Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2016

СОГЛАШЕНИЯ О СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛЕ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ЭКОНОМИКИ США

Н. В. Минакова,
к.э.н., м.н.с.,
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. В статье рассматриваются соглашения о свободной торговле США, динамика внешнеторгового оборота и инвестиций со странами-партнёрами, структура экспорта и импорта, влияние на либерализацию и объёмы внешней торговли. Анализируется значение ССТ для экономики США и сохранения конкурентных преимуществ национальных производителей.

Ключевые слова: ССТ, экспорт, импорт, ПИИ, мировая конкуренция.

FREE TRADE AGREEMENTS AND THEIRS IMPACT ON THE US ECONOMY

Natalia Minakova,
Candidate of Economic Sciences, Junior Research Fellow
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article examines free trade agreements of the US, the dynamics of foreign trade and investment with the partner countries, the structure of exports and imports, the influence on the liberalization and volumes of foreign trade. The impact of the FTAs on the US economy and the preservation of the competitive advantage of the domestic producers is analyzed.

Keywords: FTA, export, import, FDI, international competition.

Фритредерские мотивы начали появляться в экономических учениях в эпоху развития промышленного производства и борьбы за рынки сбыта в мировом масштабе. Обоснование преимуществ от ведения свободной торговли было представлено в работах английских экономистов А. Смита (теории абсолютных преимуществ) и Д. Рикардо (теории сравнительных преимуществ) во второй половине XVIII – начале XIX века. Эти преимущества выражались в разнице удельных издержек (альтернативной цене) при производстве товаров у одной страны по сравнению с другой и объяснялись особенностями климата, наделённостью природными ресурсами, уровнем образования и трудовыми навыками населения, уровнем развития технологий и рядом других факторов производства.

Со второй половины XVIII века философия свободной торговли имела отдельные примеры воплощения на практике.

Сначала меры по либерализации торговли принимались как необходимость в условиях военного противостояния (открытие американских портов для иностранных торговых судов в апреле 1776 г. как ответная мера на британскую морскую блокаду; открытие 5 китайских портов для иностранной торговли по Нанкинскому договору 1842 г. в результате поражения Китая в Первой опиумной войне), затем их принятие начало диктоваться выгодами мирного времени.

В 1846 г. в Великобритании были отменены пошлины на ввоз зерна («Хлебные законы»). Затем в 1860 г. последовало англо-французское соглашение Кобдена-Шевалье о взаимном сокращении торговых пошлин на промышленные товары и алкогольную продукцию. Соглашение также вводило в торговые отношения между двумя странами режим наибольшего благоприятствования, в соответствии с которым каждая из договаривающихся сторон обязывалась предоставить партнеру такие же условия, какие она предоставит в будущем третьему государству. Соглашение положило начало серии аналогичных договоров на Европейском континенте в течение последующих двух десятилетий, в результате которых таможенные тарифы были снижены с 35% до 10-15%[1]]

Мировые войны отсрочили дальнейшее развитие свободной торговли, на практике возобладал протекционизм[2], хотя сама идея фритрейдерства постепенно все более глубоко укоренялась в общественно-политических и научных кругах. Необходимость либерализации торговли подчеркивалась в 14 пунктах президента США Вудро Вильсона – проекте мирного договора, завершавшего Первую мировую войну, который представлял собой видение мирового порядка и общественного развития в послевоенный период. В пункте 3 говорилось об устранении, насколько возможно, всех экономических барьеров и установлении равенства условий для торговли всех наций, стоящих за мир и объединяющих свои усилия для поддержания такового.

Лишь в середине XX века с активным развитием транспорта и коммуникаций идеи фритрейдерства начали получать более отчетливое воплощение на практике, в том числе закрепляться институционально. В 1947 г. было заключено Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ), которым было положено начало снижению тарифных и нетарифных ограничений в международной торговле. Спустя почти полвека переговоров о снижении тарифов на товары и услуги и сопряженных вопросах (перемещение капитала, защита сельского хозяйства, торговые аспекты прав интеллектуальной собственности и др.), а также ограничении нетарифного регулирования привели к созданию Всемирной торговой организации.

Однако институты и организации, претендующие на регулирование и установление правил всеобщего масштаба, проигрывают с точки зрения времени и результативности структурам и правилам, о которых договаривается ограниченное количество участников. Более значительных результатов на пути к устранению барьеров во внешней торговле удалось достичь в рамках соглашений между отдельными странами.

Первое двустороннее соглашение о свободной торговле США заключили с Израилем в 1985 году. С тех пор соглашения о свободной торговле были подписаны ещё с 19 странами: Канадой, Мексикой, Иорданией, Чили, Сингапуром, Австралией, Марокко, Сальвадором, Гондурасом, Никарагуа, Гватемалой, Бахрейном, Доминиканской республикой, Коста-Рикой, Оманом, Перу, Республикой Кореей, Колумбией и Панамой.

