Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№2, 2016

НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ – КЛЮЧЕВОЙ ФАКТОР РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ США В ХХI ВЕКЕ*

В. Б. Супян,
доктор экономических наук, профессор,
заместитель директора
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. Статья рассматривает различные характеристики научно-технического потенциала (НТП). Автор анализирует основные показатели состояния и развития НТП, в частности его структуру, масштабы финансирования, достижения. Особое внимание уделено роли государства в развитии НТП, а также роли и месту в научно-техническом потенциале высшего образования.

Ключевые слова: Научно-технический потенциал, наука, высшее образование, роль государства, финансирование НИОКР.

SCIENTIFIC-TECHNOLOGICAL POTENTIAL – KEY FACTOR OF DEVELOPMENT OF THE US ECONOMY IN XXI CENTURY

Victor Supyan,
Dr. of Economics
Deputy director
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article deals with analyses of different characteristics of Scientific-technological Potential (STP) of the USA. The author analyses Major Indicators of State and Development of STP, including its Structure, Scale of Funding and Achievements. Special Attention is Paid to Role of Government and Role and Place of Higher Education in Its Development

Keywords: Scientific-technological Potential, Science, Higher Education, Role of Government, R&D Funding.

В ХХI веке стало очевидным, что ни один другой фактор производства (или экономический ресурс) не играет столь определяющей роли в общественном развитии передовых стран, как научно-технический прогресс. Воплощаясь в различных элементах научно-технического потенциала (НТП) и прежде всего в науке и образовании, научно-технический прогресс, безусловно, стал ключевым конкурентным преимуществом страны в мировой экономике и мирохозяйственных связях.

В этом плане особое значение для российской практики приобретает позитивный опыт развитых стран, и в частности США, в области и развития национального научно-технического потенциала и формирования инновационной экономики. Общий вектор становления «экономики знаний» в США в своей основе зиждется на развитии фундаментальных наук. Тем важнее представлять себе какую реальную роль играет наука в социально-экономическом развитии и как общество (и власть) реагируют на возникающие в данной сфере вызовы.

Анализ состояния науки и образования в США свидетельствует о том, что ключевые показатели их состояния и развития оказываются одновременно определяющими показателями экономической безопасности страны. Очевидно, что именно состояние науки, инновационной активности, сферы подготовки кадров во многом определяет общую конкурентоспособность экономики страны и ее экономическую безопасность. Речь идет о таких показателях как общие расходы на НИОКР и образование, доля затрат на науку и образования в ВВП страны, удельный вес затрат на инновации в общем объеме произведенной продукции, число полученных патентов и их доля в количестве мировых патентов, число и доля наиболее престижных премий в области науки (прежде всего, Нобелевских), доля передовых промышленных технологий среди всех используемых технологий, лидерство страны в наиболее важных наукоемких отраслях и т.д.

1. Основные показатели состояния и развития науки

Расходы на НИОКР в США с середины 50-х годов до середины 60-х годов возросли с 1,5% ВВП до почти 2,9% ВВП (рекордный, в дальнейшем не достигнутый уровень). Именно в этот период доля государственных федеральных ассигнований на науку в общих расходах на исследования и разработки достигает своего максимума – почти 2% ВВП.[1] Доля федеральных ассигнований на НИОКР впервые опустилась ниже 50% от совокупных расходов в 1979 г., достигнув минимального уровня в 24,9% в 2000г. Одновременно быстро возрастали расходы на НИОКР частного сектора (до 75%). В первое десятилетие 21 века доля федеральных расходов вновь начала расти, достигнув показателя в 30%.

Такого рода динамика ассигнований на науку в целом и роль в них государства были обусловлены рядом причин. Главным, как представляется, было стремление обеспечить США стратегические преимущества на ключевых направлениях НТР в условиях обострившейся международной экономической и научно-технической конкуренции, а также, в немалой степени, задачами военного противостояния с СССР. Американское государство сумело во второй половине 20 века создать самый мощный в мире научно-технический потенциал, обеспечивший американское экономическое лидерство на многие десятилетия вперед. Уменьшение доли государственных ассигнований после 1979 г. в пользу частного сектора связано с достижением основных задач военно-стратегического характера, с последующим прекращением холодной войны и необходимостью коммерциализировать многие научные заделы на практике. Именно последнее в первую очередь привело к заметному повышению роли частного сектора в проведении НИОКР, большая часть которых ориентирована на прикладные исследования и разработки (около 70% совокупных расходов или 2% ВВП).

Абсолютные масштабы ассигнований на НИОКР в 2015 г. достигли в США астрономических размеров – 496,8 млрд. долл., что составляет 26,4% всех мировых расходов на научные цели. Согласно существующим прогнозам эти расходы в 2016 г. составят 514 млрд. долл. (рост на 3,4%; 26,4% от мировых расходов). Из них 16% (75 млрд. долл.) приходится на фундаментальные исследования, 20% (87 млрд. долл.) – на прикладные, 64% (291 млрд. долл.) – на разработки (опытно-конструкторские работы).[2] При этом 56% всех ассигнований на фундаментальные исследования были использованы академическим сектором американской науки, т.е. университетами. Большая часть этих ассигнований были государственными и выделялись различными федеральными ведомствами, ведущую роль среди которых играли Министерство обороны, Министерство здравоохранения и социальных услуг, Национальный научный фонд, Министерство энергетики, Министерство сельского хозяйства (в совокупности, ведущие федеральные ведомства ассигновали на академические исследования более 38 млрд. долл. в 2015 г.). Более 328 млрд. из ассигнованных на науку средств было использовано в частном секторе экономики (64%). При этом гражданские НИОКР составили 2,1% ВВП, один из наиболее высоких показателей за всю историю страны (см. табл. 1).

