Материальные ресурсы

444

12,6

3,1

215,3

6,1

1,3

Обслуживание государственного долга

187

5,3

1,3

220,4

6,2

1,4

Прочие расходы

163

4,6

1,1

178

5,0

1,1

Всего

3518

100

24,4

3537

100

22,1

Источник: Budget of the United States Government. Fiscal year 2016. Historical tables, Table 3.1.

Таким образом, можно констатировать, что благодаря весомой социальной составляющей налогово-бюджетная политика, проводимая первой администрацией Б.Обамы, с одной стороны создала предпосылки для активизации экономики и выхода страны из тяжелейшего финансово-экономического кризиса, с другой стороны спровоцировала ухудшение ситуации в бюджетной сфере и, как следствие этого вызвала рост государственного долга до исторического максимума.

Согласно проводимым в США в 2011 г. опросам общественного мнения, проблема дефицита бюджета и государственного долга США выдвинулась на первый план по приоритетности решения уже в 2011 г.: если в 2002 г. ее считало приоритетной 30% опрошенных, а в 2004 г. такого мнения придерживались 35% респондентов, то в 2011 г. доля опрошенных, считающих проблему бюджетного дефицита и государственного долга первоочередной составила уже 44%. При этом более 73% респондентов придерживались мнения, что проблема бюджетных дефицитов связана с ростом необоснованных бюджетных расходов, 60% опрошенных считают необходимым провести дальнейшее реформирование системы налогообложения для увеличения поступлений в бюджет, 51% респондентов выступает против сокращения социальных расходов бюджета с целью решения фискальных проблем, 66% поддерживают инициативу Б.Обамы по повышению уровня налогообложения для наиболее обеспеченных граждан США[18].

Роль федерального бюджета в обеспечении социально-экономической безопасности США в период второго президентского срока Б.Обамы.

Предвыборная программа второй администрации Б.Обамы предусматривала дальнейшее проведение социально-экономической стабилизации во-первых, за счет создания новых рабочих мест (в частности в производственном секторе предполагалось создать 1 млн. новых рабочих мест до 2016 г.), стимулирования спроса, инновационной перестройки экономики, во-вторых, за счет проведения таких налоговых инициатив, как: введение налоговых льгот для малых и крупных предприятий при приобретении обязательной медицинской страховки для работников; снижение налога на прибыль корпораций до 25%; введение 20% налога на стоимость перемещения бизнеса в США из оффшоров с целью получения налогового вычета; предоставление налоговых скидок предприятиям, нанимающим новых сотрудников или повышающих заработную плату персоналу; продление действия налоговых льгот, предусмотренных налоговой реформы Дж.Буша-мл. для семей среднего класса; увеличение высшей ставки налога на доход физических лиц до 30% для налогоплательщиков, чей доход превышает 1 млн. долл. в год. Приоритетными сферами развития по-прежнему остались здравоохранение, образование, энергетика, экология, наука и развитие промышленного производства с использованием новых технологий.

Необходимо отметить, что к моменту начала второго президентского срока Б.Обамы усугубилась проблема политической конфронтации, которая формировалась на протяжении предшествовавших лет, кроме того была дезорганизована система принятия бюджетных решений, что привело к возникновению так называемого «фискального обрыва», действие которого должно было вступить в силу со 2 января 2013 г. и предполагало сокращение бюджетного дефицита на 607 млрд. долл. за счет автоматического сокращения бюджетных расходов на 102 млрд. долл. и повышения налогов на 399 млрд. долл. после истечения срока действий программ, предусмотренных законами 2010 и 2011 гг.

В результате сложных межпартийных переговоров параметры «фискального обрыва» удалось скорректировать, было принято решение о снижении дефицита бюджета на 1,2 трлн. долл. за десять лет. При этом, в части корректировки проводимой налоговой политики был достигнут компромисс, результатом которого стало подписание 2 января 2013 г. «Закона о льготах для американских налогоплательщиков». Закон предполагал пролонгацию действия налоговых ставок и налоговых льгот в рамках реформ 2001-2003 гг. для налогоплательщиков со средним и низким уровнем дохода; отмену части льгот и применение высших ставок налога в размере 39,6% для налогоплательщиков с высоким уровнем дохода (свыше 400000 долл.) и повышенной 20% ставки на прирост капитала; введение ставки в размере 40% на имущество стоимостью свыше 5 млн. долл.; введение 3,8% налога на инвестиционные доходы на пенсионные средства в рамках программы Медикэр; различные льготы для малого бизнеса, предприятий возвращающих производство из оффшоров в США и др. Согласно расчетам, снижение бюджетного дефицита в данном случае, должно произойти за счет роста налоговых поступлений в бюджет в размере 3,3% ВВП за 10 лет до уровня 19,1% ВВП к 2023 г. под действием экономического эффекта от пролонгации стимулирующих налоговых мер и расширения налоговой базы, а также увеличения нагрузки на налогоплательщиков с высоким уровнем доходов. Расчет был сделан на то, что корректировка налогового механизма приведет к усилению позиций налога на доходы с физических лиц до 51,4% к 2023 г., поступления от налога на прибыль корпораций достигнут 10,2%, произойдет масштабное сокращение поступлений от отчислений в фонды социального страхования до 31,5%. В части сокращения расходов бюджета, было принято решение об их постепенном снижении на 0,8% ВВП за 8 лет до уровня 22% ВВП, с последующим ростом до 22,9% в 2023 г.

