Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2016

ВОПРОСЫ НАЛОГОВО-БЮДЖЕТНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В ПРЕЗИДЕНТСКИХ КАМПАНИЯХ США С 2000 ПО 2016 ГГ. *

С. Н. Бабич,
к.э.н., зам. директора
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. В статье рассматриваются президентские платформы республиканской и демократической партий с начала 21 века по н.в. с детализацией их налогово-бюджетной составляющей, проводится оценка степени реализованности предвыборных инициатив с учетом особенностей их прохождения через Конгресс США, предлагается анализ их влияния на изменение основных бюджетных и макроэкономических показателей. Особое внимание уделяется президентской кампании 2016 года.

Ключевые слова: Федеральный бюджет США, государственный долг, дефицит бюджета, налогово-бюджетные инициативы, предвыборная программа.

FISCAL AND BUDGETING INITIATIVES IN THE U.S. PRESIDENTIAL CAMPAIGNS SINCE 2000 TO 2016

Svetlana Babich,
Ph. D. in Economics, Deputy director of
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article deals with election programs of the US Republican and Democratic parties as of the beginning of the 21 century to nowadays with special emphasis on the tax and budgetary changes, examines main results of the proposed initiatives with the consideration of the existing problems during the pass through the U.S. Congress and their impact on the budgetary figures and macroeconomic indicators. Special attention is paid to the presidential campaign of 2016.

Keywords: Federal budget of the USA, budget and tax policy initiatives, debt, deficit, presidential programs.

Cтабилизация экономического развития страны за счет поддержания долгосрочного экономического роста, сглаживания циклических колебаний, скачков инфляции, снижения уровня безработицы, решения важнейших социальных проблем, является обязательным элементом любой президентской предвыборной программы. В свою очередь решение этой важнейшей государственной задачи предполагает проведение экономически выверенной государственной фискальной политики посредством настройки налогового механизма и эффективного манипулирования средствами государственного бюджета.

В силу того, что в конце XX - начале XXI века существенно возросло значение фискальной и социальной функций налоговой системы в плане способности аккумулировать необходимые средства для решения приоритетных задач, стоящих перед правительством, главным образом из-за усиления налогового бремени за счет проведения «социально-нагруженной» налоговой политики, характеризующейся резким увеличением бюджетных расходов на человеческий капитал, значительное внимание в программах кандидатов в президенты США стало уделяться именно налогово-бюджетной составляющей.

Следует подчеркнуть, что при этом формирование приоритетов и методов налогово-бюджетной политики, предлагаемой к реализации кандидатами в президенты от обеих партий, и являющихся основой выдвигаемых политических платформ, осуществлялось и осуществляется с учетом существующих макроэкономических, бюджетных и социальных вызовов.

Прежде чем перейти к анализу налогово-бюджетных инициатив, предложенных в предвыборных программах (платформах) кандидатов в президенты США 2016 г. Д.Трампа и Х.Клинтон, представляется интересным рассмотреть опыт формирования предвыборных программ Дж.Буша-мл. и Б.Обамы, избранных впоследствии на пост президента США на два срока, и оценить результативность и своевременность предложенных ими налогово-бюджетных мероприятий.

Выборы 2000 и 2004 гг. (предвыборная платформа республиканцев и программа Дж.Буша-мл.)

Наличие бюджетного профицита, свидетельствовавшего об успешном преодолении кризиса в бюджетной сфере, замедление темпов экономического роста, низкий уровень сбережений населения (2,3% от дохода в 2000 г., против 5,8% в 1993 г.), нерешенные проблемы с громоздкостью и сложностью налогового законодательства и продолжающийся рост дифференциации доходов населения США – факторы, выдвинувшие на первый план вопросы коррекции существующей налоговой системы и совершенствования налогового законодательства в предвыборных платформах обеих партий в президентской кампании 2000 года.

В предвыборной платформе республиканцев и кандидата от республиканской партии Дж.Буша-мл., возглавившего Белый дом в 2001 г., предлагалось с целью стимулирования экономического роста провести крупномасштабную налоговую реформу, направленную на снижение налоговой нагрузки на физических и юридических лиц, повышение эффективности распределительной функции налоговой системы, упрощение налогового законодательства и совершенствование системы сбора налогов, создание благоприятных налоговых условий для усиления инвестиционной активности частного сектора в НИОКР, обеспечение роста сегмента малого предпринимательства в США. Приоритетными направлениями внутренней политики республиканцы считали реформирование системы социального страхования и системы страхования здоровья престарелых "Медикэа"; сокращение внешнего государственного долга США; увеличение социальной защищенности ветеранов; реформирование системы начального и дошкольного образования; обновление и модернизацию системы национальной обороны США.

Основной акцент в налоговой программе Дж. Буша-мл. был сделан на прогрессивном сокращении предельных ставок прямых федеральных налогов в интересах среднего класса за счет образовавшегося профицита бюджета[1] с целью снижения чрезмерно высокой (36% ВНП) с точки зрения республиканцев налоговой нагрузки на американских налогоплательщиков. Таким образом, цели налоговой реформы администрации Дж.Буша-мл. исходили из традиционных предпочтений либерализации экономики, которых придерживаются представители республиканской партии. Вместе с тем, задачи налоговой реформы включали и социальную составляющую. Так предполагалось ввести четыре вместо пяти ставки индивидуального подоходного налога, увеличить налоговый вычет на ребенка до 1000 долл., снизить предельные ставки налога на прибыль корпораций, отменить налог с наследств, ввести постояннодействующий налоговый кредит на НИОКР[2].

Расчет республиканцев был связан с мультипликативным эффектом стимулирования экономического роста от проведения резких налоговых сокращений, при этом предполагалось, что существующий уровень налоговых доходов в бюджет и прогрессивность налогообложения сохранятся за счет расширения налоговой базы. В предложенной Дж.Бушем-мл. в феврале 2001 г. программе сокращения федеральных налогов[3] на 10 лет в размере 1,6 трлн. долл. нашли отражение основные налоговые инициативы, разработанные республиканцами в предвыборной платформе 2000 года.

Важным фактором, на котором базировалась налоговая реформа, был расчет республиканцев на сохранение и приумножение профицита федерального бюджета США за счет роста доходной его части при неизменности расходной части. Так, по прогнозу Бюджетного управления Конгресса, профицит федерального бюджета в течение 10 лет должен был устойчиво расти и к 2011 году темпы его прироста должны были достигнуть 900 млрд. долл. в год, а суммарный профицит за 10 лет составить 5,6 трлн. долл., что отражают данные Таблицы 1.

Таблица 1.
Арифметически-аналитическое обоснование политики снижения федеральных налогов администрации Дж. Буша-младшего (млрд. долл.)

Предполагаемый размер профицитов в период 2002-2011 фин. гг., в том числе:

5644

предполагаемый профицит системы социального страхования и обеспечения

2591

налоговая реформа

1620

резервный и дополнительные фонды поддержки социальных программ

1433

Источник: A Blueprint for New Beginnings. A Responsible Budget for America’s Priorities. Wash., 2001. P. 185.

Республиканцы предполагали, что в течение следующих 10 лет налоговые доходы федерального бюджета вырастут за счет действия эффекта мультипликатора до 27,9 трлн. долл. в то время, как расходная часть бюджета составит 22,4 трлн. долл., образуется профицит бюджета в размере 5,6 трлн. долл., который, в свою очередь, будет направлен на погашение государственного долга (2 трлн. долл.), проведение налоговой реформы (1,6 трлн. долл.), осуществление реформы системы здравоохранения (153 млн. долл.), обслуживание государственного долга (0,4 трлн. долл.) и создание резерва (1,4 трлн. долл.)[4].

В ходе обсуждения и голосования в Конгрессе под давлением демократов параметры налоговой программы Дж.Буша-мл. были скорректированы, в принятом Законе 2001 г. «Об экономическом росте и снижении налогов»[5], было предусмотрено сокращение налогов на 1,35 трлн. долл. за 11 лет. Законом предполагалось провести поэтапное снижение налоговых ставок индивидуального подоходного налога: минимальная ставка налога должна была быть снижена с 15% до 12%, а затем до 10%, максимальная — с 39,6% до 33%. Объем дискреционных расходов был значительно увеличен – по показателю бюджетных полномочий до 688,4 млрд. долл. в 2002 фин.г., по показателю расходов – до 698,6 млрд. долл. [6]

Принятие вышеуказанного Закона позволило вывести из-под налогообложения доходы 27,3% налогоплательщиков, находившиеся на уровне «черты бедности», это частично способствовало повышению платёжеспособного спроса населения, увеличению инвестиций и росту денежных доходов. Однако кумулятивный эффект от проводимой администрацией Дж. Буша-младшего налогово-бюджетной политики в первый президентский срок был незначительным (прирост реального ВВП составил лишь 17,8%, что на 16% меньше аналогичного показателя периода деятельности администрации Б. Клинтона).

При этом прогнозы республиканской администрации о ежегодном росте ВВП в размере 3,3% не оправдались. Аналогично, не оправдал себя и расчет на увеличение доходов федерального бюджета за счет расширения налоговой базы в случае роста деловой активности: за четыре года налоговой реформы сокращение налоговых поступлений в федеральный бюджет по основным видам налогов составило 145 млрд. долл. или 4,4% ВВП (снижение с 20% ВВП в 2000 г. до 15,6% в 2004 г.). Одновременно республиканская администрация взяла курс на увеличение государственных расходов практически по всем статьям федерального бюджета, так что за четырехлетний период расходы выросли на 1,4% ВВП до 2,3 трлн. долл. Подобная ситуация привела к существенному ухудшению бюджетных показателей и возвращению к дефицитному финансированию федерального бюджета.