Таблица 1.
Расходы и освоение денежных средств различными секторами науки в США в 2016 г. (в млрд. долл. в текущих ценах)

По источнику средств

По освоению средств

Феде-

ральное

пра-витель-ство

Промыш-ленность

Универ-ситеты

Исследователь-ские центры, финансируемые федеральным правительством

Беспри-быльные органи-зации

Всего

Федеральное

правительство

43,0

29,0

38,0

15,0

6,3

131,3

Промыш-ленность

328,4

5,0

3,0

2,0

338,4

Университеты

18,0

0,3

18,3

Прочие гос.органы

6,5

6,5

Бесприбыльные организации

5,0

0,1

14,4

19,5

Всего

43,0

357,4

72,5

18,4

22,7

514,0

Источник: R&D Magazine Winter 2016, p. 7.

Как следует из таблицы 1, выделяемые различными секторами науки средства осваиваются, в том числе, и за пределами секторов их происхождения. Так, значительная часть средств федерального правительства осваивается университетами (29%), 22% государственных средств уходит в промышленность, 33% средств осваивается в собственно государственных лабораториях. Еще 11% средств осваиваются специализированными научными центрами, финансируемыми различными государственными ведомствами и управляемыми во многих случаях промышленными предприятиями, подразделениями университетов или бесприбыльными научными центрами. Наконец, еще почти 5% средств осваивается бесприбыльными исследовательскими организациями (т.н. мозговыми центрами по контрактам с федеральным правительством).

Часть средств, выделяемых частным сектором (промышленностью) также осваивается за пределами этого сектора. Хотя большая часть расходов на НИОКР, поступающих из промышленности, осваивается в ее лабораториях (97%), 1,5% средств поступает из промышленности в университеты, а 0,6% осваивается бесприбыльными организациями.[3]

Сами университеты являются единственным сектором наук, где практически все ассигнованные средства осваиваются самостоятельно, в рамках академического (университетского) сектора науки.

В целом на долю США в 2015 г. приходилось 26,4% от общемировых расходов на науку (496,8 млрд. из 1,9 трлн.). По доле расходов на НИОКР в ВВП, США занимали в 2015 г. лишь 7-е место в мире (2,76% ВВП) после Южной Кореи (4,04%), Израиля (3,93%), Швеции (3,41%), Японии (3,39%), Швейцарии (2,9%) и Австрии (2,84%). Однако абсолютные масштабы этих ассигнований, их концентрация на ключевых направлений НТП позволяют США прочно удерживать лидирующие позиции в мировой науке (см. табл. 2).

Таблица 2.
Мировые расходы на НИОКР в 2015 г. и прогноз на 2016 г. среди лидирующих стран

Регионы и страны

Расходы на НИОКР

в % от ВВП

Расходы на НИОКР в 2015 г. (в млн.долл. США по ППС и в % от миро-вых расходах

Расходы на НИОКР в 2016 г. (в млн. долл. США по ППС и в % от миро-вых расходах

2015 г.

2016 г.

США

2,76

2,77

496,8 (26,4%)

514,0 (26,4%)

Китай

1,98

1,98

372,8 (19,8%)

396,3 (20,3%)

Япония

3,39

3,39

169,6 (9,0%)

166,6 (8,5%)

Германия

2,92

2,92

107,4 (5,7%)

109,2 (5,6%)

Южная Корея

4,04

4,04

74,5 (3,9%)

77,1 (3,9%)

Индия

0,85

0,85

66,5 (3,7%)

71,5 (3,7%)

Франция

2,26

2,26

59,2 (3,1%)

60,0 (3,0%)

Россия

1,5

1,5

51,5 (2,7%)

50,9 (2,6%)

Остальной мир

0,4

0,39

61,5 (3,3%)

61,0 (3,1%)

Всего

1,75

1,74

1882 (100%)

1947,7 (100%)

Источник: 2016 Global R&D Funding Forecast. Winter 2016, р.5.

Помимо финансовых ресурсов, ассигнуемых на НИОКР, США находятся среди стран-лидеров по человеческим ресурсам, используемым в научных исследованиях. К середине 2-ого десятилетия ХХI века численность научных исследователей в США превышала 1,3 млн. человек. По числу исследователей на 1000 человек США - также среди первых (9 человек на 1000 занятых), уступая ряду стран (Израиль, Финляндия, Дания, Швеция, Южная Корея, Япония).[4]

При этом значительная часть научных результатов получает высокую коммерческую оценку на рынке. На основе этой научной продукции далее развивается весь наукоемкий сектор экономики США, включающий множество отраслей промышленности и сферы услуг. На мировых рынках этой продукции (сложная электроника, программное обеспечение, фармацевтическая продукция, медицинские технологии, биотехнологии, авиа- и ракетно-космические технологии и т.д.) также, как правило, доминируют США. При этом США опережают другие страны как по объему производства, так и по масштабам экспорта наукоемкой продукции.

По оценке международных экспертов США лидируют среди других стран по большинству наиболее важных направлений и сфер технологического и инновационного развития (см. табл. 3).

Таблица 3.
Позиции отдельных стран в области ведущих технологий (в %)

Страны/

/Технологии

США

КНР

Франция

Германия

Япония

Россия

Южная

Корея

Великоб-

ритания

Прочие

страны

Новые материалы

59

15

1

12

7

1

2

2

2

Сельское хозяйство (продовольствие)

68

10

3

5

2

1

1

1

10

Автоматизация

22

6

1

29

32

0

8

0

2

Космические технологии

62

3

10

6

1

13

1

2

2

Связь

57

13

0

2

13

0

4

4

6

Энергетика

49

10

3

20

7

1

1

1

8

Окружающая среда

37

1

6

26

8

1

2

6

12

Приборостроение

41

9

1

14

22

1

9

1

2

Наука о жизни

(здравоохранение)

43

2

7

18

7

0

2

9

12

Вооружение

78

6

1

1

0

11

1

1

2

Фармацевтика

56

4

3

16

5

1

1

7

8

Источник: 2016 Global R&D Funding Forecast. Winter 2016, р.21.