Предложенные меры позволили отсрочить секвестр бюджетных расходов до 27 марта 2013 г., более того 4 февраля Президент Б.Обама подписал закон (The No Budget, No Pay Act of 2013, Public Law 113-3), предусматривающий повышение потолка государственного долга с 16,4 трлн. долл. до 16,7 трлн. долл. (75% ВВП), действующего до 19 мая 2013 г. Примечательно, что указанный закон также содержал пункт, обязывающий обе палаты Конгресса до 15 апреля 2013 г. утвердить резолюции по бюджету на 2014 ф.г.

В конце 2013 г. конфликт президента и конгресса разразился с новой силой, что привело к закрытию правительственных учреждений и угрозе технического дефолта. После разрешения бюджетного кризиса наступил короткий период поиска соглашений, в ходе которого представители обеих партий в конгрессе пришли к консенсусу по бюджетным вопросам и в декабре 2013 г. был принят конгрессом и подписан президентом компромиссный бюджетный законопроект, предусматривающий финансирование в размере 1,012 трлн. долл. и 1,014 трлн. долл. на 2014 и 2015 финансовые годы соответственно.

Далее рассмотрим действенность предпринятых во второй срок президентства Б.Обамы налогово-бюджетных инициатив для обеспечения социально-экономической безопасности страны в этот период.

Так, статистические данные за период с 2012 по 2015 гг. позволяют констатировать, что проводимая второй демократической администрацией налогово-бюджетная политика позволила улучшить основные макроэкономические показатели: ежегодный рост ВВП составил 2,3% в 2012 г. и 2,4% в 2014 г.[19]; в 2013 г. число занятых в несельскохозяйственных отраслях экономики по данным Министерства труда США увеличилось на 2,3 млн. чел, в 2014 г. – на 2,8 млн. чел., по состоянию на сентябрь 2015 г. количество занятых увеличилось на 1,6 млн. чел.; рост производительности труда в 1-м квартале 2012 г. составил 104,2%, в 1-м квартале 2014 г. – 104,4%, в 1-м квартале 2015 г. уже 105%; продолжилось снижение уровня безработицы с 7,9% в декабре 2012 г. до 5,6% в декабре 2014 г. и до 5,1% в сентябре 2015 г.; средняя почасовая оплата труда увеличилась с 19,94 долл. в декабре 2012 г. до 21,08 долл. в сентябре 2015 г.[20] Кроме того положительная динамика в изменении таких показателей, как медианный доход американских домохозяйств, среднегодовой доход домохозяйств, потребительское кредитование, объем потребительских доходов и расходов также позволяют сделать вывод о правильности намеченного демократами курса. Так в 2013 и 2014 гг. произошла стабилизация медианного дохода американских домохозяйств, который имел отрицательную динамику с 2007 по 2012 гг., в 2014 г. он составил более 51,5 тыс. долл.; среднегодовой доход домохозяйств, локальный предкризисный пик которого пришелся на 2006 г. - 76,9 тыс. долл., продемонстрировал тенденцию к увеличению в 2013 г., составив 72,6 тыс. долл. В декабре 2013 г. рост потребительского кредитования составил 6%, в декабре 2014 г. – 7%, в июле 2015 г. с учетом коррекции на сезонные колебания показатель увеличился на 19,1 млрд. долл., до 3,4 трлн.долл., о чем свидетельствуют опубликованные данные Федеральной резервной системы США; объем потребительских доходов увеличился на 4,5% в июле 2015 г. по сравнению с 5,2% в 2014 г.; объем потребительских расходов продемонстрировал рост на 3,5% в июле 2015 г. по сравнению с 3% в 2014 г.

Положительным эффектом от проводимой социально-ориентированной политики демократов можно считать наметившуюся тенденцию к улучшению большинства бюджетных показателей (см. табл. 9).

Таблица 9.
Показатели бюджета США в период второго президентского срока Б.Обамы

Программные элементы

2012

2013

2014

2015*

2016*

2018*

2020*

Расходы федерального бюджета,

трлн. долл.

