Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№2, 2016

ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ РОССИИ В УСЛОВИЯХ САНКЦИЙ ЗАПАДА

А. Ю. Давыдов,
ведущий научный сотрудник
Центра внешнеэкономических исследований
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. Внешнеэкономические связи продолжают оставаться важнейшим фактором развития российской экономики. Современная структура внешней торговли соответствует экономическому потенциалу страны. Западные санкции оказывают негативное воздействие на внешнюю торговлю, способствуют уменьшению товарооборота. Существуют экономические барьеры, мешающие нормальному развитию торгово-экономических отношений. Рассматривается роль России в международном движении капиталов.

Ключевые слова: торговая политика, соглашения о свободной торговле, структура внешней торговли, иностранные прямые инвестиции, тарифные барьеры, валютно-финансовые проблемы, финансовые потоки.

RUSSIAN FOREIGN ECONOMIC STRATEGY AGAINST WESTERN SANCTIONS

Andrey Y. Davydov,
Research Fellow
Center for International Economic Studies
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. Multilateral trade and economic relations are very important for Russia economic development. Modern structure of foreign trade is corresponding to Russian economic and industrial potential. Western economic sanctions influence negatively on economic relations, decreasing import and export. There are both legal and economic barriers to normal trade development. Monetary and financial problems are being discussed in the article. Russian role in international financial flows is being analysed.

Keywords: trade policy, multilateral trade, free trade agreements,trade and economic relations, structure of Russian trade, foreign direct investments, tariff barriers, monetary and financial problems, financial flows.

В последние два десятилетия Россия стала активно использовать мировые хозяйственные связи в целях своего экономического развития. Корпорации, занятые добычей природных ресурсов, в первую очередь энергоносителей, используя солидную экспортную выручку, до введения санкций закупали американское и шотландское оборудование для глубокого бурения и освоения прибрежных шельфов. Коммерческие банки активно привлекали зарубежные синдицированные займы для спекуляций на финансовом рынке. Предприятия оптовой и розничной торговли импортировали дешевые зарубежные продукты для насыщения внутреннего спроса. Результатом этой стратегии стала высокая импортная зависимость по многим видам инвестиционного оборудования, продовольствия, кредитам.

В 1990-е и начале 2000-х годов внешнеэкономическая стратегия России ориентировалась на активное привлечение западных прямых иностранных инвестиций (ПИИ), массовое создание совместных предприятий с участием зарубежных (прежде всего европейских и американских) капиталов. Предполагалось, что поскольку Россия пытается построить демократическую модель государственного устройства и формирует рыночную экономику, зарубежные инвесторы и предприниматели будут активно участвовать в освоении ранее недоступного для них российского рынка.

Этого не произошло. Анализ статистики прямых иностранных инвестиций, поступающих в РФ, показывает, что основными зарубежными донорами российской экономики являются Кипр и Виргинские острова. Можно предположить, что эти «иностранные» инвестиции имеют по большей части российское происхождение: это капиталы, выведенные из страны в 1990-е годы, в отдельные периоды возвращаются на Родину. Справедливости ради необходимо отметить, что американские и европейские корпорации создали в РФ ряд сборочных производств в обрабатывающей промышленности: это предприятия «Форд», «Фольксваген» и другие. Корпорации Total и ВР успешно работают в сфере добычи и переработки энергоносителей в РФ. Однако масштабы инвестиционного сотрудничества с Западом оказались далеки от ожиданий начала 1990-х годов.

Введенные в 2014-2015гг. санкции со стороны США и Евросоюза способствовали свертыванию экономического сотрудничества, прежде всего в инвестиционной и финансовой сферах. Российские банки, даже не входящие в санкционные списки, сегодня не могут получить кредиты на Западе. В 2014-2015гг. наблюдался массовый уход с российского фондового рынка американских и европейских институциональных инвесторов. Корпорация «Шелл» приостановила сотрудничество с «Роснефтью» по освоению арктического шельфа, ушла из России корпорация «Дженерал Моторс». Российские нефтегазовые компании сегодня не имеют возможности закупать американское и европейское оборудование даже для работы за пределами РФ.

Указанные негативные тенденции диктуют необходимость определенной корректировки традиционной внешнеэкономической стратегии России.

