Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№1, 2016

НОВОЕ В РАЗВИТИИ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В СТРАНАХ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Г. В. Кузнецова,
к.э.н. доц. кафедры Мировая экономика РЭУ имени Г.В. Плеханова,
доц. ИОМ и ИБДА РАНХиГС
e-mail:

Аннотация. Страны региона Латинской Америки и Карибского бассейна (ЛАКБ) имеют более чем полувековую историю участия в интеграционных процессах. За этот период накоплен колоссальный опыт использования для целей развития как традиционных форм интеграции, так и новых инструментов, вызванных к жизни глобализацией. Многие страны ЛАКБ активно поддерживают идеи мегапроектов, последовательно используют в своей практике механизмы региональных торговых соглашений - РТС. Опыт ЛАКБ, особенно Меркосур и Тихоокеанского альянса, интересен для России, активно продвигающей проект ЕАЭС, в том числе для решения проблем асимметричности во взаимной торговле его членов.

Ключевые слова: интеграция, региональные торговые соглашения (РТС), Латинская Америка и Карибский бассейн.

THE NEW TENDENCIES IN THE INTEGRATION PROCESS IN LATIN AMERICA AND CARIBBIAN

Kyznetsova Galina,
Associate Professor in
Plekhanov Russian University of Economic,
Associate Professor in RANEPA
e-mail:

Annotation. The countries of Latin America and Caribbean (LAC) have more than half a century history of participation in the integrational processess. During this period significant experience was obtained in using both the traditional and new (defined by the trend of globalization) instruments of integration for the sake of development. Many countries of the region actively support the ideas of maga-projects, and use the mechanisms of the regional trade agreements. The use of the mechanism of integration (Mercosur and Pacific Alliance) for the specific tasks of economic development gives interesting examples for Russia in the context of the EAEA (Euro-Asian Economic Agreeement) project.

Keywords: integration, regional trade agreements, integration mega-projects, Latin America and Caribbeans, EAEA, international cooperation.

Страны региона Латинской Америки и Карибского бассейна (ЛАКБ) имеют более чем полувековую историю участия в интеграционных процессах. Они начали свой путь с «классических» интеграционных группировок, ориентированных на либерализацию внешней торговли товарами за счет взаимного частичного снижения ввозных таможенных пошлин, еще в 1960-е годы. Созданные тогда группировки[1] просуществовали достаточно долго, дав основу новым образованиям более адаптированным к современным реалиям интернационализации хозяйственной жизни региона, изменяясь и трансформируясь под влиянием новых условий интернационализации хозяйственной жизни региона. Начало ХХI века ознаменовалось для стран ЛАКБ ростом внешнеэкономической активности. Помимо интеграционных объединений традиционного типа в практику все шире стали входить дву- и многосторонние соглашения о свободной торговле, в терминах ВТО - региональные торговые соглашения (РТС). При этом партнерства стали выходить за рамки региона и приобретать трансокеанские направления.

Сейчас на пространстве ЛАКБ действует более десяти интеграционных объединений и почти сотня РТС, которые представляют собой сложную региональную и кроссрегиональную структуру[1] (рис. 1).

Латиноамериканские эксперты из Организации Американских государств (ОАГ) подразделяют торговые межправительственные соглашения на пять групп:

1) Отраслевые соглашения, определяющие набор товаров, торговля которыми между странами участницами договора предполагает пониженные импортные тарифы или их отсутствие;

2) Преференциальные соглашения, которые обеспечивают широкий доступ на рынок без применения «принципа взаимности»;

3) Соглашения о свободной торговле, в которых страны-участницы договариваются о существенном снижении тарифных и нетарифных барьеров в торговле, без применения общей торговой политики;

4) Таможенные союзы, в которых страны – участницы на условиях взаимности ликвидируют таможенные и нетаможенные барьеры в целях либерализации торговли товарами и услугами и устанавливают единые таможенные ставки в отношении третьих стран;

5) Общий рынок – объединение, представляющее собой более высокую ступень экономической интеграции, где условия таможенного союза дополняются свободами передвижения других факторов производства.[2]

К категории «общий рынок» формально относится КАРИКОМ, но очевидно, что интеграция между этими малыми и слабо диверсифицированными экономиками находится в зачаточном состоянии. Более развитыми на данный момент выступают объединения Меркосур (Mercosur) и Тихоокеанский альянс (Alianza Pacifica), позиционирующие себя как таможенные союзы.