Активная внешняя торговля позволяет наиболее эффективно распределить ресурсы внутри страны и оказывает положительное влияние на динамику экономики благодаря увеличению выпуска продукции и снижению её себестоимости, созданию новых рабочих мест и сдерживанию инфляции, служит стабилизирующим фактором для национальной валюты, а через неё и экономики в целом. С точки зрения циклической динамики сокращение барьеров в торговле между странами способствует снижению волатильности экономического роста благодаря ускорению диверсификации экспортной базы и укреплению вертикальных и внутриотраслевых торговых связей. Положительное влияние на динамику экономики также заключается в том, что снижение тарифов в одном секторе влияет не только на цены в этом секторе, но и на те отрасли, которые используют продукцию этого сектора как промежуточные ресурсы в производстве других товаров и услуг. Компаниям, ориентированным на экспорт, приходится соперничать со всем миром, а не только с национальными производителями. Более жесткая конкуренция стимулирует улучшение качества продукции, повышение производительности и, как показывает статистика, создание более качественных и оплачиваемых рабочих мест[3]. Возможность заимствований позволяет нарастить капитал на более выгодных условиях и обеспечить экономику недостающими инвестициями, создаёт благоприятные условия для расширения производства. Привлечение иностранных инвестиций сопровождается перемещением научно-технических достижений и появлением новых рабочих мест, что позволяет стране не только компенсировать недостаточный для поддержания стабильных темпов роста экономики объём внутренних сбережений, но и ускорить эти темпы за счёт модернизации существующих производств и развития новых. В период экономического спада регулирование потоков товаров, услуг, капитала и иностранной рабочей силы может быть использовано для смягчения последствий кризиса. По оценкам Института мировой экономики Петерсона, участие в мировой экономике увеличивает ВВП США на 10%[4].

Первоначальной целью соглашений о свободной торговле (ССТ) было снижение таможенных тарифов на товары. Впоследствии в их перечень добавилась регламентация различных видов нетарифных ограничений, либерализация торговли услугами, защита прав интеллектуальной собственности, выработка общих правил для инвестиций, создание эффективного механизма для разрешения торговых споров между странами-участницами.

Израиль

Договор о свободной торговле с Израилем вступил в силу 1 сентября 1985 г. Объём двусторонней торговли товарами с Израилем за 30 лет с момента подписания соглашения о свободной торговле возрос в 8 раз с 4,7 до 38 млрд. долл., его доля в общем объёме внешней торговли товарами США достигла 1%, а профицит сменился на дефицит. В настоящее время структура экспорта и импорта в американо-израильском товарообороте схожа, в ней преобладают промышленные товары (более 40%), полупроводники и другие электронные компоненты, средства навигации, измерительные и электромедицинские приборы, аэрокосмическая продукция и комплектующие. Важное место в импорте США из Израиля занимают фармацевтические препараты и медикаменты (более 20%), среди статей экспорта также значится продукция нефтяной и угольной промышленности. Торговля услугами достигла 9,8 млрд. долл., дефицит составил 466 млн. долл. (2013 г.). Прямые инвестиции США достигли 10,3 млрд. долл., инвестиции в США – 7,4 млрд. долл. (2015 г.)[5]

НАФТА

Соглашение о свободной торговле с Канадой вступило в силу в 1989 г., позднее в 1994 г. зона свободной торговли на североамериканском континенте была расширена, интегрировав Мексику. Канада и Мексика являются ключевыми торгово-экономическими партнёрами США, на них приходится четверть внешнеторгового оборота товарами и услугами США. В результате интеграции национальные хозяйства стран оказались тесно связанными друг с другом множественными производственными цепочками, в особенности это касается обрабатывающей промышленности США, в том числе автомобилестроения, производства электроники, бытовой техники и общего машиностроения. По некоторым оценкам, 40% стоимости импортируемых из Мексики товаров и четверть стоимости товаров из Канады ранее создано в США[6]. Для сравнения, в импорте из Китая лишь 4% стоимости продукции было ранее создано в США.

В 2015 году американский экспорт товаров и услуг в Канаду достиг 337,8 млрд. долл. (100,2 млрд. долл. в 1993 г.), импорт из Канады – 331,6 млрд. долл., (110,9 млрд. долл. в 1993 г.), профицит – 6,1 млрд. долл. Основные статьи товарного экспорта и импорта схожи – автомобили и запчасти, сырая нефть и природный газ (в импорте составляет более четверти), продукция нефтяной, угольной и химической промышленности. Среди экспортных статей важное место также занимает сельскохозяйственная и строительная техника, машины и оборудование общего назначения; импорта – цветные металлы и реимпорт (3,5%).

США являются крупнейшим инвестором в Канаде, объём накопленных инвестиций в 2015 г. достиг 352,9 млрд. долл. (69,9 млрд. долл. в 1993 г.) – больше половины общего объёма запасов ПИИ в Канаде, что эквивалентно 18% ВВП Канады (по сравнению с 1% накануне подписания ССТ). США также являются основным направлением прямых инвестиций канадских компаний – накопленный объём в 2015 г. составил 269,0 млрд. долл. (с 26,6 млрд. долл. в 1988 г. [7]).

В 2015 году американский экспорт товаров и услуг в Мексику вырос до 267,3 млрд. долл. (с 52 млрд. долл. в 1993 г.), импорт из Мексики – 325,3 млрд. долл. (с 47,3 млрд. долл. в 1993 г.), дефицит – 57,9 млрд. долл. Основные статьи товарного экспорта – автозапчасти, продукция нефтяной и угольной промышленности, компьютерная техника, полупроводники и др. электронные компоненты, продукция химической промышленности; импорта – автомобили и запчасти (29,4%), сырая нефть и природный газ, компьютерная техника, аудио- и видеотехника, коммуникационное оборудование, электрооборудование. Впечатляюще выглядит рост товарообмена по отдельным отраслям производства с Мексикой. Так, благодаря отмене тарифов на автомобили и запчасти экспорт в Мексику за 20 лет после подписания соглашения вырос в 3,5 раза, импорт – почти в 7 раз, а доля страны в общем объёме торговли США в отрасли увеличилась с 5 до 18%[8].