1. Традиционная модель внешнеэкономических связей

Традиционно страны Евросоюза являются главными торговыми партнерами России: на их долю в 2015г. приходилось 44,8% внешнеторгового товарооборота РФ. Доля других крупнейших центров мирового хозяйства - США и Японии – в десять раз меньше (по 4% оборота в 2015 г.) [1]

Современные правовые основы торгово-экономических связей между Россией и ЕС определяются Соглашением о партнерстве и сотрудничестве (СПС), подписанным в 1994 г. В соответствии с договором, Россия и все страны Евросоюза предоставили друг другу режим наибольшего благоприятствования, то есть минимизировали все импортные тарифы и пошлины во взаимной торговле. Европейский Союз также отменил все существовавшие ранее количественные ограничения на российский импорт, за исключением товаров, торговля которыми регламентируется отдельными соглашениями (ядерные материалы, изделия из стали и текстиля). При этом Россия сохранила право вводить количественные ограничения на ввоз товаров из европейских государств в тех отраслях, где дешевый европейский импорт создает существенную конкуренцию национальным производителям и препятствует структурной перестройке экономики. В Соглашении о партнерстве был зафиксирован взаимный отказ от дискриминации импортируемых товаров, порядок принятия защитных антидемпинговых мер, прописан механизм рассмотрения спорных вопросов.

Отдельные статьи Соглашения о партнерстве регламентировали возможности сотрудничества в сфере привлечения инвестиций, конверсии оборонных отраслей, научных и технологических исследований, промышленной кооперации, энергетики (включая ядерную энергетику), сельского хозяйства, транспорта и коммуникаций, информатизации, освоения космического пространства, охраны окружающей среды и других областях.

К сожалению, реальное воздействие Соглашения о партнерстве на динамику хозяйственных связей между Россией и Евросоюзом было незначительным. Возможности практического использования Соглашения сковывались ограниченными возможностями российской экономики, отсутствием необходимой финансовой и транспортной инфраструктуры, низкой эффективностью правовой базы, высокими политическими и хозяйственными рисками инвестиций в России.

Структура внешней торговли со странами Евросоюза за последние сорок лет практически не изменилась. В экспорте РФ очень высока доля энергоносителей и металлов (более 70%), а доля промышленной продукции незначительна. Россия никогда не была крупным экспортером продукции обрабатывающей промышленности (за исключением вооружений). Большая часть российского экспорта продукции обрабатывающей промышленности направляется в Индию и Китай. Доля ЕС в совокупном российском экспорте машин и оборудования составляет менее 5%.

Изменения, происшедшие в структуре российского экспорта в последние двадцать лет, еще больше укрепили статус страны как производителя энергоносителей. В совокупном экспорте России снизилась доля продукции легкой промышленности, аналогично, снизилась доля трудоемких и наукоемких отраслей, в то время как экспорт природных ресурсов возрос. Естественное изобилие сырьевых товаров в сочетании с такими факторами, как сильная роль государства в экономике, задержки в осуществлении процесса реструктуризации промышленности, высокие цены на энергоносители в 2007-2013гг. - все это стимулировало расширение экспорта природных ресурсов.

Несмотря на архаичную структуру российского экспорта, Россия традиционно имеет значительный профицит в торговле с ЕС. Этот профицит возникает именно за счет экспорта энергоносителей. Зависимость ЕС от импорта из России товаров с добавленной стоимостью минимальна.

Россия импортирует из ЕС прежде всего машины и оборудование для модернизации действующих предприятий и создания новых производств. На долю машин и оборудования приходится 44% российского импорта из стран ЕС, что соответствует структуре мировой торговли.

До 2014г. существенное значение для России имел импорт сельскохозяйственной продукции из ЕС. На продовольствие приходилось 13% всего импорта России из ЕС. В 1990-е г. эта цифра превышала 20%. Снижение относительного значения экспорта сельскохозяйственной продукции в Россию из стран ЕС отражает положительные сдвиги в секторе производства сельскохозяйственных и пищевых продуктов, которые происходят в России. После осложнения отношений с Евросоюзом в связи с украинским кризисом ожидается, что эта тенденция продолжится, экспорт сельскохозяйственной продукции из ЕС будет утрачивать свою роль.

В то же время по мере становления России как крупнейшего экспортера зерна может нарастать стремление к увеличению доли сельскохозяйственной продукции в экспорте России в ЕС. В 2015 г. эта доля составляла менее 10%. С учетом протекционистского характера сельскохозяйственной политики ЕС расширение российского аграрного экспорта может привести к дальнейшему обострению торговых отношений с ЕС, поскольку Россия (как и Украина и Казахстан) становится ближе к группе стран — экспортеров сельскохозяйственной продукции.

Кроме машин и оборудования, Россия импортирует из ЕС изделия из пластмассы, оптические измерительные приборы, фотоаппаратуру. Согласно двузначной классификации ООН, более 60% всего объема экспорта ЕС в Россию обеспечивается за счет девяти важнейших групп товаров. Таким образом, структура экспорта ЕС диверсифицирована.