Следует отметить, что первый серьезный кризис фискальной политики администрации Дж. Буша начался в конце августа 2001 г. буквально за три недели до событий 11 сентября, когда в американской политической и финансовой элитах возникла настоящая буря в связи с публикацией 22 августа промежуточного отчета АБУ об исполнении федерального бюджета США в 2001 ф. г., в котором профицит федерального бюджета составил уже 128 млрд. долл., или 1,3% ВВП. Как выяснилось в 2002 г. бюджетный профицит оказался последним в продолжавшейся всего 4 года «эре профицитов». В 2004 году дефицит бюджета федерального правительства составил уже 412,7 млрд. долл. или 3,4% ВВП[7]. Основная причина завышенных прогнозов размера профицита федерального бюджета заключалась в том, что разработчики стратегии налоговой и экономической политики новой администрации использовали средний текущий уровень расходов федерального бюджета, который не включает полный объем финансирования по многим долгосрочным программам. Шоковым потрясением для бюджетного профицита стали события 11 сентября 2001 г., вызвавшие безудержное наращивание военной мощи США для борьбы с «мировым терроризмом». Многие американские эксперты спустя уже два – три месяца после событий 11 сентября 2001 г. пришли к выводу, что США не просто совершили поворот в своей фискальной политике на 180 градусов, а оказались переброшенными в «прежнее бюджетное измерение», в котором все оценки и расчеты, основывавшиеся на феномене бюджетных профицитов, потеряли смысл и значение.

Необходимо оговориться, что террористическая атака 11 сентября 2001 года была умело использована республиканской партией и самим президентом Дж.Бушем-мл. для укрепления своих политических позиций. Во многом благодаря продуманной стратегии и риторики, используемой республиканской администрацией для «ведения войны против международного терроризма», республиканцам удалось одержать победу на промежуточных выборах в Конгресс США в 2002 г., когда у правящей партии появилась возможность контролировать как исполнительную, так и законодательную власть в стране, что в свою очередь стало важным фактором, обеспечивающим успешное проведение в жизнь намеченных в ходе предвыборной кампании мероприятий во время первого срока президентства Дж.Буша-мл.

В 2003 г. в рамках принятия «Закона о новых рабочих местах, экономическом росте и снижении налогов», предусматривавшего снижение ставки на доход с полученных дивидендов с 35% до 15%, был произведен масштабный «эксперимент» по нивелированию двойного налогообложения дивидендов в США. Реформа вызвала бурные обсуждения в Конгрессе. Республиканцы настаивали на том, что данная мера позволит нивелировать налоговую невыгодность дивидендов и будет стимулировать инвестиции и деловую активность. Демократы отстаивали точку зрения, что наибольшую выгоду от нововведения будут иметь богатые налогоплательщики, получающие непропорционально большую долю дивидендов, большинству же обычных американских семей это принесет мало или никакой выгоды. В исследованиях, проводимых по данному вопросу[8], авторы пришли к выводу, что введение закона спровоцировало резкий скачок дивидендных выплат. Согласно данным Центра исследований в области безопасности цен (the Center for Research in Security Prices) в 2003 году начала увеличиваться доля публичных компаний выплачивающих дивиденды, хотя до этого на протяжении 2 десятилетий наблюдалась тенденция к снижению данного показателя, то есть более 150 компаний начали выплачивать дивиденды, причем большинство – на регулярной основе, более того, многие компании подняли величину регулярных дивидендов, а также увеличилось количество специальных (разовых) выплат дивидендов.

В платформе республиканской партии на выборы президента 2004 года отмечалось, что Дж. Буш-мл. выдвигается на второй срок, как президент, который держит свои предвыборные обещания. В платформе наравне с внешнеполитическими аспектами большое внимание уделялось поддержанию налоговых инициатив, предпринятых в первый президентский срок Дж.Буша-мл., результативность которых оценивалась республиканским большинством достаточно высоко.

В частности, в республиканской предвыборной платформе говорилось, что благодаря налоговой реформе 2001-2003 гг. 111 млн. американских семей получили возможность экономить на налогах порядка 1500 долл. в год, а налоговая нагрузка на работающего американца достигла низшего уровня за 37-летний период. Отмечалось также, что с принятием Закона о налоговой реформе 2001 г., в 2004 году порядка 43 млн. семей с детьми получили стандартный налоговый вычет в размере 2 тыс. долл.. Кроме того, налоговые инициативы позволили с точки зрения республиканской партии: снизить налоговые ставки по индивидуальному подоходному налогу, ввести новую минимальную ставку налога в размере 10 %, увеличить налоговый кредит на ребенка до 1 тыс. долл., снизить налоговую нагрузку на 33 млн. семейных пар, высвободить из-под налогообложения предоплаченные образовательные расходы, вычитать из налоговой базы затраты, направленные на получение высшего образования, увеличить налоговый кредит для усыновителей и налоговый кредит по уходу за детьми[9].

В платформе указывалось также на результативность налогового законодательства 2003 года, позволившего снизить ставку налога на дивиденды до 15%, благодаря чему 7 млн. американских пенсионеров, имеющих доходы в виде дивидендов, смогли снизить свои налоговые выплаты, а акционерные общества смогли направить средства в размере 100 тыс. долл., сэкономленные на налоговых выплатах, на инвестиции, и подчеркивалось, что «эффективное правительство» должно применять систему «необходимых» налогов и расходов, очерченных в Конституции США, при этом налоговая система не может и не должна быть использована для перераспределения доходов и финансирования постоянно растущих социальных программ.

В предвыборной программе Дж.Буша-мл. на второй президентский срок специально подчеркивается, что поддержание устойчивого экономического роста возможно лишь в случае продолжения курса на снижение налогов и неизменности поправок в налоговое законодательство 2001 и 2003 гг. Таким образом, тезис о действенности налоговой реформы для среднего класса американских налогоплательщиков лишь в долгосрочной перспективе в случае неизменности принятого первой администрацией налогового законодательства, содержащийся в предвыборной программе, может быть истолкован, как попытка, используя налоговую риторику повлиять на исход выборов в Конгресс США 2004 г.

Выборы в Конгресс США 2004 года сохранили ситуацию, в которой большинство, как в Сенате, так и в Палате представителей осталось за республиканской партией, что благоприятствовало законодательным инициативам администрации Дж.Буша-мл. и позволило продолжить намеченный им курс.

В период второго президентства Дж.Буша-мл., несмотря на рост налоговых доходов в федеральный бюджет (за четыре года налоговые поступления увеличились с 1,9 до 2,5 трлн. долл. или с 15,6% ВВП до 17,1 % ВВП), продолжилась тенденция на увеличение дефицита федерального бюджета, который к концу президентства Дж.Буша-мл. достиг 458,5 млрд. долл. (3,1 % ВВП). Основной причиной роста дефицитного финансирования федерального бюджета стал рост федеральных расходов. Так, за четырехлетний период расходы федерального бюджета увеличились с 19% ВВП до 20,2% ВВП, составив в 2008 году 2,9 трлн. долл.[10] Важно упомянуть о том, что налоговая реформа, проводимая администрацией Дж.Буша-младшего создала ситуацию, при которой преодолеть фискальный кризис и сдержать падение доходов от основных федеральных налогов, достигнув уровня доходов 2000 года (до президентства Дж.Буша-мл.) в абсолютном выражении удалось лишь к 2005 году, но довести данную статью до 20% ВВП действующая администрация не смогла даже в 2008 году (доля федеральных доходов в ВВП составила лишь 17,1%)[11].

Что касается изменений в структуре налоговых доходов за период второго президентского срока Дж.Буша-мл., то здесь наметились положительные тенденции: в частности за период с 2004 по 2008 год упрочились позиции в системе налоговых доходов таких важнейших налогов, как индивидуальный подоходный налог (его доля выросла с 43% до 45,4%, однако достичь дореформенного уровня в размере 49,6% не удалось) и налог на прибыль корпораций (с 10,1% до 12,1%), напротив сократилась доля отчислений в фонды социального страхования – с 40% (максимального уровня за всю историю налогообложения США) до 35,7% (что на 3,5% выше дореформенного уровня).

Говоря о реализованности предвыборных обещаний Дж.Буша-мл. можно отметить, что в основном все намеченные в его предвыборной программе налоговые инициативы были претворены в жизнь. Однако можно констатировать, что некоторые постулаты налоговой программы республиканцев носили исключительно декларативный характер. В частности, в ходе реформы усугубилась проблема сложности налогового законодательства (налоговый кодекс увеличился в 1,5 раза); не была решена проблема улучшения функционирования налогового механизма (были сделаны первые шаги по реформированию Службы внутренних доходов США, но дальнейшие действия не были реализованы); увеличилась степень дифференциации доходов населения (коэффициент Джини вырос за период реформ на 0,005 п. с 0,462 в 2000г. до 0,463 в 2007 г., его уровень значительно превышает средний уровень по ОЭСР); реформа имела регрессионный характер и была направлена на повышение благосостояния наиболее обеспеченных граждан США, а не на повышение уровня жизни среднестатистических американцев (доходы после налогообложения наиболее обеспеченных семей в среднем увеличились за семь лет реформ на 21,3% или 281 тыс. долл., в то время как доходы семей со средним достатком – на 8,86% или 4900 долл., а рост доходов низшего квинтиля составил лишь 6,9% за семилетний период).

Нельзя не подчеркнуть, что хотя налогово-бюджетная политика, проводимая республиканской администрацией Дж.Буша-мл. в краткосрочном периоде способствовала активизации производства и занятости, в средне-и долгосрочном периоде несмотря на ряд положительных эффектов она привела к беспрецедентному разбалансированию федерального бюджета за счет сокращения доходной его части с изменением структурного состава налоговой системы и одновременного наращивания расходов бюджета, накоплению дефицита бюджета в размере 3,1% от ВВП и росту валового федерального государственного долга до 9,9 трлн. долл. К концу президентского срока Дж.Буша-мл. стало понятно, что налоговая система США не в состоянии поддерживать выполнение современных функций государства в полном объеме и нуждается в дальнейшей корректировке.

