Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2016

ВЛИЯНИЕ ФИСКАЛЬНОЙ И МОНЕТАРНОЙ ПОЛИТИКИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА НА ИСХОД ПРЕЗИДЕНТСКОЙ КАМПАНИИ 2016 Г.

В.С. Васильев,
д.э.н., главный научный сотрудник,
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. Анализируется влияние фискальной и монетарной политики федерального правительства США на исход президентских выборов 2016 г. Констатируется, что вялые темпы экономического роста американской экономики в 2016 г. создали для Демократической партии реальную угрозу проигрыша на президентских выборах. Поэтому федеральное правительство прибегло к использованию рычагов бюджетного стимулирования для формирования в сознании американских избирателей тренда ускоряющегося экономического роста. Аналогичным образом действовала и ФРС США, которая намеренно перенесла сроки повышения базовой ставки рефинансирования на период после окончания президентской кампании. Эта тактика администрации Обамы в целом оказалась сравнительно успешной, поскольку позволила демократам получить большую поддержку рядовых избирателей на всеобщих выборах 8 ноября, а также повысить представительство демократических фракций в Сенате и Палате представителей Конгресса США.

Ключевые слова: фискальная политика, экономический рост, норма безработицы, монетарная политика, прогностические модели, президентские выборы.

US FISCAL AND MONETARY POLICIES AND THEIR INFLUENCE ON THE OUTCOME OF 2016 PRESIDENTIAL ELECTIONS

Vasiliev Vladimir Sergeevich,
Ph.D. in Economics, Chief Scientific Researcher (CSR)
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The influence of the United States federal government's fiscal and monetary policies on the outcome of the presidential election in 2016 is analyzed. It is stated that the sluggish growth of the US economy in 2016 created for the Democratic Party a real threat of losing the presidential election. Therefore, the federal government has resorted to the use of fiscal stimulus for the formation in the consciousness of American voters the image of accelerating economic growth trend. In a similar way, the Federal Reserve deliberately postponed the increase of the basic federal fund rate for the period after the end of the presidential campaign. These tactics of the Obama administration as a whole was relatively successful, as it allowed the Democrats to get the majority of public votes in the general election on November 8 and to increase the representation of the Democratic fractions in the Senate and House of Representatives of the US Congress.

Keywords: fiscal policy, economic growth, unemployment rate, monetary policy, predictive models, the presidential election.

Результат состоявшихся в США 8 ноября 2016 г. президентских выборов явился полной неожиданностью как для самих кандидатов – бывшего госсекретаря США Х.Клинтон от Демократической партии, так и бизнесмена Д.Трампа от Республиканской партии, а также для значительной части американских избирателей, ведущих аналитиков и социологических служб. На всём протяжении избирательной кампании, особенно на этапе всеобщих выборов осенью 2016 г., ведущие аналитические центры и основные американские телеканалы уверенно предсказывали победу Х.Клинтон и поражение Д.Трампа. Прогнозы исхода выборов по показателю количества голосов выборщиков, которые предположительно должен получить каждый из кандидатов, в том числе и сделанные в самый канун выборов, суммированы в таблице 1.

Таблица 1.
Прогностические оценки исхода президентских выборов 2016 г., сделанные ведущими аналитическими службами и средствами массовой информации США.

Аналитический центр или социологическая служба

Демократическая партия (Х.Клинтон/Т.Кейн)

Республиканская партия (Д.Трамп/М.Пенс)

Примерное равенство голосов

Распределение голосов 538 выборщиков (при необходимых для победы 270 голосов)

Центр Ларри Сабато

322

216

0

Центр Кука

278

214

46

Центр Ротенберга

323

197

18

Центр Принстонского университета

308

215

18

Газета «Вашингтон Пост»

275

215

15

Газета «Нью-Йорк Таймс»

322

198

18

Агентство «АП»

274

190

74

«СиЭнЭн»

268

204

66

«Фокс Ньюз»

274

215

49

Источник: University of Virginia. Center of Politics. Sabato's Crystal Ball. 16 For ’16. Bite-sized observations on a wild election. November 17th, 2016// http://www.centerforpolitics.org/crystalball/

Таким образом, даже при условии распределения неопределившегося числа голосов выборщиков пополам между Х.Клинтон и Д.Трампом, ни один аналитический центр и ни одна социологическая служба ведущих средств массовой информации США не оставили Д.Трампу даже гипотетических шансов на победный исход выборов. В основе распределения голосов выборщиков от штатов, естественно, лежали прогнозы распределения голосов рядовых избирателей, которые также однозначно свидетельствовали о том, что Х.Клинтон опережает Д.Трампа на несколько процентов. В частности, согласно прогнозу аналитиков газеты «Нью-Йорк Таймс», преимущество Х.Клинтон в канун выборов составляло 3,3%; гипотетически она могла получить поддержку 45,9% американских избирателей, а Д.Трамп − всего лишь 42,6%.[1]

По уточнённым данным, за Х.Клинтон проголосовало 65,3 млн. человек, за Д.Трампа − 62,7 млн. человек, или на 2,6 млн. человек меньше. В относительном измерении Х.Клинтон набрала 48,1%, Д.Трамп – 46,2%, или на 1,9% голосов меньше.[2] Однако по голосам выборщиков от штатов Д.Трамп набрал 306 голосов, а Х.Клинтон – всего 232 голоса, прежде всего, за счет того, что Д.Трамп получил примерно на 200 тыс. голосов больше в таких ключевых для исхода выборов штатах как Флорида, Пенсильвания, Мичиган и Висконсин, где разрыв в его пользу по числу поданных голосов в каждом из этих штатов составил всего порядка 1% и даже меньше.