Тихоокеанский альянс, действующий с 2012 г. [2] торговый блок, является группировкой нового типа, имеющеq в качестве целей создание зоны «глубокой интеграции» для свободного перемещения товаров, услуг, капиталов и людей, с перспективой превращения в центр взаимодействия стран Азиатско-Тихоокеанского региона.[3]

Участие в интеграционных группировках повысили инвестиционную привлекательность стран-членов. Приток ПИИ в 2014 г. страны Альянса составил 84,9 млрд долл., в страны Меркосур – 83,4 млрд долл. Выросла внешняя торговля: экспорт Меркосур составил 426,3 млрд долл., импорт – 390,6 млрд долл., экспорт Альянса -548,1 млрд долл., импорт - 573,0 млрд долл. (табл. 1).

Таблица 1.
Основные экономические показатели стран Меркосур и Тихоокеанского альянса, в 2014 г.

население, млн чел.

ВВП млрд долл.

ВВП на д. нас. Долл.

Экспорт

Импорт

Ввоз ПИИ

Вывоз ПИИ

Чили

17,8

258

14537

75,7

72,2

22,9

13,0

Колумбия

47,8

384

7854

54,8

64,0

16,0

3,9

Мексика

125,4

1279

10334

397,3

411,6

22,7

5,9

Перу

31,0

201

6541

39,3

42,3

7,6

0,08

Тихоокеанский альянс

216,0

2128

9910

548,1

573,0

84,9

31,6

Аргентина

43,0

533

12751

72,0

65,3

6,6

2,1

Бразилия

206,1

2199

10887

225,1

239,2

62,5

3,3

Парагвай

6,5

31

4459

9,7

12,0

0,2

0

Уругвай

3,4

55

16127

9,2

11,5

2,8

0

Венесуэла

30,7

562

18223

80,5

44,3

0,3

1,0

Меркосур

289,7

3356

11902

426,3

390,6

83,4

-0,1

ЛАКБ

616,6

6021

9914

116,9

1163,6

184,9

31,6

Источник: Alianza del Pacifico y el Mercosur. Hacía la convergencia en la divercifidad. CEPAL.2014. URL: http://repositorio.cepal.org/bitstream/handle/11362/37304/S1420838_es.pdf . P. 41

Новый век ознаменовался широким внедрением в практику преференциальных торговых соглашений, типа соглашений о свободной торговле[3]. Латиноамериканские страны вошли в число мировых лидеров по использованию РТС в целях создания условий для свободной торговли товарами и услугами, движения капиталов.[4] Это относительно новое явление в современных МЭО является предметом исследований ряда авторитетных зарубежных и российских исследователей (Дж. Бхагвати, Р. Болдвин, К. Суомен, Дж. Рольо, А.Н. Спартак, А.П. Портанский и др.), а также международных организаций, в первую очередь - ОЭСР и ВТО, которая посвятила этому вопросу специальный доклад в 2011 г.[5] В этих работах особо отмечается важность инструмента РТС в деле углубления интернационализации экономики стран, решения многих народнохозяйственных проблем. Зафиксированные в РТС цели повышения эффективности, установления справедливости, открытости торговли и устранения дискриминации в отношениях между государствами - участниками оказались близкими многим латиноамериканским странам. Из 419 РТС, нотифицированных в ВТО и действующих на начало 2016 г., практически сотня приходится на соглашения, заключенные странами региона (табл. 2).[6]

Таблица 2.
Интеграционные соглашения с участием стран ЛАКБ

Соглашения традиционного типа

Группировка

Участники

Андское сообщество (АС)- CAN

Боливия, Колумбия, Эквадор, Перу

Южноамериканский общий рынок (Меркосур) - Mercosur

Аргентина, Бразилия, Парагвай, Уругвай, Венесуэла

Общий рынок карибских стран - Карибское сообщество (КАРИКОМ)- CARICOM

Антигуа и Барбуда, Багамские острова, Барбадос, Белиз, Доминика, Гренада, Гайана, Гаити, Ямайка, Монтсеррат, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия, Сент-Винсент и

Гренадины, Суринам, Тринидад и Тобаго

Центральноамериканский

общий рынок (ЦАОР)-CAСМ

Коста-Рика, Сальвадор, Гватемала, Гондурас, Никарагуа

Центральноамериканская интеграционная система (ЦАИС) -SICA

Белиз, Гватемала, Гондурас, Доминиканская Республика, Коста-Рика, Никарагуа, Панама, Сальвадор

Латиноамериканская

ассоциация интеграции (ЛАИ) -ALADI

Аргентина, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Колумбия, Куба, Мексика, Панама, Парагвай, Перу, Уругвай, Чили и Эквадор. Никарагуа – как ассоциированный член.