Выборы 2008 и 2012 гг. (предвыборная платформа демократов и программа Б.Обамы)

Президентские выборы в США 2008 г. совпали с началом глубокого финансово-экономического кризиса, пусковым механизмом которого стал кризис высокорисковых ипотечных кредитов 2007 года (ипотечного кредитования лиц с низкими доходами и плохой кредитной историей), когда в результате 20%-го падения цен на недвижимость американские собственники жилья потеряли почти 5 трлн. долл. В 2008 году финансовый кризис привел к банкротству 9 крупнейших банков США[12]. Кризис в финансовой сфере быстро перерос в финансово-экономический, сопровождавшейся снижением основных макроэкономических показателей, сокращением производства, снижением занятости и ростом безработицы (так, рост ВВП к 2009 г. сократился до -2,8%, валовые инвестиции снизились до 17,5% ВВП, до -8,8% уменьшилась внешняя торговля товарами и услугами, на 11% снизились поступления в федеральный бюджет, безработица возросла до 9,3%).

Неудачи в налогово-бюджетной политике республиканцев, а также обвинения в провоцировании кризиса 2008-2009 гг., предопределили победу демократов на очередных президентских выборах.

В условиях кризиса от нового президента и новой администрации требовалось проведение эффективной антикризисной политики, нацеленной на оздоровление экономики и решение накопившихся внутриполитических проблем страны.

В предвыборной платформе демократов 2008 года и кандидата от демократической партии Б.Обамы., занявшего пост 44-го президента США 20 января 2009 г., резко осуждалась политика республиканцев по снижению налогов за счет предоставления льгот богатым американцам и создание «иллюзии процветания», делался вывод об усугублении бюджетных и нерешенности большинства социальных проблем, выдвигались обвинения в в ненужности военных трат, в частности финансировании войны в Ираке при нерешенности проблем в Афганистане[13]. В программе отмечалось, что новая демократическая администрация призвана «возродить американскую мечту», создать уверенность средних американцев в завтрашнем дне, упрочить позиции Соединенных штатов на мировой арене.

Следует отметить, что большая часть предвыборной программы демократов посвящена внутриполитической проблематике. В частности, программой предусматривалось решение следующих социально-экономических и финансовых проблем: проведение реиндустриализации американской экономики и возвращение из-за рубежа в США наиболее перспективных производств; создание программы регулирования деятельности финансовых институтов; развитие "чистой" энергетики; создание условий для роста инвестиций в фундаментальную науку и технологии с целью усиления лидерства США в области высоких технологий; введение равной оплаты за равный труд для мужчин и женщин; реформирование системы здравоохранения с целью получения большинством американцев доступного медицинского обслуживания; решение миграционных проблем; улучшение системы начального и среднего образования; расширение возможностей получения высшего и среднего специального образования; реформирование пенсионной системы; создание программы по борьбе с бедностью; обновление инфраструктуры.

Сложившийся круг макроэкономических и бюджетных проблем предопределил формирование приоритетов и методов налогово-бюджетной программы Б.Обамы. В демократической предвыборной платформе указывается на то, что для обеспечения роста ВВП, стимулирования уровня занятости и производства, достижения конкурентных преимуществ экономики США в мировом масштабе, необходимо решить унаследованные от предыдущей администрации фискальные проблемы в том числе за счет повышения налоговой нагрузки на богатых американцев и пересмотра налогообложения корпораций, при одновременном снижении военных расходов. При этом совершенствование действующего налогового механизма необходимо было осуществить с целью обеспечения нейтральности налогообложения; устранения неэффективного размещения производственных ресурсов, вызванного налоговыми факторами; повышения эффективности распределительной функции налоговой системы; обеспечения оптимального уровня налоговой нагрузки по подоходному налогообложению; упрощения налогового законодательства и совершенствования системы сбора налогов; нивелирования доходов американских налогоплательщиков.

Таким образом, согласно предвыборной программе Б.Обамы в связи с истечением срока действия налоговых инициатив республиканцев 31 января 2010 г., будет продолжено реформирование налоговой сферы, при этом доходы бюджета будут увеличены за счет возврата к крутой прогрессивной шкале индивидуального подоходного налога и роста налоговой нагрузки на налогоплательщиков, чей доход превышает 200 тыс. долл. в год на одного или 250 тыс. долл. в год на семью. Согласно расчетам демократов, в случае отмены налоговых «послаблений» республиканцев, каждый налогоплательщик с доходом от 200 до 500 тыс. долл. (таких в США насчитывается 3,8 млн. чел.) пополнит федеральный бюджет на 532 долл. Для налогоплательщиков, получающих от 500 тыс. долл. до 1 млн. долл. налоги увеличатся сразу на 10 тыс. долл., для лиц с доходом более 1 млн. долл. - на 100 тыс. долл. При этом в программе особо оговаривается, что налоговые инициативы демократической администрации будут направлены на снижение налоговой нагрузки на средний класс, то есть порядка 98% налогоплательщиков смогут по-прежнему рассчитывать на «налоговые льготы, введенные республиканской администрацией».

Важной особенностью программы демократов 2008 года является указание на необходимость значительного расширения роли государства в экономике в кризисный период. В своей инаугурационной речи 20 января 2008 г. Б. Обама отметил: «Для нас не вопрос, является свободный рынок силой зла или добра. Его способность генерировать благосостояние и расширять границы свободы неоспорима, но этот кризис напомнил нам о том, что без надзора рынок выходит из-под контроля, и нация не может процветать, если она благоволит только процветающим.»

В качестве первоочередной антикризисной меры новая демократическая администрация предложила ввести в действие «Закон о восстановлении экономики 2009 г.», который предусматривал выделение 787 млрд. долл. на оздоровление экономики (при этом 40% от суммы выделялось на снижение налогов для среднего и низшего классов налогоплательщиков), ставилась цель сокращения бюджетного дефицита до 533 млрд. долл. к 2013 г. в том числе за счет снижения расходов на войну в Ираке, проведения реорганизации правительства, усиления энергетической независимости США и коррекции налоговой политики. Налоговый пакет Закона предполагал введение налогового вычета до 400 долл. в год на одного налогоплательщика и 800 долл. в год на семью; введение налогового вычета до 10% от суммы покупной цены недвижимости в размере до 8 тыс. долл. при ее первичном приобретении; применение дополнительной амортизационной ставки; возможность полного списания капитальных расходов малыми предприятиями; увеличение периода переноса чистых операционных убытков для предприятий малого бизнеса; налоговые вычеты для предприятий, осуществляющих инвестиции в энергетической сфере; повышение налоговых ставок для богатейших американцев; отмену льгот для богатых семей; отмену льгот для корпораций, переносящих производство из США; реформировать систему взимания дохода по дивидендам и увеличить базовую ставку с 15 до 17%. Реализация предложенных налоговых мер, согласно расчетам демократов, увеличит чистый доход федерального бюджета за период с 2011 по 2019 г. на 86,5 млрд. долл., еще 60,1 млрд. долл. государство сможет получить за счет сокращения налоговых вычетов по доходам дочерних подразделений американских компаний за рубежом и 43 млрд. долл. – после внесения ряда поправок в положения налогового кодекса о налоговых кредитах.

Для реализации внутриполитических программных обещаний администрацией Б.Обамы было принято еще два судьбоносных закона: "Закон о налоговых льготах 2010 г.", который предполагал выделение 17,6 млрд. долл. в качестве налоговых льгот по налогу на заработную плату для малого бизнеса, на содержание инфраструктуры (шоссейных дорог федерального уровня) и создание дополнительных рабочих мест и «Закон о доступной медицине 2010 г.», получивший впоследствии название «Обамакэа», призванный изменить существующую систему здравоохранения и предусматривающий введение доступной для большинства американцев обязательной медицинской страховки.

Следует отметить, что в целом антикризисная налогово-бюджетная политика демократической администрации Б.Обамы в период первого срока президентства позволила частично решить накопившиеся социально-экономические проблемы и вывести страну из сложнейшего финансово-экономического кризиса. Так, за период с 2009 по 2012 гг. произошло значительное улучшение основных макроэкономических показателей США: рост ВВП увеличился до 2,3%, количество занятых возросло за 4 года на 2,6 млн. чел. – до 142,5 млн. чел. в 2012 г., рост производительности труда составил в середине 2012 года 2,5%, уровень безработицы сократился к концу 2012 года на 2% - до 7,9%.[14]

Следует отметить, что практически все внутриполитические решения демократической администрации (особенно касающиеся изменений в налоговой сфере) подвергались жесткой критике со стороны республиканцев. И это несмотря на то, что на выборах в Конгресс 2008 года демократы упрочили свои позиции, завоевав большинство в обеих палатах Конгресса, что обеспечивало действующей администрации более комфортные условия для проведения важных социально-экономических решений.

Первый серьезный кризис в политической сфере начался в 2010 г. с обсуждения «Закона о доступной медицине 2010 г.», против принятия которого выступало большинство представителей республиканской партии.

В 2011 г. конфронтация продолжилась с новой силой уже в бюджетной сфере из-за неспособности представителей обеих партий прийти к консенсусу по вопросам бюджетно-налогового регулирования. Здесь важно подчеркнуть, что расстановка сил в органах законодательной власти изменилась после очередных выборов в Конгресс 2011 г., когда контроль над Палатой представителей Конгресса перешел к республиканцам. В этих условиях администрации Б.Обамы было крайне сложно продолжать намеченный курс.

Республиканцы жестко осуждали бюджетно-налоговую политику действующей администрации, реализация которой привела к ухудшению ситуации в бюджетной сфере: расходы федерального бюджета увеличились за первые три года президентства Б.Обамы на 1,3 трлн. долл., составив в 2011 г. 3,6 трлн. долл. (23,4% ВВП), налоговые доходы федерального бюджета сократились до 2,3 трлн. долл. (15% ВВП), дефицит бюджета составил 1,3 трлн. долл. или 8,5% ВВП (вместо запланированных 5,9% ВВП), как следствие этого совокупный государственный долг увеличился до 14,7 трлн. долл. и составил 96% ВВП.

К июлю 2011 г. из-за невозможности прийти к соглашению по возможным мероприятиям по коррекции возникших бюджетных проблем политический конфликт достиг апогея, когда дальнейшая конфронтация могла привести к возникновению технического дефолта американского правительства. В августе 2011 г. был принят компромиссный закон "О бюджетном контроле 2011 г.", который предусматривал сокращение бюджетных расходов на 917 млрд. долл. и поэтапное увеличение потолка государственного долга на 400 млрд. долл., 500 млрд. долл. и 1,2-1,5 трлн. долл. соответственно с целью выхода из ситуации бюджетной разбалансированности за 10 лет.