Из приведенных данных видно, что по оценкам экспертов вес США составляет более 50% по сравнению с другими странами вместе взятыми в шести направлениях технологий (из 11) – в новых материалах, в сельскохозяйственных технологиях, в космических технологиях, в связи, в вооружениях и в фармацевтике. Менее 50% он составляет в пяти направлениях технологий – в автоматизации, в энергетике, в окружающей среде, в приборостроении и науке о жизни.

США являются бесспорным лидером по производству продукции в отраслях, основанных на знаниях и интенсивных технологиях (Knowledge and technology intensive industries). В американской статистике выделяется 5 относящихся к высокотехнологичному сектору отраслей сферы услуг (бизнес-услуги, финансовые услуги, услуги связи, а также образование и здравоохранение) и пять высокотехнологичных отраслей обрабатывающей промышленности (фармацевтическая промышленность, производство полупроводников, производство научного и измерительного оборудования, производство средств связи, авиакосмическая промышленность). В целом доля высокотехнологичного сектора в ВВП США составляет 40%, что выше, чем в ЕС и Японии (соответственно 32 и 30%).

По более узкому определению Брукинский институт относит к наиболее наукоемкому сектору США 50 отраслей промышленности и сферы услуг, где производится 17% ВВП страны и занято около 40 млн. человек.[5]

Лидируют США и в мировом производстве в основных наукоемких отраслях. В частности, в мировом авиакосмическом производстве на долю США приходится 55% объема продаж (Японии -2%, Германии - 3%, Китая - 12%), в производстве компьютерного оборудования 34% (Японии - 27%, Германии - 4%, Китая - 1%), в производстве медикаментов и биопрепаратов - 30 % (Японии - 19%, Германии - 9%, Китая - 2%). Лишь в производстве оборудования средств связи Япония на один процентный пункт опережает США: соответствующие показатели равны 26 и 25%. Схожая ситуация и в экспорте наукоемкой продукции: на мировом рынке авиакосмической продукции на США приходится 33% общего объема мировой торговли этой продукцией, на Францию и Великобританию - по 15%, на мировом рынке компьютерных технологий - 20% (на Японию - 12%), на рынке оборудования средств связи -18% (на Японию -15%).

США также являются ведущим экспортером наукоемких услуг – компьютерных, информационных, научно-исследовательских, инженерных и др. Их доля на мировом рынке этих услуг (общий объем этого рынка превышает 14 трлн. долл.) составляет 35% (столько же, сколько доля всего ЕС).[6]

Опережение других, в том числе и развитых стран, в производстве и экспорте наиболее наукоемкой продукции отражает сохранение Соединенными Штатами лидирующих позиций в складывающемся мировом разделении труда, где даже быстро развивающиеся новые экономики (Китай, Индия, Бразилия, до недавнего времени - Россия) по-прежнему сохраняют статус производителей массовой продукции обрабатывающей промышленности и сырья. Даже в том случае, когда эти страны стремятся упрочить свой научно-технический потенциал (прежде всего Китай, где расходы на НИОКР в 2015 г. составили более 370 млрд. долл. что составляет почти 20% общемировых расходов), в обозримом будущем они вряд ли смогут конкурировать с лидерами по производству наиболее наукоемкой продукции. Хотя доля Китая, Индии и Бразилии в производстве и экспорте массовой потребительской наукоемкой продукции второго эшелона (персональные компьютеры, аудио-видеотехника, фотоаппаратура и пр.) растет быстрыми темпами, на рынке самых передовых технологий и услуг, и уж тем более в создании нового знания, они пока не являются конкурентами США и другим развитым странам, которые тоже не стоят на месте.

В частном секторе экономики, как свидетельствуют приведенные выше данные, концентрируется большая часть всех американских НИОКР. Здесь осваивается более 70% всех выделяемых из различных источников средств. К наиболее важным направлениям прикладных и опытно-конструкторских работ, реализуемые в промышленности относятся: исследования, связанные с науками о жизни (биологические медицинские и другие исследования), аэрокосмические и оборонные исследования, создание новых материалов и химические исследования, информационно-коммуникационные исследования, исследования в области автомобилестроения и других транспортных средств, создание новых энергетических систем.

Как уже отмечалось, все научные исследования в США можно разделить на фундаментальные, прикладные и опытно-конструкторские работы (разработки по американской терминологии). Фундаментальные исследования, бесспорно, являются основой всех научных исследований. Это находит четкое понимание во всех секторах, осуществляющих НИОКР в США. Так, 56% всех фундаментальных исследований осваивает в США академический сектор, но 22% всех средств осваивается в промышленности, 15% - в бесприбыльных научных организациях и 9% в учреждениях федерального правительства.

Ясно, что ведущими центрами фундаментальных исследований являются университеты. При этом из 10 ведущих исследовательских университетов в мире согласно рейтингу 8 являются американскими. Среди них – Гарвард, Стэнфорд, МТИ, Беркли, Принстон, Колтех, Колумбийский университет и Чикагский университет. В первую десятку исследовательских университетов также входят два британских вуза – Кембридж и Оксфорд.

Многие из наиболее престижных исследовательских университетов входят в лидирующую группу вузов по расходам на науку. Однако, как видно из табл. 4, в эту группу входят и другие университеты, в том числе государственные (например, все перечисленные калифорнийские университеты).

Таблица 4.
Ведущие университеты по масштабам расходов на НИОКР в 2015 г.

Университеты

Расходы на

НИОКР

(млн.долл.)

Федеральные

ассигнования,

млн. долл.