3,5

3,5

3,5

3,8

4,0

4,4

5,0

Расходы федерального бюджета,

% от ВВП

22,1

20,8

20,3

20,9

21,3

21,5

21,7

Поступления в федеральный бюджет,

трлн. долл.

2,5

2,8

3,0

3,2

3,5

3,9

4,4

Поступления в федеральный бюджет,

% от ВВП

15,3

16,7

17,5

17,7

18,7

19,1

19,3

Бюджетный дефицит (-), трлн. долл.

-1,1

-0,7

-0,5

-0,6

-0,5

-0,5

-0,6

Бюджетный дефицит (-), % от ВВП

-6,8

-4,1

-2,8

-3,2

-2,5

-2,3

-2,5

Государственный долг, % от ВВП

100,2

100,8

103,2

103,6

102,7

101,2

99,7

* - прогноз

Источник: Budget of the United States Government, Fiscal year 2016, Historical Tables, Table 1.1, 1.2, 7,1

Так расходы федерального правительства, благодаря принятым мерам удавалось удерживать в течение трех лет на уровне 3,5 трлн. долл., сократив их долю в ВВП с 22,1 до 20,3% в 2014 г.; поступления в федеральный бюджет были увеличены на 0,5 трлн. долл. до 3 трлн. долл. в 2014 г. (налоговая нагрузка увеличилась с 15,3 до 17,5%) в основном благодаря росту на 27% налоговых поступлений от налога на доходы с физических лиц (с 1,1 трлн. долл. в 2012 г. до 1,4 трлн. долл. в 2014 г.) и увеличению на 25% поступлений в фонды социального страхования (с 0,8 трлн. долл. в 2012 г. до 1 трлн. долл. в 2014 г.).

Безусловным достижением администрации Б.Обамы можно считать прогресс в снижении бюджетного дефицита и стабилизацию бюджетной сферы. Напомним, что в 2009 г. произошел беспрецедентный рост бюджетного дефицита до 9,8% ВВП. Благодаря продуманным действиям действующей администрации за семь лет бюджетный дефицит удалось сократить до 483 млрд. долл. или 2,8% ВВП - самого низкого показателя с 2007 г., не превышающего медианное значение за последние 40 лет.

В проекте бюджета на 2016 ф.г. в размере 4 трлн. долл. предусмотрен дефицит на уровне 474 млрд. долл., среднегодовой рост ВВП на 3,1 %, безработица на уровне 5,4%, инфляция - 1,4. В документе озаглавленном "Экономика для среднего класса" рассмотрены предложения администрации по решению стратегических внутриэкономических проблем, обеспечению социально-экономической безопасности в среднесрочном и долгосрочном периодах. Приоритетами экономической политики Б.Обамы остаются обновление промышленности на инновационной основе, поддержка исследований и разработок с помощью государственного финансирования и налоговых льгот, обновление инфраструктуры, инвестиции в профессиональное образование и переподготовку кадров с целью максимального соответствия квалификации выпускников требованиям работодателей, а также поддержка подготовки специалистов в области естественных, математических и инженерно-технических наук. Также планируется обеспечить всеобщий доступ к дошкольному образованию, обеспечить замедление темпов удорожания медицинских услуг, сократить налоги для среднего работающего американца. Однако появляются и новые приоритеты на мировой арене, в частности: "Изматывание и разгром "Исламского государства", "Противодействие нажиму и агрессивным действиям России вместе с европейскими союзниками (США)", "Продвижение процветания, безопасности и надлежащего управления в Центральной Америке", "Защита страны от кибератак", "Противодействие угрозе со стороны инфекционных болезней", "Борьба с зависимостью от рецептурных наркотиков и героина", "Выполнение обязательств перед ветеранами". Важной особенностью документа является раздел "Обеспечение безопасности американцев дома и за рубежом", в преамбуле которого указывается, что на национальную оборону Белый дом предлагает израсходовать 561 млрд. долл., что на 38 млрд. долл. больше, чем допускается действующими секвестром, еще 58 млрд. долл. планируется направить на "внеплановые зарубежные операции".

Статистические данные, представленные на рисунке 7, демонстрируют изменения в композиционной структуре доходов федерального бюджета с 2012 по 2014 гг., и позволяют сделать вывод о действенности налоговых преобразований демократической администрации в среднесрочном периоде.

Рисунок 7

Изменение в структуре доходов федерального бюджета США с 2012 по 2014 гг. (%)

Источник: Budget of the United States Government, Fiscal year 2016 Historical tables, Table 2.2.