Положения Североатлантического договора о свободной торговле способствовали реформированию законодательства Мексики в области инвестиционной деятельности, отмене дискриминационных условий и повышению защиты инвесторов США и Канады. В результате объём накопленных прямых инвестиций США вырос до 92,8 млрд. долл. (с 15,2 млрд. долл. в 1993 г.), инвестиций в США – до 16,6 млрд. долл. (с 1,2 млрд. долл. в 1993 г.).

Несмотря на опасения при обсуждении проекта союза и некоторые негативные последствия, связанные с разницей в уровне развития стран-членов (аутсорсинг и снижение заработной платы в ряде отраслей), договор имел большое значение с точки зрения возможности апробации мер по либерализации торговли между развитыми и развивающимися странами. Договор позволил эмпирически оценить, насколько американские производители готовы к свободной конкуренции с внешним миром, что могут противопоставить производителям с меньшими издержками на трудовые ресурсы или с высокой производительностью в отсутствии сдерживающих таможенных барьеров, определив меры адаптации, необходимые для обеспечения стабильного роста экономики в условиях снижения внешнеторговых барьеров с остальным миром.

Иордания

Договор о свободной торговле с Иорданией вступил в силу 17 декабря 2001 г. За год до подписания ССТ объём экспорта США составлял 0,32 млрд. долл., импорта – 0,07 млрд. долл., к 2015 г. экспорт увеличился более чем в 4 раза до 1,49 млрд. долл., импорт – почти в 7 раз до 1,36 млрд. долл., а профицит сменился дефицитом – 0,1 млрд. долл. Импорт США из Иордании на 83,5% состоит из предметов одежды, среди других крупных статей импорта – промышленные товары (6,8%) и реимпорт (3,8%). Экспорт США отличается значительно большей технологичностью – аэрокосмическая продукция и комплектующие (37,6%), автомобили, продукты перемола масличных и зерновых культур, коммуникационное оборудование, средства навигации, измерительные и электромедицинские приборы. Накопленные прямые инвестиции США в Иорданию в 2015 г. составили 228 млн. долл.

Характер отношений в рамках договора явно свидетельствует о важности политической составляющей данного соглашения. Его основной целью было продемонстрировать экономические выгоды, предоставляемые государству, выбравшему мирное сосуществование на Ближнем Востоке. Договор также имел большое значение в развитии предписаний в области трудовых и экологических стандартов для заключения последующих соглашений с развивающимися странами.

Чили и Сингапур

Договоры о режиме свободной торговли с Чили и Сингапуром, вступившие в силу 1 января 2004 г., – первые подобного рода договоры со странами Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Обе страны представляли собой наиболее удобных кандидатов в своем регионе для заключения ССТ, активно развивая модель открытой экономики.

За годы действия договора с Чили товарооборот возрос с 6,4 до 24,2 млрд. долл., а дефицит в 1 млрд. долл. через 5 лет после вступления в силу ССТ сменился профицитом, составив в 2015 г. 6,7 млрд. долл. Экспорт в Чили на треть состоит из продукции нефтяной и угольной промышленности, нефти и газа. Также экспортируется аэрокосмическая продукция и комплектующие, сельскохозяйственная и строительная техника, продукция химической промышленности, компьютерная техника, автомобили и продукция общего машиностроения. На цветные металлы приходится четверть импорта, более 40% – продовольственная продукция (рыба и морепродукты, орехи и фрукты, фруктовые и овощные консервы, напитки), также импортируются изделия из древесины, резинотехнические изделия, продукция химической промышленности. Объём накопленных прямых инвестиций США достиг 27,3 млрд. долл., инвестиций в США – 2,1 млрд. долл.

Объём внешней торговли товарами с Сингапуром в 2015 г. составил 46,8 млрд. долл. (по сравнению с 31,7 млрд. долл. в 2003 г.), профицит составил 10,2 млрд. долл. – в 7 раз выше показателя 2003 г. Основные статьи товарного экспорта и импорта схожи – продукция химической промышленности, полупроводники и др. электронные компоненты, средства навигации, измерительные и электромедицинские приборы, медицинское оборудование, компьютерная техника. Среди экспортных статей важное место занимает аэрокосмическая продукция и комплектующие, продукция нефтяной и угольной промышленности; статей импорта – медикаменты и реимпорт. Ещё 20,9 млрд. долл. приходится на торговлю услугами. Объём накопленных прямых инвестиций США достиг 228,7 млрд. долл., инвестиций в США –19,4 млрд. долл.

Подписание договоров о режиме свободной торговли с Чили и Сингапуром отражало желание США побудить другие страны региона к подобным договоренностям, гарантирующим более свободный доступ на американский рынок, а для США – снимающим многие барьеры для национальных производителей, в том числе в сфере услуг (финансовых и коммуникационных) и участии в государственных закупках. Договоры также включали положения о защите интеллектуальной собственности и прямых иностранных инвестиций, трудовых и экологических стандартах в обмен на гарантию более свободного доступа на американский рынок. Договоры предусматривали больший уровень открытости, а также новые положения, не имевшиеся в ранее заключенных ССТ, – в области электронной торговли и альтернативные санкциям механизмы защиты конкуренции (например, в договорах предусмотрены штрафы взамен санкций за нарушение трудовых и экологических стандартов).