Доля федераль-

ных расходов,

%

Университет Джона Хопкинса

2169

1539

71

Мичиганский университет (АннАрбар)

1375

610

44

Университет Вашингтона (Сиэтл)

1193

663

56

Висконскинский университет (Мэдисон)

1124

440

39

Университет Калифорнии (Сан-диего)

1076

566

53

Университет Калифорнии (Сан-Франциско)

1043

574

55

Гарвардский университет

1013

459

45

Университет Дюка

993

454

46

Университет Северной Каролины (Чэпел Хилл)

973

442

45

Университет Калифорнии (Лос-Анжелес)

967

481

50

Источник: 2016 Global R&D Funding Forecast. Winter 2016, р.13.

Все федеральные ведомства ассигновали на фундаментальные исследования, проводимые в университетах в 2013 г., 29 млрд. долл. По ведомствам эти ассигнования распределялись следующим образом (см. табл. 5).

Таблица 5.
Распределение ассигнований федеральных ведомств на проведение НИОКР в 2013 ф.г. (в млн. долл.)

Все федеральные ведомства

29034

Министерство сельского хозяйства

1136

Министерство торговли

269

Министерство обороны

3365

Министерство образования

180

Министерство энергетики

1054

Министерство здравоохранения и социальных служб

16839

Центр контроля и профилактики заболеваний

99

Администрация по контролю за качеством пищевых продуктов

41

Национальные институты здоровья (в рамках Министерства здравоохранения)

16478

Министерство внутренней безопасности

60

Министерство внутренних дел

51

Министерство транспорта

127

Агентство по охране окружающей среды

48

НАСА

884

Национальный научный фонд

4910

Источник: 2016 Global R&D Funding Forecast. Winter 2016, р.13.

Как видно из приведенных в табл. 5 данных, ведущими источниками ассигнований (т.е. заказов на НИОКР) в университетах являются Министерство здравоохранения и социальных служб, Министерство обороны, Национальный научный фонд, Министерство энергетики и НАСА. Следует также помнить, что многие из перечисленных ведомств, помимо размещения контрактов на НИОКР в университетах, имеют свои собственные научно-исследовательские лаборатории, которые проводят собственные исследования. Разделение труда здесь состоит в том, что в университетах проводятся преимущественные фундаментальные исследования, а в ведомственных лабораториях – прикладные исследования и опытно-конструкторские работы.

Несмотря на казалось бы незыблемые позиции США в мировой науке, многие американские ученые и общественные деятели в последние годы выражают обеспокоенность перспективами американского научно-технического лидерства. Речь идет об имевшем месте сокращении в начале 2000-х годов доли общих расходов на НИОКР в ВВП (до 2,6% в 2006 г.), а главное – о ставшей уже долговременной тенденции уменьшении доли государства в расходах на НИОКР. За последние 30-40 лет доля государства в общенациональных НИОКР ежегодно сокращалась в среднем на 2,5%. Расходы на борьбу с терроризмом, войны на Ближнем Востоке, кризис 2008-2009 гг., еще больше снизили возможности федерального правительства вкладывать средства в фундаментальную науку. Поскольку же роль государства в НИОКР концентрировалась главным образом на фундаментальных исследованиях, то это грозит постепенной утратой тех основополагающих заделов на будущее, чем всегда была сильна американская наука.

Разумеется, речь не идет о кризисе американской фундаментальной науки в подлинном смысле этого слова. В этой базисной сфере современной «экономики знаний» и общественного развития в целом США - по-прежнему лидер. Уже приведенные данные о финансировании науки это подтверждают. Но самое главное – это безусловное лидерство США по наличию научных школ, по способности генерировать новые идеи и производить новый научный продукт. Об этом, в частности, говорит количество полученных США и другими странами Нобелевских премий, показателя, отражающего наиболее выдающиеся научные достижения. Так, количество американских ученых, получивших премии за все время их присуждения, насчитывала в 2015 г. 315 человек из общего числа лауреатов, составляющих 876 человек (41% награжденных и около 50% премий, поскольку количество награжденных значительно превышает количество премий). Ближайшие конкуренты США по Нобелевским премиям – Великобритания, Германия и Франция, где количество награжденных составляет соответственно 107, 91 и 55 человек. В России их 22 человека (включая СССР и дореволюционную Россию, в Японии – 21, в Китае – 8.[7]

Число научных публикаций в США составляет 25% от общего числа научных публикаций в мире, США имеют высокие показатели разнообразных индексов цитирования. Кроме того, американские авторы участвовали в 44% всех международных публикаций, т.е. статей с участием ученых из различных стран.[8]

Однако американская научная общественность (и не только научная) остро реагирует на любые угрозы положению и роли науки в обществе, хорошо понимая, что это конкурентное преимущество – основа американского лидерства в мире в грядущие десятилетия. Последние тенденции в сфере фундаментальной науки США – определенный рост расходов государства на эти цели, планы дальнейшего их увеличения отражают осознание государством и обществом необходимости поддержания потенциала фундаментальной науки на должном уровне.

Большое и очень важное значение в американском научно-техническом потенциале играет социально-экономический и политический сегмент исследований. Как уже отмечалось, бесприбыльными исследовательскими организациями или т.н. мозговыми центрами осваивается 5% всех затрачиваемых на научные исследования средств. В структуре научно-технического потенциала они (наряду с университетами) играют роль не только приращения гуманитарного и социально-экономического знания. Они являются инструментами выработки различных вариантов и моделей социально-экономической и внешней политики страны, формулируют конкретные рекомендации для государственных органов и политических партий в соответствующих областях. США – бесспорный лидер по числу и влиятельности таких мозговых центров, в 2015 г. их в стране насчитывалось более 1800 (из почти 7 тыс. в мире).[9] Среди них такие известные на весь мир центры как Брукингский институт, Фонд Карнеги за международный мир, Центр стратегических и международных исследований, Центр имени Вудро Вильсона, Корпорация «РЭНД», Национальное Бюро экономических исследований и др.