Доля поступлений от индивидуального подоходного налога с физических лиц в общей структуре налоговых доходов сохранила свои позиции - 46,2%; за счет масштабных налоговых преобразований в корпоративном налогообложении упрочились позиции (на 0,7 п.п.) налога на прибыль корпораций до 10,6% в 2014 г.; произошло дальнейшее сокращение удельного веса статьи «отчисления в фонды социального страхования» до 33,9%. Одновременно наблюдался рост налоговой нагрузки на 1 п.п. до 8,1% ВВП по подоходному налогу с физических лиц, на 0,4 п.п. до 1,9% по налогу на прибыль корпораций. Доля отчислений в фонды социального страхования в ВВП осталась на уровне 5,9%.

В таблице 9 показаны изменения в структуре расходов федерального бюджета по основным направлениям расходования (функциональным блокам) в связи с проводимой второй администрацией Б.Обамы социально-экономической политикой. Несмотря на наметившуюся тенденцию к снижению расходов бюджета за счет таких блоков, как «национальная оборона» - на 2 п.п. за три года до 17,2% иди 3,5% ВВП и «материальные ресурсы» - на 4,4% до 0,3% ВВП; произошло усиление позиции блока «человеческие ресурсы» в общей структуре расходов с 66,4 до 72% в 2014 г. или 14,6% ВВП и блока «обслуживание государственного долга» с 6,2 до 6,5% (1,3% ВВП).

Таблица 9.
Структура государственных расходов США по основным направлениям в период второго срока президентства Б. Обамы., млрд.долл., %, % от ВВП.

Расходные статьи бюджета

2012

2014

млрд.

долл.

%

% от ВВП

млрд.

долл.

%

% от ВВП

Национальная оборона

678

19,2

4,2

603,4

17,2

3,5

Человеческие ресурсы

2387

66,4

14,7

2525,5

72,0

14,6

Материальные ресурсы

215,3

6,1

1,3

59,2

1,7

0,3

Обслуживание государственного долга

220,4

6,2

1,4

229

6,5

1,3

Прочие расходы

178

5,0

1,1

177

5,0

1,1

Всего

3537

100

22,1

3506

100

20,3

Источник: Budget of the United States Government. Fiscal year 2016. Historical tables, Table 3.1.

Детальное исследование проводимой налогово-бюджетной политики и анализ параметров федерального бюджета США в период с 1993 по н.в. позволяют сделать вывод о том, что задача оптимизации налогово-бюджетной системы, ее настройка на решение конкретных социально-экономических проблем в рамках заданной государственной экономической стратегии в целях обеспечения устойчивого экономического роста страны, повышения конкурентоспособности американских товаров на внутреннем и внешнем рынках, сохранения лидерства США в технологических областях, защиты экономических интересов страны, создания широких возможностей для сохранения устойчивого существования и функционирования социальных институтов, и, в конечном итоге, обеспечения социально-экономической безопасности, оставалась в центре внимания как республиканских, так и демократических администраций с момента окончания «холодной войны».

Таким образом, федеральный бюджет США в конце ХХ - начале XXI века становится одним из главных и наиболее эффективных рычагов внутренней и внешней политики, позволяющим решать приоритетные стратегические задачи правительства, поддерживать социально-экономическую стабильность в стране и обеспечивающим возможность для сохранения США лидирующей позиции в глобальной экономике за счет высоких темпов экономического роста (2,5% ежегодного роста ВВП за 25-летний период и 2,2% за последние пять лет при среднем показателе ежегодного роста ВВП по ОЭСР в размере 3,3% с 1989 по 2010 гг. и в размере 1,8% за последние пять лет, см. рис.8).

Это становится возможным благодаря действию трех факторов:

· уникальности строения доходной части федерального бюджета Соединенных Штатов Америки, заключающейся в преобладании в структуре налоговых доходов федерального уровня прямых налогов на доход (доля косвенных налогов составляет не более 2-3%, и США являются одной из немногих стран, в налоговой структуре которых отсутствует налог на добавленную стоимость) и ее направленности на налогообложение физических лиц;

Рисунок 8.
Ежегодный прирост ВВП США и среднегодовой прирост ВВП ОЭСР в период с 1989 по 2014 гг., %

Источник: http://www.bea.gov/national/xls/gdpchg.xls, http://stats.oecd.org/ Country Statistical Profiles. General Statistics.

· возможности ежегодно оптимизировать расходы федерального уровня с учетом потребностей общества, используя функциональный подход при формировании расходной части бюджета;

· жесткой увязке проводимой в США бюджетно-налоговой политики с состоянием экономики на определенном этапе и хозяйственной политикой государства, осуществляемой в рамках общеэкономической государственной стратегии с избирательным применением наработок различных экономических школ.