Наличие данных положений в договорах было критически важным для США, так как создавало прецедент для включения аналогичных стандартов в тексты последующих ССТ и дополнительный аргумент для лоббирования подобных правил в ВТО.

Австралия

Договор о свободной торговле с Австралией вступил в силу 1 января 2005 г. Объём внешней торговли с Австралией в 2015 г. составил 46,9 млрд. долл. (экспорт – 46,9 млрд. долл., импорт – 18,1 млрд. долл.), профицит составил 28,9 млрд. долл., из которых профицит торговли товарами – 14,1 млрд. долл. (по сравнению с 6,4 млрд. долл. в 2004 г.).

Основные статьи товарного экспорта и импорта схожи – аэрокосмическая продукция и комплектующие, средства навигации, измерительные и электромедицинские приборы, медицинское оборудование и медикаменты. Среди экспортных статей важное место также занимают автомобили и запчасти, сельскохозяйственная и строительная техника, продукция общего машиностроения; статей импорта – мясная продукция (более четверти), цветные металлы и металлические руды, реимпорт.

Значительно увеличился поток прямых инвестиций США в Австралию – за 10 лет более чем в 2,5 раза, к 2015 г. достигнув 167,4 млрд. долл., инвестиции в США в 2015 г. составили 42,3 млрд. долл.

Соглашение имело больший положительный эффект для американских производителей, о чем свидетельствует рост профицита торговли в результате подписания соглашения. Как и в предыдущих случаях, договор имел не только экономическое, но и политическое значение. Тот факт, что США не уступили в вопросе субсидирования сельского хозяйства[9] и ограничений на импорт даже партнеру с аналогичными стандартами жизни (для Австралии важной экспортной позицией является сахар), как представляется, означает, что в переговорах с другими странами возможность исключения протекционизма в сельском хозяйстве не подлежит дискуссии. Тогда как другие положения – защита интеллектуальной собственности и прав инвесторов, наоборот, рассматриваются как неотъемлемая часть будущих соглашений.

Марокко

Договор о свободной торговле с Марокко вступил в силу 1 января 2006 г. В 2015 г. американский товарный экспорт в Марокко составил 1,6 млрд. долл. (с 0,5 млрд. долл. в 2005 г.), импорт из Марокко – 1 млрд. долл. (с 0,4 млрд. долл. в 2005 г.), профицит – 0,6 млрд. долл. Товарный экспорт почти на 30% состоит из продукции нефтяной и угольной промышленности, а также нефти и газа (11,2%), масличных и зерновых культур и продуктов перемола, молочных продуктов. Импорт – пестициды и удобрения (почти 30%), одежда, минералы, полупроводники и другие электронные компоненты, автозапчасти и продовольственная продукция (орехи и фрукты, овощные и фруктовые консервы, морепродукты). Объём накопленных прямых инвестиций США в 2015 г. составил 304,0 млрд. долл.

В соответствии с текстом соглашения помимо беспошлинного доступа на рынок Марокко для машинного и строительного оборудования, продукции сферы информационных технологий и химикатов, новые возможности были предоставлены в сфере банковских, страховых и телекоммуникационных услуг. В договоре закреплены положения по защите интеллектуальной собственности и доступу к госзакупкам, защите окружающей среды и трудовых стандартов в соответствии с декларацией МОТ, положение об установлении минимального размера оплаты труда было опущено. В отличие от ССТ с другим региональным партнером – Иорданией, в договоре с Марокко оговорено сохранение Соединенными Штатами государственной поддержки фермерства. Опять же для США договор был важен в стратегическом плане для дальнейшего снижения торговых барьеров и установления режима свободной торговли в регионе. В обмен Марокко получило беспошлинный ввоз текстиля и одежды, а также финансовую поддержку.

КАФТА-ДР

Соглашение снизило барьеры в торговле между партнерами со значительной разницей в уровне развития – США, государствами Центральноамериканского общего рынка (Никарагуа, Гондурас, Гватемала, Сальвадор, которые, по данным Всемирного банка, входят в число беднейших стран Западного полушария, и Коста-Рика) и Доминиканской республикой[10].

К 2015 г. объём торговли товарами в рамках КАФТА-ДР достиг 52,5 млрд. долл., профицит торгового баланса – почти 5 млрд. долл. За годы действия договора США удалось увеличить торговое сальдо с четырьмя из шести стран (за исключением Коста-Рики, в торговле с которой профицит сократился на 9%, и Никарагуа, в торговле с которой дефицит увеличился в 3,5 раза).

Основными статьями экспорта являются продукция нефтяной и угольной промышленности (25-30% импорта Коста-Рики, Гватемалы, Сальвадора и Гондураса), а также масличные и зерновые культуры, компьютерная техника, аэрокосмическая продукция и комплектующие, ткани и текстиль, смолы, синтетический каучук, пластмассы и химические волокна, целлюлозно-бумажная продукция, сырая нефть и природный газ, автомобили и запчасти, электрооборудование, медицинское, коммуникационное оборудование и др.

Основные статьи импорта – одежда (почти 80% экспорта Сальвадора, 45-50% экспорта Гондураса и Никарагуа) и продовольственные продукты (орехи и фрукты, фруктовые и овощные консервы, рыба и морепродукты), за исключением Коста-Рики, основной статьей экспорта которой являются полупроводники и электронные компоненты (58,8%). Также импортируются медицинское и электрооборудование, электроника (средства навигации, измерительные и электромедицинские приборы), цветные металлы, автозапчасти, сахар и кондитерские изделия, табачные изделия. Прямые инвестиции в страны-участницы договора в 2015 г. составили почти 8 млрд. долл.