В итоге следует отметить, что американские аналитики и ведущие социологические службы не ошиблись в макрооценке абсолютной и относительной численности голосов, поданных за кандидата Демократической партии. Сбой произошёл при подведении итогов голосования в 4-х штатах, в которых в выборах участвовало порядка 20 млн. избирателей: возможная ошибка в количестве поданных за Х.Клинтон голосов составила всего 0,1% (0,2 млн. голосов: 20 млн. голосов). Этот процент лежит вне пределов возможностей современной статистики прогнозирования распределения голосов избирателей и опросов общественного мнения, которая преимущественно оперирует величиной статистической погрешности, равной ± 3% (при 95% в доверительном интервале).[3]

Помимо этого, демократам удалось улучшить своё представительство в Конгрессе США. В Палате представителей они отвоевали 6 мест у республиканцев (в Конгрессе 115 созыва республиканцы будут располагать большинством в 238 голосов против 194 голоса у демократов), а в Сенате – 2 голоса, где республиканцы будут располагать большинством в 52 голоса против 48 голосов у демократов. Таким образом, выборная кампания 2016 г. показала наличие достаточно сильно выраженной демократической волны, которая более или менее уверенно проявила себя на выборах президента и в Конгресс США.

Влияние состояния экономики на результат президентских выборов: общие положения

Состояние экономики в год президентских выборов является определяющим, а в ряде случаев и решающим фактором при определении их исхода. Американская политическая история новейшего времени убедительно показывает, что кризисные потрясения в год президентских выборов или в годы, предшествующие им, однозначно ведут к поражению партии, которая на момент выборов стоит у руля исполнительной ветви власти. Эта закономерность проявила себя в кризисном 1960 г., когда кандидат республиканцев тогдашний вице-президент США Р.Никсон проиграл демократу - сенатору Дж.Кеннеди. Она повторилась в 1976 г., когда американская экономика только начала оправляться от кризисных потрясений 1973-1975 гг., и действовавший на тот момент президент-республиканец Дж.Форд уступил кандидату демократов губернатору Дж.Картеру. В 1980 г. экономика США оказалась в рецессии, и аналогичная судьба постигла уже самого Дж.Картера, выставившего свою кандидатуру на второй срок и проигравшего республиканскому кандидату Р.Рейгану. В 1992 г. американские избиратели не простили переизбиравшемуся на второй срок президенту-республиканцу Дж.Бушу-ст. последствий экономического спада 1990-1991 гг., который проиграл выборы демократу У.Клинтону, и, наконец, экономический кризис 2007-2008 гг. не оставил никаких шансов кандидату «партии власти» республиканцу сенатору Дж.Маккейну, который с треском проиграл демократу Б.Обаме.[4]

Вялые темпы экономического роста США после мирового финансово-экономического кризиса 2007-2009 гг., когда американская экономика в период 2009-2015 гг., т.е. при администрации Б.Обамы, росла среднегодовым темпом увеличения реального ВВП всего в 1,5% (с учётом кризисного 2009 г., когда спад составил 2,8% ВВП),[5] давали определённую надежду республиканцам на благоприятный для себя исход президентских выборов. Более того, в конце 2015-2016 гг., т.е. перед самым началом активной фазы президентской гонки, началось замедление темпов экономического роста – в IV кв. 2015 г. темп роста реального ВВП сократился до 0,9%, а в I кв. 2016 г. уменьшился до 0,8%.[6]

Весной 2016 г. Федеральный резервный банк г. Атланты сделал прогностическую оценку перспектив экономического роста, согласно которой темп роста ВВП мог упасть уже в первом квартале до 0,1%.[7] На практике это означало, что американская экономика, вероятно, начала скатываться в рецессию, а это уже требовало принятия достаточно энергичных мер по стимулированию её развития. 11 апреля появилось официальное короткое сообщение Белого Дома о том, что президент Обама встретился с председателем ФРС Дж.Йеллен, в ходе которой обсуждались краткосрочные и долгосрочные перспективы экономического роста США.[8] Эта встреча сразу привлекла к себе пристальное внимание аналитиков и политологов. Они сразу же окрестили эту встречу как «секретную», поскольку на ней предположительно присутствовал и вице-президент Дж,Байден. Было высказано предположение, что истинной причиной этой встречи была «паника, обусловленная тем, что спустя восемь лет непрерывной «накачки американской экономики денежной массой ФРС оказалась неспособной её оживить».[9] Иными словами, постепенное скатывание американской экономики в рецессию на протяжении 2016 г. практически являлось гарантией политического проигрыша демократов на президентских выборах, а допустить это демократическая администрация Обамы не могла ни по внутриполитическим, ни по внешнеполитическим соображениям. Поэтому, помимо рычагов монетарной политики, она постаралась включить все возможные имевшиеся в её распоряжении рычаги фискальной политики.

Стратегическая установка демократической администрации Обамы: победить «на тренде»

В условиях замедления темпов экономического роста для администрации Обамы было важно создать в сознании большей части американских избирателей представление о том, что американская экономика находится на подъёме, движется поступательно вперёд. Забегая вперёд, можно констатировать, что в целом этот манёвр ей удался. Согласно данным официальной американской статистики, если в первом квартале 2016 г. темп роста ВВП составил 0,8%, то во втором он увеличился до 1,4%, а в третьем квартале вырос по сравнению со вторым кварталом более чем в два раза и составил внушительные 2,9%.[10] Следует также иметь в виду, что эти официальные данные о состоянии американской экономики были опубликованы в конце октября, т.е. в самый канун президентских выборов, и, безусловно, сыграли свою роль в том перевесе голосов рядовых избирателей, которую продемонстрировала Х.Клинтон по отношению к Д.Трампу.

