Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№1, 2016

РОЛЬ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ИНВЕСТОРОВ НА ФИНАНСОВОМ РЫНКЕ

М. М. Нгуен,
младший научный сотрудник
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. После кризиса 2009 года роль институциональных инвесторов в развитии национальных экономик и мировой экономики в целом изменилась. В 2013 году крупнейшие пенсионные фонды, государственные резервные фонды, паевые инвестиционные фонды, а также страховые компании, разместили 92, 6 трлн.долл. активов. В связи с этим, внимание исследователей привлекают тенденции размещения активов институциональных инвесторов. В данной статье рассматриваются тенденции политики инвестирования крупнейших институциональных инвесторов.

Ключевые слова: институциональные инвесторы, пенсионные фонды, инвестиционная политика.

THE ROLE OF INSTITUTIONAL INVESTORS ON FINANCIAL MARKET

Nguyen Maya M.,
Junior research fellow
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. Since 2009 Global financial crisis the role of institutional investors in national and world economics has changed. In 2013 large pension funds and public pension reserve funds, mutual funds, and insurance companies had 92.6 trillion in assets. Hence, the researches are addressing tendencies of institutional investors’ assets allocation more frequently. This article is devoted to the analysis of large pension funds’ and public pension reserve funds’ investments strategies.

Keywords: institutional investors, pension funds, investment policy.

Вопросы долгосрочного финансирования в целях стабильного экономического роста находятся в центре внимания как отдельных стран, так и международных форумов, организаций.[1] В этой связи представляет интерес рассмотрение инвестиционной политики институциональных инвесторов, ставших крупнейшими участниками финансового рынка. В странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), по которым имеются наиболее полные данные для сравнения, они аккумулировали 92,6 трлн. долларов (2013 г.), в том числе на пенсионные фонды приходилось около 25 трлн. долл. [2]

В докладе ОЭСР (Далее – Доклад ОЭСР) по крупнейшим пенсионным фондам и государственным резервным фондам мира[3] представлено сравнение инвестиционной политики и показателей крупнейших институциональных инвесторов. Результаты данного исследования указывают на особую важность политики инвестирования пенсионных фондов, долгосрочных капиталовложений и роли профессионально управляемых инвестиционных программ для национальных экономик.

Традиционно, институциональные инвесторы (в том числе КПФ и ГПРФ) рассматривались как источник долгосрочных инвестиций, чей инвестиционный портфель складывался вокруг двух видов ценных бумаг – акций и облигаций. Таким образом, эти инвесторы были связаны долгосрочными обязательствами. В последние годы, институциональные инвесторы диверсифицировали свои инвестиционные портфели, добавив в них инвестиции в альтернативные формы, такие как инвестирование в не котируемые на бирже акции (private equity[1]), недвижимость, хедж-фонды и инфраструктуру. Несмотря на то, что интерес в альтернативном инвестировании растет, официальная информация о таком виде инвестирования пенсионных средств предоставлена в недостаточном объеме.

В Отчете ОЭСР выявляются тренды размещения средств 104 Крупнейших пенсионных фондов (КПФ) и Государственных пенсионных резервных фондов (ГПРФ), которые составили 10.4 трлн. долл. – треть от общемировых средств, которыми владеют институциональные инвесторы такого типа. 75 пенсионных планов КПФ (3.9 трлн.долл.) являются как планами с фиксированными взносами, так и с фиксированными выплатами. [4]

В 2013 году институциональные инвесторы в странах ОЭСР – пенсионные фонды, государственные пенсионные резервные фонды, паевые инвестиционные фонды, а также страховые компании – в совокупности обладали 92,6 трлн.долл. (рисунок 1), что значительно превышает докризисный показатель.[5]

Рисунок 1.
Всего активов по типам институциональных инвесторов в странах ОЭСР 2011-2013 гг., трлн.долл.
  • Investment funds – Инвестиционные фонды
  • Insurance companies – страховые компании
  • Pension funds – пенсионные фонды
  • Other – другие
  • PPRF – ГПРФ (Государственные Пенсионные Резервные Фонды)

Источник: глобальная пенсионная статистика ОЭСР, статистическая база статистики институциональных инвесторов и страховых компаний, а также оценки ОЭСР.