В частности в период президентства Б.Клинтона для обеспечения социально-экономической безопасности (преодоления спада в экономике, увеличения государственных вложений в основной капитал страны, сокращения государственного дефицита и создания благоприятных условий для кредитования американской экономики) был пересмотрен весь комплекс консервативной налогово-бюджетной политики и разработаны новые методы макроэкономического регулирования с использованием некоторых рецептов кейнсианства, что позволило скорректировать параметры федерального бюджета (увеличить налоговые поступления, существенно сократить расходную часть, и, как следствие ликвидировать дефицит федерального бюджета и сократить государственный долг).

Преемственность в использовании налоговых инструментов, применяемых в период господства «рейганомики», республиканской администрацией Дж. Буша-младшего, как то обеспечение нейтральности налогообложения, устранение неэффективного размещения производственных ресурсов, вызванного налоговыми факторами, повышение эффективности распределительной функции налоговой системы, оптимизация налоговой нагрузки по подоходному налогообложению, упрощение налогового законодательства в целях обеспечения роста ВВП и уровня занятости и производства, а также проведение политики намеренного разбалансированного бюджета во время финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг., привело к негативным последствиям для бюджетной сферы (ослаблению роли индивидуального подоходного налога как основного источника налоговых доходов бюджета, значительному росту дефицита бюджета федерального уровня и увеличению государственного долга США).

Детальный анализ проводимой администрацией Б.Обамы налогово-бюджетной политики, имеющей некоторое сходство с политикой правительства Ф. Рузвельта периода «Великой депрессии», позволил сделать вывод о действенности некоторых предложенных мер в кратко- и среднесрочной перспективе: во-первых, был преодолен тяжелейший финансово-экономический кризис 2008-2009 гг. и наметилась тенденция к устойчивому экономическому росту, во-вторых, частично были решены проблемы бюджетной сферы (в частности, удалось добиться сокращения бюджетного дефицита, наблюдается снижение расходов бюджета, упрочняются позиции основных статей налоговых доходов бюджета федерального уровня).

В дальнейшем действенность предложенных мер в рамках обеспечения социально-экономической стабильности зависит от многих факторов, особенно с учетом стратегической направленности большинства предложенных социально-экономических программ, и неминуемо потребует настройки бюджетных параметров и корреляции налогово-бюджетной системы с новыми экономико-социальными вызовами.

Далее рассмотрим существующие долгосрочные социально-экономические вызовы для правительства США и предлагаемые прогнозы по развитию ситуации в налогово-бюджетной сфере до 2020 г.

Так, согласно прогнозам, предложенным в проекте бюджета США на 2016 год, начиная с 2014 г. доходы бюджета продемонстрируют рост с 17,5% до 19,3% ВВП, достигнув 4,4 трлн. долл. в 2020 г., что меньше прогнозных значений 2010 г. на 0,2 п.п. Будет наблюдаться постепенный рост расходной части бюджета на 1,4 п.п. за пять лет: с 20,3% ВВП в 2014 г. до 21,7% в 2020 г. Следует подчеркнуть, что в документе предусмотрено еще большее сокращение расходной части бюджета, чем в аналогичном прогнозе 2010 г. Таким образом, согласно планам администрации Б.Обамы, продолжится тренд на снижение дефицита бюджета на 0,7 п.п. с 3,2% ВВП в 2015 г. до 2,5% ВВП в 2020 г.

Аналогично, в соответствии с прогнозом Бюджетного управления конгресса (БУК) 2015 г., который исходит из предположения о среднегодовом приросте реального ВВП за десятилетний период в размере 2,1% (с максимальным значением 3% в 2016 г.) до 27,3 трлн. долл. в 2025 г., в 2015 г. будет наблюдаться положительная динамика снижения бюджетного дефицита. Так, в 2015 г. дефицит бюджета составит 426 млрд. долл. или 2,4% ВВП, в 2016 г. сократиться до 414 млрд. долл. (2,2% ВВП), однако начиная с 2019 г. будет происходить постепенный рост данного показателя до 1 трлн. долл. или 3,9% ВВП в 2025 г. Исходя из расчетов БУК сокращение дефицита бюджета будет возможным благодаря росту поступлений в бюджет за десятилетний период до 5 трлн. долл. или 18,3% ВВП – наивысшего значения за последние 60 лет за счет увеличения налоговой нагрузки по подоходному налогу с физических лиц на 1,4% за десять лет (доля этого важнейшего с фискальной и социальной точек зрения налога в ВВП достигнет в 2025 г. дореформенного уровня 2000 г. в размере 9,5% ВВП или 2,6 трлн. долл.). С 2015 г. будет наблюдаться постепенное увеличение расходов бюджета с 3,7 трлн. долл. или 20,6% ВВП до 6 трлн. долл. или 22% ВВП в 2025 г. главным образом за счет статьи «обслуживание государственного долга» (затраты по которой вырастут с 1,3% в 2014 г. до 2,8% ВВП в 2025 г.) и увеличения выплат по всем социальным программам (с 6,1% ВВП в 2015 г. до 11,9% ВВП в 2025г.)[21].