Фискальное стимулирование экономики в год президентских выборов предполагает активное использование трёх основных составляющих федерального бюджета: 1) абсолютный и относительный рост расходных статей, главным образом расходов на социальные нужды, который является легальной формой бюджетной «покупки голосов»; 2) абсолютное и относительное уменьшение доходных статей, которое представляет собой одновременно и форму налогового стимулирования экономики, и легальную форму «покупки» голосов избирателей, особенно малого и среднего бизнеса, и наконец, 3) результирующее увеличение бюджетных дефицитов как фискальное отражение двух вышеперечисленных тенденций. При этом, естественно, имеется в виду сопоставительная динамика года президентских выборов и предыдущего года. В таблице 2 приводятся сопоставительные макроэкономические характеристики 2015 фин.г. и 2016 фин.г. – года президентских выборов.

Таблица 2.
Основные параметры федерального бюджета США в 2015-2016 фин.гг.

Показатели

Расходы

Доходы

Дефицит

Абсолютные значения, в млрд. долл.

2015 фин.г.

3688

3242

- 439

2016 фин.г.

3854

3267

- 587

Относительные значения, в % ВВП

2015 фин.г.

20,6

18,1

2,5

2016 фин.г.

20,9

17,8

3,2

Абсолютные и относительные значения валового долга федерального правительства

2015 фин.г.

18,15 трлн. долл.

- в % к ВВП

101,9

2016 фин.г.

19,57 трлн. долл.

- в % к ВВП

106,7

Составлено и рассчитано по: U.S. Treasury Department. Joint Statement of Jacob J. Lew, Secretary of The Treasury, and Shaun Donovan, Director of The Office of Management and Budget, on Budget Results For Fiscal Year 2016. 10/14/2016. − https://www.treasury.gov/press-center/press-releases/Pages/jl0583.aspx; OMB. Fiscal Year 2017. Mid-Session Review. Budget of the U.S. Government. Wash.: USGPO, 2016, pp. 19, 61-62. − https://www.whitehouse.gov/sites/default/files/omb/budget/fy2017/assets/17msr.pdf; https://www.whitehouse.gov/sites/default/files/omb/budget/fy2017/assets/16msr.pdfU.S. Department of Treasury. TreasuryDirect. Debt to the Penny. –http://treasurydirect.gov/NP/debt/search?startMonth=09&startDay=30&startYear=2016&endMonth=10&endDay=01&endYear=2016.

Эти сравнительные данные убедительно показывают, что администрация Обамы прибегла к активному использованию всех трёх рычагов фискальной политики для стимулирования американской экономики в год президентских выборов – разумеется, в пределах, имевшихся у неё возможностей. В абсолютном выражении расходы были увеличены на 166 млрд. долл., а в относительном – на 0,3% ВВП, что может считаться конкретным вкладом расходных статей федерального бюджета в ускорение темпов экономического развития США в год президентских выборов. В целом федеральные расходы в 2016 фин.г. возросли по сравнению с предыдущим финансовым годом на 4,5%.[11]

Ускоренными темпами возросли расходы на выплату федеральных пенсий и пособий по утрате кормильца – на 3,3%, или с 877 млрд. долл. до 905 млрд. долл. Наивысшие темпы роста социальных расходов продемонстрировала программа медицинского страхования американских пенсионеров; в 2016 фин.г. расходы на эту программу возросли почти на 9%, или на 48 млрд. долл., увеличившись с 544 млрд. долл. до 592 млрд. долл. И, наконец, расходы на федерально-штатную программу медицинского обслуживания малоимущих слоёв населения выросли на 5,3%, или с 350 млрд. долл. до 368 млрд. долл. Этот рост на 18 млрд. долл. объясняется главным образом увеличением расходов на программу доступного медицинского страхования, известную в широком обиходе как «Обамакэр».[12]

В частности, согласно расчётам Бюджетного управления Конгресса США (БУК), в 2016 фин.г. расходы из федерального бюджета на программу доступного медицинского страхования достигли 43,0 млрд. долл.,[13] а её услугами воспользовалось не менее 12 млн. человек.[14] Эти показатели явились рекордными за всё время реализации программы доступного медицинского страхования, начиная с 2014 г. Совершенно очевидно, что получателей федеральных субсидий по программе доступного медицинского страхования демократы рассматривали как важнейшую составную часть своих избирателей на президентских выборах 2016 г.

В целом федеральные расходы на выплату пенсий, медицинское обслуживание пенсионеров и малоимущих слоёв американского общества в 2016 фин.г. составили порядка 50% всех расходных статей федерального бюджета; они достигли 10% ВВП США, и этот показатель явился рекордным за всё время существования этих трёх основных федеральных социальных программ.[15]

Можно также отметить, что имел место также небольшой рост – на 2 млрд. долл. – прямых военных расходов по линии Министерства обороны США, которые возросли с 563 млрд. долл. в 2015 фин.г. до 565 млрд. долл. в 2016 фин.г.[16]

Администрация Обамы постаралась также в максимально возможной степени использовать налоговые составляющие для стимулирования экономического роста. Фактически поступления в федеральную казну в абсолютном выражении увеличились всего на 0,8%, или на 25 млрд. долл., т.е. практически остались на неизменном уровне. В относительном выражении их доля в ВВП сократилась с 18,1% в 2015 фин.г. до 17,8% в 2016 фин.г., т.е. на 0,3%. Величина этого снижения может рассматриваться как конкретный вклад налоговых составляющих федерального бюджета в ускорение темпов роста в год президентских выборов.