Примечание: резервы на возможные потери не отражены на данном графике. Активы пенсионных фондов и страховых компаний также включают в себя активы, вложенные в паевые инвестиционные фонды. Данные по состоянию на 3 квартал 2013 г. (1) Для составления графика была использована информация об активах Фонда будущего Австралии (Future Fund), бельгийского Zilverfonds (2008-2013), Инвестиционного совета по пенсионному страхованию Канады, пенсионного резервного фонда Чили (2010-2013), государственного фонда пенсионного инвестирования Японии, Национальной пенсионной службы Кореи, пенсионного фонда Новой Зеландии, государственного пенсионного фонда Норвегии, пенсионного резервного фонда населения Польши, Фонда финансовой стабильности социального страхования Португалии, сберегательного фонда социального страхования Испании, Шведских AP1-AP4 и AP6, Трастового фонда социального страхования США. (2) Категория «другие активы» включает в себя активы других институциональных инвесторов, например, благотворительных организаций, активов, не относящихся к пенсионным сбережениям и находящихся под управлением банком, а также активы частных инвестиционных партнерств и других видов институциональных инвесторов.


Общий объем активов, находившихся в ведении крупнейших пенсионных фондов (в данном исследовании), на конец 2013 года составлял 3,9 трлн. долл. Большинство КПФ восстановили и превысили докризисный уровень активов. Привлеченные средства изучаемых КПФ в среднем увеличились на 9,7% за 2012-2013 гг. (благодаря увеличению рыночной стоимости акций и/или поступлению средств). Реальная доходность за последние четыре года была положительной во всех фондах.

Среди стран ОЭСР, в Нидерландах располагаются два фонда, считающиеся одними из крупнейших, охваченных исследованием: фонд APB (445,3 млрд. долл. активов) и PFZW (189,4 млрд.долл.). Также считаются крупнейшими следующие фонды, расположенные в США: Фонд пенсионного обеспечения государственных служащих штата Калифорнии (CalPERS) (283,5 млрд.долл.)[6], Фонд пенсионного обеспечения учителей штата Калифорнии (CalSTRS) (166.3 млрд.долл.)[7], и объединенная пенсионная система города Нью-Йорк (150,9 млрд.долл.)[8].

Общее количество активов ГПРФ в странах, по которым представлены данные, к концу 2013 года равнялось 6.5 трлн.долл.[9] Крупнейшим является Трастовый фонд социального страхования США (2,8 трлн.долл. активов)[10]. Следующим по величине является Государственный фонд пенсионного инвестирования Японии (1.2 трлн.долл.)[11]. Канада, Корея и Швеция также разместили значительные средства.

Размещенные средства представленных ГПРФ в среднем увеличились на 7,1% (благодаря увеличению рыночной стоимости акций и/или поступлению средств). Сберегательный фонд социального страхования Испании был единственным фондом, который привел информацию об уменьшении активов, т.к. фонд был вынужден выплатить полные пенсионные выплаты, с целью исполнения налоговых требований.

Реальная доходность за последние пост-кризисные пять лет (до 2013 г.) была положительной для всех пенсионных фондов за исключением Пенсионного фонда Чили[2].

Посткризисный период показал, что перспективы дальнейшего роста для институциональных инвесторов достаточно широки, особенно в странах с обязательным пенсионным страхованием. Например, План пенсионного страхования в Австралии. На данный момент он располагает активами в приблизительно 1,8 трлн.австр.долл., и к 2037 г. ожидается рост его активов до 6 трлн.австр.долл., что сделает его одним из пяти крупнейших среди других пенсионных фондов в странах ОЭСР.[3] План пенсионного страхования Канады, располагая активами в размере 219 млрд.долл. в 2014 г., собирается увеличить свои активы до 519 млрд.долл. к 2030г. [4]

В свою очередь у развивающихся стран в целом есть возможность поспособствовать развитию институциональных инвесторов, поскольку, за редким исключением, финансовые системы таких стран построены на банковском секторе. Будет ли это воплощено в реальности, зависит от проводимой политики, например, от решения создать систему накопительного пенсионного страхования, создание которой в настоящее время является распространенным явлением среди стран ОЭСР.[5]

Некоторые развивающиеся страны также представляют крупнейшие КПФ и ГПРФ в мире. Например, в исследование были включены некоторые фонды пенсионных систем стран, не являющихся участниками ОЭСР: Бразилии, Колумбии, Южной Африки и Нигерии. Активы южноафриканского GEPF составляют 133.4 млрд.долл., а бразильского Previ - 72.0 млрд.долл., делая их, таким образом, крупнейшими пенсионными фондами на своих континентах.

Сегодня финансовые рынки сильно зависят от процесса выработки политического курса в каждой отдельной стране. Изменения в кредитно-денежном регулировании отдельных стран, бюджетные дефициты, смещение экономической роли развивающихся стран в современном мире заставляют институциональных инвесторов продумывать свою инвестиционную политику более тщательно. Более того, в посткризисный период традиционные кредитно-денежные учреждения, такие как банки, выступают в роли котирующих участников рынка и источников кредитования. Данное исследование рассматривает новые тенденции и практики, которые помогут преодолеть сложившиеся трудности.