Соглашения нового типа

Союз Южноамериканских

наций (УНАСУР)-UNASUR

Аргентина, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Гайана, Колумбия, Парагвай, Перу, Суринам, Уругвай, Чили. Эквадор

Боливарианский альянс для народов нашей Америки (АЛБА) -ALBA

Боливия, Венесуэла, Куба, Эквадор, Никарагуа, Доминика, Антигуа и Барбуда, Сент-Винсент и Гренадины, Сент-Люсия, Гренада и Сент-Китс и Невис

Тихоокеанский альянс -Alianza del Pacífico

Чили, Перу, Колумбия, Мексика

Сообщество латиноамериканских и карибских государств -CELAC ( СЕЛАК),

Все страны Южной Америки и Карибского бассейна

Региональные торговые соглашения (РТС)

Страна

Партнеры по соглашениям

Боливия

МЕРКОСУР, Мексика, Андское Сообщество

Чили

Канада, Центральная Америка, Австралия, Китай, Колумбия, ЕАСТ, ЕС, Япония, Малайзия, МЕРКОСУР, Мексика, Транстихоокеанское Стратегическое партнерство (с Новой Зеландией, Брунеем, Сингапуром), Панама, Перу, Республика Корея, Турция, США, Вьетнам, Тихоокеанский Альянс, Колумбия , Индия.

Колумбия

Канада, ЕАСТ, ЕС, Мексика, США, Чили, Тихоокеанский

Альянс, ЕС

Коста-Рика

Канада, КАРИКОМ, Китай, Перу, Сингапур, ЕАСТ-Центральная Америка, ЕС-Центральная Америка (включая Панаму), Мексика-Центральная Америка, Центральная Америка-Доминиканская Республика-США, Центральная Америка-Панама, Центральная Америка-Чили, Центральная Америка-Доминиканская Республика

Доминиканская Республика

Центральная Америка-Доминиканская Республика,

КАРИКОМ, Центральная Америка-Доминиканская

Республика-США

Сальвадор

Центральная Америка-ЕС, Центральная Америка-

Мексика, Тайвань-Гондурас- Сальвадор, Центральная

Америка-Доминиканская Республика-США, Центральная Америка-Панама, Центральная Америка-Чили, Центральная Америка-Доминиканская Республика

Мексика

Центральная Америка, Перу, Боливия, Япония,

Уругвай, ЕАСТ, Израиль, Чили, ЕС, Колумбия, НАФТА,

Тихоокеанский Альянс

Перу

ЕС, Япония, Коста-Рика, Панама, Мексика, Корея,

ЕАСТ, Китай, Сингапур, Канада, Чили, США, Таиланд,

МЕРКОСУР-Перу, Тихоокеанский Альянс

Источник: Составлено автором по WTO Regional Trade Agreements database. http://rtais.wto.org/UI/PublicAllRTAList.aspx

Десятки указанных торговых соглашений, подписанные странами региона, создали совершенно новую предпринимательскую среду в ЛАКБ. Отмена пошлин в торговле с различными странами Америки, Европы, Азии и Океании (африканские страны пока не подключились к этим процессам) открыла перед латиноамериканскими странами новые рынки и обеспечила более широкий доступ импортных товаров в регион. Сложные переплетения многочисленных РТС вызвали у Джагдиш Бхагвати ассоциации с «клубком спагетти»[4] [7] и этот термин вошел в лексикон зарубежных исследователей, изучающих проблемы интеграции. В Латинской Америке этот «клубок» запутан, как ни в одном другом регионе. Сосуществующие интеграционные образования и соглашения самых разных форм и содержания далеко выходят за рамки классических ступеней интеграции Б.Баллаши (рис. 1).

Рисунок 1.
Региональные группировки в ЛАКБ

Источник: Lima José Durán. Un Camino complejo& integración regional del América Latina y Cáribe. CEPAL. 15 marzo 2015. http://www.kas.de/wf/doc/kas_15483-1442-4-30.pdf?150326201205

Наиболее активно проводит политику заключения РТС Чили. Эта небольшая экономика, последовательно придерживающаяся принципов либерализации хозяйственной жизни, подписала 23 РТС с более чем с 60 странами мира, на торговлю с которыми приходится 92% ее товарооборота.[8] В результате средняя эффективная ставка таможенного тарифа в стране спустилась с 2,% в 2004 г. до 1,1% в 2015 г.