Стимулирующий эффект федеральных налогов был осуществлён администрацией Обамы по трём основным направлениям. Во-первых, абсолютная величина подоходных налогов на физические лица практически осталась на неизменном уровне, увеличившись всего на 5 млрд. долл., или на 0,3% − с 1541 млрд. долл. в 2015 фин.г. до 1546 млрд. долл. в 2016 фин.г. Однако в относительном выражении нагрузка на американскую экономику этого крупнейшего вида федерального налога уменьшилась с 8,6% до 8,4% ВВП США,[17] что следует признать достаточно существенным фактором повышательного тренда экономического роста в 2016 фин.г.

Во-вторых, заметно – почти на 13% − сократился объём поступлений в федеральный бюджет от налога на прибыли корпораций, которые уменьшились с 344 млрд. долл. в 2015 фин.г. до 300 млрд. долл. в 2016 фин.г.[18] Налоговые поступления от прибылей корпораций являются третьей по значению доходной статьей федерального бюджета; в относительном выражении они сократились с 1,9% до 1,6% ВВП, и этот показатель стал самым низким после 2012 фин.г. Одновременно он оказался значительно ниже соотношения относительной величины этого налога и ВВП за последние 50 лет, которое составило 2,1%.[19] Стимулирующий эффект налоговых поступлений от прибылей корпораций был достигнут за счёт того, что в конце 2015 г. американским корпорациям было разрешено осуществлять ускоренную амортизацию с бóльших по величине инвестиций, чем они и воспользовались.

В-третьих, федеральному правительству практически удалось сохранить на уровне предыдущего финансового года абсолютные и относительные размеры прочих видов поступлений в казну федерального правительства, которые увеличились всего на 7 млрд. долл., или с 299 млрд. долл. до 306 млрд. долл., а в относительном выражении остались на уровне 1,7% ВВП.[20] Это увеличение произошло главным образом за счёт роста федеральных доходов от бóльших прибылей ФРС США, которые она обязана переводить на счёт Министерства финансов США. Что касается таких налоговых поступлений, как акцизы, объём которых уменьшился на 3 млрд. долл., и таможенных пошлин, которые сократились на 11 млрд. долл.,[21] то их снижение, естественно, внесло свой вклад в увеличение темпов экономического роста.

Результирующим эффектом использования расходных и доходных статей федерального бюджета для стимулирования американской экономики в год президентских выборов явился рост дефицита федерального бюджета, который увеличился почти на 1/3 по сравнению с 2015 фин.г. и достиг порядка 600 млрд. долл. При этом показательно, что его относительная величина перевалила за 3,0%, что считается предельно допустимой величиной «первичного» бюджетного дефицита без учета выплачиваемых нетто-процентов по федеральному долгу). Дополнительным ограничением для более активного использования рычагов фискальной политики в целях стимулирования экономического роста, безусловно, следует считать заметный рост выплачиваемых нетто-процентов по долгу федерального правительства. В 2016 фин.г. они достигли 284 млрд. долл., увеличившись по сравнению с предыдущим финансовым годом на 9,0%.[22]

Американские аналитики в этой связи вынуждены признать, что заметное увеличение в 2016 фин.г. объёмов выплачиваемых нетто-процентов по долгу федерального правительства обусловлено действием двух основных факторов. Во-первых, самой величиной долга федерального правительства, который вплотную приблизился к отметке в 20 трлн. долл., и это обстоятельство позволяет говорить о том, что количество долговых обязательств федерального правительства наконец-то трансформируется в качество, когда долговая нагрузка на экономику начинает заметно сказываться на замедлении темпов экономического роста, и, во-вторых, окончанием в США в декабре 2015 г. периода нулевых базовых процентных ставок рефинансирования, когда ФРС приняла решение о повышении базовой процентной ставки с 0,0%-0,25%, действовавшей с декабря 2008 г., до 0,25%-0,5%.,[23] что также нашло отражение в росте процентных выплат по долгу федерального правительства.

Теоретическое обоснование активного использования фискальной политики в политических целях

Ведущие американские специалисты в сфере фискальной политики на протяжении 2016 г. неоднократно выступали с утверждением о том, что в условиях низких темпов экономического роста и нулевых процентных ставок монетарная политика, проводимая ФРС, отходит на второй план в качестве действенного и эффективного инструмента стимулирования экономики, особенно в краткосрочной и среднесрочной перспективе. В цельном виде «прежнее» и «новое» понимание роли и значения фискальной политики было сформулировано уже после президентских выборов 2016 г. председателем Экономического совета при президенте США Дж.Фурманом.