В Докладе ОЭСР отмечается, что покупка акций с низкой корреляцией, поиск новых решений, оптимизация портфелей долгосрочных ценных бумаг с фиксированным доходом с целью диверсификации, а также пересмотр стратегии по размещению активов – это ключевые тенденции среди институциональных инвестиционных портфелей (ИИП) в последнее время. Большинство ИИП придерживаются стратегии инвестирования в развивающиеся рынки. Большая часть данного исследования анализирует инвестиции в инфраструктуру.

Различные пенсионные фонды демонстрируют схожие тенденции в инвестиционной политике. В докладе выявлена наиболее ярко выраженная тенденция в деятельности исследуемых пенсионных фондов – это тенденция альтернативного инвестирования. Это особенно верно в отношение ГПРФ: все 16 фондов, предоставлявших данные о политике инвестирования за 2010-2013 гг., увеличили инвестирование в альтернативные/другие инструменты инвестирования в среднем на 4,2% за эти четыре года. Десять крупнейших КПФ также увеличили альтернативные инвестиции (в среднем на 2,3%). Отношение к размещению средств в традиционные финансовые инструменты (акции и облигации) у КПФ и ГПРФ разнится. Так, в целом, ГПРФ увеличили покупку акций без фиксированного дивиденда, но сократили покупку ценных бумаг с фиксированным доходом. КПФ предпринимают обратные действия.

Учитывая демографические сдвиги, риск дожития, государственным пенсионным резервным фондам возможно придется пересмотреть свой инвестиционный портфель, для того, чтобы выполнять будущие обязательства. В соответствии с существующими тенденциями (рост доли рискового капитала в инвестиционных портфелях ГПРФ за последние четыре года), Государственный пенсионный фонд Японии (GPIF), считающийся самым крупным пенсионным фондом мира, в октябре 2014 года анонсировал существенное изменение в своей инвестиционной политике, заявив, что собирается включить рисковый капитал в свой инвестиционный портфель.

Как показали данные исследования, проведенного в декабре 2013 года, в среднем, активы инвестиционных портфелей КПФ распределялись следующим образом: 52,1% всех активов составляли ценные бумаги с фиксированным доходом, 31,5% - акции, 1,6% - инфраструктурные инвестиции (некотирующиеся на бирже акции) и 14,8% в альтернативные инструменты инвестирования (см.рис.2). Ценные бумаги и акции составили большую часть инвестиционных портфелей КПФ в Италии, Испании и России. Пенсионные фонды Австралии, Южной Африки, Великобритании и США располагают самыми большими вложениями в акции.

Исходя из сравнения данных, предоставленных 34 фондами в 2010 и 2013 годах, в среднем количество размещений в акции уменьшилось с 33,1% до 31,1%, количество размещений в облигации и наличные средства увеличилось с 53.3% до 55.2%, доля инвестиций в альтернативные инструменты практически не изменилась (13,7% в 2013 году по сравнению с 13,6% в 2010 году).

Говоря о десяти наиболее крупных пенсионных фондах, чьи совокупные активы составили 1,5 трлн.долл. в 2013 г., мы можем отметить значительный сдвиг в инвестиционной политике. Данные фонды (представляющие 7 стран) в период за 2010-2013 гг. уменьшили количество акций в инвестиционных портфелях с 42,4% до 39,3%, увеличили количество облигаций с 40,0% до 41,2%, а также увеличили альтернативные инструменты инвестирования с 17,6% до 19,5%.

КПФ все чаще выбирают альтернативные инструменты инвестирования. Так, турецкий OYAK, и канадский OMERS вложили в такие инструменты 40,3% и 42,7% соответственно[12]. 18 крупнейших пенсионных фондов мира вложили в альтернативные инструменты более 20% средств.

С большей долей инвестирования в недвижимость являлись пенсионные фонды, управляемые CGD[6] - 33%, Пенсионный фонд банка BPI[7] - 31,1%, OTPP – 14,4%; OYAK вложил в ценные бумаги, некотируемые на биржах (private equity) и хедж фонды 23% активов, OTPP – 17,2%, южноафриканский пенсионный фонд Сентинел – 16,1%. Некоторые фонды также инвестировали в инфраструктуру, что также является инвестированием в альтернативные инструменты.