2. Роль государства в развитии науки в США

Американское государство играет весьма заметную роль в развитии и финансировании научных исследований и в целом – в формировании научно-технического потенциала страны. Хотя доля государства в общем объеме финансирования НИОКР составляет примерно 30%, государству принадлежит решающая роль в выработке научно-технических приоритетов в развитии страны, а применительно собственно к науке – в финансировании фундаментальных исследований. На законодательном уровне основы государственной научно-технической политики США были заложены законом «О научно-технической политике, организации и приоритетах» от 1976 г., а также законом Стивенсона-Уайдлера «О национальных технологических приоритетах» от 1996 г. В последующем, во многих законодательных актах, в том числе и в законе «Об экономическом восстановлении и реинвестициях» от 2009 г., содержалось немало принципиальных позиций и задач, которое государство ставит в области развития науки и инноваций.

Центральную роль в механизме формирования научно-технической политики в федеральном правительстве играет помощник президента но науке и технике и подчиненные ему органы. Прежде всего, он является директором Управления по научно-технической политике (УНТП), которое было образовано в Исполнительном управлении президента США в 1976 г. Директор проводит научный анализ и подготавливает решения президента по всем вопросам, связанным с наукой и техникой. УНТП обязано оценивать эффективность действий федерального правительства в области науки и техники, участвовать в формировании бюджета по этим вопросам, а также помогать президенту в руководстве общенациональными научно-исследовательскими программами, в их координации. В соответствии с федеральным Законом 94—282 основная функция директора УНТП состоит в том, чтобы в рамках Исполнительного управления президента вырабатывать рекомендации по научным, инженерным и технологическим аспектам тех проблем, которые требуют внимания высших эшелонов государственной власти.

Помощник президента по науке и технике поддерживает постоянные связи с национальными академиями наук, инженерного дела и медицины, а также напрямую с научными кругами в университетах и бизнесе через систему советов по отдельным направлениям научно-технической политики. Ведущую роль здесь играет Национальный совет по науке и технике, образованный в 1993 г. в период администрации Клинтона специальным указом президента. Совет является одним из органов кабинета министров и возглавляется лично президентом, а в его отсутствие — вице-президентом. Членами Совета также являются министры, возглавляющие агентства и ведомства, которые играют основную роль в финансировании научно-технических инициатив правительства, директор Национального научного фонда, директор Административно-бюджетного управления, помощник президента по науке и технике, советник по национальной безопасности, помощники по экономическим вопросам и вопросам внутренней политики. Именно данный Совет дает рекомендации Административно-бюджетному управлению по включению в федеральный бюджет отдельных программ и по учету в этом вопросе общенациональных целей. Для этого Совет может формировать рабочие комитеты, целевые и межведомственные группы.

Для учета мнения бизнеса, научной и технической общественности действует Комитет советников президента по науке и технике, который состоит из 18 членов, представляющих высокотехнологический бизнес, университеты, научно-исследовательские лаборатории, неправительственные организации. Комитет работает под совместным руководством помощника президента по науке и технике и специально назначаемого сопредседателя из числа видных промышленников.

Благодаря своему положению в иерархии исполнительной власти помощник президента по науке и технике имеет возможность выступать арбитром в споре министерств и ведомств за выделение бюджетных средств и формирование национальных научно-технических программ.

Все министерства имеют в своем штате помощника министра, отвечающего за научно-техническую политику. В основном в их обязанности входит разработка общих требований к планированию различных научно-технических мероприятий, а также формирование и отстаивание на межминистерском уровне, перед Административно-бюджетным управлением и Конгрессом бюджетных заявок на науку и технику. Внутренние структуры научно-технических служб в министерствах и ведомствах сильно различаются и зависят от масштабов научно-технической деятельности, ее традиций, состава научных программ и других факторов. Ведущие в научно-техническом отношении (по объему расходуемых на эти цели средств) — Министерство обороны, Национальное управление по аэронавтике и космическим исследованиям, Министерство энергетики, Министерство здравоохранения и социального обеспечения, Министерство сельского хозяйства, Министерство торговли, Национальный научный фонд.

Национальный научный фонд (ННФ) — единственное в федеральном правительстве агентство, сферой ответственности которого является только развитие науки и техники. В отличие от других органов, ННФ несет ответственность за развитие всего научно-технического комплекса США. Руководящий орган ННФ — Национальный научный совет (ННС), в состав которого входят помощник президента по науке и технике, руководитель ННФ и 24 ведущих деятеля науки и техники (президенты университетов, вице-президенты компаний по науке и технике, ведущие ученые и инженеры). Члены ННС назначаются президентом на срок 6 лет с таким расчетом, что каждые 2 года меняется 1/3 ННС.

ННФ главным образом финансирует программы фундаментальных исследований в университетах, кооперативных научно-исследовательских центрах, бесприбыльных научно-исследовательских фирмах и в малом бизнесе. ННФ в соответствии с выработанными приоритетами научно-технического развития организует оценку поступающих с мест заявок (в среднем 27 тыс. в год) и принимает решения о выделении средств. Из общего числа заявок только около 40 % получают финансирование. Своих научно-исследовательских лабораторий ННФ не имеет.

Решения о выделении средств принимаются на основе независимой экспертизы, выполняемой учеными различных университетов и научных центров страны. Более 50 тыс. ученых и инженеров участвуют в этой работе каждый год. Мнения экспертов сводятся воедино и обсуждаются в специализированных комитетах научно-технических советников. Эти комитеты состоят из представителей науки и техники, среди которых, однако, не должно быть сотрудников ННФ.

ННФ не регламентирует направления расходования выделенных по программам средств и организацию исследовательской работы. Контроль за эффективностью расходования средств осуществляется в виде отчетов о результатах исследований. В дополнение к этому ННФ отслеживает публикации, подготовленные по результатам финансировавшихся исследований, а также частоту цитирования этих работ в дальнейшем. Таким образом, оценивается научная значимость полученных результатов и принимаются решения о продолжении или свертывании программ.