Соглашение способствовало значительным изменениям в законодательстве об инвестициях с точки зрения защиты прав инвесторов, в сфере услуг, интеллектуальной собственности, государственных закупок, трудовых и экологических стандартов. Соглашение в большей степени отражало интересы США, в том числе геополитические, и создало условия, стимулирующие более интенсивное развитие стран центральноамериканского региона.

Бахрейн

Договор о свободной торговле с Бахрейном вступил в силу 1 августа 2006 г. Объём внешней торговли товарами с Бахрейном в 2015 г. составил 2,2 млрд. долл. (в 2005 г. – 0,8 млрд. долл.), профицит – 0,4 млрд. долл. (в 2005 г. наблюдался дефицит 80 млн. долл.). Экспорт США в Бахрейн на четверть состоит из автомобильной продукции, также вывозится аэрокосмическая продукция и комплектующие, продукция общего машиностроения, средства навигации, измерительные и электромедицинские приборы, сельскохозяйственная и строительная техника. Импорт – алюминий (более четверти), продукция нефтяной и угольной промышленности, продукция химической промышленности, в том числе сельскохозяйственная химия, одежда, текстиль, реимпорт составляет почти 7%. Прямые инвестиции в Бахрейн в 2015 г. составили 168 млн. долл.

В договоре были значительно расширены возможности для сферы услуг, цифровой торговли, прописаны положения, защищающие интеллектуальную собственность, соблюдение трудовых и экологических стандартов.

Оман

Договор о свободной торговле с Оманом начал действовать с 2009 г. В 2015 г. объём внешней торговли товарами США с Оманом составил 3,3 млрд. долл. (в 2008 г. – 2,2 млрд. долл.), профицит – 1,4 млрд. долл. (в 2008 г. – 0,5 млрд. долл.). Экспорт в Оман состоит из аэрокосмической продукции и комплектующих, автомобилей и продукции общего машиностроения, сельскохозяйственной и строительной техники, цветных металлов, средств навигации, измерительных и электромедицинских приборов. Импортируется из Омана пластиковая продукция, производственные товары, сельскохозяйственная химия, смолы, синтетический каучук, пластмассы и химические волокна, сталелитейная продукция, железо и сплавы.

Договор был призван создать дополнительные возможности в области банковского дела, страхования, телекоммуникаций и строительства, а также более тесными экономическими узами связать одного из своих стратегических партнёров в борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке.

Перу

Договор пришёл на смену Андского акта о торговых преференциях (Andean Trade Preferences Act) в феврале 2009 г., продлив и расширив действие бестарифной торговли по отдельным группам товаров при условии соблюдения определенных требований, включая защиту прав интеллектуальной собственности.

За 7 лет с 2008 г. объем экспорта товаров увеличился с 6,2 до 8,7 млрд. долл., импорт сократился с 5,8 до 5,1 млрд. долл., за счет этого профицит торгового баланса США увеличился почти в 10 раз (с 371 млн. до 3,7 млрд. долл.). Основными статьями экспорта являются продукция нефтяной и угольной промышленности (27,2%), а также сельскохозяйственная и строительная техника, масличные и зерновые культуры, компьютерная техника, смолы, синтетический каучук, пластмассы и химические волокна. Импорт на четверть состоит из цветных металлов, еще одна четверть – продовольственная продукция (орехи и фрукты, овощи, овощные и фруктовые консервы, рыба и морепродукты), также импортируется продукция нефтяной и угольной промышленности, сырая нефть и природный газ, одежда. В 2015 г. объём накопленных прямых инвестиций США достиг 6,9 млрд. долл., инвестиций в США – 113 млн. долл.

Республика Корея

Договор о свободной торговле с Республикой Корея вступил в силу 5 марта 2012 г. В 2015 году американский экспорт товаров и услуг в Республику Корея достиг 64,9 млрд. долл. (44,6 млрд. долл. в 2006 г., 61,9 млрд. долл. в 2011 г.), импорт из Кореи – 83,6 млрд. долл., (54,7 млрд. долл. в 2006 г., 67,3 млрд. долл. в 2011 г.). Дефицит сократился в годы кризиса до 3,9 млрд. долл., а затем снова начал расти, достигнув в 2015 г. 18,7 млрд. долл. Основные статьи товарного экспорта и импорта отличаются высокой технологичностью. Экспорт США наиболее дифференцирован по сравнению с остальными партнерами с режимом свободной торговли – самая крупная статья – полупроводники и иные электронные компоненты – составляет лишь 9% от общего объёма, также экспортируется продукция химической промышленности, аэрокосмическая продукция и комплектующие, промышленное оборудование, масличные и зерновые культуры, мясная продукция, средства навигации, измерительные и электромедицинские приборы. Благодаря снижению таможенных тарифов значительно вырос экспорт промышленных товаров, автомобилей и некоторых продовольственных позиций. Основные статьи импорта – автомобили и запчасти (30,3%), коммуникационное оборудование, полупроводники и иные электронные компоненты, сталь, железо и сплавы, продукция нефтяной и угольной промышленности. Договор открыл доступ и усилил защиту прав американских поставщиков услуг и инвесторов, расширил меры по защите интеллектуальной собственности, американских производителей в сфере фармацевтики, информационных технологий и автопрома.