Огромную роль в развитии внешнеэкономических связей чилийцы отводят соглашению о свободной торговле с Китаем (подписано 1 окт. 2006 г.), ставшим в результате партнером номер один для Чили. В настоящее время 97,2% чилийских товаров (7336 товарных позиций) поступают на китайский рынок беспошлинно. Исключение составляют 214 наименований. Что касается китайских поставок в Чили, то за рамками беспошлинного ввоза в Чили остаются 152 товарных позиции[9] (табл. 3).

Таблица 3.
Обязательства Чили и Китая по ликвидации таможенных пошлин в рамках двустороннего соглашения о свободной торговле

Период урегулирования

Число позиций

таможенного тарифа Чили

Доля в % от числа позиций тарифа

Импорт Чили из Китая млн долл.

Доля позиций в импорте

из Китая Чили в %

Исключение из таможенного тарифа на 2006

35

0,4

-

0

2006 г.

5856

74,1

958,8

50,7

2010 г.

1048

13,3

382,7

20,2

2015 г.

811

10,3

492,1

26,0

После 2015 г.

152

1,9

58,1

3,1

Всего

7902

100,0

1891,8

100,0

Период урегулирования

Число позиций таможенного тарифа Китая

Доля в % от числа позиций тарифа

Импорт Китая из Чили млн долл.

Доля позиций в импорте Китая из Чили в %

Исключение из таможенного тарифа на 2006

647

8,5

1378,0

38,9

2006 г.

2187

28,8

1800,8

50,9

2007 г.

1960

25,8

0,4

2010

975

12,8

14,8

00

2015

1622

21,3

313,4

8,9

После 2015 г.

214

2,8

30,5

0,9

Всего

7505

100,0

3537,9

100,0

Источник: Ferrando A. China y sus Tratados de Libre Comercio con América Latina y el Cáribe. 8.07.2015..Segundo Seminario Academico del Observatorio America Latina-Asia Pacifica. 8 julio 2015. CEPAL. http://www.cepal.org/sites/default/files/events/files/presentacion_alonso_p._ferrando_cera_argentina.pdf

Мощными проводниками интеграции в странах ЛАКБ, как и в других регионах мира, явились транснациональные корпорации (ТНК) и связанные с ними инвестиционные потоки. Интеграционные группировки и РТС представляют собой закономерный результат приспособления реальной торговой политики к потребностям глобализации и ТНК, как наиболее активных участников процесса глобализации, – пишет. А.Н. Спартак. Потребности ТНК заключаются не только и не столько в снижении и обнулении тарифов во взаимной торговле участников РТС, сколько в существенном сокращении транзакционных издержек трансграничного бизнеса, в доступе на рынок услуг, учреждении коммерческого присутствия, техническом и ином хозяйственном регулировании, перемещении специалистов, др.[10] Транснациональный капитал и современная научно-техническая революция в громадной степени усиливают действие переплетающихся факторов хозяйственной жизни во всем мире. Главный участник интеграционного процесса как следствия интернационализации экономики мира – крупный частный капитал и ТНК, – пишет проф. Р.И. Хасбулатов.[11] Крупнейшие латиноамериканские ТНК представлены практически во всех странах Меркосур и Тихоокеанского альянса (Табл. 4).

Таблица 4.
Присутствие региональных ТНК в странах Меркосур и Тихоокеанского альянса

ТНК

Страна и сектор

Число

стран присут-ствия

Аргентин

Бразилия

Парагвай

Уругвай

Венесуэла

Чили

Колумбия

Мексика

Перу

Petrobras

Нефть, Бразилия

24

х

х

х

х

х

х

х

х

PDVSA

Нефть, Венесуэла

10

Vale

Горнодобыча, Бразилия

36

х

х

х

х

JBS Friboi

АПК, Бразилия

15

Odebrecht

Строительство, Бразилия

35

х

х

х

х

х

х

х

х

Techint

Металлургия, Бразилия

11

х

х

х

х

х

Gerdau

Металлургия, Бразилия

14

х

х

х

х

х

х

х

BRF Food

Пищевая, Бразилия

20

х

Votorantim

Различные, Бразилия

10

х

х

х

Мarfrig

АПК,

Бразилия

21

х

х

х

Pemex

Нефть, Мексика

-

América Móvil

Телесвязь, Мексика

18

х

х

х

х

х

х

х

х

Ecopetrol

Нефть, Колумбия

-

х

х

Cencosud

Торговля, Чили

5

х

х

х

х

Femsa

Пищевая, Мексика

9

х

х

х

Источник: La Alianza del Pacifico y el Mercosur. Hacía la convergencia en la divercifidad. CEPAL.2014. P. 68. http://repositorio.cepal.org/bitstream/handle/11362/37304/S1420838_es.pdf