Предполагается, что через 5 лет структура налоговых доходов примет следующий вид: на 2,7% усилится позиция налога на доходы с физических лиц - до 48,9% в 2020 г.; доля поступлений от налога на прибыль корпораций увеличится до 11,8% в 2020 г. (рост на 1,2%); существенно сократятся поступления по статье «отчисления в фонды социального страхования» - до 30,8% в 2020 г. Подобный вариант развития событий в долгосрочной перспективе может стать подтверждением правильности предпринимаемых администрацией Б.Обамы налоговых мер. В целом можно говорить о том, что если налоговая реформа Дж.Буша-младшего существенно снизила общую налоговую нагрузку с 20% до 14,6% ВВП в 2010 г., то администрация Б.Обамы смогла добиться увеличения этого показателя до 17,5% в 2014 г. Учитывая тот факт, что налоговая нагрузка в США по данным ОЭСР является одной из наиболее низких среди стран ОЭСР (28,4% в 2000 г. и 25,4% в 2013 г.) (см. рис. 9), а также принимая во внимание фактор недостаточности финансовых ресурсов в федеральном бюджете для обеспечения выполнения современных социально-экономических задач, можно констатировать, что дальнейший рост данного показателя до 19,3% в 2020 г. и выше, не приведет к негативному эффекту ввиду наличия незначительного запаса прочности.

Рисунок 9.
Налоговая нагрузка в странах ОЭСР в 2000 и 2013 гг. (% от ВВП)

Источник: https://stats.oecd.org/Index.aspx?DataSetCode=REV#

Принимая во внимание имеющиеся прогнозные оценки динамики ВВП США в период с 2016 по 2020 гг., согласно которым рост ВВП продолжится до 2016 г. и составит порядка 2,8% в год, а к 2020 г. вернется к уровню 2014 г. - не более 2,4-2,02% в год[22] (показав максимальное значение в размере 3,14% в 2015 г.)[23], представляется, что сценарии развития бюджетной ситуации, предложенные БУК и БЭА наиболее вероятны. Показательно, что дефицит бюджета США за первые девять (с октября 2014) месяцев 2015 ф.г. составил 314 млрд. долл., что на 14% ниже, чем в аналогичный период предыдущего финансового года, что еще раз подтверждает тезис, высказанный выше. Однако, необходимо иметь в виду, что несмотря на то, что ситуацию с галопирующим бюджетным дефицитом удалось стабилизировать, бюджетная разбалансированность останется долгосрочным вызовом для правительства США и потребует перенастройки налогово-бюджетного механизма начиная с 2019/2020 гг.. В частности одним из весомых аргументов в пользу роста дефицита бюджета станут растущие более высокими темпами, чем ВВП, расходы по основным социальным программам, в частности социальному страхованию, Медикэр и Медикейд в результате выхода на пенсию поколения «бэби-бумеров» и введения в действие программы «Обамакэр».

Согласно существующим прогнозам, в дальнейшем композиционная структура расходной части бюджета претерпит следующие изменения: с 2015 г. удельный вес блока «национальная оборона» сократится на 3,7 п.п., составив в 2020 г. 12,2% или 2,7% ВВП; доля блока «человеческие ресурсы» будет увеличена до 72,8% в 2015 г. с дальнейшим сокращением удельного веса в системе расходов до 70,6% в 2020 г. или 15,4% ВВП.; планируется существенное увеличение доли блока «обслуживание государственного долга» с 6,1% до 11,1% за пять лет (это ниже планового показателя 2010 г. на 2 п.п.); на 0,5% сократиться удельный вес блока «материальные ресурсы» до уровня 3,3% и 0,7% ВВП в 2020 г.. Как видим, прогнозные данные демонстрируют готовность действующей администрации выполнять свои предвыборные обещания, и акцентируют приоритетность решения социально-экономических задач государством.

В то же время все большую настороженность вызывает растущая быстрыми темпами нагрузка на бюджет в виде обслуживания государственного долга, являющегося еще одним долгосрочным вызовом для Соединенных Штатов.