Начиная с 2009 г. поток прямых инвестиций из Республики Корея в США начал расти и в 2013 г. превысил объём накопленных инвестиций США в Корее. В 2015 г. объём накопленных прямых инвестиций США достиг 34,6 млрд. долл., инвестиций в США – 40,1 млрд. долл.

Республика Корея – стратегически важный партнер США в регионе, заключение договора с которым косвенно способствовало планам США по присоединению Японии к Транстихоокеанскому партнерству (ТТП), которое произошло в том числе из-за появления угрозы снижения конкурентоспособности японских промышленных товаров на рынке США по сравнению с получившими привилегии южнокорейскими.

Колумбия

Договор о свободной торговле с Колумбией вступил в силу спустя 2 месяца после договора с Республикой Корея. Объём торговли товарами с Колумбией в 2015 г. составил 30,3 млрд. долл. С момента подписания договора экспорт США за исключением 2015 г. повышался, тогда как импорт из Колумбии ежегодно снижался. Как следствие, наблюдавшийся с начала 2000-х гг. дефицит в товарном сальдо США с Колумбией в 2014 г. сменился профицитом, составив в 2015 г. 2,2 млрд. долл. Продукция нефтяной и угольной промышленности составляет более 30% экспорта США, также экспортируется продукция химической промышленности, масличные и зерновые культуры, коммуникационное оборудование, компьютерная техника, аэрокосмическая продукция и комплектующие. Более половины импорта составляет сырая нефть и природный газ, также весомыми статьями импорта являются цветные металлы (9,8%), орехи и фрукты, продукция нефтяной и угольной промышленности, грибы и средства культивации. В 2014-2015 гг. наблюдалось сокращение объёма накопленных прямых инвестиций США в Колумбии, в 2015 г. их объём составил 6,2 млрд. долл.

Как и предшествующие двусторонние соглашения США о свободной торговле договор с Колумбией предусматривает устранение барьеров в торговле услугами и создание эффективного механизма решения споров, обеспечение надежной правовой базы для инвесторов, защиту интеллектуальной собственности, совершенствование трудовых и экологических законов.

Панама

Договор о свободной торговле с Панамой вступил в силу 31 октября 2012 г. Традиционно в торговом балансе США с Панамой наблюдается профицит. В 2015 г. американский экспорт товаров в Панаму составил 7,7 млрд. долл. (8,3 млрд. долл. в 2011 г.), импорт из Панамы – 0,41 млрд. долл., (0,39 млрд. долл. в 2011 г.). Более половины экспорта США в Панаму приходится на продукцию нефтяной и угольной промышленности, среди других статей экспорта – сырая нефть и природный газ, коммуникационное оборудование и компьютерная техника. Более трети вывозимой из Панамы в США продукции – реимпорт, ещё одну треть составляют продовольственные продукты (рыба и морепродукты, фрукты и орехи, сахар и кондитерские изделия, напитки), также среди крупных статей импорта – драгоценные металлы, отходы и металлолом. С момента вступления в силу ССТ объём накопленных инвестиций стал сокращаться, а инвестиций в США, наоборот, расти. В 2015 г. объём накопленных прямых инвестиций США составил 4,1 млрд. долл., инвестиций в США – 2,7 млрд. долл.

В договоре был учтён интерес американского бизнеса и крупного капитала, когда в финальный текст не были включены обсуждавшиеся положения о возможности раскрытия информации о банковских счетах, сохранив, таким образом, привлекательность Панамы в качестве налогового убежища.

В целом, средний рост экспорта США в страны с режимом свободной торговли за первые 5 лет после вступления в силу договора составил 18,0% при среднем росте общего объёма экспорта США за 2000-2010 гг. – 6,3%. Таким образом, за первые пять лет объём экспорта США в страны-партнёры рос в среднем в 3 раза быстрее общего объёма экспорта США, при этом наибольший рост наблюдался с Чили и Марокко – за пять лет он увеличился в 4 раза[11].

Торговля в рамках ССТ характеризуется высокой степенью специализации в определенных группах товаров. Первые 10 статей торгового баланса составляют от половины до 3/4 в экспорте и от 2/3 до почти всего объёма импорта, причём наиболее высокие значения этих показателей отличают торговлю со странами Ближнего Востока (Оман – 77,7% в экспорте и 97,8% импорте, Иордания – 76,9% и 98,6%, Бахрейн – 75,8% и 97,8%). Наиболее дифференцирована торговля с Канадой – 45,2% и 65,1%, Мексикой – 48,8% и 62,7%, Республикой Корея – 50,8% и 69,3% и Австралией – 52,6% и 69,3%[12]. На это влияет сходство в уровне развития стран и степень интеграции. В торговом балансе с четырнадцатью из двадцати стран, с которыми подписано ССТ, в число первых 10 статей входит статья реимпорт, причём в ряде случаев она занимает весомую долю (Панама – 35,7%, Сингапур – 10,9%, Бахрейн – 6,9%, Австралия – 6,4%).

С каждым последующим договором США расширяли спектр положений, защищающих американских производителей товаров и услуг в областях их конкурентных преимуществ, по возможности накладывая на партнёров обязательства по приведению трудовых и экологических стандартов в соответствие с международными соглашениями, а также изменению законодательства об интеллектуальной собственности, государственных закупках и инвестициях с точки зрения защиты прав инвесторов.