Согласно его представлениям, вплоть до мирового финансово-экономического кризиса 2007-2009 гг. фискальная политика США строилась на 4-х основных принципах. Согласно первому принципу, фискальная политика является частью монетарной политики, выступающей в роли инструмента реализации целей и задач монетарной политики. Согласно второму принципу, фискальная политика является достаточно несовершенным механизмом стимулирования экономики, имеющим немалое число побочных отрицательных эффектов. Согласно третьему принципу, главным приоритетом фискальной политики является долгосрочная сбалансированность системы федеральных финансов. И, наконец, согласно четвертому принципу, фискальное стимулирование экономики «по определению» должно носить краткосрочный характер.[24]

Альтернативно, «новое» понимание целей и задач фискальной политики должно исходить из того, что, во-первых, фискальная политика должна быть эффективным инструментом, дополняющим монетарную политику; во-вторых, фискальная политика является достаточно эффективным инструментом экономической политики; в-третьих, фискальное стимулирование экономики особенно эффективно в условиях экономики с низкими темпами роста, и, наконец, в-четвёртых, фискальная политика является эффективным инструментом стимулирования не только потребительских расходов, но и инвестиционной активности.[25]

Теоретическое оправдание активного использования рычагов и инструментов фискальной политики, в том числе и для достижения цели победы на президентских выборах, наталкивается на возражения практического плана. В реальном политическом процессе в рассмотрении и принятии бюджетных заявок администрации активно участвует законодательная ветвь власти. Использование рычагов и инструментов фискальной политики оказывается также тесно увязанным с расстановкой политических сил, при которой исполнительную ветвь власти контролирует одна партия, а законодательную – другая, как это имело место в США в 2015−2016 гг., когда Республиканская партия уверенно чувствовала себя на Капитолийском холме, а Демократическая партия властвовала в Белом Доме и в системе исполнительной ветви власти. По этой причине, по заключению одного из ведущих американских специалистов по бюджетной политике проф. Принстонского университета А.Блайндера, «любые изменения институционального плана, которые будут способствовать конечному успеху стабилизационной политики, вряд ли будут одобрены Конгрессом».[26]

Использование рычагов и инструментов фискальной политики в реальных американских условиях, в конечном счёте, упирается в политическую составляющую: её рычаги и инструменты имеют множество «хозяев» в Вашингтоне, в то время как ФРС управляется никому не подотчетным Советом управляющих, который по собственному усмотрению может произвольно вносить любые изменения в проводимую монетарную политику. Именно по этой причине творцы экономической политики США считают, что «эффективная фискальная политика невозможна по той причине, что Конгресс действует слишком медленно, руководствуясь при этом исключительно политическими соображениями», и в этих условиях волей-неволей приходится «следовать устоявшейся мудрости и полагаться исключительно на инструменты монетарной политики».[27]

Необходимо также отметить и то обстоятельство, что дальнейшему росту федеральных расходов на социальные нужды, которые в настоящее время устойчиво вышли на отметку 70% суммарных федеральных расходов,[28] будут способствовать демографические сдвиги, главным образом постарение американского населения. Увеличение абсолютно и относительно пожилых слоёв американского общества, т.е. лиц в возрасте 65-66 лет и старше, объективно будет способствовать, во-первых, росту потребительских расходов, и, во-вторых, снижению сбережений населения. В 2015 г. доля лиц в возрасте 65 лет и старше составляла в США порядка 15% населения страны, и их численность достигла примерно 48 млн. человек.[29] Ожидается, что уже к 2030 г. доля пожилых слоёв американского общества увеличится почти до 17%, а в абсолютном выражении возрастёт до 74 млн. человек, т.е. увеличится более чем в 1,5 раза.[30]

В результате фискальная политика федерального правительства всё в большей степени будет носить перераспределительный характер и в этом плане она, безусловно, всё в большей степени будет приобретать черты политизированности. Постарение американского населения означает автоматическое увеличение абсолютных и относительных объёмов пенсий и пособий, выплачиваемых пожилому населению США, а также резкое увеличение расходов на его медицинское обслуживание, включая программу льготной реализации рецептурных лекарственных препаратов. Согласно имеющимся расчетам американских экономистов, монотонное увеличение численности пожилого населения США само по себе приведёт к росту первичного бюджетного дефицита к 2040 фин.г. на 2,5%, который составит, таким образом, 4% ВВП по сравнению с первичным дефицитом 2015 фин.г. в размере 1,5% ВВП.[31] При этом все остальные параметры федерального бюджета США, за исключением расходов на выплату пенсий и пособий, и расходов на медицинское обслуживание американских пенсионеров, в этой прогностической модели оставались на неизменном относительном уровне 2015 фин.г., оцениваемому по их доле в ВВП. Таким образом, постарение американского населения само по себе добавит в ближайшем обозримом будущем бюджетный дефицит, измеряемый триллионом долларов ежегодно.

Прогностические оценки возможного исхода президентских выборов 2016 г., основанные на состоянии экономики США.

Американские аналитики, экономисты и политологи разработали достаточно моделей, которые сравнительно широко используются для прогнозирования исхода президентских выборов, основанные на состоянии экономики и динамике основных экономических показателей. Эти модели позволяют достаточно точно определить возможное влияние фискальной и монетарной политики на результат президентских выборов, исходя из посылки о том, что проводимая экономическая политика стоящей у руля исполнительной власти политической партии однозначно преследует цель обеспечить победу кандидата данной партии. Применительно к президентской кампании 2016 г. фискальная и монетарная политика демократической администрации Обамы была естественно направлена на победу на президентских выборах кандидата на пост президента от Демократической партии Х.Клинтон.