К концу первого президентского срока Б.Обамы произошло улучшение бюджетных показателей: расходы федерального бюджета в 2012 г. снизились до 22,1% ВВП; налоговые поступления увеличились до 2,5 трлн. долл.; бюджетный дефицит сократился до 1,1 трлн. долл. (6,8% ВВП), что отражают данные, представленные на рисунке 1.

Рисунок 1.
Показатели бюджета США в период первого президентского срока Б.Обамы (% от ВВП)

Источник: Budget of the United States Government, Fiscal year 2017, Histоrical Tables, Table 1.2

Однако рост государственного долга сохранился. Так, совокупный федеральный государственный долг составил в 2012 г. 16 трлн. долл. (100,2% ВВП), что отчетливо прослеживается на рисунке 2, а государственный «публичный долг» увеличился до 70,4% ВВП – показателя, характерного для военного и послевоенного времени. Также наблюдался рост внешнего государственного долга США, в конце 2012 г. он составил 5,6 трлн. долл., увеличившись за четыре года почти в два раза.

Рисунок 2.
Государственный долг США в период первого президентского срока Б.Обамы (% от ВВП)

Источник: Budget of the United States Government, Fiscal year 2017, Histоrical Table 7,1

Нельзя не отметить, что, увеличение общей налоговой нагрузки в первые четыре года реализации президентской программы Б.Обамы (до 15,3% ВВП к 2012 г.) не способствовало в краткосрочном периоде росту поступлений от основных налогов федеральной налоговой системы США: доля в ВВП индивидуального подоходного налога снизилась до 7,1% ВВП; налога на прибыль корпораций – до 1,5% ВВП, отчислений в фонды социального страхования – до 5,3% ВВП.

На выборах президента США 2012 года, демократы снова одержали победу, представив предвыборную платформу, которая предусматривала создание новых рабочих мест (за четыре года в производственном секторе планировалось создать порядка 1 млн. новых рабочих мест), всестороннее стимулирование спроса, проведение инновационной перестройки экономики, корректировку налогового законодательства в части введения налоговых льгот для малых и крупных предприятий при приобретении обязательной медицинской страховки для работников; снижения налога на прибыль корпораций до 25%; введения 20% налога на стоимость перемещения бизнеса в США из офшоров с целью получения налогового вычета; предоставления налоговых скидок предприятиям, нанимающим новых сотрудников или повышающих заработную плату персоналу; продления действия налоговых льгот, предусмотренных налоговой реформы Дж.Буша-мл. для семей среднего класса; увеличения максимальной ставки индивидуального подоходного налога до 30% для налогоплательщиков с доходом, превышающим 1 млн. долл. в год. Приоритетными направлениями государственного регулирования остались здравоохранение, образование, энергетика, экология, наука и развитие промышленного производства с использованием новых технологий.

Важным фактором, не позволяющим реализовать намеченные демократами программные мероприятия в бюджетной сфере, явилось усугубление проблемы политической конфронтации, которая формировалась на протяжении предшествовавших четырех лет нахождения у власти администрации Б.Обамы. Бесконечные дебаты вокруг принятия федерального бюджета на очередной финансовый год и неспособность договориться по вопросам реализации налогово-бюджетной политики полностью дезорганизовали систему принятия бюджетных решений, что способствовало возникновению «фискального обрыва», призванного сократить бюджетный дефицит на 607 млрд. долл. за счет автоматического сокращения бюджетных расходов на 102 млрд. долл. и повышения налогов на 399 млрд. долл. после истечения срока действий программ, предусмотренных законами 2010 и 2011 гг., начиная со 2 января 2013 г.

В ходе межпартийных переговоров параметры «фискального обрыва» удалось скорректировать. В соответствии с принятым компромиссом, дефицит бюджета должен быть сокращен на 1,2 трлн. долл. за десять лет. 2 января 2013 г. был принят «Закон о льготах для американских налогоплательщиков 2012», предполагающий, что пролонгация стимулирующих налоговых мер, расширение налоговой базы, увеличение нагрузки на налогоплательщиков с высоким уровнем доходов, и, как следствие, рост налоговых поступлений в бюджет в размере 3,3% ВВП за 10 лет до уровня 19,1% ВВП к 2023 г. при одновременном снижении расходов федерального бюджета на 0,8% ВВП за 8 лет до уровня 22% ВВП, позволит добиться желаемого сокращения дефицита бюджета федерального правительства. Ожидалось, что реализация налоговых мероприятий, отраженных в Законе, приведет к усилению позиций налога на доходы с физических лиц (индивидуального подоходного налога) до 51,4% к 2023 г. и сокращению поступлений от отчислений в фонды социального страхования до 31,5%.[15]

Важно отметить, что «Закон о льготах для американских налогоплательщиков» 2012 года включает большинство запланированных в предвыборной программе Б.Обамы 2012 г. налоговых инициатив, среди них: пролонгация действия налоговых ставок и налоговых льгот в рамках реформ 2001-2003 гг. для налогоплательщиков со средним и низким уровнем дохода; отмена части льгот и применение высших ставок налога в размере 39,6% для налогоплательщиков с высоким уровнем дохода (свыше 400000 долл.) и повышенной 20% ставки на прирост капитала; введение ставки в размере 40% на имущество стоимостью свыше 5 млн. долл.; введение налога на инвестиционные доходы на пенсионные средства в рамках программы "Медикэа" в размере 3,8% для доходов свыше 250000 для супругов, заполняющих совместную декларацию (200000 для физических лиц, заполняющих отдельную декларацию), что автоматически увеличивает налоговую нагрузку для указанной группы налогоплательщиков по налогу на прирост капитала до 18,8% и 23,8% соответственно; различные льготы для малого бизнеса, предприятий, возвращающих производство из офшоров в США, и др.

В феврале 2013 г. Б.Обамой был подписан Закон (The No Budget, No Pay Act of 2013, Public Law 113-3), повышающий потолок государственного долга до 16,7 трлн. долл. (75% ВВП) до 19 мая 2013 г. Примечательно, что в Законе была сделана попытка нормализовать процедуру принятия бюджетных решений с помощью введения пункта, обязывающего обе палаты Конгресса утвердить резолюции по бюджету на 2014 ф.г. до 15 апреля 2013 г.

Однако, в конце 2013 г. конфликт президента и Конгресса США возобновился, были закрыты правительственные учреждения, возникла реальная угроза технического дефолта. Очередной компромисс был достигнут за счет подписания Закона (Bipartisan Budget Act of 2013, H.J.Res. 59; Pub.L. 113–67) предусматривающего финансирование в размере 1,012 трлн. долл. и 1,014 трлн. долл. на 2014 и 2015 финансовые годы.

Следует отметить, что несмотря на безусловные сложности с проведением большинства налогово-бюджетных решений второй администрации Б.Обамы, можно говорить о действенности и реализованности многих предвыборных обещаний демократов. В частности, предложенные администрацией Б.Обамы меры в кратко- и среднесрочной перспективе позволили улучшить основные макроэкономические показатели: ежегодный рост ВВП в ценах 2009 года составил 2,3% в 2012 г., 2,4% в 2014 г., 2,6% в 2015 г. и 3,2% в третьем квартале 2016 г[16]; число занятых в несельскохозяйственных отраслях экономики по данным Министерства труда США увеличилось на 2,3 млн. чел. в 2013 г., на 2,8 млн. чел. в 2014 г., на 1,87 млн. чел. в 2015 г., в 2016 количество занятых увеличивалось ежемесячно на 180 тыс. чел., составив в ноябре 2016 г. 1,9 млн. чел.; уровень безработицы сократился с 7,9% в декабре 2012 г. до 4,6% в ноябре 2016 г.; средняя почасовая оплата труда возросла с 19,94 долл. в декабре 2012 г. до 25,89 долл. в ноябре 2016 г.[17]

Важным достижением второй администрации Б.Обамы является выход на положительный тренд в решении проблемы дефицитности бюджета. Так за три года бюджетный дефицит был сокращен на 64% с 1,1 трлн. долл.(6,8% ВВП) до 438 млрд. долл. (2,5% ВВП). В 2016 г. наблюдается рост данного показателя на 152 млрд. долл. (до 590 млрд. долл.)[18] на фоне увеличения расходов федерального бюджета по ряду социальных программ, а также программ в области здравоохранения с 20,7 до 21,4% ВВП. Положительным фактором является также постепенный рост доходов федерального бюджета в период с 2012 по 2016 гг. с 2,4 трлн. долл. (15,3% ВВП) до 3,3 трлн. долл. соответственно (18,1% ВВП), что отражают данные рисунка 3, [19] и упрочнение позиции индивидуального подоходного налога (налога с доходов физических лиц) в системе федеральных налоговых доходов в этот период с 46,2% до 48,8%.

К важнейшему отрицательному результату деятельности администрации Б.Обамы можно отнести значительное усложнение ситуации с государственным долгом США, среднегодовые темпы наращивания которого за последние 8 лет составили порядка 10%. Если в начале второго президентского срока Б.Обамы совокупный федеральный государственный долг составлял 16 трлн. долл. или 100,2% ВВП, то к концу президентских полномочий Б.Обамы этот показатель уже превысил 19,8 трлн. долл. и достиг 105,2% ВВП (см. рисунок 4), таким образом на каждого жителя США на сегодняшний момент приходится порядка 60,9 тыс. долл. совокупного государственного долга. В бюджете США на 2017 г. выплаты процентов по государственному долгу составляют уже 7% от общих федеральных бюджетных затрат, а именно 303 млрд. долл.