Структура же российского экспорта в корне отлична от нее. Более 60% импорта ЕС из России представляют энергоносители. Прочие основные статьи импорта ЕС практически полностью представляют собой необработанное или подвергшееся незначительной переработке сырье, например, металлы или товары, изготовленные из цветных металлов. На долю продукции, входящей в состав шести сырьевых товарных групп, приходится 90% импорта ЕС из России. Таким образом, экспорт из России имеет однородный сырьевой характер.

Рассмотрим современную ситуацию в сфере взаимной торговли Российской Федерации и Европейского Союза по важнейшим видам продукции.

Энергетическая сфера является одной из основных сфер экономического сотрудничества между Россией и странами ЕС. На долю ЕС приходится свыше 40 % российского экспорта нефти, нефтепродуктов и газа. На Евросоз приходится более 20% экспорта “Газпрома”, который владеет блокирующими пакетами акций газоснабжающих компаний в Литве, Латвии и Эстонии, а также значительной долей акций в газовых компаниях ряда стран Центральной и Восточной Европы.

Вместе с тем, Евросоюз обеспокоен зависимостью ряда стран от экспорта российского газа. В этой связи ЕС выдвигает ряд требований к российской стороне, направленных на преодоление подобной зависимости:

- повышение внутренней цены на газ в РФ;

- выравнивание внутренних и внешних тарифов на транзит;

- снижение экспортных пошлин;

- обеспечение беспрепятственного транзита газа третьих стран (Туркмении и Казахстана) через российскую трубу;

- возможность строительства частных газопроводов;

- ликвидация монополии “Газпрома” на экспорт газа.

Отметим, что выполнение этих требований подразумевает радикальную либерализацию российской газовой политики, к которой она явно не готова. Поэтому в результате переговоров достигнут ряд компромиссов. Россия взяла обязательство поэтапно увеличивать внутренние цены на природный газ и допускать иностранные компании к магистральным сетям. Других уступок со стороны России сделано не было. Таким образом, можно предполагать, что положение дел в торговле газом в ближайшие годы кардинально не изменится.

Россия занимает лидирующее положение на нефтяных рынках “новых” членов ЕС. Особенно велика ее доля в поставках нефти и нефтепродуктов в страны Балтии.

Оценивая ситуацию с поставками Россией энергоносителей в страны ЕС, следует указать, что в этой области экономического сотрудничества действуют два противоположных фактора. Первый связан с заинтересованностью ведущих стран Западной Европы, в первую очередь – Германии, в закупках российских энергоносителей. Второй фактор - это стремление чиновников ЕС, а также администрации США снизить зависимость Европы от поставок энергоносителей из РФ. Существует специальная энергетическая директива Евросоюза, требующая обеспечить диверсификацию источников энергоснабжения государств ЕС.

Долгосрочные прогнозы утверждают, что потребности развитых стран в энергоносителях в ближайшие десятилетия будут возрастать. В подобной ситуации роль России, как поставщика нефти и газа для Западной Европы, вряд ли уменьшится.

На фоне украинского кризиса Евросоюз при поддержке США предпринимает попытки уменьшить долю России в поставках энергоносителей в свои страны и тем самым получить аргументы в давлении на нашу страну. Интересным фактом является выплата Соединенными Штатами субсидии Чехии на закупку дорогого норвежского газа взамен российского.

С учетом своего энергетического потенциала, Россия остается одним из крупнейших экспортеров нефти и газа в мире. В условиях затянувшегося украинского кризиса наша роль в поставках энергоносителей в Европу будет, по-видимому, снижаться. Этот фактор должен учитываться при разработке долгосрочной внешнеэкономической стратегии РФ.

Второй по важности статьей экспорта из России в страны ЕС и США являются металлы, главным образом черные (5% экспорта в 2015г.). Следует отметить, что в отношении поставок черных металлов (в отличие от цветных) Евросоюз не проявляет заинтересованности. В свою очередь, металлургическая промышленность России находится в непростой ситуации. Внутренняя потребность в черных металлах снизилась. До последнего времени серьезным конкурентом российской металлургии на мировом рынке выступает черная металлургия Украины. По этим причинам экспорт российского черного металла в страны ЕС является значимым для Российской экономики.

Стремление Евросоюза и США ограничить поставки черных металлов из России нашло отражение во введении различного рода квот на экспорт российских металлов. В антидемпинговое законодательство ЕС были снесены поправки, сущность которых направлена против расширения российского экспорта Себестоимость металлов, согласно правилам ЕС, должна рассчитываться с учетом цен энергоносителей, существующих в “третьих странах”. По оценкам, потери для российского экспорта в Европу от принятия подобных правил составляют сотни миллионов долларов в год. “Антидемпинговая” политика Евросоюза используется руководством ЕС в качестве меры экономического давления на Россию.