Помимо этого в ННФ действует специальная программа оценки эффективности затрат, в соответствии с которой каждая из финансируемых научно-исследовательских программ раз в три года подлежит обязательной проверке внешними специалистами на предмет выяснения того, насколько хорошо осуществляется управление ею, квалифицированны ли эксперты, оценивающие предложения по финансированию, не допущены ли перекосы в ущерб каким-либо направлениям исследований, достигаются ли цели, установленные при организации программы, и т. п.

Национальные академии — это обобщающее название Национальной академии наук, Национальной инженерной академии, Института медицины и Национального исследовательского Совета, выступающих в едином блоке как партнеры ННФ в выработке научной политики. Национальные академии имеют статус бесприбыльных научно-исследовательских корпораций, организующих по заданию ННФ и УНТП исследования по оценке состояния научно-технического комплекса США и выработке национальной научно-технической политики.

Национальная академия наук (НАН) — это неправительственная независимая организация наиболее выдающихся ученых США. Кандидаты избираются только членами НАН исключительно на основе их личных достижений в различных областях науки. Число членов академии не регламентировано. Члены НАН не получают никаких денежных выплат за членство. Расходы НАН по работам для правительственных ведомств оплачиваются последними на контрактной основе за каждое конкретное исследование или экспертизу. Никакого прямого финансирования НАН не допускается, что считается необходимой гарантией ее независимости и объективности.

На аналогичных принципах строится деятельность Национальной инженерной академии и Института медицины.

Рабочим органом всех трех академий является Национальный исследовательский совет (НИС), который практически организует работу конференций, исследовательских проектов, экспертных комиссий и т. п., ведет сбор научной информации, руководит издательским делом. Совет привлекает к решению важнейших проблем ученых из самых разных областей и обеспечивает объективность и высокое качество экспертизы по спорным вопросам национальной политики в сфере науки.

Участие в работе НИС осуществляется на добровольной основе без денежной компенсации. Подобно членству в НАН, приглашение к участию в проектах по линии НИС считается официальной формой признания высокой квалификации ученого и значительно повышает его престиж и статус как в научном сообществе в целом, так и в той организации, где он работает.

Научная политика в том виде, как она существует в США, направлена на развитие всего национального научно-технического комплекса и на обеспечение его эффективных взаимосвязей с другими общественными институтами, такими как национальная безопасность, экономика, экология, здравоохранение и т.п. Как правило, государство не формулирует отдельные научные направления, считая это прерогативой научного сообщества. Проблемы, выделяемые государством в качестве приоритетных, носят общесистемный характер. Так, во втором десятилетии ХХ1 века таким направлением были признаны новые энергетические технологии.

Анализ основных черт научно-технического комплекса США показывает, что высокой эффективностью он обязан в значительной мере разнообразию и гибкости организационных форм разработки научной политики, финансирования и проведения НИОКР, а также механизмов связи между наукой и бизнесом. Именно эта гибкость позволяет своевременно перераспределять национальные научно-технические ресурсы в связи с изменением приоритетов и возникновением новых вызовов.

Учитывая масштабы общих расходов страны на научные исследования и роль в этих исследованиях (прежде всего, фундаментальных) государства (ежегодные ассигнования которого превышают 27%), можно заключить, что в американском обществе и во властных элитах сложилось четкое осознание, во-первых, ключевой роли науки для социально-экономического развития страны, а во-вторых, - ответственности государства за выработку вместе с академическим сообществом основных приоритетов научных исследований и в целом за обеспечение такого общественного блага как «знание». При Президенте США существует Управление по научно-технической политике, призванное, наряду с другими государственными и общественными институтами, обеспечивать государственные интересы США в сфере науки и высоких технологий. Можно, кроме того, утверждать, что наука в настоящее время с ее огромным бюджетом и общей занятостью в более чем 4 млн. человек (в 1950 г. – 200 тыс. человек), превратилась из некогда узкой сферы интеллектуальной деятельности в мощный сектор американской экономики.

Администрация США еще в 2009 г. поставила задачу поднять уровень расходов на науку до 3% ВВП, что, несомненно, еще более укрепит научно-технические позиции страны. В этом смысле весьма показательным является выступление президента США Б. Обамы в Национальной Академии наук 27 апреля 2009 г. Задачи, поставленные перед наукой в этом выступлении, носят поистине революционный характер. Б. Обама, признав, что именно фундаментальная наука призвана ответить на все основные вызовы современности, выдвинул целый ряд масштабных программ в области образования, фундаментальных и прикладных исследований в сферах энергетики, здравоохранения, экологии и других областях науки.

Федеральные ассигнования в науку – в 2016 г. они достигнут 127 млрд. долл. – делятся практически поровну между военными и невоенными расходами. Расходы Министерства обороны США, превышающие 60 млрд. долл., больше чем расходы большинства стран мира вместе взятых (за исключением Китая, Японии, Германии, Южной Кореи и Индии). Все военные исследовательские ассигнования в свою очередь делятся на чисто научные (фундаментальные и прикладные примерно 17%) и разработки – примерно 80%. Ожидается, что ассигнования на военные НИОКР вырастут в 2016 г. в соответствии с предложением администрации Б. Обамы, на 8,4%.

Из невоенных государственных ассигнований на НИОКР лидируют расходы по линии здравоохранения. Национальные институты здоровья получат на эти цели 31,3 млрд. долл. (прирост на 2,6% по сравнению с 2015 г.). Институты здоровья, входящие в систему Министерства здравоохранения и социальных служб, предоставляют собой мощный исследовательский комплекс, включающий 21 институт и в центр, 11 из них имеют бюджеты, превышающие 1 млрд. долл. каждый.

Большую роль в государственных научных учреждениях играет НАСА – ее бюджет на 2016 г. составит 12,3 млрд. долл. (прирост на 1,5% по сравнению с 2015 г.). Примерно такие же ассигнования на НИОКР выделяют и Министерству энергетики – 12,4 млрд. долл., причем военная составляющая этих ассигнований составит 38% (4,7 млрд. долл.).