Многие страны ЛАКБ активно поддерживают идеи мегапроектов -Транстихоокеанского (ТПП) и Трансатлантического торгового и инвестиционного (ТТИП) партнерств. Они осознают, что эти мощные объединения в будущем будут играть определяющую роль в установлении «правил игры» на глобальном экономическом пространстве и что они идут на смену локальной двусторонней регионализации.[12] Так, Чили, Перу и Мексика уже участвуют в ТПП, Панама, Коста-Рика, Колумбия подтвердили свой интерес к сотрудничеству в таком формате. Мексика заявляет о заинтересованности участия и в Трансатлантическом инвестиционном партнерстве в рамках своего членства в НАФТА. Формирование мегапартнерств, которым создатели отводят роль экономических локомотивов мировой экономики[13], безусловно, приведет сдвигам геополитических центров силы, и латиноамериканские страны заинтересованы оказаться причастными к этим центрам, хотя понимают, что реализация этих проектов, скорее всего, дело отдаленного будущего. Но уже сейчас идет активная экспертная работа по выявлению преимуществ членства для населения, малого бизнеса, крестьянства. Например, в Чили Министерство иностранных дел регулярно проводит семинары, брифинги, публикует соответствующие исследования.[14]

Помимо экономических соображений латиноамериканская интеграция движима политическими и социальными факторами. К ней в полной мере приложимо утверждение, что важными условиями объединения стран может стать так называемый демонстрационный эффект, отражающий успехи стран, экономика которых получила положительные результаты от их кооперации и усиления взаимозависимости хозяйственных комплексов.[15] Участие в различного рода торговых соглашениях для латиноамериканских стран имеет большое имиджевое значение, становится своего рода «визитной карточкой» - свидетельством стабильности и надежности страны как партнера.[16]

Особенностью интеграционных процессов в ЛАКБ является следование принципам «открытого регионализма», предложенным еще в 1994 г. на ХХУ сессии Экономической комиссии ООН для стран Латинской Америки (ЭКЛАК). Открытый регионализм предполагает, что функционирование интеграционной группировки не должно быть дискриминационным по отношению к третьим странам, т.е. при устранении торговых барьеров внутри группировки параллельно производится либерализация торговли с третьими странами на основе режима наибольшего благоприятствования. Эта концепция, рассматривающая интеграционное взаимодействии государств данного региона как часть мировых экономических процессов, находится в русле экономической глобализации.

Таким образом, на пространстве ЛАКБ мы наблюдаем очень сложную и одновременно достаточно подвижную архитектуру интеграционных группировок и соглашений, которая складывалась на протяжении пятидесяти лет и продолжает совершенствоваться в настоящее время. Однако процессы интеграции в ЛАКБ не проходят гладко. Как пишут проф. Лебедева Л.Ф. и Фейгин Г.Ф., с одной стороны, налицо стремление развивать интеграционные проекты, расширять и углублять экономическое сотрудничество на фоне возрастающих геополитических рисков. С другой стороны, различия в уровнях экономического развития, сложившиеся региональные традиции в организации хозяйственной деятельности, структурные ограничения и некоторые другие факторы затрудняют поиск какого-либо единого вектора в развитии интеграции.[17]

В целом результаты интеграционных процессов в Латинской Америке на данный момент неоднозначны. Директор ЭКЛАК Хосе Дуран Лиме отмечает среди факторов, замедляющих внутрирегиональную интеграцию, сырьевую ориентацию большинства стран ЛАКБ, привязывающую их экспорт к центрам потребления - США, Европе, Китаю; зависимость от импорта высокотехнологичных товаров, необходимых для модернизации экономик, из развитых стран и Китая; низкий уровень транспортной и телекоммуникационной инфраструктуры, затрудняющей внутрирегиональный обмен; слабую производственную кооперацию. Взаимная потребность экономик государств ЛАКБ минимальна, торговля ведется в основном внутри одних и тех же позиций. Им просто нечего предложить друг другу, - пишет И.Р. Томберг.[18] Доля взаимной торговли стран Меркосур составляет около 12% от всего их товарооборота, а стран Тихоокеанского альянса – 3,5%. Взаимная торговля характеризуется значительной ассиметричностью, когда на долю центров группировок Бразилию и Мексику приходится львиная доля товарооборота: на Бразилию -49% от торговли Меркосур, на Мексику – 43% торговли Альянса (Табл.5).

Таблица 5.
Взаимная торговля стран Меркосур и Тихоокеанского альянса 2013 г. , (млн долл.)