Химическая продукция, как и черные металлы, является важной статьей российского экспорта в государства Евросоюза. Главными ее покупателями остаются “старые” члены ЕС. К закупаемой продукции относятся прежде всего минеральные удобрения: карбамид, аммиачная селитра и хлористый калий. Вместе с тем, в отношении российских химических удобрений как “старые”, так и “новые” государства ЕС применяют достаточно высокие пошлины и антидемпинговые меры, обусловленные теми же причинами, что и в ситуации с черными металлами. В некоторых странах ввозные пошлины составляют до 50 % от общей стоимости продукции (например, в Венгрии на аммиачную селитру). По мнению экспертов, такая политика может привести к потере для нашей страны восточноевропейского рынка удобрений, особенно аммиачной селитры.

Продукция российского машиностроения всегда ввозилась в “старые” государства ЕС в незначительных объемах. В отношении государств Восточной Европы ситуация была иной. В эти страны Россия экспортировала продукцию военного назначения, а также оборудование для электростанций. После вступления этих государств в НАТО военные поставки из России прекратились. Ряд государств - членов НАТО и ЕС, например, Греция, сотрудничают с Россией в военно-технической области и закупают у нашей страны некоторые виды вооружений. До введения санкций интерес к совместным разработкам вооружений проявляли Германия и Франция.

На фоне санкций прогнозируется спад в экспорте отдельных видов продукции российского гражданского машиностроения в страны Восточной Европы. Надо сказать, что “старые” члены ЕС стремятся вытеснить российских производителей на этом рынке. Особенно заметно это проявилось в сфере ядерной энергетики (закрытие ряда АЭС в странах Восточной Европы).

Непростые отношения между Россией и ЕС сложились и в транспортной сфере. С одной стороны, географическое положение партнеров предполагает сотрудничество в этой области. С другой, политика ЕС по внедрению жестких экологических норм при эксплуатации транспорта препятствует использованию российских машин на территории ЕС. Ограничения коснулись большинства типов российских самолетов, в том числе Ил-76 и ИЛ-86. которым запрещены полеты даже в Прибалтику. Новым требованиям ЕС к автомобилям отвечает лишь 9% машин российской сборки. В отношении железнодорожного транспорта Евросоюз пока не предъявляет дополнительных требований.

Оценивая общие перспективы экономического взаимодействия между Россией и Европейским Союзом в условиях санкций, можно сделать следующие основные выводы:

1. Евросоюз в силу ряда объективных причин по всей вероятности в ближайшем будущем останется для России важным торгово-экономическим партнером. Это обусловлено целым рядом факторов:

  • географической близостью;
  • традиционно сложившимися экономическими связями, в первую очередь, в области экспорта энергоносителей, сырья и полуфабрикатов, в чем заинтересованы обе стороны, особенно с учетом перспективного повышения значимости энергоносителей для развития европейской экономики;
  • наличием развитой транспортной инфраструктуры, включая нефте- и газопроводы.

2. Вместе с тем, процесс экономического взаимодействия между Российской Федерацией и Европейским Союзом представляется достаточно сложным явлением, на которое воздействует целый ряд негативных для России факторов. К ним можно отнести:

  • введение экономических и политических санкций против РФ в связи с украинским кризисом, который, предположительно, продлится достаточно долго;
  • односторонний характер внешнеэкономических связей, основанных на экспорте российских энергоносителей и сырья и импорте высокотехнологической продукции;
  • несоответствие российского экономического законодательства и общеевропейского, что помимо прочего обусловлено особенностями российской экономики на современном этапе и не может быть преодолено в ближайшем будущем.

Как показали события последних двух лет, признание европейского вектора в развитии российской внешнеэкономической интеграции доминирующим и единственно возможным не оправдало себя, хотя экономическое сотрудничество со странами Евросоюза продолжает оставаться важным направлением внешнеэкономической деятельности России.

В сложившейся ситуации было бы желательным и необходимым для России активно развивать экономическое сотрудничество с другими регионами мира и их экономическими объединениями, а также с отдельными быстро развивающимися странами с целью постепенного снижения односторонней “евроцентристской” направленности внешнеэкономической политики.

2. Перспективные направления внешнеэкономического сотрудничества

Трансконтинентальное положение России позволяет ей успешно осуществлять пограничную и транзитную торговлю не только с Евросоюзом, но и со странами АТР, а также с государствами Малой и Средней Азии, не говоря уже о государствах СНГ. То же можно сказать и о транспортном сообщении, строительстве газо- и нефтепроводов. Эти уникальные географические условия в настоящее время используются не полностью и можно говорить лишь о большом потенциальном значении географического фактора развития экономической интеграции, что может быть практически реализовано за счет строительства транспортных структур с привлечением иностранных инвестиций.