Осенью 2016 г. прогностические оценки исхода президентских выборов, основанные на состоянии экономики и динамике ведущих экономических показателей, были сведены воедино редакцией влиятельного академического издания «Политическая наука и политика». Прогностическая модель проф. Б.Локерби, которую он назвал моделью «Экономического пессимизма и политического наказания», представляет собой экономическую модель поведения избирателей, основанную на динамике финансового состояния семей и домовладений в год президентских выборов. В основе модели лежит проверенная эмпирически посылка о том, что избиратели, которые одновременно являются и потребителями материальных благ и услуг, склонны возлагать ответственность за ухудшение или улучшение своего финансового положения на политических деятелей, занимающих высшие государственные посты. При этом недовольство избирателей партией, которая в год выборов контролирует исполнительную власть, находит своё отражение в пессимизме избирателей относительно возможностей для данной партии или её кандидата на должность президента руководить страной в дальнейшем, в результате чего следует «наказание», когда предпочтение отдается оппозиционной партии и её кандидату.

Применительно к президентской кампании 2016 г., как указал Б.Локерби, «во-первых, спустя восемь лет пребывания в Белом Доме демократы находились в несколько худшем положении. Во-вторых, поскольку совокупный пессимизм избирателей носит умеренный характер, демократы имеют неплохие шансы на победу. Уравнение, построенное на этих двух переменных, говорит в пользу того, что победу одержит кандидат Демократической партии, но с небольшим перевесом».[32] В формате двухпартийного голосования (без учета голосов третьих партий), когда голоса, поданные за демократов и республиканцев, принимаются за 100%, Х.Клинтон должна была одержать победу, получив 50,4% голосов избирателей.

Прогностическая модель, разработанная проф. М.Льюис-Беком и Ч. Тиеном, которую они назвали моделью «Политической экономии», строится на двух переменных – на популярности действующего президента и темпах экономического роста. Эти параметры позволяют оценить распределение голосов в пользу кандидата партии, стоящей в данный момент у руля исполнительной ветви власти. В рамках модели М.Бека и Ч.Тиена «президентские выборы трактуются как референдум по вопросу о том, как президент справляется с экономическими и неэкономическими проблемами».[33] Согласно прогностической оценке М.Льюис-Бека и Ч.Тиена, кандидат демократов Х.Клинтон могла одержать победу над своим республиканским соперником, набрав 51,0% голосов избирателей.

Разработанная американскими политологами Р.Эриксоном и К. Влезиеном модель прогнозирования исхода президентских выборов основана на опросах общественного мнения и интегральном индексе основных экономических показателей и названа ими «Основные экономические показатели и опросы общественного мнения». В основу модели положена динамика основных экономических показателей на протяжении примерно года, предшествующего президентским выборам. В этом плане результат выборов является прямой функцией поступательного или попятного движения экономики. Поскольку на протяжении трёх кварталов, предшествовавших президентским выборам 2016 г., американская экономика находилась на подъёме, то Р.Эриксон и К.Влезиен сделали прогноз, согласно которому Х.Клинтон могла победить Д.Трампа, набрав 52% голосов избирателей.[34]

Прогностическая модель, разработанная видным американским политологом проф. Дж.Кэмпбеллом, строится на опросах общественного мнения, проведённых в начале сентября, т.е. примерно за два месяца до выборов, и состоянии экономики во втором квартале года президентских выборов. Проф. Дж.Кэмпбелл назвал свою модель «Опрос общественного мнения в День труда и экономическая модель». По его оценке, разработанная им модель позволила правильно предсказать результаты 15 из 17 президентских выборов в период с 1948 по 2012 гг. Аномальными в этом ряду стали президентские выборы 1948 г., когда на них победил действовавший президент Г.Трумен, и президентские выборы 2008 г., пришедшиеся на эпицентр финансовых потрясений на Уолл-стрит.[35] Согласно регрессионным уравнениям модели Дж.Кэмпбелла, на ноябрьских выборах следовало ожидать победы Х.Клинтон с соотношением голосов 50,7% : 49,3%.

И, наконец, молодым американским политологом Т.Холбруком была разработана прогностическая модель, названная им «Национальные условия и опросы в День труда», которая содержала прогностическую программу, специально созданную для прогнозирования исхода президентских выборов после истечения двух сроков пребывания у власти действующего президента. Эта модель исходила из особенностей американской политической жизни последних 25 лет, когда трём американским президентам – У.Клинтону (1993-2001 гг.), Дж.Бушу-мл. (2001-2009 гг.) и Б.Обаме (2009-2017 гг.) удалось находиться в должности президента в течение двух сроков подряд. В основу прогностической модели Т.Холбрук положил индекс национальных условий, которые слагаются из двух параметров – индекса одобрения деятельности действующего президента, определяемого на основе ежедневных замеров службой Гэллапа, и степени удовлетворенности состоянием личных финансов, определяемой на основе «Индекса настроений потребителей», составляемого и публикуемого Мичиганским университетом.[36] Общий вывод Т.Холбрука свёлся к тому, что в ноябре кандидат демократов Х.Клинтон добьётся достаточно уверенной победы, набрав 52,5% голосов американских избирателей.

Прогностические оценки ведущих американских политологов и аналитиков возможного исхода президентских выборов суммированы в таблице 3.