Чили

Колумбия

Мексика

Перу

Тихо- океанский альянс

Аргентина

Бразилия

Парагвай

Уругвай

Венесуэла

Меркосур

Чили

869

1321

1963

4153

1046

4434

473

207

522

6682

Колумбия

1572

864

1274

3709

433

1591

18

23

2256

4321

Мексика

2085

4735

1771

8591

1966

5387

130

308

2155

9946

Перу

1670

843

509

3023

163

1706

12

36

800

2716

Тихоокеанский альянс

5326

6448

2694

5008

19476

3607

13117

633

574

5733

23665

Аргентина

3907

1530

1064

1451

7953

16216

1297

1782

2156

21451

Бразилия

4484

2703

4230

2147

13564

19615

2997

2071

4850

29533

Парагвай

526

27

272

192

1017

778

2834

198

32

3861

Уругвай

143

18

146

115

422

493

1712

153

447

2805

Венесуэла

133

431

97

98

759

52

1181

0

492

1725

Меркосур

9193

4710

5810

4004

23716

20938

21943

4447

4543

7504

59375

Источник: La Alianza del Pacifico y el Mercosur. Hacía la convergencia en la divercifidad. CEPAL.2014. P.41. URL: http://repositorio.cepal.org/bitstream/handle/11362/37304/S1420838_es.pdf

Продукция стран региона слабо включена в глобальные стоимостные цепочки. Так, на промежуточные товары (компоненты для сборки) в торговле между латиноамериканскими странами приходится только 10% всего экспорта, в то время как в Юго-Восточной Азии (АСЕАН+5) эта доля составляет 34%, в НАФТА – 18%.[19]

В рамках Меркосур движение к свободной торговли осуществляется в разноскоростном режиме, что- очевидно, учитывая слабость экономики Уругвая и Парагвая. Что касается Венесуэлы, то она вообще находится на особом положении: таможенные пошлины по 485 товарным позициям до 2018 г. Среди исключений - кофе, сахар, жиры, рыбная продукция, мука, корма для животных, птица, свинина и бананы. Фактически в Меркосур не удается принять таможенный кодекс и ликвидировать двойное налогообложение на импортные товары, то есть создать реальное единое таможенное пространство. Между партнерами существуют острые разногласия по вопросам торговли сельскохозяйственными товарами (сахаром, зерном, мясом), а также автомобилями и компонентами для их сборки. Разные подходы демонстрируют страны в вопросах финансовой и валютной политики.

Имеющиеся противоречия мешают принятию давно декларированных решений в других группировках. В КАРИКОМ откладывается создание единого рынка, который должен был начать функционировать еще в 2009 г., в Андском содружестве усиливаются разногласия между Боливией и Эквадором - одной стороны, и Колумбией и Перу- с другой, в связи с их решениями проводить односторонние переговоры об РТС с США и ЕС.[20]

Возникают и политические разногласия. Показательно противостояние Парагвая и Венесуэлы по вопросу членства последней в Меркосур, что также тормозит интеграционное сближение.

Однако это не умаляет важности укрепляющихся тенденций. Страны ЛАКБ своим опытом показывают, что глобализация и интеграция перестают быть антагонистическими инструментами и активно «подпитывают» друг друга. Как пишет И.П. Фаминский, в основе экономической интеграции лежит объективный процесс усиления взаимозависимости стран, рост интернационализации экономики, т.е. те же процессы, что и в развитии глобализации.[21]

В заключении хотелось бы сказать следующее. Созданная в ЛАКБ в результате многолетних усилий архитектура различного рода интеграционных институтов и преференциальных соглашений достаточно сложная и интересна в контексте использования латиноамериканского опыта для стимулирования интеграционных процессов на постсоветском пространстве. России, как указывает проф. Хмелевская Н.Г., интересны механизмы вовлечения региональной интеграции в решение конкретных задач экономического развития, и в первую очередь, с точки зрения вопроса, возможно ли опираться на региональную торговлю и общую деловую инфраструктуру... Учет опыта Меркосур со схожими структурными условиями и Тихоокеанского альянса с гибким форматом интеграции, бесспорно, полезен и для расширения ТС, и для решения проблем ассиметричности во взаимной торговле его членов.[22]