В среднем, инвестиционный портфель исследуемых ГПРФ выглядел следующим образом: в 2013 г. 55,3% были инвестированы в ценные бумаги с фиксированной доходностью и наличность, 30% в котируемые акции, 1,1% в инфраструктуру (некотируемую на бирже), 13,7% - в альтернативные/прочие инструменты (см.рис.2).

Австралийский ГПРФ также располагает большой долей альтернативных инвестиций в своем портфеле – 35,6%. Квебекская пенсионная программа демонстрировала существенные изменения – сокращением ценных бумаг с фиксированной доходностью на 2%, и добавлением в свой инвестиционный портфель акций и альтернативных инструментов. Некоторые фонды также вкладывают деньги в акции инфраструктурных организаций, как включенных, так и не включенных в котировальные списки.

В соответствии с предоставленными данными, средние по всем фондам вложения в акции изменились с 24,8% в 2010 году до 25,8% в 2013 году; в ценные бумаги с фиксированным доходом – с 64,7% в 2010 г. до 59,5% в 2013 г., в то время как инвестирование в альтернативные/прочие инструменты увеличилось с 10,5% в 2010 г. до 14,7% в 2013 г.

Тренды инфраструктурных инвестиций.

Результаты данного исследования показали низкий уровень инфраструктурных инвестиций среди исследуемых фондов, несмотря на то, что управляющие пенсионными активами показывают растущий интерес к таким инвестициям. Это подтверждает наличие препятствий и отсутствие стимула у институциональных инвесторов к инвестированию в инфраструктуру. Такой интерес может появиться только при правильной государственной политике. Если принять за 100% все активы исследуемых пенсионных фондов (71 фонд, 7,8 трлн.долл.), то инвестиции в инфраструктуру в виде долговых инструментов и акций, не включенных в котировальный список, будут составлять 1% или 80 млрд.долл. в 2013 г.[8]

Такой низкий уровень инфраструктурных инвестиций характеризуется стабильностью. В 2010 году 28 фондов предоставили информацию об инвестировании средств в инфраструктуру, которые составили 2,9% от общего объема активов. В 2013 и 2014 гг., все активы, размещенные в инфраструктуре, составляли 3,4% от всех инвестируемых активов фондов, заявивших о наличии инфраструктурных инвестиций.

Что касается акционерного капитала, вложенного в некотируемые на биржах инфраструктурные проекты, в 2013 г. 28 фондов заявили о размещении 70,3 млрд.долл. в акции инфраструктурных организаций, не включенных в котировальный список.

Автор исследования видит перспективу увеличения инвестируемых средств пенсионных фондов в инфраструктуру, при улучшении законодательства стран и наличии достаточных средств для инвестирования. Так, например, пенсионных фонд Нигерии выразил интерес в увеличении объема инвестиций в инфраструктуру, но отметил нестабильность государственной политики и не разработанность необходимого законодательства. Фонд национального благосостояния России также отметил правительственные ограничения, которые препятствуют увеличению объема инфраструктурного инвестирования.

Несмотря на повсеместно низкий и стабильный уровень инфраструктурных активов, пенсионные фонды активно разрабатывают это направление для инвестиций. Целевое размещение инфраструктурных активов у фондов, имеющих целевые показатели, имели разброс от 1% до 20% от совокупных активов. Все фонды (за исключением всего лишь трех), имеющих целевые размещения в инфраструктуру, не достигли целевых показателей по этому направлению по состоянию на конец 2013 г. Пять КПФ и один ГПРФ сообщили о планируемом увеличении целевых размещений в инфраструктуру в следующие 1-2 года.

Канадский OMERS упоминает в своих отчетах о трех значительных проектах прямого инвестирования (direct equity) в течение 2014 г., в том числе о проекте инвестирование систем газо- и электроснабжения в Европе, а также медицинского центра в Торонто.[9] Американский CalPERS резко повысил целевые показатели по распределению средств в инфраструктуру с 0,4% в 2013 г. до 2,3% в 2018 г.

Квебекский пенсионный фонд увеличил объем активов, размещенных в некотируемые акции инфраструктурных организаций с 2,1% инвестиционного портфеля в 2010 г. до 4,0% в 2013 г. Австралийский пенсионный фонд в 2013 г. по сравнению с 2010 г. увеличил инфраструктурные активы на 3,9%.

Семь крупнейших пенсионных фондов (в том числе французский ERAFP, испанские Bankia, Endesa и Fonditel, а также мексиканский Banamex), которые относят понятие инфраструктурных инвестиций к инвестированию некотируемых на биржах акциях (private equity), заявили, что в скором времени будут выделять такие инвестиции в отдельную категорию. Три ГПРФ - Шведский AP1, Фонд Боснии и Герцеговины, а также японский GPIF - также анонсировали выделение инфраструктурных инвестиций в отдельную статью целевого размещения средств.