Таблица 3.
Прогностические оценки исхода президентских выборов, основанные на анализе состояния американской экономики

Разработчик или автор модели

Название модели

Результат: победа кандидата демократов в двухпартийном формате, в %

Степень отклонения прогнозируемой оценки от фактического результата (51,0), в %

Дж.Кэмпбелл

Опрос общественного мнения в День труда и экономическая модель

50,7

− 0,3

Б.Локерби

Экономический пессимизм и политическое наказание

50,4

− 0,6

М.Льюис-Бек и Ч.Тиен

Модель политической экономии

52,0

+ 1

Р.Эриксон и К.Влезиен

Основные экономические показатели и опросы общественного мнения

51,0

0

Т.Холбрук

Национальные условия и опросы в День труда

52,5

+ 1,5

Источник: Campbell J. How Accurate Were the Political Science Forecasts of the 2016 Presidential Election? − «Sabato's Crystal Ball», November 17th, 2016. (http://www.centerforpolitics.org/crystalball/articles/how-accurate-were-the-political-science-forecasts-of-the-2016-presidential-election/)

Таким образом, наиболее точный прогноз дали американские политологи Р.Эриксон и К.Влезиен. Политические пристрастия, по всей видимости, подвели М.Льюис-Бека, Ч.Тиена и Т.Холбрука. «Маститые» исследователи Дж.Кэмпбелл и Б.Локерби были более осторожны в своих прогнозах, но в целом не приходится сомневаться в том, что состояние экономики благоприятствовало Демократической партии и её кандидатам Х.Клинтон и Т.Кейну. Конечный итог президентских выборов 2016 г. свидетельствует о том, что их неудачный финал следует отнести на счёт субъективных факторов, главным из которых является фактор личной непопулярности и коррумпированности Х.Клинтон.

Особенности монетарной политики ФРС в год президентских выборов.

После встречи президента Обамы с председателем Совета управляющих ФРС Дж.Йеллен в апреле 2016 г. Центробанк США, по всей видимости, идя навстречу настойчивым просьбам, если не сказать ультимативным требованиям, демократической администрации, также предпринял ряд мер по стимулированию американской экономики. Прежде всего, это выразилось в том, что были отложены на послевыборный период все планы ФРС по повышению базовой процентной ставки дополнительно на 0,25%. Повышение процентной ставки могло крайне негативно сказаться на «тренде» экономического подъёма.

Это обстоятельство было оперативно отмечено американскими аналитиками. В частности, в августе 2016 г. Дж.Йеллен и другие члены Совета управляющих ФРС не исключали возможности повышения процентной ставки осенью, однако с началом активной фазы предвыборной компании эти планы были быстро положены «под сукно».[37] В частности, на пресс-конференции 21 сентября Дж.Йеллен ушла от ответа на прямо поставленный вопрос об обоснованности обвинений Д.Трампа в отношении того, что «ФРС намеренно удерживает процентные ставки на неоправданно низком уровне, пытаясь помочь администрации Обамы».[38]

Помимо этого, ФРС прибегла к тактике накачивания американской экономики денежной массой. Сухие статистические данные свидетельствуют о том, что если на всём протяжении 2015 г. денежный агрегат М1, т.е. наличные деньги, средства на счетах до востребования в коммерческих банках и деньги на других депозитах, которые могут изыматься с помощью чеков, стабильно находился на уровне 3 трлн. долл., то на протяжении первых 10 месяцев 2016 г. она возросла на 11%, и к ноябрю 2016 г. достигла уровня 3,34 трлн. долл. Примерно аналогичные метаморфозы претерпел и денежный агрегат М2 (М1 + депозитные счета денежного рынка), который увеличился с 12,3 трлн. долл. в декабре 2015 г. до 13,14 трлн. долл. в октябре 2016 г., т.е. почти на 7%.[39] В этой связи можно указать, например, что ВВП США, измеряемый в текущих ценах увеличился за три квартала 2016 г. с 18222,8 млрд. долл. в четвертом квартале 2015 г. до 18657,9 млрд. долл. в третьем квартале 2016 г., т.е. на 435,1 млрд. долл.[40]

В целом, стимулирование американской экономики в год президентских выборов с помощью рычагов и инструментов фискальной и монетарной политики, предпринятое администрацией Обамы, способствовало её поступательному развитию, хотя оказалось недостаточным для достижения убедительной победы кандидатов от Демократической партии на ноябрьских выборах.


Список литературы

[1] Katz J. Who Will Be President? − «The New York Times», November 8, 2016. − http://www.nytimes.com/interactive/2016/upshot/presidential-polls-forecast.html.

[2] The Cook Political Report. 2016 National Popular Vote Tracker. Updated 12-2-16. − http://cookpolitical.com/story/10174.

[3] PewResearchCenter. Mercer A. 5 key things to know about the margin of error in election polls. September 8, 2016. − http://www.pewresearch.org/fact-tank/2016/09/08/understanding-the-margin-of-error-in-election-polls/

[4] Официальная хронология кризисных потрясений и рецессий в экономике США приведена в: The National Bureau of Economic Research. US Business Cycle Expansions and Contractions. 4/23/2012. − http://www.nber.org/cycles/cyclesmain.pdf.

[5] Рассчитано по: Bureau of Economic Analysis. U.S. Economic Accounts. Interactive Tables: GDP and the National Income and Product Account (NIPA) Historical Tables. Table 1.1.11. Real Gross Domestic Product: Percent Change From Quarter One Year Ago.[Percent]. − http://www.bea.gov/iTable/iTable.cfm?ReqID=9&step=1#reqid=9&step=3&isuri=1&903=310.

[6] Bureau of Economic Analysis. U.S. Economic Accounts. Interactive Tables: GDP and the National Income and Product Account (NIPA) Historical Tables. − Table 1.1.1. Percent Change From Preceding Period in Real Gross Domestic Product. [Percent] Seasonally adjusted at annual rates. − http://www.bea.gov/iTable/iTable.cfm?ReqID=9&step=1#reqid=9&step=3&isuri=1&903=1.