Отметим, что за период с 2012 по 2014 гг. рост размера совокупного государственного долга составил 1,7 трлн. долл., в 2014 г. данный показатель превысил 103% ВВП – уровень, характерный для военного периода 40-х годов. Положительным можно считать тенденцию к снижению доли внешнего государственного долга в структуре заимствований. Так, если в 2004 г. удельный вес внешних заимствований составлял 43%, в 2009 г. уже 47,5%, то весной 2015 г. этот показатель снизился на 13,6% до 33,9% от уровня государственного «публичного долга». При этом крупнейшим держателем долговых ценных бумаг американского правительства остается Китай, доля которого в структуре государственного публичного долга составляет 7,9 %, что на 2,7% ниже уровня 2009 г.; на втором месте – Япония, доля которой – 6,8% (сокращение на 3,2% за период с 2009 по 2014 г.), на третьем месте Бельгия с пакетом заимствований в размере 1,4%; на четвертом месте страны-экспортеры нефти (1,6%), далее следуют Бразилия (1,4%) и Великобритания (1,1%). Примечательно, что крупнейшим держателем внутреннего государственного долга США являются граждане США и американские компании, доля которых в структуре государственного «публичного долга» США составляет 13,8%, Федеральная резервная система остается вторым по величине держателем правительственных ценных бумаг, упрочив свои позиции с 10,2% в 2009 г. до 13,8% в 2015 г.[24]

Согласно прогнозным данным, представленным в бюджете США на 2016 г., к 2020 г. совокупный государственный долг достигнет 22,4 трлн. долл., практически сравнявшись с показателем ВВП страны (99,7%), государственный «публичный долг» увеличится на 3,1 трлн. долл. до 16,6 трлн. долл. в 2020 г. в три раза превысив доходы федерального бюджета США. Одновременно увеличится нагрузка на бюджет по обслуживанию государственного долга за пять лет с 229 млрд. долл. до 544 млрд. долл., что составит 2,4% ВВП.

Здесь следует указать на то, что в период деятельности администрации Б.Обамы среднегодовые темпы наращивания государственного долга составили порядка 10%, вплотную приблизившись к уровню, характерному для президентства Г.Форда. С 2009 года наметилось галопирующее наращивание совокупного государственного долга в размере, превышающем 1 трлн. долл. в год, таким образом за срок президентских полномочий Б.Обамы данный показатель был увеличен на 71%[25] Начиная с 2012 года совокупный государственный долг страны превысил ВВП и США вошли в группу стран, государственный долг которых значительно превышает размеры экономики, среди них Япония (229% ВВП), Греция (152% ВВП), Ямайка (137% ВВП), Италия (120% ВВП), Ирландия (114% ВВП), Исландия (103% ВВП).

Подчеркнем, что 16 марта 2015 года в США вновь начал действовать лимит государственного долга, закрепленный конгрессом в феврале 2014 года на уровне 17,2 трлн. долл., когда правительству было разрешено занимать на рынке необходимые для покрытия бюджетного дефицита средства, без оглядки на потолок государственного долга. На сегодняшний день потолок государственного долга увеличен до 18,1 трлн. долл. и этот потолок уже достигнут, в сентябре 2015 г. государственный долг США составил 18,15 трлн. долл., при этом на каждого гражданина США приходится уже 56,6 тыс. долл. государственного долга, а нагрузка по данному показателю на каждого налогоплательщика составляет 154 тыс. долл. В дальнейшем рост дефицита бюджета, провоцируемый возрастающей стоимостью программ социального обеспечения Обамакэр и Медикейд и финансируемый за счет наращивания государственного долга может привести к негативным последствиям для экономики[26], а также вызовет рост нагрузки на бюджет за счет увеличения расходов по статье «обслуживание государственного долга». В свою очередь рост процентных ставок и расходов по обслуживанию государственного долга неизбежно спровоцирует снижение инвестиционной активности, приведет к падению спроса на недвижимость и потребительские товары длительного пользования, и в конечном итоге - стагнации экономики.

Однако здесь необходимо оговориться, что в силу специфики американского государственного долга[27], подобный сценарий возможен при соблюдении нескольких условий: во-первых, если сохраниться динамика превышения темпов роста государственного долга над темпами роста экономики; во-вторых, в случае, если процентные ставки по государственным ценным бумагам США превысят уровень инфляции в стране; в-третьих, в случае увеличения процентных ставок по государственным облигациям США и, соответственно, роста расходов по обслуживанию государственной задолженности.