3. Роль высшего образования

Картина научно-технического потенциала США была бы неполной без рассмотрения роли и места в нем образования, прежде всего высшего.

Высшие учебные заведения представляют собой одно из центральных и наиболее важных звеньев американской системы образования. В 2015 г. в США насчитывалось 4,5 тыс. учреждений высшего образования – около 2 тыс. являлись государственными и 2,5 тыс. – частными. Среди них особую роль играют т.н. исследовательские университеты (всего в начале 21 века к ним относят 235 университетов), которые представляют собой ядро американской системы высшего образования, являясь основными центрами фундаментальной науки и подготовки специалистов и научных кадров высшей квалификации. Именно эти университеты, где обучается примерно 4 млн. студентов (19% от их общего числа), получают большую часть государственной поддержки на проведение фундаментальных исследований, в них присуждается наибольшее число докторских степеней в различных науках. Это, как правило, чрезвычайно престижные вузы, занимающие ведущие позиции в рейтингах университетов не только в США, но и в мире. Среди этих исследовательских университетов можно назвать такие как Принстонский, Гарвардский, Йельский, Стэнфордский, Колумбийский, Пенсильванский, Корнельский университеты, Массачусетский и Калифорнийский политехнический институты и другие, известные во всем мире высшие учебные заведения. Всего в 2015 г. американская высшая школа подготовила более 1,5 млн. бакалавров (5% населения страны студенческого возраста), более 600 тыс. магистров (2%) и 60 тыс. докторов наук (около 0,2%) в различных областях знаний.[10]

С точки зрения формирования «экономики знаний» особое значение, разумеется, имеет высшее научно-техническое образование. Количество степеней бакалавра в области естественных, точных и инженерных наук составляет примерно 1/3 от их общего числа, магистра – около 20%, а доктора наук – почти 47%. При этом если доля американцев среди всех защитивших докторскую степень составляла в 2015 г. 72%, то в области науки и техники доля граждан США была существенно ниже – в инженерных науках 33%, в физических науках – 51%, в математических науках – 42%, в компьютерных науках – 37%.

В целом очень высокие показатели уровня высшего образования в стране были достигнуты во многом благодаря массированной государственной поддержке данной сферы. Начиная особенно с 70-х годов 20 века были приняты десятки законодательных актов, направленных на создание условий для всемерного развития высшего (и среднего) образования, на интеграцию науки и образования, защиту интеллектуальной собственности, кооперацию государства, университетов и частного бизнеса в области научных исследований, на государственную поддержку студентов и университетов в целом. Академическая сфера в США, т.е. система фундаментальной науки и образования, сконцентрированная прежде всего в университетах страны, приобрела столь всеобъемлющее влияние на экономику и общество, что в США активно заговорили о новом этапе в развитии капитализма, который получил название «академический капитализм».[11]

Есть целый ряд других важных моментов, создающих конкурентное преимущество американским университетам, которые необходимо учитывать, реформируя российскую систему высшего образования.

Ведущим таким преимуществом, несомненно, является интеграция науки и образования. Система высшего образования в США является основным сектором проведения фундаментальных исследований в стране в отличие от России и многих европейских стран, где центры научных исследований были традиционно отделены от вузов. 235 исследовательских университетов США фактически составляют основу научного потенциала этих стран, позволяют занимать ведущие позиции в мировой науке. При этом важно подчеркнуть два обстоятельства. Во-первых, в США, например, в ведущих частных университетах финансирование фундаментальных исследований осуществляется не менее чем на 60% федеральным правительством, что свидетельствует об ответственном отношении государства к развитию науки в стране. Во-вторых, высокий уровень научных исследований в университетах заметно повышает качество преподавания различных учебных дисциплин, дает возможность привлекать студентов старших курсов бакалавриата и магистратуры к проведению научных исследований в качестве помощников профессоров. Таким образом, сочетание в одном учебном заведении научных исследований и обучения, с одной стороны, существенно повышает уровень и эффективность учебного процесса, а с другой – расширяет финансовые и кадровые возможности для проведения исследований.

Серьезным конкурентным преимуществом лучших американских университетов является сложившаяся организация учебного процесса, включающая систему избирательности учебных программ, систему зачетных единиц – академических кредитов, гибкие формы сочетания традиционных лекционных и семинарских занятий и т.д. Американский опыт высшей школы свидетельствует, что все эти формы, и, прежде всего, избирательность программ весьма эффективны для подготовки специалистов при быстро меняющихся требованиях в условиях рыночной экономики.

Важным элементом функционирования высшей шкалы на Западе является финансовый аспект. Уже упоминалось, что финансирование образования в США - одна из главных прерогатив государства. Имеет смысл внимательно посмотреть на опыт США по созданию системы государственной и негосударственной системы поддержки студентов, обучающихся на платной основе. Речь идет о расширении системы кредитов, предоставляемых студентам на льготной основе, в том числе и со стороны государственных финансовых институтов, о резком увеличении выделения государственных грантов для студентов из малообеспеченных семей и способных студентов. Величина т.н. «грантов Пелла» в США, предоставляемых государством, призванных помочь таким студентам, составляет более 5000 долл. в год. Все эти институты давно и успешно апробированные в США, получили распространение и в других странах. Кроме того, чрезвычайно велика роль частных капиталов в системе образования. Ведь американские университеты в значительной степени созданы на основе т.н. «эндаументов», т.е. частных пожертвований, которые позволили создать университет, а затем его финансировать, оказывать поддержку научным исследованиям, способным студентам и т.д.

Однако, несмотря на все имеющиеся достижения, американское образование, как и наука, стоит перед серьезными вызовами. Американские эксперты отмечают целый ряд негативных тенденций, проявляющихся в сфере кадрового обеспечения науки и образования.