В процессе исследования были выявлены примечательные тенденции в использовании новых способов инвестирования в инфраструктуру, например, через прямое или косвенное финансирование.

Институциональные инвесторы используют разные методы инвестирования в инфраструктуру. Идея диверсификации инвестиционного портфеля институционных инвесторов посредством выделения отдельного класса инфраструктурных инвестиций говорит о том, что инвесторы считают данный вид размещения активов достаточно важным. Из 35 исследуемых фондов, 28 заявили о расширении инвестиционной деятельности и увеличении инвестиционных активов, 14 заявили об инфраструктурных инвестициях как одном из приоритетных средств диверсификации или целевого размещения активов инвестиционного портфеля.

Из 70,3 млрд.долл. средств, инвестированных в некотирующиеся инфраструктурные акции, часть являлась прямым финансированием, часть – косвенным. Таким образом, прямое и косвенное финансирование вместе составили 68%; финансирование, осуществлённое через инфраструктурные фонды - 29%; остальные виды инфраструктурных инвестиций составили 3%. Прямое инвестирование (direct investment) остается самым распространяем методом пенсионных фондов размещения активов в инвестиционные проекты, особенно это касается крупнейших фондов, т.к. они обладают достаточными средствами и опытом. За период 2011-2014 гг. наблюдалось увеличение доли прямого (без посредников) инвестирования институциональными инвесторами в инфраструктуру.

Количество активов, размещенных в инфраструктурных долговых обязательствах, равнялось 9,7 млрд.долл. или 0,4% от общего объема средств пенсионных фондов в 2013 г. Долговые обязательства включают в себя государственные долговые обязательства, или прямые кредиты под проектное финансирование, и/или мезонинные кредиты, или облигации. Из общего числа исследуемых фондов, 11 размещают средства в долговые обязательства или осуществляют прямое кредитование. Британский USS заявил, что в инфраструктурных облигациях размещено 0,5% его активов, чилийский AFP Provida – 1%, испанский Endesa и бразильский FAPES – по 5%. В 2012 г. немецкий BASF обозначил инвестирования в инфраструктурные долговые обязательства одним из приоритетных направлений и средством целевого размещения средств (4% инвестиционного портфеля), подтвердив, таким образом, наличие интереса в данной категории инвестирования инфраструктуры.

Институциональные инвесторы, как показано в Докладе ОЭСР, стремятся адаптироваться к меняющимся финансовым условиям. В то же самое время, возникающие трудности открывают и новые возможности.

По различным причинам, включающим в себя изменение макроэкономических показателей, ужесточение законодательства для финансовых институтов, а также умеренный спрос на долгосрочное инвестирование, инвесторы вынуждены изымать средства со своих счетов в кредитных организациях.

Исследование показывает растущий спрос на долгосрочные инвестиции в последние годы, а также диверсификацию инвестиционных портфелей путем покупки акций компаний развивающихся экономик.

Возможность привлечения институциональных инвесторов в целях устойчивого роста и развития пост-кризисной финансовой системы позволяет обозначить приоритетные направления их деятельности:

· Институциональные инвесторы, такие как пенсионные фонды, представляют собой потенциальный источник долгосрочного финансирования (например неликвидных инфраструктурных вложений), в силу того, что обязательства самих пенсионных фондов носят долгосрочный характер.

· Институциональные инвесторы способны действовать вопреки тенденциям рынка, выступать в качестве источника ликвидности, помогая механизму ценообразования, а также снижая волатильность рынков капитала.

· Ввиду масштаба деятельности институциональных инвесторов, крупнейшие пенсионные фонды могут повлиять на внедрение современных методов работы в области промышленности (введение критерия ОСОК (ESG).

· Некоторые ГПРФ выполняют сразу несколько функций: во-первых, являются гарантом социальных выплат, во-вторых, развивают экономическую инфраструктуру страны (выступая в качестве инвестиционных фондов). Так, Австралийский Future Fund инвестирует в фонд строительства Австралии, фонд инвестирования образования, фонд больниц, и планирует расширять поле своей инвестиционной деятельности в различные ключевые объекты инфраструктуры. Такие объекты инфраструктуры включают в себя транспортные магистрали, линии связи, энергетику, водоснабжение, образование, науку и здравоохранение.