Рисунок 3.
Показатели бюджета США в период второго президентского срока Б.Обамы (% от ВВП)

Источник: Budget of the United States Government, Fiscal year 2017, Histоrical Tables, Table 1.2

Рисунок 4.
Государственный долг США в период второго президентского срока Б.Обамы (% от ВВП)

Источник: Budget of the United States Government, Fiscal year 2017, Histоrical Table 7,1

Что касается налоговых инициатив Б.Обамы, стоит заметить, что большинство из них были реализованы и достигли целей, на которые были направлены. В частности, улучшилось благосостояние американцев (в 2013 и 2014 гг. произошла стабилизация медианного дохода американских домохозяйств, который имел отрицательную динамику с 2007 по 2012 гг., в 2014 г. он составил более 51,5 тыс. долл.; среднегодовой доход домохозяйств, продемонстрировал тенденцию к увеличению в 2013 г., составив 72,6 тыс. долл., в октябре 2016 г. персональные доходы составили 16260 млрд. долл., продемонстрировав рост в среднем на 12% за последние 4 года и на 23% за весь президентский срок Б.Обамы); благодаря введению таких налоговых льгот, как налоговый кредит на заработанный доход и налоговый кредит на ребенка, являющимися эффективными мерами борьбы с бедностью, удалось вывести из числа живущих за чертой бедности 9,3 млн. американцев, в том числе 4,9 млн. детей, увеличив доход в среднем на 2407 долл. на семью[20]; улучшились налоговые условия для среднего и малого бизнеса; благодаря введению налоговых льгот на НИОКР выросли расходы на научные исследования.

При этом остались и нерешенные задачи, так в ходе реализации налоговой программы демократами не была решена проблема сложности налогового законодательства[21], наметились лишь некоторые улучшения в функционировании Службы внутренних доходов США, ввиду направленности большинства налоговых инициатив второй демократической администрации на долгосрочную перспективу, экономический эффект от их реализации в рамках одного президентского срока оказался незначительным.

Таким образом, накануне выборов нового 45-го президента США в 2016 году, список приоритетных задач и целей внутренней политики остался практически неизменным по сравнению с выборами 2012 года. По-прежнему ставится задача оптимизации налоговой системы в целях обеспечения и поддержания устойчивого экономического роста, стимулирования уровня занятости и производства, повышения конкурентоспособности американской экономики США; требуется решить накопившиеся иммиграционные проблемы и проблемы, связанные с бедностью и ростом дифференциации доходов американского общества.

Важнейшими стратегическими вызовами социально-экономической стабильности США, связанными с бюджетными факторами, остаются:

· увеличение темпов роста дефицита бюджета, особенно в период после 2019 г., в результате растущих более высокими темпами, чем ВВП, расходов по основным социальным программам, в частности социальному страхованию, «Медикэа» и «Медикейд» из-за выхода на пенсию поколения «бэби-бумеров» и реализации программы «Обамакэа»;

· дальнейшее наращивание государственного долга, как единственного инструмента финансирования бюджетных дефицитов, и, соответственно, рост нагрузки на федеральный бюджет за счет увеличения расходов по статье «обслуживание государственного долга», что в свою очередь может негативно отразиться на инвестиционной активности и привести к падению спроса на недвижимость и потребительские товары длительного пользования.

Актуальность решения проблем бюджетной сферы убедительно подтверждают статистические данные, представленные в таблице 2. Так, согласно прогнозным данным, предложенным в Бюджете США на 2017 ф.г., в период деятельности новой администрации расходы федерального правительства увеличатся до 22,3% ВВП (уровня, характерного для конца президентства Дж.Буша-мл.), доходы бюджета удастся довести до 19,8% ВВП (практически добившись результата администрации Б.Клинтона), дефицит бюджета будет удерживаться на уровне 2,3% ВВП, появится возможность сократить совокупный федеральный долг до 102,4% ВВП.

Данные таблицы 2 также дают основание утверждать, что для оптимальной работы бюджетной системы США уровень расходов федерального правительства должен удерживаться в диапазоне от 20 до 22% ВВП, при этом поступления в бюджет должны составлять не менее 20-21% ВВП.

Таблица 2.
Изменение основных параметров федерального бюджета США в период деятельности различных администраций с 1993 по 2016 гг. и прогноз на новый выборный период (% от ВВП)

Первый год президентства

Последний год президентства

В среднем за срок президентства

Вильям Джефферсон Клинтон (Б. Клинтон, 1993 - 2001)

Расходы бюджета

20,7

17,6

18,4

Доходы бюджета

17

20

19,2

Дефицит (-), профицит

-3,8

2,3

-0,75

Долг федерального правительства

64

55,5

62,1

Джордж Волкер Буш (Дж.Буш-мл., 2001 - 2009)

Расходы бюджета

17,6

20,2

19

Доходы бюджета

18,8

17,1

17

Дефицит (-), профицит

1,2

-3,1

-1,9

Долг федерального правительства

54,6

67,7

60,7

Барак Хуссейн Обама II (Б.Обама, 2009 – 2016)

Расходы бюджета

24,4

21,4*

22,1

Доходы бюджета

14,6

18,1*

16,3

Дефицит (-), профицит

-9,8

-3,3*

-5,8

Долг федерального правительства

82,4

105,2*

98

Прогноз на новый выборный период (2016 - 2020 гг.)

Расходы бюджета

21,4*

22,3*

-

Доходы бюджета

18,1*

19,8*

-

Дефицит (-), профицит

-3,3*

-2,4*

-

Долг федерального правительства

105,2*

102,4*

-

* - прогнозные данные

Источник: Budget of the United States Government, Fiscal year 2017, Histоrical Tables, Table 1.1, 1.2, 7,1

Основываясь на статистических данных можно говорить о большем положительном бюджетном эффекте от налоговых преобразований, проводимых правительствами Б.Клинтона и Б.Обамы, то есть мероприятиях по увеличению налоговой нагрузки на экономику в целях активизации фискальной и регулятивной функций налоговой системы. И напротив, как мы можем видеть из проведенного анализа, макроэкономический эффект от налоговой реформы, предложенной к реализации Дж.Бушем-мл. не смог перекрыть негативного воздействия налоговой программы республиканцев на бюджетную сферу, сократив уровень поступлений в федеральный бюджет за 8 лет на 2,9 п.п. - до 17,1% ВВП, что впоследствии под влиянием финансово-экономического кризиса привело к снижению данного показателя до 14,6% ВВП -исторического минимума в мирное время.

«Новым» вызовом становится весьма опасная практика проведения бескомпромиссных дебатов в Конгрессе по вопросам бюджетно-налогового регулирования и вызванная этим проблема своевременного принятия бюджетных решений. Здесь нужно оговориться, что, как совершенно справедливо отмечает Н.М. Травкина в монографии «Бюджетный процесс в Конгрессе США: законодательные нормы и формы их реализации», «…основное противоречие, встроенное в современный бюджетный процесс в Конгрессе, проистекает из разных временных горизонтов функционирования политической системы и системы государственных финансов США; американская политическая система с ее календарем частых политических выборов объективно придает бюджетному процессу краткосрочный характер…», в то время как большинство мероприятий, предлагаемых к реализации в предвыборных платформах и президентских программах носят средне и долгосрочный характер. В этом смысле ситуация «политизации бюджетной сферы», ставшая нормой для США в первой четверти 21 века, когда при смене правящих партий, не дождавшись долгосрочного эффекта от мероприятий, предложенных и реализованных предшествующей администрацией, новая администрация начинает реализацию своей долгосрочной программы (в большинстве случаев противоположной предложенной ранее), с одной стороны негативно влияет на выборный процесс, с другой является сдерживающим фактором в достижении желаемого эффекта при решении приоритетных внутриполитических задач. Аналогично чрезмерная «политизация бюджетного процесса» предполагает наличие у претендентов на «овальный кабинет» не только необходимых знаний механизма принятия и реализации бюджетных решений, но и умений и навыков успешного политического манипулирования бюджетным процессом в условиях политического кризиса.

Выборы 2016 г. (предвыборная платформа республиканцев и программа Д.Трампа)

Центральными вопросами выборов президента США 2016 г., состоявшимися 8 ноября с.г., стали обеспечение устойчивого экономического роста, решение бюджетных проблем, реформирование налоговой системы, борьба за средний класс, о чем упоминалось ранее в данной работе. Не остались без внимания в программах кандидатов от обеих партий и такие традиционные внутриполитические проблемы, как миграция, бедность, здравоохранение и образование.

Так, в предвыборной платформе республиканской партии «Мы верим в Америку»[22], отмечается, что республиканцы являются партией растущей экономики, предоставляя каждому равные возможности учиться, работать и найти себя в жизни. Документ содержит жесткую критику деятельности действующей демократической администрации. В частности, в документе отмечается, что результатом внутренней политики демократической администрации стало в том числе: увеличение числа лиц, находящихся за чертой бедности на 7 млн. чел.; снижение реальных доходов населения после налогообложения до 17 тыс. долл.; чрезмерное раздувание государственного аппарата и увеличение заработной платы госслужащих (согласно подсчетам республиканцев, на одного госслужащего в год дополнительно расходуется порядка 35 тыс. долл. налоговых средств, что в три раза превышает аналогичные затраты в частном секторе); увеличение государственного долга с 10 трлн. долл. до 19 трлн. долл.[23], значительно повышающего нагрузку на экономику и становящегося непосильной ношей для будущего поколения американцев; проведение неэффективной реформы системы здравоохранения, существенно повысившей стоимость медицинских страховок и приведшей к обогащению страховщиков.

С точки зрения республиканцев политика Б.Обамы систематически приводила к сокращению роста экономики и снижению занятости, повышая правительственные расходы и вызывая падение доходов федерального бюджета, когда же республиканцы якобы предлагали действенные меры для коррекции ситуации, президент объявлял о бюджетном кризисе с целью выбивания дополнительных денег на финансирование многочисленных программ.

Республиканцы планируют изменить существующий порядок вещей и исходят из тезиса о том, что построение сильной экономики наряду с сокращением расходов по государственным программам – необходимые меры успешной борьбы с государственным долгом. Они подчеркивают необходимость достижения и поддержания сбалансированности федерального бюджета для эффективного решения социально-экономических задач, и предлагают для этих целей ввести так называемую «Поправку о сбалансированном бюджете», устанавливающую пороговый уровень расходов и предполагающую наличие большинства голосов для проведения любого повышения налогов.