Еще одним особым фактором, обеспечивающим возможности успешного развития международной экономической интеграции России, является наличие у нее значительных запасов нефти и газа,цены на которые в будущем будут расти. Еще с советских времен экспорт энергоносителей осуществлялся на Запад, при этом азиатский вектор внешнеэкономического сотрудничества почти не развивался.[*]

Вместе с тем, отсутствие каких-либо дискриминационных ограничений в торговле и иных формах экономического сотрудничества между Российской Федерацией и крупнейшими странами Азии – Китаем, Индией, Южной Кореей благотворно сказывается на развитии сотрудничества с этими государствами.

Необходимо отметить, что это сотрудничество во многом проходит под эгидой укрепления отношений России с быстро развивающимся и претендующим на одну из ведущих ролей в мире Китаем, который входит как в АТЭС, так и в Шанхайскую организацию. Именно это обстоятельство накладывает особый отпечаток на участие России в деятельности обеих региональных экономических структур.

Учитывая огромный потенциал сотрудничества между Россией и КНР, необходимы особые усилия по выработке на ряде направлений совместной экономической стратегии. Укрепление отношений России с Китаем - серьезный ресурс усиления мирового влияния России и роста ее экономических возможностей. В определенном отношении такое сотрудничество может стать противовесом “европейскому” вектору и снизит зависимость России от экономических отношений с государствами - членами Евросоюза.

Рассмотрим возможности участия России в работе азиатских экономических организаций и, в частности, ее деятельность в рамках АТЭС и АСЕАН. У этих организаций существуют два серьезных отличия от ЕС, позволяющих России осуществлять успешную экономическую интеграцию с ее участниками.

Во-первых, это сравнительно невысокий уровень экономического развития многих стран, входящих в АСЕАН и АТЭС, что способствует потенциальному успешному экспорту нашей страны не только сырья, но и высокотехнологической продукции. Во-вторых, степень международной интеграции в АТЭС и АСЕАН, а, следовательно, и жесткости общих экономических правил, норм и стандартов ниже, чем в Евросоюзе.

Это также расширяет для России поле экономического маневра и установления особых отношений с различными государствами-членами АТЭС и АСЕАН, и не требует жесткого исполнения “чужих правил игры”, как это имеет место в процессе экономического сотрудничества с Объединенной Европой.

Несмотря на то, что Россия вступила в АТЭС еще в 1998г., на практике эти преимущества до сих пор не были реализованы. Это можно объяснить рядом причин.

Во-первых, это сохраняющаяся слабость отечественной экономики и ограниченность средств в финансово-экономической сфере. Особенно заметно это в регионах Сибири и Дальнего Востока - ближайших территорий, которые потенциально способны играть ведущую роль в развитии азиатского вектора российской экономической интеграции. Многие области и края Сибирского и Дальневосточного федеральных округов (кроме тех, которые обладают богатыми запасами полезных ископаемых) являются дотационными. Для этих регионов характерна своеобразная структура экономики: мощный сырьевой комплекс и слабое развитие обрабатывающей промышленности, средств связи, коммуникаций, финансовой сферы, что заметно сокращает даже такой традиционный для России вид внешней торговли, как экспорт сырья.

Во-вторых, слабое развитие транспортной инфраструктуры в Сибири и на Дальнем Востоке (начиная от автомобильных дорог и заканчивая нефтепроводами) также служит мощным отрицательным фактором, в настоящее время негативно влияющим на международные экономические интеграционные процессы на востоке России. Негативное влияние распространяется не только в этом регионе, но и на всем евроазиатском пространстве. Хорошо налаженные перевозки по маршруту Восток - Запад могут послужить мощным фактором расширения интеграции не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и укрепить экономические связи между Россией и ЕС, а также на пространстве СНГ.

Территориальное расположение восточных регионов России крайне выгодно, и они служат естественным мостом для организации сухопутных коммуникаций Запад - Дальний Восток. Следует отметить, что потребности в подобных перевозках постоянно повышаются. Следовательно, в связи с географическим положением Россия могла бы претендовать на 10 - 15 % их общего объема. Однако фактически эта цифра почти в 10 раз ниже. Подобная ситуация во многом связана с отсутствием очень крупных финансовых средств, необходимых на модернизацию и расширение коммуникаций в Сибири и на Дальнем Востоке.