Увеличение доли рисковых инвестиций будет существенно увеличивать нагрузку на управление инвестиционным портфелем. Многие инструменты альтернативного инвестирования требуют, например, особой инвестиционной политики, что приводит к изменению стратегии инвестирования в целом и необходимости проведения постоянного мониторинга рисковой части бюджета. Инвесторам необходимо оценить оптимальную степень риска для всего портфеля, а также понимать, что для каждого класса активов существует свой риск, который должен изучаться самостоятельно и использоваться в принятии решений.

Альтернативные инструменты инвестирования как правило обладают низкой ликвидностью, требуют использования нестандартных решений (хеджирование), продаются на менее эффективных рынках, становятся привлекательными только в долгосрочном горизонте (следствие низкой ликвидности), в отличие от акций и облигаций.

Переход на более сложные инвестиционные стратегии инвестирования с целью управления альтернативными инструментами инвестирования требует усилий со стороны пенсионных фондов, которые чаще используют традиционный подход. Так, например, на уровне совета директоров какого-либо пенсионного фонда встанет вопрос о привлечении опытных специалистов для риск-менеджмента. Для снижения затрат пенсионные фонды часто прибегают к самостоятельному управлению активами. Внедрение кардинальных изменений пенсионными фондами в свою инвестиционную политику может быть воспринято негативно. Любое изменение болезненно воспринимается вкладчиками, а введение изменений в инвестиционный портфель альтернативных инвестиций - тем более. Переход на планы с фиксированными взносами с планов с фиксированными выплатами также усложняет процесс.

С увеличением объема активов и, как следствие, их значимости для финансовой системы, адекватное законодательное регулирование становится все более востребованным.

В то же самое время, благоприятная для долгосрочного инвестирования законодательная база должна соблюдать баланс между строгой отчетностью и заинтересованностью инвесторов в долгосрочном финансировании. Так, например, важным для понимания является оценка влияния законодательных требований на институциональных инвесторов, т.к. регулирование имеет большое влияние на распределении активов пенсионных фондов. Так, например, некоторые пенсионные фонды Латинской Америки имеют количественные ограничения на долю некотируемых акций в инвестиционном портфеле. 14 стран ОБСЕ имеют ограничения на долю акций в портфеле, а четыре – на долю инструментов с фиксированными выплатами. Инвестиции, платежеспособность и другие экономические нормативы также различаются в разных странах, влияя на распределение активов.

Исследование показало, что пенсионные фонды с готовностью предоставляют данные по долгосрочному финансированию, однако для упрощения международного сбора данных, необходимо стандартизировать классификацию альтернативных инвестиций.

В первую очередь стандартизация необходима для того, чтобы данные пенсионных фондов можно было сравнивать, а также оценивать каждый отдельный вид альтернативных инструментов инвестирования по показателям эффективности (доходности). Также немаловажно и то, что правящие круги различных стран смогут оценить важность таких инвестиций в других странах и смогут разрабатывать более продуманное законодательство в своей стране.

То же самое касается сбора статистической информации. В то время как существует сбор статистической информации в отдельно взятых странах, нет единой международной статистической официальной информации по размещению средств пенсионных фондов в альтернативные инструменты инвестирования. Усиление контроля за отчетностью инфраструктурных капиталовложений может помочь последующему анализу информации пенсионных фондов со всего мира.

Как видно из результатов исследования, спрос на инфраструктурные инвестиции растет – многие фонды делают данное направление одним из приоритетных для инвестирования, о чем свидетельствует увеличение доли таких инвестиций в инвестиционных портфелях пенсионных фондов.

Некоторые страны работают над изменением инвестиционного климата для привлечения инвестиций в инфраструктуру. Так, Норвежский государственный глобальный пенсионный фонд, считающийся крупнейшим государственным инвестиционным фондом с активами, на конец 2013 года составляющими 849,6 млрд.долл., в 2014 году заявил, что будет инвестировать в инфраструктуру. Однако по текущему норвежскому законодательству фонд не имеет права инвестировать в некотируемые акции инфраструктурных компаний.

Японский государственный пенсионный инвестиционный фонд также недавно заявил о значительных изменениях в своем инвестиционном портфеле ввиду добавления альтернативных инвестиций, в том числе, в инфраструктуру. Оба рассмотренных фонда являются одними из крупнейших и отражают увеличение внимания институциональных инвесторов к инфраструктуре.