По расчетам Комиссии по международной торговле США (United States International Trade Commission), подписание ССТ положительно отразилось на товарном сальдо США со странами-партнерами – к 2015 г. благодаря действию ССТ оно увеличилось на 87,5 млрд. долл. (5,9% объёма двусторонней торговли со странами с режимом свободно торговли), экономия на тарифах составила 13,4 млрд. долл., что в значительной степени пошло на пользу потребителей США, увеличилось разнообразие импортируемых продуктов. Рост двусторонней торговли по отраслям составил: 31,8% в зерновых культурах, домашний скот и мясная продукция – 37,9%, легкая промышленность – 31,9%, тяжелая промышленность – 25,1%, экспортные услуги – 9,8%[13]. В американском экспорте наибольший рост наблюдался в области сельского хозяйства – в период с 2003 по 2013 гг. он вырос с 24 до 56 млрд. долл.[14].

Транстихоокеанское партнерство (ТТП)

Соглашение о создании Транстихоокеанского партнёрства между 12 странами (Бруней, Сингапур, Чили и Новая Зеландия, США, Австралия, Перу, Вьетнам, Малайзия, Мексика, Канада, Япония) было подписано 4 февраля 2016 года.

На страны-члены ТТП приходится 36% мирового ВВП, 24% мирового экспорта и 28% импорта товаров, 48% экспорта и 47% импорта услуг, торговля со странами-партнерами составляет 45% экспорта и 38% импорта США, в совокупности страны-члены ТТП аккумулируют треть прямых иностранных инвестиций и 37% мировых инвестиций поступает от них[15].

Представляется, что в целом ТТП не сильно повлияет на США, так как из крупных партнёров по договору лишь с Японией ранее не было заключено ССТ, это отражается и в прогнозах роста основных макроэкономических показателей США. Так, по оценкам Комиссии по международной торговле США, к 2032 г. (через 15 лет после вступления в силу договора) прирост реального дохода составит 57,3 млрд. долл. (0,23%), ВВП – 42,7 млрд. долл. (0,15%), занятости – 128 тыс. рабочих мест (0,07%), экспорта – 27,2 млрд. долл. (1,0%), импорта – 48,9 млрд. долл. (1,1%), при этом экспорт в страны ТТП вырастет на 34,6 млрд. долл. (18,7%); импорт – на 23,4 млрд. долл. (10,4%). Среди секторов экономики США наибольший прирост будет наблюдаться в сельском хозяйстве и пищевой промышленности – 10,0 млрд. долл. (0,5%), в сфере услуг – 42,3 млрд. долл. (0,1%), тогда как выпуск в промышленном производстве, добыче природных ресурсов и энергетике снизится на 10,8 млрд. долл. (0,1%)[16]. Новый импульс для развития торговли в сфере услуг и оптимизации операций американских компаний во всех секторах должны дать положения ТТП об электронной торговле (о защите трансграничных потоков данных и запрете требований по их локализации).

Немного более оптимистичные оценки даются Институтом мировой экономики Петерсона – к 2030 г. благодаря ТТП прирост реального дохода составит 0,5% ВВП, экспорта – 9,1%, однако договор не будет иметь влияния на рынок труда США[17].

ТТП нацелен на укрепление и гармонизацию правил внешней торговли, снижение барьеров и упрощение процедур для торговой и инвестиционной деятельности в регионе. Соглашение важно в стратегическом плане – как базовые положения, отвечающие интересам США, для развития режима свободной торговли в АТР. В нём содержатся важные для США положения о защите прав интеллектуальной собственности, положения о снижении барьеров, в том числе технических, санитарных и фитосанитарных норм, об охране труда и окружающей среды, сохранена поддержка аграрного сектора. Также включены положения, которые будут способствовать снижению значения государственных предприятий – основы азиатской модели экономики, и положения о государственных закупках, призванные расширить возможности американских компаний в конкурентной борьбе на рынках региона.

В настоящее время также ведутся переговоры о заключении ССТ с ЕС, Южноафриканским таможенным союзом, Эквадором, Таиландом, ОАЭ, Малайзией, АСЕАН, Египтом, Тайванем, Пакистаном и о создании всеамериканской зоны свободной торговли.

Тенденции развития ССТ

При заключении ССТ помимо задачи доступа на внутренний рынок другого государства решаются задачи защиты национальной экономики – производителей и собственников перемещаемых ресурсов, диверсификации поставщиков и потребителей, поскольку в век глобализации чрезмерная зависимость от одной страны увеличивает риск распространения по торговым и финансовым каналам негативных явлений на экономику страны-партнёра.

Влияние именно ССТ на торговый баланс двух стран оценить довольно сложно, так как на двустороннюю торговлю влияет большое число факторов, в том числе общий уровень экономического развития, темпы экономического роста и технологических изменений, фаза экономического цикла, проводимые государством реформы, спрос и изменение цен на сырьевые товары, различия в темпах инфляции, изменение валютных курсов. Однако динамика показателей внешней торговли и прямых инвестиций США с партнёрами до и после заключения ССТ говорит в целом о положительном характере влияния соглашений.