Помимо опыта Латинской Америки в области развития интеграции, регион представляет для России интерес как потенциально важный торговый партнер. С этим регионом связаны намерения правительства России по частичному замещению импорта из стран Запада, применяющих санкционный режим по отношению к нашей стране. С Сообществом латиноамериканских и карибских государств (СЕЛАК) и Южноамериканским общим рынком (Меркосур) ведутся переговоры о сотрудничестве как напрямую Россией, так и структурами ТС и ЕАЭС. Намерение заключить торговые соглашения с Таможенным союзом выразили и два из четырех представителей Тихоокеанского альянса Перу и Чили. Латиноамериканские эксперты отмечают, что Евразийский экономический союз и Меркосур обладают значительным потенциалом для развития сотрудничества. Взаимодействие этих двух объединений будет способствовать снижению роли США в регионе, уменьшению долларизации южноамериканских экономик, содействовать переходу в расчетах на национальные валюты.[23]

В Минэкономразвития РФ отмечают, что ЛАКБ последовательно превращается в один из центров экономического роста, демонстрирует устойчивость к кризисным явлениям в мировой экономике и в этой связи становится все более привлекательным для российского бизнеса, который увидел в регионе источник необходимых нашему потребителю многих товаров, прежде всего продовольственных, ёмкий быстро растущий рынок для отечественной промышленной продукции, а также перспективное поле для инвестиций. . Регион обладает весомым производственно-экономическим и научно-технологическим потенциалом, емким внутренним рынком, развитой банковско-финансовой системой.[24]


Список литературы

[1] Кадочников П.А. Интеграционные процессы в Латинской Америке.//Российский экономический вестник. 2014. №12. –С.3.[ Kadochnikov P.F. Integracionnye process v latinskoj amerike rossijskij ehkonomicheskij. Vestnik]

[2] Fernando Kinoshit. El regionalismo abierto en las Américas//Portal Jurídico.2000. http://www.ambito-juridico.com.br/site/index.php?n_link=revista_artigos_leitura&artigo_id=5570

[3] Alianza Pacifica.Negocios e invercion. https://alianzapacifico.net/que-es-la-alianza/#la-alianza-del-pacifico-y-sus-objetivos

[4] Позиции России на новом этапе международной интеграции. Москва, издательство Ваш формат, 2015.

[5] World Trade Report 2011. The WTO and preferential trade agreements^ From co-existence to coherence. WТО. 2011. URL: https://www.wto.org/english/res_e/publications_e/wtr11_e.htm.

[6] Regional trade agreements http://www..wto..org/english/tratop_e/region_e/region_e..htm

[7] Baldwin R. 21 Century Regionalism: Filling the gap between 21-st century trade and 20-th Century trade rules/ CEPF/ Policy Insight N5. May. 2011. URL:www.cerp.org.

[8] Acuerdos comerciales. Chile/ Direcjn. http://www.direcon.gob.cl/acuerdos-comerciales/

[9] Tratado de Libre Comercio entre Chile y China. http://www.direcon.gob.cl/detalle-de-acuerdos/?idacuerdo=6246.

[10] Лихачев А.Е., Спартак А.Н. Новые явления и процессы в сфере регионализации мирового хозяйства//Российский экономический вестник. 2013. №5. С.20.[ Lihachev A.E., Spartak A.N. Novye javlenija i processy v sfere regionalizacii mirovogo hozjajstva//Rossijskij jekonomicheskij vestnik.].

[11] Хасбулатов Р.И. Мировая экономика. –М.: Экономика. 2014. С. 571.[ Hasbulatov R.I. Mirovaja jekonomika. –M.: Jekonomika].

[12] Оболенский В.П. Глобализация регионализма и вызовы для России. [Obolenskij V.P. Globalizacija regionalizma i vyzovy dlja Rossii]. URL:http://rescue.org.ru/analytics_7_globalizaciya-regionalizma-i-vyzovy-dlya-rossii.html.

[13] Капустин А.Я. Глобализация и интеграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе: правовой подход//Глобализация и интеграционные процессы в Азиатско-тихоокеанском регионе. Правовое и экономическое исследование. Под редакцией академика РАН Е.Я. Хабриевой. –М.:ИНФРА-М. 2014.С.60. [Kapustin A.Ja. Globalizacija i integracija v Aziatsko-Tihookeanskom regione: pravovoj podhod//Globalizacija i integracionnye processy v Aziatsko-tihookeanskom regione. Pravovoe i jekonomicheskoe issledovanie. Pod redakciej akademika RAN E.Ja. Habrievoj. –M.:INFRA-M. 2014.S.60].