На недавнем заседании круглого стола, проведенного ОЭСР совместно с компанией Euromoney на тему долгосрочной инвестиционной политики, присутствовавшие институциональные инвесторы обозначили два фактора, олицетворяющих препятствия к инфраструктурным инвестициям. Первым была названа недостаточная прозрачность существующего законодательства, что повышает риск инфраструктурных капиталовложений. Вторым являлось недостаточное количество экономически привлекательных инфраструктурных проектов. Также были отмечены недостаточно ясные требования бухгалтерского учета, параметр оценки производительности, стандартизация проектной документации, возможность передачи кредитов и право сохранения пенсионной страховки при смене работы. Другие важные вопросы включали в себя обсуждение расширения финансовых инструментов (то есть инвестиции посредством выпуска облигационных займов, акций и секьюритизации кредитов), а также необходимость разработки ясной модели распределения рисков (для понимания того, кто берет риск – частный инвестор, государство или обе стороны).[13]

Инфраструктурные инвестиции отличаются от других форм альтернативных инвестиций, что препятствует к вложению в них активов. Высокая изначальная стоимость, недостаточная ликвидность, необходимость обладания навыками управления такими инвестициями, а также необходимость крупных капиталовложений, которых нет у многих инвесторов. На тех условиях, на которых предлагается инвестировать в инфраструктуру, сделать это может позволить себе далеко не каждый инвестор.

В дополнение к тому, что было уже упомянуто, отсутствие глобального опыта инвестирования в инфраструктуру не позволяет инвесторам адекватно оценить риски вложения в инфраструктуру. Существует только ограниченное количество информации о пользе диверсификации инвестиционных портфелей капиталовложениями в инфраструктуру, или о финансовых показателях результата деятельности компаний, инвестирующих в некотируемые на биржах акции инфраструктурных компаний.

Бесспорно, ключевым ориентиром инвестиционной политики пенсионных фондов является эффективность такой политики в определенных целях, например, регулярной выплате пенсий и пособий. Инвестиции в инфраструктуру могли бы стать ресурсом, позволяющим вкладывать деньги в прибыльные проекты и соблюдать при этом баланс риска и стабильности.

Необходимо действовать сразу с нескольких позиций, в соответствии как со спросом, так и с предложением на текущих рынках. Задача состоит в том, как грамотно использовать сбережения и финансовую ликвидность для роста экономики и количества рабочих мест.

В соответствии с инвестиционным планом, оглашённым президентом европейской комиссии Жан-Клодом Джанкером, к 2017 году планируется инвестировать по крайней мере 315 млрд.евро через государственные и частные капиталовложения.

9 декабря 2014 года был опубликован инвестиционный доклад рабочей группы Европейского Союза, в котором упоминалось о приблизительно двух тысячах проектов по всей Европе стоимостью более 1.3 трлн.евро потенциально привлечённых средств, из которых часть проектов, стоимостью в 500 млрд.евро могут быть введены в эксплуатацию уже через три года.

По заявлению вице-президента европейского союза Юрки Катайнен, цель данной инициативы в том, чтобы вернуть уверенность инвесторам и на деле использовать доступные ресурсы в виде инвестиций для обеспечения надежных проектов. Такое сотрудничество между государством и частным сектором показывает заинтересованность государства в привлечении институциональных инвесторов к участию в государственных проектах.

Летом 2014 года администрация Обамы запустила Инициативу по инфраструктурным инвестициям в США, которая призвана упростить правила инвестирования в инфраструктуру на территории по всей стране.[14] В соответствии с пресс-релизом Министерства финансов США, к 2020 году США столкнутся с дефицитом инвестиций в 1 трлн.долл. в инфраструктурные проекты, направленные на развитие транспортной сети, водоснабжения и электрификации.[15] Данная Инициатива была создана для решения данной проблемы путем мобилизации инвестиций частного сектора.

Согласно Инициативе, создается Центр поддержки инвестирования в инфраструктуру США, который будет помогать местным правительствам в привлечении частного капитала в области нетрадиционного инвестирования. На Саммите инфраструктурных инвестиций в сентябре 2014 г., проведенным Министерством финансов США и Министерством транспорта США, консалтинговые инвестиционные фирмы, предприятия ЖКХ, строительные компании, инфраструктурные инвесторы и пенсионные фонды договорились о проведении совместных проектов суммой более на 50 млрд.долл.

Планируемый переход Германии к низко-углеродной экономике, сопровождающийся закрытием всех ядерных электростанций[10] требует значительных капиталовложений. В соответствии с исследованием, проведенным Немецким Институтом экономических исследований, для такого перехода потребуется сумма равная 31-38 млрд.евро ежегодных инвестиций до 2020 года.

Помимо упомянутого проекта, Министерство финансов Германии объявило о намерении достичь сбалансированного бюджета к 2015 году. Для достижения поставленных целей, правительство стремится стимулировать институциональные и частные инвестиции в инфраструктуру. Рассматриваются различные варианты, начиная с участия государственных предприятий с использованием частного капитала, проектных облигаций, заканчивая теми проектами, где требуется долгосрочное строительство капиталоемкого инфраструктурного объекта, имеющего важное социальное значение.