Значительная часть платформы республиканской партии посвящена рецептам решения миграционной проблемы, проблемы бедности, совершенствования системы здравоохранения и образования, стабилизации ситуации в области энергетики, сельского хозяйства, решения ряда стратегических задач, таких, как обеспечение кибербезопасности.

Неудивительно, что в документе появился излюбленный тезис республиканцев о либерализации экономики, необходимости сокращения государственного вмешательства и расширения возможностей свободного рынка для решения в том числе социальных задач[24]. Однако обоснование действенности этого тезиса представляются весьма сомнительными. Так, в платформе говорится: «Мы боролись с бедностью в течение 50 лет. Наши 80 программ поддержки малоимущих ежегодно обходятся нашей казне более, чем в 1 трлн. долл. и рассчитаны на то, чтобы помогать людям рождаться в бедности или же становится малоимущими. Это прогрессирующая патология: делать людей зависимыми с целью получения возможности распределять доход. В результате мы имеем 45,8 млн. человек, получающих продовольственные талоны, 77 млн. человек, охваченных программой Медикейд и еще 5,7 млн. человек, получающих пособия по программе медицинского страхования детей.». Республиканцы предлагают отменить данные программы и использовать постулаты, предложенные в Законе 1996 г. «О личной ответственности и возможности для занятости» (The Personal Responsibility and Work Opportunity Reconciliation Act of 1996).

По поводу обоснованности государственных расходов на реформирование системы образования в платформе говорится следующее: «С 1965 г. федеральное правительство потратило 2 трлн. долл. на 100 программ, финансируемых через Министерство образования и направленных на совершенствование начального и среднего образования в школах. Соединенные Штаты расходуют в среднем более 12 тыс. долл. в год на одного обучающегося в государственных школах, а это более 620 млрд. долл. Понятно, что если бы деньги были решением, то все проблемы наших школ были бы уже давно решены. Не всегда правдиво утверждение: чем выше затраты, тем выше качество.»[25].

Как видно из платформы 2016 г., республиканцы четко придерживаются традиционных консервативных подходов и методов проведения государственной политики. В платформе находят отражения многие предложения, высказанные во время обеих предвыборных кампаний Дж.Буша-мл.

Следует еще раз подчеркнуть, что предвыборная программа Д.Трампа, выдвинутого официальным кандидатом от республиканской партии и выигравшего президентскую гонку 2016 г., отличается от предлагаемой республиканцами платформы 2016 г. более жесткой риторикой, явной направленностью на решение внутренних проблем, шокирующими мерами по решению некоторых конкретных социально-экономических задач.

Так, следуя требованиям социально-экономической ситуации в стране, Д.Трамп предложил реализовать пакет мер, направленных на реформирование действующего налогового законодательства, коррекцию проводимой торговой, энергетической и регуляторной политики с целью стимулирования экономического роста от 3,5 до 4% в год и создания 25 млн. новых рабочих мест за десятилетний период. Одновременно платформа Д.Трампа предусматривает мероприятия по обновлению инфраструктуры, проведению реформы системы образования, здравоохранения, изменению иммиграционной политики США, введение в действие «Плана пенни» для решения бюджетных проблем.

В программе Д.Трампа, равно как и в платформе республиканской партии, содержится жесткая критика деятельности демократов. В качестве наиболее значимых отрицательных последствий для экономики США, проводимой Б.Обамой политики, указывается в том числе рост числа безработных за семь лет на 14 млн. человек, низкий рост ВВП (в среднем в размере 2,1% за семь лет), увеличение числа лиц, находящихся за чертой бедности (еще 12 млн. чел. обратились за продовольственной помощью для малоимущих), двукратный рост размера займов на получение высшего образования до 1,3 трлн. долл., двукратное увеличение государственного долга, рост торгового дефицита до 800 млрд. долл.[26]

В рамках реформирования законодательства (совершенствования регуляторной политики) Д.Трампом предлагается ввести мораторий на принятие новых законопроектов федерального уровня в этой сфере в случае их блокировки Конгрессом, выявить и отменить неэффективные, мешающие работе положения и законы, сократить численность сотрудников правительства США. В частности, планируется отменить такой закон, как «The Clean Power Plan» («план чистой энергии», призванный снизить количество вредных выбросов в атмосферу при производстве электроэнергии на 30%), предусматривающий ежегодное финансирование в размере 7,2 млрд. долл. При этом в документе особо подчеркивается, что в 2015 году федеральные министерства и ведомства выпустили порядка 3300 новых положений и законов, ежегодно чрезмерное нормотворчество обходится стране в 2 трлн. долл. и сокращает доходы домохозяйств на 15 тыс. долл.

Пересмотр приоритетов торговой политики предполагает меры для защиты американских производителей. Так, Д.Трамп планирует пересмотреть положения Североамериканского соглашения о свободной торговле (NAFTA) для обеспечения более выгодных условий американским производителям или выйти из соглашения в случае отказа сторон принять новые условия; вывести США из Транстихоокеанского партнерства; ужесточить политику в отношении «недобросовестного субсидирования» и «незаконного использования интеллектуальной собственности американских компаний» в Китае, объявив Пекин валютным манипулятором, обложив китайские товары пошлинами и предъявив иски о недобросовестной торговле.

Инициативы Д.Трампа в области энергетики призваны усилить энергетическую независимость США, увеличить объем производства топливной продукции, создать новые рабочие места, обеспечить защиту окружающей среды за счет применения новых технологий. Первым шагом на этом пути будет отмена жестких экологических ограничений, принятых во время президентства Б.Обамы, спровоцировавших кризис угольной отрасли США и банкротства ряда сланцевых компаний. Д.Трамп планирует провести «энергетическую революцию», разрешив использование законсервированных или недоступных ранее для добычи запасов сланца, наземных и шельфовых месторождений нефти, природного газа и угля. Указанные инициативы позволят с точки зрения Д.Трампа в течение следующих 7 лет ежегодно увеличивать ВВП США в среднем на 100 млрд. долл., создавать 500 тыс. новых рабочих мест в год с фондом заработной платы до 30 млрд долл., увеличить поступления в бюджеты штатов и местных органов власти на 6 трлн. долл. за следующие 40 лет.

Введение в действие т.н. «Плана пенни», согласно которому будет производится ежегодное сокращение федеральных расходов на 1%, за исключением расходов на оборону, здравоохранение и образование, позволит с точки зрения Д.Трампа сократить расходную часть бюджета правительства на 1 трлн. долл. за 10 лет.

Привлечение инвестиций в инфраструктурные проекты, реформирование транспортной отрасли, совершенствование системы электро- и водоснабжения, внедрение новых технологий в национальную транспортную систему – приоритетные направления программы Д.Трампа по развитию инфраструктуры американской экономики.

Основной задачей предвыборных обещаний Д.Трампа в области иммиграционной политики является ужесточение контроля за иммиграцией для обеспечения рабочими местами, увеличения благосостояния и безопасности американцев.

С целью реформирования системы образования предлагается увеличить финансирование школ из федерального бюджета на 20 млрд. долл., создать возможность получения среднего образования детьми, находящимися за чертой бедности, разработать программу реформирования системы высшего образования и сделать его более доступным для большинства американцев.

Реформа системы здравоохранения предполагает отмену Закона «Обамакэа» и введение системы «медицинских сберегательных счетов» (HAS), а также разработку совместно с Конгрессом проекта системы мер для обеспечения достойного и доступного медицинского обслуживания рядовых американских граждан.

Налоговая платформа Д.Трампа предусматривает во-первых, реформирование системы налогообложения физических лиц за счет прогрессивного сокращения предельных ставок индивидуального подоходного налога в интересах среднего класса, установления справедливых ставок налогов для американцев с высоким уровнем доходов, установления нулевых ставок налога для малообеспеченных американцев, отмену альтернативного минимального налога; во-вторых, упрощение налогового законодательства и совершенствование системы сбора налогов; в-третьих, создание благоприятных налоговых условий для усиления инвестиционной активности частного сектора и обеспечения роста сегмента малого предпринимательства в США; в-пятых, реформирование системы налогообложения юридических лиц (корпораций); в-шестых, отмену налога на имущество, передающееся в порядке наследования[27].

Таким образом, основным элементом налоговой реформы Д.Трампа является прогрессивное сокращение предельных ставок прямых федеральных налогов. В данном случае расчет сделан на то, что эффективность экономики может быть достигнута при низких ставках налогов за счет сокращения числа льгот и расширения налоговой базы. Здесь важно отметить, что в налоговой платформе Д.Трампа явно прослеживается преемственность налоговой политики, проводимой республиканцами - многие постулаты налоговой реформы Дж.Буша-мл. в той или иной форме находят свое отражение в налоговой программе 45 президента США.

В частности, в рамках пакета налоговых мероприятий по совершенствованию налогообложения физических лиц предлагается:

· ввести четырехступенчатую шкалу индивидуального подоходного налога вместо семиступенчатой, с максимальной ставкой в размере 25 % (см. таблицу 3);

· ввести ставку в размере 20% на доходы от прироста капитала и дивиденды;

· установить специальную нулевую ставку для малообеспеченных лиц с целью повышения уровня жизни указанной категории граждан и постепенного перехода этой категории налогоплательщиков в категорию лиц со среднем доходом, и решение за счет такого эффекта проблемы поляризации общества;

· отменить альтернативный минимальный налог;

· отменить налог по ставке 3,8% на чистые инвестиционные доходы, являющийся элементом Закона о доступном медицинском обслуживании;

· учитывать процент от прибыли в налоговой базе индивидуального подоходного налога с применением соответствующих ставок;

· постепенно отменить налоговый вычет по страхованию жизни;

· увеличить стандартный налоговый вычет для совместно заполняющих налоговую декларацию супругов с 12600 долл. до 30 тыс. долл., и до 15 тыс. долл. отдельно заполняющего налоговую декларацию налогоплательщика;

· увеличить специальные налоговые вычеты до 200 тыс. долл. для совместно заполняющих декларацию супругов и до 100 тыс. долл. для отдельно заполняющего налоговую декларацию налогоплательщика.