Еще одним современным вызовом как краткосрочного, так и долгосрочного характера остается продолжающаяся конфронтация республиканцев и демократов по бюджетным вопросам, несомненно мешающая эффективному преодолению фискальных проблем и реализации предложенных администрацией Б.Обамы инициатив в соответствии с планом БУК, что создает угрозу социально-экономической безопасности страны. Ситуация осложняется тем, что в ходе промежуточных выборов в конгресс в ноябре 2014 г. впервые с 2006 г. кандидаты от республиканской партии получили большинство в сенате, а также значительно усилили свое большинство в палате представителей, получив полный контроль в конгрессе США и значительно укрепив свои позиции в штатах в результате выборов губернаторов. Напомним, что неспособность двух партий договориться между собой по вопросам бюджетного регулирования и установления нового потолка заимствований уже приводила к ситуации технического дефолта в стране. По этому поводу в октябре 2013 года Министерство финансов США выступило с утверждением, что даже «сама перспектива дефолта оказывает разрушительное влияние на финансовые рынки, американский бизнес и семьи». В частности, в августе 2011 года Соединенные Штаты впервые в истории лишились высшего кредитного рейтинга от одного из мировых агентств (S&P) из-за внутриполитического кризиса вокруг «потолка» государственного долга, более того межпартийная конфронтация привела к падению индекса S&P 500 на 17%, вызвав панику на фондовой бирже. Именно поэтому во избежание ухудшения экономической и бюджетной ситуации в стране, представителям обеих партий необходимо отбросить противоречия на политической арене и научиться находить консенсус по жизненно важным для страны вопросам в максимально сжатые сроки.


Ссылки

[*] Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского Гуманитарного научного фонда по проекту 15-37-11121 «а(ц)».

[1] За восьмилетний период доля расходов по данной статье в ВВП снизилась на 1,7%, в 2000 г. их размер составил 2,9% ВВП

[2] с 1154,4 млрд. долл. в 1993 г. до 2025,4 млрд. долл. в 2000 г

[3] с 21,5% в 1992 фин.г. до 17,6% в 2000 фин.г.

[4] Вступление в силу закона «Об общих бюджетных согласованиях» 1993 г. создало предпосылки для сокращения дефицита федерального бюджета в период 1994–1998 фин.гг. более чем на 924 млрд. долл.

[5] Справочно: в 1980 г. доля подоходного налога составляла 47,2, доля налога на прибыль корпораций - 12,5%; доля отчислений на социальное страхование - 30,5%.

[6] Что предусматривало принятие следующих законов "Закона об экономическом росте и снижении налогов 2001 г.", "Закона о создании рабочих мест и помощи работникам 2002" г.; "Закона о новых рабочих местах, экономическом росте и снижении налогов 2003 г."; "Закона о налогообложении работающих семей 2004 г."; "Закона об избежании увеличения налогов 2005»; "Закона 2008 г. о неотложных мерах по стабилизации экономики".

[7] следует отметить, что произошло незначительное снижение доли данной статьи в ВВП за этот период до 6,1%

[8] их размер в 2008 г. составлял уже 2,9 трлн. долл.

[9] Budget of the United States Government. Fiscal year 2016. Historical tables, Table 3.1.

[10] http://www.treasury.gov/ticdata/Publish/mfhhis01.txt

[11] Ibid.

[12] http://www.gallup.com/poll/147626/federal-budget-deficit.aspx

[13] Budget of the United States Government, Fiscal year 2010. http://www.gpo.gov/fdsys/pkg/BUDGET-2010-BUD/pdf/BUDGET-2010-BUD.pdf

[14] Budget of the United States Government, Fiscal year 2010. Summary Tables. Table S-1. Table S-3.

[15] The Budget and Economic Outlook: 2010 to 2020, CBO, February, 2013 p.8, Table 1-3

[16] Bureau of Labor Statistics database http://www.bls.gov

[17] наблюдалось незначительное снижение доли данной статьи в ВВП за этот период до 6,2%

[18] http://www.gallup.com/poll/147626/federal-budget-deficit.aspx

[19] в 2015 г. наблюдается ускорение роста ВВП во 2-м квартале на 3,9% по сравнению с 0,9% в 1-м квартале

[20] Bureau of Labor Statistics database http://www.bls.gov

[21] An Update to the Budget and Economic Outlook: 2015 to 2025, Tables, August 2015, Congressional Budget Office

[22] World Bank Global Economic Prospects, 2015

[23] IMF World Economic Outlook (WEO), April 2015

[24] The Budget and Economic Outlook: Fiscal Years 2010 to 2020, Table 1.6, U.S. Treasury Department, U.S. Federal Reserve

[25] за исключением 2013 г., когда сумма приращения государственного долга составила 672 млрд. долл.

[26] Этот тезис исходит из предположения о том, что существует обратная зависимость между темпами роста ВВП и размером государственного долга

[27] Являясь крупнейшей экономикой мира, обладая устойчивой политической системой и высоким кредитным рейтингом, имея монопольные преимущества на мировом финансовом рынке за счет уникальной роли американской валюты, США имеют возможность эффективно размещать казначейские облигации, как на внутреннем, так и на внешнем рынке.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.