Для достижения данных целей, Программа ОЭСР по долгосрочному инвестированию призвана наладить связи между государством и долгосрочными инвесторами. Так, например, проведенная ОЭСР работа по систематизации инструментов и методов стимулирования финансирования инфраструктуры должна обеспечить техническую базу для диалога законодателей и инвесторов, желающих вложить деньги в инфраструктуру. Также ОЭСР, совместно с АТЭС и G20 проводят мероприятия, которые позволяют институциональным инвесторам обсуждать текущие вопросы (например, Семинар институциональных инвесторов и финансирования инфраструктуры, ежегодный Форум институциональных инвесторов, проводимый ОЭСР)

В среднем, инвестиционные портфели ГПРФ содержали 52,1% ценных бумаг с фиксированным доходом и наличность, 31,5% акций, 16,4% альтернативных инструментов инвестирования. Спустя несколько лет после приобретения, цена акций поднялась в большинстве инвестиционных портфелей, и в некоторых случаях это привело к вопросу о целесообразности изменения инвестиционной стратегии.


Сноски

[1] Private equity - вид активов, под которым понимается доля в капитале, пай или акции компании, не размещённые на фондовой бирже (бирже ценных бумаг).

[2] http://www.hacienda.cl/english/sovereign-wealth-funds/pension-reserve-fund/investment-policy/investment-guidelines-in-spanish.html

[3] В Австралии существует сравнительно уникальный рынок пенсионного страхования. Система обязательного пенсионного обеспечения для работающих граждан получила развитие в 1990х, с принятием соответствующего законодательства. Подробную информацию можно узнать, пройдя по следующей ссылке Pension Fund Investment in Infrastructure: A Comparison Between Australia and Canada

[4] http://www.esdc.gc.ca/en/cpp/index.page

[5] В то же время из-за растущего государственного долга некоторые страны ОЭСР, такие как Болгария и Польша, частично приостановили введение обязательной пенсионной системы.

[6] Caixa Geral de Depósitos – крупнейший банк Португалии

[7] Banco Português de Investimento

[8] Значение может быть несколько занижено, т.к. большинство фондов не дает детальную информацию по размещению активов в ценных бумагах с фиксированным доходом. Кроме того, ряд фондов включает инфраструктурные инвестиции в другие категории активов, например, в категорию акций, котирующихся на биржах (например, инвестирование инфраструктурных организаций).

[9] http://www.omers.com/investments/Our_Investments.aspx

[10] Правительство Германии одобрило закрытие всех АЭС к 2022г. Подробнее на РБК: http://www.rbc.ru/politics/06/06/2011/599107.shtml


Список литературы

[1] Развитие пенсионного обеспечения в начале XXI века: мировые тенденции и национальные особенности. Материалы ситуационного анализа/Москва, 2015.

[2] Лебедева Л.Ф. Пенсионные накопления как инвестиционный ресурс: мировой опыт и российская практика. В сборнике: международный экономический симпозиум – 2015 экономического факультета СПбГУ. Отв. ред.С.А. Белозеров. 2015. С. 105-114.

[3] Annual Survey of Large Pension Funds and Public Pension Reserve Funds. Report on pension funds` long-term investments. 2014. OECD. [Электронный ресурс]. Режим доступа : http://www.oecd.org/finance/private-pensions/survey-large-pension-funds.htm

[4] Лебедева Л.Ф. Американская модель пенсионного обеспечения в условиях усиления рисков финансово-экономической нестабильности в начале XXI века. США и Канада: экономика, политика, культура. 2014. N3 (531)/ С. 22-30.

[5] Доклад ОЭСР 2014, стр. 10

[6] https://www.calpers.ca.gov/

[7]http://www.calstrs.com/.

[8] https://www.nycers.org

[9] Доклад ОЭСР 2014, стр. 8

[10] https://www.ssa.gov/oact/progdata/fundFAQ.html#&a0=0

[11] Review of Operations in fiscal 2013. - Режим доступа http://www.gpif.go.jp/en/fund/pdf/Review_of_Operations_in_Fiscal2013.pdf. – 54 с.

[12] Доклад ОЭСР 2014, стр. 35

[13] http://www.oecd.org/daf/fin/private-pensions/longterminvestmentprojectmeetings.htm

[14] http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2014/07/17/fact-sheet-building-21st-century-infrastructure-increasing-public-and-pr

[15] http://www.treasury.gov/press-center/press-releases/Pages/jl2623.aspx



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.