В-третьих, сравнительно позднее вступление России в АТЭС по сравнению с большинством других стран, в том числе промышленно развитых, столкнуло ее с уже сложившимся рынком экспорта и импорта, на котором очень заметную роль играют такие страны как США, Япония, Южная Корея и Китай. Фактически большинство сегментов рынка, не связанных с поставками сырья, энергоносителей, оборонной и, частично, машиностроительной продукции, оказались занятыми. Российским компаниям предстоит серьезная конкурентная борьба, чтобы “отвоевать” свою долю рынка в этом регионе. А это требует значительных финансовых вложений, возможности которых у большинства российских компаний заметно ограничены. Примечательно, что США, долгое время препятствовали вступлению России в АТЭС, и оно состоялось лишь под давлением Японии, Китая и Южной Кореи, т.е. стран, наиболее остро нуждающихся в появлении новых источников поставки энергоносителей.

В-четвертых, сама АТЭС, как региональная международная организация, находится еще в стадии становления и уровень экономической интеграции в ней, по сравнению, например, с Европейским Союзом, достаточно низок. Это, с одной стороны, как уже отмечалось, дает России шанс самой участвовать в установлении “правил игры” на Азиатско-Тихоокеанском рынке. С другой стороны, подобная ситуация во многом препятствует практической экономической интеграции, поскольку эти “правила игры” до сих пор находятся в стадии становления, несмотря на многочисленные оптимистичные декларации руководства стран АТЭС. Кроме того, между самими этими государствами, большинство из которых обрело политическую независимость всего полвека назад, существуют серьезные неразрешенные противоречия, вплоть до взаимных территориальных претензий. Такое положение дел служит серьезным тормозом экономической интеграции объединения этих государств и создания полноценного “общего рынка” в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Подобная ситуация приводит к тому, что России в настоящее время приходится отдавать приоритет двусторонним, а не многосторонним экономическим соглашениям с государствами - членами АТЭС, что явно затрудняет полноценную региональную экономическую интеграцию.

Обратимся к реальным показателям экономического сотрудничества России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Следует отметить, что в настоящий период они достаточно малы, особенно по сравнению с “традиционными” экономически сильными государствами, давно находящимися на Азиатско-Тихоокеанском рынке: США, Японией, Южной Кореей, Китаем. Так, в 2015г. удельный вес России в торговле со странами Юго-Восточной Азии, составлял единицы процентов, что сопоставимо с долей таких стран, как Лаос, Камбоджа и Вьетнам. Некоторое положительное исключение здесь составлял лишь Китай. Объем торговли и развитие промышленной кооперации между Россией и Китаем имеет устойчивую тенденцию к увеличению и составляет свыше 10 миллиардов долларов в год (некоторые исследователи полагают, что с учетом «челночной» торговли эта цифра может быть увеличена вдвое).

Впрочем, общий объем экспорта и импорта Китая растет столь быстро, что доля в них России, несмотря на абсолютный рост объема российско-китайской торговли, снижается. При этом необходимо отметить, что свыше 13 % российского экспорта приходится на продукцию машиностроения (без учета военно-технического сотрудничества), что заметно отличается от структуры товарооборота Российской Федерации с большинством стран Европейского Союза. Реализуются, хотя и не всегда в полной мере, совместные проекты в горнорудной отрасли, строительстве нефтепровода Ангарск - Дацин и пр. Достаточно успешно проходит и экспорт российского вооружения в Китай, причем в крупных по сравнению с другими странами (за исключением Индии) объемах.

Россия поставляет в Китайскую Народную Республику также военно-морские корабли различных классов, включая новые дизельно - электрические подводные лодки; известные зенитные комплексы С-300 и другую военную технику.

При этом китайская сторона стремится заключать соглашения о выпуске некоторых видов российской военной техники на собственных предприятиях: первоначально на базе российских комплектующих, а впоследствии и полностью самостоятельно.

Что касается других стран Юго-Восточной Азии, то ситуация в сфере экономического сотрудничества с Россией здесь характеризуется достаточно небольшими объемами взаимной торговли и, вместе с тем, постепенным и устойчивым их увеличением, а также созданием совместных предприятий. Среди основных торговых партнеров здесь можно назвать Таиланд, Малайзию, Вьетнам, Сингапур, Филиппины, Индонезию и другие страны АСЕАН.

Характер экономического сотрудничества с этими государствами носит различный характер и основывается, главным образом, на двусторонних договоренностях. Вместе с тем, можно ожидать, что с углублением экономической интеграции между государствами АТЭС подобное сотрудничество будет определяться уже общими регламентирующими документами, которые будут приняты этой организацией. Так, экспорт, а равно и импорт, России в Таиланд и из Таиланда носит преимущественно сырьевой и, в меньшей степени, промышленный характер (металлы в обмен на сахар и натуральный каучук). Иная ситуация во взаимной торговле сложилась с Малайзией и Индонезией. В эти государства поставляется российская военная техника, осуществляются совместные проекты в космической области и радиоэлектронике. Объем торговли с этими странами достаточно быстро возрастает и с Малайзией, например, составляет уже свыше миллиарда долларов в год. До 80% российского экспорта в страны АСЕАН составляют машины и оборудование.