· ввести специальный налоговый вычет в размере расходов по уходу за ребенком или пожилым иждивенцем для работающих родителей,

· исключить из-под налогообложения сберегательные счета, открытые для обеспечения ухода за детьми и престарелыми родственниками.

Таблица 3.
Изменение шкалы взимания налогов для физических лиц согласно налоговому плану Д.Трампа

Ставка индивидуального подоходного налога с физических лиц

Ставка налога на доход от прироста капитала и дивиденды

Одинокий налогоплательщик

Супруги, заполняющие совместную декларацию

Глава домохозяйства

0%

0%

от 0 до 25000 долл.

от 0 до 50000 долл.

от 0 до 37500 долл.

12%

0%

от 25000 до 50000 долл.

от 50000 до 100000 долл.

от 37500 до 75000 долл.

25%

15%

от 50000 до 150000 долл.

от 100000 до 300000 долл.

от 75000 до 225000 долл.

33%

20%

150000 долл. и выше

300000 долл. и выше

225000 долл. и выше

Источник: https://www.donaldjtrump.com/policies/tax-plan/

Таким образом, после вступления в силу мероприятий по коррекции налогообложения физических лиц супруги, заполняющие совместную декларацию и имеющие доход в размере 50 тыс. долл. в год с двумя детьми и затратами на детей в размере 8 тыс. долл., смогут снизить свои налоговые выплаты на 35%; супруги с доходом в размере 75 тыс. долл. с двумя детьми, с затратами на детей в размере 10 тыс. долл., снизят свои налоговые выплаты на 30%; для семей с двумя детьми, налогооблагаемый доход которых составляет 5 млн. долл. в год и расходами на детей в размере 12 тыс. долл. экономия налоговых выплат составит лишь 3%. Эти расчеты доказывают социальную направленность налоговых мер, предлагаемых новым президентом США.

С целью совершенствование налогообложения юридических лиц предлагается провести следующие мероприятия:

· снизить максимальную ставку налога на прибыль корпораций с 35% до 15%;

· отменить альтернативный минимальный налог для корпораций;

· ввести одноразовую ставку в размере 10% для корпораций, возвращающих производство из офшоров в США;

· отменить большинство налоговых льгот, за исключением налогового кредита на НИОКР для расширения налоговой базы по налогу;

· предоставить возможность для выбора американскими производственными компаниями вариантов снижения налогооблагаемой базы, либо за счет вычета капиталовложений, либо за счет процентных расходов;

· предоставить возможность для компаний, оплачивающих расходы работников по содержанию детей уменьшить налогооблагаемую базу на сумму указанных расходов.

Выборы 2016 г. (предвыборная платформа демократов и программа Х.Клинтон)

Предвыборная платформа демократов, характеризуемая ими как «самая прогрессивная политическая программа» за всю историю партии, была утверждена в г.Орландо 9 июля 2016 г. В преамбуле к платформе говорится о том, что под руководством Б.Обамы и благодаря усилиям американского народа, США удалось преодолеть «великую рецессию», создать 14,8 млн. новых рабочих мест, увеличить число американцев, охваченных медицинским страхованием благодаря принятию Закона «Обамакэа», до 20 млн. человек, значительно упрочить позиции США в энергетическом секторе[28].

В платформе отдельно подчеркивается предназначение демократической партии: «…мы призваны защищать гражданские свободы и обеспечивать гражданские права и право голоса, права женщин и права трудящихся, права для людей с ограниченными возможностями... Америка по-прежнему является, как сказал Роберт Кеннеди, «великой страной, бескорыстной страной и сострадательной страной». Внутриполитическая часть платформы посвящена решению социально-экономических задач и повышению благосостояния средних американцев. Для этого предлагается повысить минимальную заработную плату до 15 долл. в час; обеспечить равные права для работы женщин; продолжить реализацию программы по обеспечению семей с низким и средним достатком доступным жильем; обеспечить выполнение предложенных администрацией Б.Обамы социальных программ за счет увеличения налоговой нагрузки на налогоплательщиков с доходом свыше 250 тыс. долл. В платформе также упоминается о необходимости дальнейшей модернизации инфраструктуры (демократы планируют создать специальный национальный банк, который будет выделять фонды на эти цели); выделении дополнительных средств на поддержку программ НАСА; стимулировании развития американского малого бизнеса; реформировании финансовой системы; продолжении реформ системы здравоохранения и образования (в частности говорится о введении бесплатного обучения в муниципальных колледжах), проведении иммиграционной реформы.

Программа Х.Клинтон, выдвинутой кандидатом в президенты 2016 г. от демократической партии, стала отражением предложенных в платформе демократической партии постулатов, целей и задач. Программа нацелена на продолжение политики, проводившейся Б.Обамой.

Для решения миграционных проблем Х.Клинтон предложила реформировать иммиграционную систему и создать механизм предоставления гражданства нелегальным мигрантам, что с ее точки зрения позволит легализовать 11 млн. человек. Реформа призвана упростить оформление документов для иммигрантов, отменить срок ожидания, когда дети и супруги лиц, имеющих гражданство, должны оформлять иммиграционные визы в консульстве на родине, сохранить два иммиграционных закона Б.Обамы, предусматривающих возможность для родителей лиц, имеющих гражданство, и детей, въехавших на территорию США в возрасте до 16 лет, подать прошение об отсрочке депортации.

В целях реформирования финансовой системы США программой Х.Клинтон предусмотрено ввести специальную пошлину для финансовых организаций, оставить в силе закон Додда-Франка 2010 г. по регулированию Уолл-стрит, предоставить дополнительные полномочия регуляторам для проведения реорганизации наиболее рисковых финансовых организаций, ввести налог на высокочастотные трейдинговые операции, усилить контроль над хедж-фондами, частными инвестиционными компаниями и другими игроками «теневой банковской системы», ужесточить меры наказания при совершении финансовых преступлений.

В предвыборной программе Х.Клинтон содержится тезис о необходимости обеспечить рост экономики и создать новые рабочие места в частном секторе промышленности, энергетике и транспортной сфере. С этой целью планируется создать государственный промышленный банк, финансирующий крупные государственные проекты.

Особое внимание в программе Х.Клинтон уделено развитию инфраструктуры, на модернизацию которой планируется направить дополнительно 300 млрд. долл. бюджетных средств.

С целью корректировки политики в сфере образования предлагается ввести бесплатное образование в государственных университетах для семей с доходом ниже 125 тыс. долл. в год.

Отдельного внимания заслуживает налоговый пакет предвыборной программы кандидата от демократов, направленный на повышение налоговой нагрузки и включающий проведение следующих мероприятий:

· повышение налоговой нагрузки на богатых американцев, чей годовой агрегированный доход превышает 250 тыс. долл. за счет введения ставок по шкале от 28% до 33% (для доходов свыше 1 млн. долл. в год будет применяться «правило Уоррена Баффета», предусматривающее введение ставки в размере 30%, для доходов превышающих 5 млн. долл. в год будет применена дополнительная ставка подоходного налога в размере 4%);

· повышение налога на имущество, передающееся в порядке наследования с введением многоступенчатой шкалы налогообложения с максимальной ставкой в размере 65% для собственности, стоимостью свыше 500 млн. долл. на одного наследника или свыше 1 млрд. долл. для наследующих имущество супругов;

· упрощение налогообложения для малого бизнеса;

· ужесточение контроля за доходами, подлежащими налогообложению, крупных корпораций;

· пересмотр системы налоговых льгот по налогу на прибыль корпораций, позволяющих легально уводить из-под налогообложения доходы;

· пересмотр ставок налогов на прибыль корпораций, с целью увеличения налогового бремени и получения дополнительных доходов в бюджет.

Данное исследование позволяет заключить, что кандидаты на пост президента, как от демократической, так и от республиканской партий в своих предвыборных программах исходят из классических постулатов и обещаний, которых придерживаются их партии в последние 20 лет.

Выборы 2016 г. были уникальными со многих точек зрения, они показали, что рядовые избиратели устали от внутриполитических проблем и пресытились предвыборными обещаниями обеих партий, написанными как по кальке. Это, пожалуй, были самые скандальные и непредсказуемые выборы президента США, при этом показательно то, что программы кандидатов не имели особого политического значения, это было больше реалити-шоу на политическое выживание. Для большинства экспертов, политологов, социологов победа Д.Трампа, являющегося с одной стороны слишком независимым и непредсказуемым, с другой стороны не имеющим должного политического бэкграунда и не слишком поддерживаемым самими республиканцами, была полной неожиданностью. До последнего момента многие эксперты, как в США, так и за рубежом не принимали всерьез предвыборную программу Д.Трампа, ожидая, что победит все же более предсказуемая, прагматичная и имеющая за плечами весомый опыт в большой политике Х.Клинтон.

Пока говорить о каких-либо конкретных шагах нового президента в направлении реализации предвыборных обещаний слишком рано, Д.Трамп начал формировать команду, которая может иметь другие взгляды на реализацию конкретных предвыборных инициатив и вполне возможно способна переубедить 45-го президента США в правильности выбранного пути. Тем не менее представляется интересным рассмотреть результаты и оценки, проведенных экспертами Фонда Налогов США и Комитета за ответственный федеральный бюджет исследований возможных последствий для экономики и бюджетной сферы страны проведения в жизнь программных мероприятий Д.Трампа и Х.Клинтон.