В период с 1778 по 1924 гг. США проводилась политика особого режима наибольшего благоприятствования, когда со странами по отдельности заключался договор, в котором оговаривались свои условия режима торговли, пока не был установлен «безусловный» режим наибольшего благоприятствования. Такого рода действия вели к изменению торговых балансов в странах региона и стимулировали остальных добиваться исключения дискриминационных условий в торговле с США через заключение подобных договоров. США это позволяло оговорить для себя наиболее выгодные условия с каждым партнёром. Аналогичное развитие наблюдается в установлении режима свободной торговли. Анализ заключенных США ССТ показывает, что в договорах США постепенно переходят к режиму свободной торговли на более выгодных для них условиях и в процессе переговоров выступают за либерализацию тех сфер экономики, в которых имеют конкурентные преимущества.

Другая тенденция, характерная для процесса, заключаются в реализации геополитических амбиций – для укрепления своих позиций в исторически американской зоне влияния, создании плацдарма для расширения зоны свободной торговли в новых регионах и более эффективной конкуренции росту Китая через укрепление позиций США на быстрорастущих рынках Азии. Динамика роста мировой торговли указывает на то, что ССТ не добавляют ей объёма, а лишь разворачивают потоки товаров и услуг в более выгодную сторону.

В некоторых случаях ССТ заключаются не только ради геополитических и прямых экономических выгод, но и в результате цепной реакции, порождаемой желанием не уступить рынка конкуренту, так как в противном случае отдельные отрасли экономики страны могут ощутить значительные потери. Так, например, исследование, проведённое Торговой палатой США в 2009 г., показало, что США потеряли бы более 345 тыс. рабочих мест и более 35 млрд. долл. на экспортных продажах в случае, если не заключили договора с Республикой Корея, но это бы удалось ЕС и Канаде[18].

Для развивающихся стран подобный союз провоцирует рост социальной напряженности, однако он также даёт возможность посредством реформ, в том числе в сфере трудового законодательства, стимулировать модернизацию экономики и развитие новых отраслей и повысить уровень жизни населения, что может положительно отразиться на снижении уровня преступности и нелегальной иммиграции.


Список литературы

[1] IMF World Economic Outlook. Globalization: Opportunities and Challenges, 1997, p. 113.

[2] В межвоенный период и до 1950-х гг. в США средневзвешенный таможенный тариф на товары составлял 40-50%.

[3] Согласно данным Национального бюро экономических исследований, в период 1989-2009 гг. показатели экспортнориентированных производств в США были выше среднеотраслевого показателя более чем на 10% по уровню заработной платы и на 30% выше по уровню производительности.

[4] Bradford S., Grieco P., Hufbauer G. The Payoff to America from Global Integration// The United States and the World Economy: Foreign Economic Policy for the Next Decade. Ed. by Bergsten F. Washington, DC: Peterson Institute for International Economics, 2005, pp. 65-109.

[5] Здесь и далее показатели торговли товарами и услугами взяты с электронных ресурсов The Bureau of Economic Analysis, accessed at URL: http://www.bea.gov/international/factsheet/ (access date 15.09.2016); The US International Trade Commission, accessed at URL: http://dataweb.usitc.gov (access date 15.09.2016); структура товарного экспорта и импорта – Jackson J. U.S. Trade with Free Trade Agreement (FTA) Partners. Washington, DC: Congressional Research Service, 2016, p.13-26.

[6] Christopher E. Wilson, Working Together: Economic Ties Between the United States and Mexico. Woodrow Wilson International Center for Scholars, November 2011, p. 1-5.

[7] Villareal M., Fergusson I. NAFTA at 20: Overview and trade effects. Washington, DC: Congressional Research Service, 2014, p.24.

[8] Ibid., p.16.

[9] США в среднем предоставляет около 20 млрд. долл. в качестве субсидий коммерческим и частным предприятиям, а также посредникам в сфере сельского хозяйства. Should Washington End Agriculture Subsidies? //WSJ, July 12, 2015. Accessed at URL: http://www.wsj.com/articles/shouldwashingtonendagriculturesubsidies1436757020 (access date 21.09.2016).

[10] Договор вступил в силу с Сальвадором (01.03.2006), Гондурасом (01.04.2006), Никарагуа (01.04.2006), Гватемалой (01.07.2006), Доминиканской республикой (01.03.2007), Коста-Рикой (01.01.2009).

[11] The Open Door of Trade: The Impressive Benefits of America’s Free Trade Agreements. Washington, DC: U.S. Department of Commerce, 2015, p.4.

[12] Jackson J. U.S. Trade with Free Trade Agreement (FTA) Partners. Washington, DC: Congressional Research Service, 2016, p.13-26.

[13] Economic Impact of Trade Agreements Implemented Under Trade Authorities Procedures. Washington, DC: United States International Trade Commission, 2016, p. 139-144.

[14] U.S. Agriculture Benefits from Trade Agreements. Washington, DC: U.S. Department of Agriculture, 2014. Accessed at URL: http://www.fas.usda.gov/sites/default/files/2014-09/us_ag_benefits_from_trade_agreements.pdf (assess date 20.09.2016).

[15] Trans-Pacific Partnership Agreement: Likely Impact on the U.S. Economy and on Specific Industry Sectors. Washington, DC: U.S. International Trade Commission, 2016, p. 54-63.

[16] Ibid., p.21.

[17] Petri P., Plummer M. The Economic Effects of the Trans-Pacific Partnership: New Estimates. Peterson Institute for International Economics, 2016, p.2.

[18] Baughman L., Francois J. Failure to Implement the U.S.-Korea Free Trade Agreement: The Cost for American Workers and Companies. Washington, DC: U.S. Chamber of Commerce, 2009, p.4.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.