[7] Federal Reserve Bank of Allanta. GDPNow. GDP Forecast for April 1, 2016. − https://www.frbatlanta.org/cqer/research/gdpnow/?panel=3.

[8] The White House. Office of the Press Secretary. Readout of the President’s Meeting With Federal Reserve Chair Janet Yellen. April 11, 2016. − https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2016/04/11/readout-presidents-meeting-federal-reserve-chair-janet-yellen.

[9] Paul R. What Did Fed Chairman Yellen Tell Obama? April 18, 2016. − http://www.ronpaul.com/2016-04-18/what-did-fed-chairman-yellen-tell-obama/

[10] Bureau of Economic Analysis. Gross Domestic Product: Third Quarter 2016 (Advance Estimate). October 28, 2016. P. 6. − http://www.bea.gov/newsreleases/national/gdp/2016/gdp3q16_adv.pdf.

[11] Congressional Budget Office. Monthly Budget Review: Summary For Fiscal Year 2016. November 7, 2016. P. 4. -- https://www.cbo.gov/sites/default/files/114th-congress-2015-2016/reports/52152-mbr.pdf.

[12] Ibidem.

[13] Congressional Budget Office. Topics. Health Care. Projections for Major Health Care Programs for FY 2016. (As of August 2016). − https://www.cbo.gov/topics/health-care.

[14] Congressional Budget Office. Federal Subsidies for Health Insurance Coverage for People Under Age 65: Tables From CBO’s March 2016 Baseline. Table 1. − https://www.cbo.gov/about/products/baseline-projections-selected-programs#6.

[15] Congressional Budget Office. Monthly Budget Review: Summary For Fiscal Year 2016. Op.cit., p. 3.

[16] Ibid., p. 4.

[17] Ibid., p. 1.

[18] Ibid., p. 3.

[19] Ibid., p. 2.

[20] Ibid., p. 3.

[21] Ibid., p.3.

[22] Ibid., p.4.

[23] Board of Governors of the Federal Reserve System. Federal Open Market Committee. Press Release. December 16, 2015. − https://www.federalreserve.gov/newsevents/press/monetary/20151216a.htm.

[24] Furman. J. Chairman, Council of Economic Advisers. The New View of Fiscal Policy and Its Application. France Stratégie. Paris, France. November 16, 2016. Slides 10-13. − ttps://www.whitehouse.gov/sites/default/files/page/files/20161115_furman_francestrategie_fiscalpolicy_cea-slides_0.pdf.

[25] Ibid. Slides 14-22.

[26] The Hamilton Project. Blinder A. Fiscal Policy Reconsidered. Policy Proposal 2016-05. May 2016. P. 22. − http://www.hamiltonproject.org/assets/files/blinder_stabilizers_policy_proposal.pdf.

[27] Ibidem.

[28] Fiscal Year 2017. Historical Tables. Budget of the United States Government. Wash.: US GPO, 2016. Table 3.1—Outlays By Superfunction and Function: 1940–2021.

[29] U.S. Bureau of Census. An Aging World: 2015. International Population Reports. Issued March 2016. P95/16-1. P. 139.− https://www.census.gov/content/dam/Census/library/publications/2016/demo/p95-16-1.pdf.

[30] U.S. Census Bureau. Projections of the Size and Composition of the U.S. Population: 2014 to 2060. Population Estimates and Projections. Current Population Reports. Issued March 2015. P25-1143. P. 5. − https://www.census.gov/library/publications/2015/demo/p25-1143.pdf.

[31] Hutchins Center on Fiscal and Monetary Policy at Brookings. Elmendorf D., Sheiner L. Federal Budget Policy With An Aging Population and Persistently Low Interest Rates. Hutchins Center Working Paper #18. October 2016. P. 18. − https://www.brookings.edu/wp-content/uploads/2016/02/wp18_elmendorf-sheiner_final.pdf.

[32] Lockerbie B. Economic Pessimism and Political Punishment. – «PS: Political Science & Politics», October 2016, p. 675.

[33] Lewis-Beck M. and Tien Ch. The Political Economy Model: 2016 US Election Forecasts. − «PS: Political Science & Politics», October 2016, p. 661.

[34] Erikson R. and Wlezien Ch. Forecasting the Presidential Vote with Leading Economic Indicators and the Polls. − «PS: Political Science & Politics», October 2016, p. 671.

[35] Campbell J. The Trial-Heat and Seats-in-Trouble Forecasts of the 2016 Presidential and Congressional Elections. − «PS: Political Science & Politics», October 2016, p. 665.

[36] Holbrook Th. National Conditions, Trial-heat Polls, and the 2016 Election. − «PS: Political Science & Politics», October 2016, p. 677.

[37] Board of Governors of the Federal Reserve System. FOMC: Press Conference on September 21, 2016. Transcript of Chair Yellen’s Press Conference. PP. 5, 8-10. − https://www.federalreserve.gov/monetarypolicy/fomcpresconf20160921.pdf.

[38] Ibid., p. 9.

[39] Board of Governors of the Federal Reserve System. Money Stock Measures - H.6. December 1, 2016. P. 1. − https://www.federalreserve.gov/releases/h6/current/default.pdf.

[40] Bureau of Economic Analysis. Gross Domestic Product: Third Quarter 2016 (Second Estimate). Corporate Profits: Third Quarter 2016 (Preliminary Estimate). BEA 16-62. November 29, 2016. − https://www.bea.gov/newsreleases/national/gdp/gdpnewsrelease.pdf.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.