Во-первых, отмечается старение научных и инженерных кадров – более 50% всех ученых и инженеров имеют возраст старше 40 лет (для России, впрочем, этот показатель выглядит, как пока недостижимая мечта).

Во-вторых, после террористических атак 2001 г., привлекательность США для иностранных ученых и инженеров несколько снизилась; более того усложнились условия въезда в Америку как студентов, так и специалистов. А ведь именно иностранные научно-технические кадры во многих специальностях формировали 50% и более совокупной потребности в таких специалистах.

В-третьих, страны, которые ранее были важным источником научно-технических кадров для США – Китай, Индия, Тайвань, Южная Корея – сами делают упор на подготовку кадров ученых и специалистов и увеличивают ассигнования на НИОКР и образование. Так, например, в Южной Корее, на Тайване и в Китае число защищенных докторских диссертаций за последние 20 лет возросло на сотни процентов. Соответственно, число аспирантов из этих стран, защитивших докторские диссертации в США, сократилось.

В-четвертых, все меньше американских студентов посвящают себя изучению естественных и инженерных наук и математики. Доля выпускников в этих специальностях среди всех выпускников составляют в Китае, например, 60%, на Тайване – 41%, в Южной Корее – 33%. В США эта доля в 2000-е годы не превышает 30%. Доля выпускников инженерных специальностей в составе населения в возрасте 24 года и старше составляет в Японии 5,8%, на Тайване – 4,3%, в Европейском Союзе – 2,7%, а в США – лишь 1,8%.

Каждая из перечисленных новых тенденций сама по себе уже является проблемой для будущего научно-технического потенциала США. В совокупности они могут иметь крайне негативные последствия для американской науки. При этом есть еще ряд факторов, имеющих весьма отрицательный эффект для развития высшего образования и научно-технического потенциала страны. Речь идет, в частности, о недоступности высшей школы для многих категорий американцев, а также о том, что многие слои американского общества явно недопредставлены среди научных кадров и специалистов высшей квалификации в целом.

Так, одной из бесспорно серьезных проблем является доступность высшего образования из-за его высокой стоимости. Средние годовые расходы студента, связанные, например, с пребыванием в частном 4-х годичном колледже университета в 2015 г. достигали 45 тыс. долл. Еще в 1985 г. они были более чем в 3 раза ниже. В лучших частных университетах стоимость обучения в год приближается к 70 тыс. долл.

Актуальной для высшей школы США проблемой остается нехватка преподавателей в ряде научно-технических дисциплин, что приводит к активному привлечению в университеты высококвалифицированных кадров из-за рубежа. Так, по имеющимся данным, в конце первого десятилетия 21 века доля иностранцев среди преподавателей инженерных наук составляла 26%, в прикладной и теоретической математике – 33%, в физике – 22%. В начале века доля постоянно проживающих в США докторов наук – выходцев из-за рубежа составила 37%. В основном, это ученые из Азии и Европы с преобладанием таких стран, как Индия, Китай, Великобритания, Тайвань, Канада, Южная Корея. Собственно этот недостаток - нехватка собственных кадров – успешно преодолевается, как видно, без дополнительных затрат со стороны США с помощью так называемой «утечки умов» из-за рубежа. Интересам американской науки и экономики служит и растущее число защищаемых в США иностранцами докторских диссертаций. Их число в научно-технических дисциплинах выросло более чем в 4 раза с 1986 г. и достигло в 2012 г. почти 35% от их общего числа. Это соответствует среднегодовому росту числа защит более чем на 8% по сравнению с ростом числа докторских защит американцами лишь на 1,9% ежегодно. При этом, по имеющимся данным, из защитившихся в США иностранцев около 70% планировали остаться в США, а 45% - имеют соответствующее предложение от работодателей. Для специалистов в области естественных наук и математики этот показатель превышает 60%.

Заключение

Таким образом, в США сформировался и активно функционирует разноплановый масштабный и эффективный научно-технический потенциал. Он включает как государственные институты, университеты и лаборатории, так и частные университеты, коммерческие и бесприбыльные организации. Именно этот потенциал является главным конкурентным преимуществом США, во многом обеспечивающим им экономическое и политическое лидерство и экономическую безопасность страны.

Вместе с тем многие эксперты в США констатируют важность стоящих перед страной вызовов, отмечают ту ответственность, которая стоит как перед государством, так и перед частно-предпринимательским сектором за будущее американской науки и образования. Подчеркивается, что речь идет не только о развитии этих сфер деятельности и их вкладе в экономический рост и в формирование «экономики знаний», но и о поддержании интеллектуального потенциала нации, об усилении научного подхода к принятию политических и социальных решений, что имеет огромное значение для будущего страны.


Ссылки

[*] Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского Гуманитарного научного фонда по проекту 15-37-11121 «а(ц)».

[1] Funding the Foundations: Basic Science at the Crossroads Ed. by Kent Hughes and Lynn Sha with Caroline Varquez, Washington, 2006, p. 24, 32.

[2] 2016 Global R&D Funding Forecast. Winter 2016. Industrial Research Institute, www.rdmag.com

[3] R&D Magazine Winter 2016, p. 7.

[4] OECD Statistics, 2015.

[5] The Brookings Institution. America’s Advanced Industries Feb.2015, p. 30

[6] Science and Engineering Indicators. http://nsf.gov/statistics/

[7] Лауреаты Нобелевской премии (http://www.nobeliat.ru.countries.phhl)

[8] Science and Engineering Indicators 2014. Washington 2014. Appendix Table 5-Z6.

[9] 2015 Global go to Think Tanks Index Report/ Philadelphia 2015.

[10] http://www.census.gov/compendia/statab/tables/16

[11] См. напр. Sheila Slaughter and Gory Rhoades “Academic Capitalism and the New Economy. Markets, State, and Higher Education. Baltimore and London, 2004.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.