Свою специфику имеют экономические отношения между Россией и Вьетнамом. В этой стране отечественные компании, опираясь на старые традиции технической помощи Советского Союза ДРВ, имеют совместные российско-вьетнамские проекты в горнорудной и нефтяной отраслях, в строительстве электростанций. Продолжаются поставки во Вьетнам российских вооружений. Объем товарооборота между Россией и Вьетнамом в денежном эквиваленте почти равен российско-малазийскому. Экономическое сотрудничество России с Сингапуром имеет свои особенности. Учитывая специфику этого небольшого государства, здесь действует ряд отделений российских финансовых и экспортно-импортных компаний. В свою очередь, Сингапур осуществляет инвестиции в российскую экономику.

Таким образом, можно сделать выводы о том, что сотрудничество России с государствами АСЕАН ведется по самым разным направлениям, обусловленным особенностями и уровнем экономического развития той или иной страны.

В сфере использования транспорта и коммуникационных связей для международных перевозок, как уже отмечалось выше, в Азиатско-Тихоокеанском регионе у России огромные, но слабо реализованные возможности.

Так, например, доставка грузов из Японии и Южной Кореи в Европу морским путем занимает до 40 суток, а по Транссибирской магистрали, даже в ее нынешнем состоянии, - всего 12 - 15 суток.

В последние годы Россия предприняла ряд мер пор улучшению деятельности Транссиба, хотя на полноценную модернизацию только восточного ее участка требуется около 4 миллиардов долларов. Больших затрат потребуют и такие проекты, как строительство Транскорейской дороги и ее соединение с Транссибом, а также модернизация некоторых веток Транссиба, соединяющих его с Китаем. Таким образом, следует говорить лишь о больших потенциальных (при условии крупных, в том числе и иностранных инвестиций) возможностях использования транспортной инфраструктуры России в процессе ее экономической интеграции с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона.

В последние годы все большую значимость приобретает вновь созданное региональное Азиатское межгосударственное объединение - Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), включающая в себя Казахстан, Китай, Киргизию, Россию, Таджикистан и Узбекистан, а также страны со статусом наблюдателей. Созданная в 2001г. ШОС потенциально способна стать мощной политико-экономической структурой, которая будет играть важнейшую роль во всей Восточной и Центральной Азии.

К особенностям ШОС следует отнести, ряд моментов:

  • входящие в нее государства имеют сходные политические интересы в регионе, обусловленные спецификой их социально-политического устройства; объединены необходимостью борьбы с исламским экстремизмом, который в этом регионе зачастую тесно связан с сепаратизмом; при лидирующей роли России и Китая способны создать структуру в виде противовеса политической и экономической экспансии Соединенных Штатов Америки в этом регионе;
  • входящие в нее государства в прошлом являлись социалистическими странами с соответствующим экономическим укладом. Это делает их экономики во многом близкими друг другу (гораздо более близкими, чем экономики стран - участниц АТЭС). Это предопределило существование многих общих экономических проблем (включая невысокий уровень жизни населения) и стремление преодолевать их сходными путями. Кроме того, это облегчает выработку многих международных регламентирующих документов, в наибольшей степени отвечающих экономическим реалиям государств - членов Шанхайской организации;
  • территориальная близость государств - участников Шанхайской организации (все они граничат друг с другом) дает возможность создания общей транспортной инфраструктуры. С учетом сложных географических условий и невысоким уровнем экономического развития бывших среднеазиатских советских республик это потребует крупных капиталовложений.

В настоящее время основной задачей ШОС в области экономики является создание благоприятных условий для свободного движения товаров, капиталов, технологий и услуг на всем пространстве Шанхайской организации. Разумеется, - это лишь перспективная задача и речь не идет о ее форсированном решении за счет интересов отдельных государств. На встрече глав правительств этой организации, состоявшейся в Уфе в 2015г., были рассмотрены приоритетные направления экономического сотрудничества, к которым отнесены:

  • создание Фонда развития и Банка развития ШОС с целью стимулировать торговые и инвестиционные связи;
  • сотрудничество в топливно-энергетическая сфера, в которой несколько стран ШОС обладают богатыми запасами углеводородных энергоносителей и мощными гидроресурсами. Это позволяет создавать общие проекты по освоению таких ресурсов, а также созданию совместных нефте- и газопроводов и тесном сотрудничестве в области электроэнергетики;
  • транспортная сфера, в которой предусматривается не только развитие транспортной сети, но и координация политики в области транзитных перевозок и создании международных транспортных коридоров. С учетом отсутствия в странах Средней Азии развитой железнодорожной сети и необходимости очень крупных инвестиций в эту область значительное внимание уделяется организации в этом регионе международных автомобильных перевозок;
  • сфера космических и телекоммуникационных спутниковых технологий. Как известно, только три государства в мире имеют опыт самостоятельного создания и запуска обитаемых космических аппаратов. Два из них, - Россия и Китай, являются членами ШОС. На территории третьего участника ШОС, - Казахстана, - расположен старейший в мире космодром Байконур с развитой инфраструктурой. Таким образом, потенциальные возможности для экономического и военного сотрудничества в космической области у государств ШОС велики и они будут реализованы, в том числе и с участием третьих стран.

Следует подчеркнуть, что в ШОС на правах стран-наблюдателей работают Индия, Пакистан и Иран. В июне 2016г. подписан меморандум о вступлении Индии и Пакистана в ШОС, в 2017г. они станут полноправными членами организации. Интересы Индии и Пакистана связаны с возможностью получения доступа к российским и среднеазиатским энергоносителям, а также к новейшим технологиям, в том числе в ядерной и военной отраслях. В свою очередь, президент Ирана заявил, что рассматривает ШОС, прежде всего, как фактор обеспечения региональной безопасности.

Подобное расширение ШОС следует оценивать двояко. С одной стороны, оно, несомненно, свидетельствует о жизнеспособности и значительных политических и экономических перспективах Шанхайской организации. После вступления в нее в качестве полноправных членов Индии, Пакистана государства ШОС будут занимать основную часть территории Азии, а их население составит около половины всего населения Земного шара. Таким образом, речь может идти о появлении в будущем структуры, способной конкурировать с США и Европейским Союзом.

Вместе с тем, следует учитывать, что между такими ведущими странами, уже вступившими в ШОС, как Китай, Индия и Пакистан существуют заметные противоречия. Их преодоление потребует значительных компромиссов и времени. Что же касается среднеазиатских республик, то здесь, прежде всего в Казахстане, обладающем значительными запасами нефти и газа, будут предприняты попытки организации разных “цветных” революций с целью смены власти и переориентации этих стран на Запад.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Шанхайская организация сотрудничества, несмотря на свою “молодость”, является успешно развивающейся международной экономической региональной структурой. Вместе с тем, дальнейшее расширение ШОС и полноценная интеграция экономик стран-участниц по всей вероятности займет длительное время и не скоро достигнет западноевропейского уровня.

Оценивая особенности региональной экономической интеграции России в рамках таких структур, как организация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества и Шанхайская организация сотрудничества в целом, можно сделать следующие основные выводы:

1. Экономическая интеграция России с международными экономическими организациями Азиатско-Тихоокеанского региона важна для нашей страны, поскольку позволяет развивать экономическую инфраструктуру ее азиатской части, участвовать в разработке правил международной экономической деятельности в этом регионе, увеличивать долю продукции машиностроения и оборонных отраслей в общем объеме экспорта, диверсифицировать источники экспортных валютных поступлений от продажи энергоносителей.

2. В настоящее время экономическое сотрудничество России с государствами АТЭС в силу ряда причин, в том числе и некоторых деструктивных действий самой нашей страны, находится на низком уровне по сравнению с потенциальными возможностями. При этом оно базируется, в первую очередь, на двусторонних соглашениях, что также препятствует полноценной экономической интеграции в масштабах всего региона. Для разрешения этого противоречия необходимо предпринять реальные шаги по укреплению всей организации АТЭС и роли в ней России.

3. Весьма перспективным является участие России в деятельности Шанхайской организации сотрудничества, в первую очередь выстраивание особых экономических отношений с Китаем и Индией. Специфика ШОС, связанная с общеполитическими интересами ее участников, способна существенно ускорить и их экономическую интеграцию по ряду перспективных направлений: транспорт, добыча и транспортировка энергоносителей, военно-техническое сотрудничество, инвестиционное и финансовое сотрудничество.


Ссылки

[*] Во многом развитие азиатского вектора внешнеэкономических связей сдерживалось ухудшением советско-китайских отношений в 1960-1970-е годы.

[1] Федеральная служба государственной статистики. О состоянии внешней торговли в 2015 году / http://www.gks.ru/bgd/free/B09_03/IssWWW.exe/Stg/d06/35.htm

[2] Direction of Trade Statistics Quartely. September 2012. IMF. Pp. 358 – 360.

[3] Обзор экономического положения Европы. ЕЭК ООН. 2014, №1, с. 129.

[4] http://tse.export.gov/TSE/HTMLOnlyTableDisplay.aspx



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.