В частности в исследовании «Детали и анализ налогового плана Д.Трампа», проведенном ведущим экспертом Фонда Налогов США Аланом Коулом, дается оценка налоговой программы Д.Трампа[29]. Для анализа налоговых изменений эксперты Фонда Налогов США разработали специальную модель «Taxes and Growth Model», благодаря которой можно оценить возможные последствия предлагаемых налоговых инициатив для экономики страны, налоговой и бюджетной системы в целом. В своей работе, проведенной с использованием указанной модели, Алан Коул приходит к выводу о том, что реализация налоговых мероприятий Д.Трампа, с одной стороны, приведет к сокращению налоговых поступлений в бюджет на 10,14 трлн. долл. за десятилетний период и, соответственно, увеличит расходы бюджета за счет роста дефицита и выплат процентов по государственному долгу; с другой стороны, спровоцирует рост инвестиционной активности на 29% и увеличит производительность труда, что в долгосрочной перспективе послужит стимулом для оживления экономики, увеличит ВВП страны на 11%, вызовет рост заработной платы на 6,5% и позволит создать порядка 5,3 млн. новых рабочих мест. Согласно предлагаемым расчетам, сокращение поступлений в бюджет в размере 10,2 трлн. долл. за десять лет будет вызвано снижением налоговой нагрузки по индивидуальному подоходному налогу, также произойдет сокращение на 1,54 трлн. долл. доходов от налога на прибыль корпораций благодаря реформированию налогообложения юридических лиц, еще 238 млрд. долл. бюджет не досчитается из-за отмены налога на имущество, передающееся в порядке наследования. Однако делается вывод, что рост заработной платы, а, следовательно, налогооблагаемого дохода за счет роста экономики, позволит увеличить поступления в бюджет от индивидуального подоходного налога на 666 млрд. долл. и вызовет рост поступлений от налога с заработной платы на 839 млрд. долл. за десять лет.

Что касается решения проблемы дифференциации доходов населения США, то согласно расчетам Алана Коула, налоговый план Д.Трампа не только не решит указанную проблему, но и создаст предпосылки для ее усугубления. Так, введение в действие налоговых инициатив Д.Трампа позволит увеличить доходы всех налогоплательщиков в среднем на 10,2%. При этом реальные доходы после налогообложения низшего дециля (от 0 до10% и от 10 до 20%) увеличатся на 1,4 и 0,6% соответственно, реальные доходы после налогообложения американцев со среднем уровнем доходов (в диапазоне от 30 до 80%) увеличатся на 3% и 8,3% соответственно, реальные доходы после налогообложения высшего дециля (90-100%) продемонстрируют рост на 14,6%, наиболее богатые американцы, входящие в 1%, получат наиболее существенные выгоды от налогового реформирования в размере 21,6%.

Анализируя налоговые инициативы демократов, Алан Коул приходит к выводу, что изменения в налоговой политике, предлагаемые Х.Клинтон, скорее всего приведут к росту бюджетных доходов и к значительному сокращению доходов американцев, в том числе представителей среднего класса, поскольку в ее налоговой программе присутствуют неэффективные элементы, благодаря действую которых будет снижаться производительность труда. Вопрос состоит с его точки зрения только в том, насколько эффект от расходования полученных в федеральный бюджет благодаря налоговому реформированию дополнительных средств сможет компенсировать повышение налогового бремени и снижение инициативы к труду[30].

Согласно анализу Комитета за ответственный федеральный бюджет, реализация программных мероприятий Д.Трампа вызовет за десятилетний период сокращение налоговых поступлений в бюджет федерального правительства в размере 5,4 трлн. долл. (из них 1,45 трлн. долл. за счет снижения налоговой нагрузки по индивидуальному подоходному налогу, 2,85 трлн. долл. за счет проведения реформы налогообложения юридических лиц, 1,2 трлн. долл. за счет отмены программы «Обамакэа»), снизит государственные расходы на 1,2 трлн. долл., увеличит выплаты по государственному долгу на 700 млрд. долл. и приведет к росту дефицита государственного бюджета, а следовательно и государственного долга, на 5,3 трлн. долл. В то же время реализация программных мероприятий Х.Клинтон увеличит за десять лет налоговые поступления в федеральный бюджет на 1,5 трлн. долл. (из них 1,05 трлн. долл. за счет увеличения налоговой нагрузки по индивидуальному подоходному налогу, 150 млрд. долл. за счет увеличения налоговой нагрузки на юридических лиц), увеличит государственные расходы на 1,65 трлн. долл. (из них 500 млрд. долл. стоит программа бесплатных университетов, 300 млрд. долл. – программы по модернизации инфраструктуры и реформированию системы здравоохранения), увеличит выплаты по государственному долгу на 50 млрд. долл. и приведет к росту дефицита государственного бюджета, а следовательно и государственного долга, на 200 млрд. долл.[31]. Расчет фискального эффекта от предлагаемых кандидатами от обеих партий к реализации программ приведен в таблице 4.

Таблица 4.
Предполагаемый фискальный эффект от реализации основных программных мероприятий Д.Трампа и Х.Клинтон за 10 лет (трлн. долл.)

Элемент предвыборной программы

Х.Клинтон

Д.Трамп

Политика в сфере здравоохранения

-0,25

-0,05

Изменения в налоговом законодательстве

1,55

-4,5

Государственные программы (расходная часть бюджета)

-1,55

0

Иммиграционная политика

0,1

-0,05

Итого по предвыборной программе

-0,15

-4,6

Выплата процентов по государственному долгу

-0,05

-0,7

Итого нагрузка на бюджет

-0,2

-5,3

Суммарный государственный долг в 2026 г.

-23,3

-28,4

Суммарный государственный долг в % от ВВП

86%

105%

Источник:

Как видно из приведенных расчетов, программа Д.Трампа является более дорогостоящей и, в случае реализации, неизменно приведет к кризису в бюджетной сфере и вызовет дальнейший рост государственного долга в абсолютном выражении до 28,4 трлн. долл., не изменив существующей ситуации, когда этот показатель превосходит на 5% ВВП страны, и делает практически невыполнимым обещание республиканцев о решении проблемы с сокращением долговой нагрузки на будущие поколения американцев.


Список литературы

[*] Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского Гуманитарного научного фонда по проекту 15-37-11121 «а(ц)».

[1] В своем выступлении в декабре 1999 г. в г.Де-Мойн Дж.Буш- мл. заявил: «С профицитом можно сделать только две вещи. Он может быть использован правительством, как предлагает президент. Или он может быть использован американцами, чтобы сберегать, строить, инвестировать. Как вы можете судить по моему плану, я сделал свой выбор. Я предпочитаю создание богатства, а не поддержку и подкармливание государства»

[2] http://www.presidency.ucsb.edu/ws/?pid=25849

[3] Bush G.W. The President’s Agenda for Tax Relief, February 8, 2001.

[4] A Blueprint for New Beginnings. A Responsible Budget for America’s Priorities. Wash.,2001. P.11-12

[5] Economic Growth and Tax Relief Reconciliation Act of 2001 – “EGTRRA – 2001”.

[6] The New York Times. March 9. 2001.

[7] Budget of the United States Government, Fiscal year 2017, Histоrical Tables, Table 7.1

[8] См., например: Chetty Raj, Emmanual Saez, Do Dividend Payments Respond tо Taxes & Preliminary Evidence from the 2003 Dividend Tax Cut. NBER Working Paper No. 10572, June 2004.

Norbert J. Michel, Ralph A. Rectоr, Dividend Policy and the 2003 Tax Cut: Preliminary Evidence. Heritage Foundation, WebMemo №594 2510.2004.

[9] http://www.presidency.ucsb.edu/ws/?pid=25850

[10] Budget of the United States Government, Fiscal year 2017, Histоrical Tables

[11] Согласно прогнозам, представленным в Бюджете США на 2017 г. налоговые доходы достигнут уровня 20% ВВП лишь в 2020 году, то есть через 20 лет после налоговой реформы Дж.Буша-мл.

[12] 14 октября 2008 г. правительство США объявило «план спасения», предусматривающий выделение 250 млрд. долл. на стабилизацию финансовой системы, их них 125 млрд. долл. было выделено для выкупа долей в 9 крупнейших американских банках: Bank of America Corp, Wells Fargo, Citigroup, JPMorgan Chase & Co, Goldman Sachs, Morgan Stanley и Bank of New York Mellon Corp.

[13] 2008 Democratic Party Platform, August 25, 2008. http://www.presidency.ucsb.edu/ws/?pid=78283.

[14] Bureau of Labor Statistics database http://www.bls.gov

[15] http://www.gpo.gov/fdsys/pkg/PLAW-112publ240/pdf/PLAW-112publ240.pdf

[16] https://www.bea.gov/national/index.htm#gdp

[17] Bureau of Labor Statistics database http://www.bls.gov

[18] Budget of the United States Government, Fiscal year 2017, Histоrical Table 1.1, https://www.cbo.gov/доpics/budget

[19] Там же.

[20] В 2013 году налоговые расходы по данной льготе составили порядка 66 млрд. долл.

[21] Согласно данным, представленным в докладе Службы защиты прав налогоплательщиков Конгрессу в 2010 г. затраты человеко-часов на заполнение налоговых деклараций снизились за два года президентства Б.Обамы с 7,6 до 6,1 млрд. часов, однако этого далеко недостаточно для нивелирования отрицательного эффекта, вносимого сложным налоговым законодательством, для нормализации работы налогового механизма.

[22] Показательным является то, что в документе республиканской партии вместо традиционной фразы о поддержке кандидатуры на пост президента от партии, содержится упоминание о том, что он не является официальной программой кандидата в президенты от республиканцев

[23] Следует подчеркнуть, что в платформе республиканской партии 2016 года содержится тезис о том, что рост государственного долга произошел из-за нежелания демократов работать с республиканской партией и прислушиваться к ее дельным советам

[24] https://prod-cdn-static.gop.com/media/documents/DRAFT_12_FINAL[1]-ben_1468872234.pdf, Р.25

[25] Ibid P33, 34

[26] https://www.donaldjtrump.com/policies/economy/

[27] https://www.donaldjtrump.com/policies/tax-plan/

[28] http://www.presidency.ucsb.edu/papers_pdf/117717.pdf

[29] Alan Cole, Details and Analysis of Donald Trump’s Tax Plan, September 29, 2015, Tax Foundation

[30] Alan Cole. Tax Foundation Distributional Estimates: What Do They Look Like In Dollars? September 23, 2016

[31] http://crfb.org/papers/promises-and-price-tags-preliminary-update



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.