[14]. Direcon reanuda intensa agenda de reuniones para explicar alcances del TPP. http://www.direcon.gob.cl/2016/03/direcon-reanuda-intensa-agenda-de-reuniones-para-explicar-alcances-del-tpp/

[15] Ливенцев Н.Н. Регионализация и интеграция в международных экономических отношениях//Платонова И.Н., Ливенцев Н.Н., Костюнина Г.М., Буглай В.Б. Международные экономические отношения в эпоху глобализации.-М.: Проспект, 2012, С.300.[ Livencev N.N. Regionalizacija i integracija v mezhdunarodnyh. jekonomicheskih otnoshenijah//Platonova I.N., Livencev N.N., Kostjunina G.M., Buglaj V.B. Mezhdunarodnye jekonomicheskie otnoshenija v jepohu globalizacii.-M.: Prospekt]

[16] Кузнецова Г.В. Региональные торговые соглашения в системе мирохозяйственных связей латиноамериканских стран: опыт для России//Национальные интересы и приоритеты безопасности.2012, №14. С.54. [Kuznecova G.V. Regional'nye torgovye soglashenija v sisteme mirohozjajstvennyh svjazej latinoamerikanskih stran: opyt dlja Rossii//Nacional'nye interesy i prioritety bezopasnosti.2012].

[17] Лебедева Л.Ф., Фейгин Г.Ф. Интеграционные процессы на новом этапе международных отношений//Современная экономика: концепции и модели инновационного развития. Материалы VII Международной научно-практической конференции. 19-20 февраля 2015 г. Книга 1.-М.: ФГБОУ ВПО РЭУ им. Г.В. Плеханова. С. 38.[ Lebedeva L.F., Fejgin G.F. Integracionnye processy na novom jetape mezhdunarodnyh otnoshenij//Sovremennaja jekonomika: koncepcii i modeli innovacionnogo razvitija. Materialy VII Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii. 19-20 fevralja 2015 g. Kniga 1.-M.: FGBOU VPO RJeU im. G.V. Plehanova].

[18] Томберг И.Р. Сукре для половины ALBA. http://opec.ru/1157071.html. [Tomberg I.R. Sukre dlja poloviny ALBA].

[19] Lima José Durán. Un Camino complejo& integración regional del América Latina y Cáribe. CEPAL. 15 marzo 2015. http://www.kas.de/wf/doc/kas_15483-1442-4-30.pdf?150326201205.

[20] Евдокимов А.И., Грук Л.В. Экономическая глобализация и проблемы национальной и международной безопасности//Проблемы современной экономики. 2011. №2. http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=3582 [Evdokimov A.I., Gruk L.V. Jekonomicheskaja globalizacija i problemy nacional'noj i mezhdunarodnoj bezopasnosti//Problemy sovremennoj jekonomiki].

[21] Фаминский И.П. Глобализация – новое качество мировой экономики. –М.: Магистр. 2012. С.222.[ Faminskij I.P. Globalizacija – novoe kachestvo mirovoj jekonomiki. –M.: Magistr. 2012].

[22] Хмелевская Н.Г. Интеграционный вектор экономической политик: опыт Меркосур и Тихоокеанского альянса//Российский экономический вестник. 2014, №10. С. 12.[ Hmelevskaja N.G. Integracionnyj vektor jekonomicheskoj politik: opyt Merkosur i Tihookeanskogo al'jansa//Rossijskij jekonomicheskij vestnik].

[23] Rodriguez Ariel Noyoola. Como Mercosur y la Unión Euroasiática desafian a Estads Unidos y la hegemonía del dólar. 12.03.2015. http://www.portalalba.org/index.php/2014-03-29-22-13-16/2014-04-01-19-17-31/finanzas/3604-como-el-mercosur-y-la-union-euroasiatica-desafian-a-estados-unidos-y-la-hegemonia-del-dolar.

[24] Лихачев А. Без активной позиции бизнеса Латинской Америки невозможно наращивание и диверсификация наших связей [Lihachev A. Bez aktivnoj pozicii biznesa Latinskoj Ameriki nevozmozhno narashhivanie i diversifikacija nashih svjazej] http://economy.gov.ru/minec/press/news/2014052234.


Ссылки

[1] Речь идет о группировках: Латиноамериканская ассоциация свободной торговли –ЛАСТ, Центральноамериканский общий рынок - ЦАОР, Андское сообщество (Картахенское соглашение), Ассоциация свободной торговли Карибских стран - КАРИФТА, затем Карибское содружество, Общий рынок карибских стран – КАРИКОМ и др.

[2] Входят Мексика, Перу, Чили, Колумбия.

[3] Как мы упоминали, в документах ВТО они получили название Региональные торговые соглашения (РТС)

[4] Baldwin R. 21 Century Regionalism: Filling the gap between 21-st century trade and 20-th Century trade rules/ CEPF/ Policy Insight N5? May? 2011. URL:www.cerp.org



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.