Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№1, 2017

ПРИМЕНЕНИЕ СОЕДИНЕННЫМИ ШТАТАМИ “МЯГКОСИЛОВОГО АРСЕНАЛА” В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Ю.В. Морозов,
к.воен.н., профессор,
ведущий научный сотрудник
Институтов США и Канады и Дальнего Востока РАН
e-mail:

Аннотация. В ближайшей перспективе для усиления экономического и политического влияния на другие государства США будут широко использовать "мягкосиловой арсенал" для удержания их на своей орбите. Против тех стран, которые проводят независимую от Соединенных Штатов политику, будут использоваться методы информационной войны. А для смены политических режимов в “неугодных” для США странах может быть использована стратегия не­прямых действий. Для ликвидации военных конфликтов в районах мира, представляющих интерес для Вашингтона, будут применяться миротворческие акции США, позволяющие впоследствии - беспрепятственно поль­зоваться рынками сбыта и источниками сырья, определять политику государств, участвовавших в конфликте. Политика США в использовании “мягкосилового арсенала” для сохранения мировой гегемонии порождает нестабильность в мире и создает угрозу для безопасности государств-членов ШОС.

Ключевые слова: «мягкая сила», образование, неправительственные организации, стратегия не­прямых действий, миротворческая деятельность, РФ, КНР, США, ШОС.

APPLICATION BY THE UNITED STATES ITS “SOFT POWER ARSENAL” IN THE MODERN WORLD

Morozov Yury Vasilievich,
PhD in Military Science
Leading Research Fellow
the Institutes of the USA and Canada Studies & Far East Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. In the nearest future for the USA strengthening in the sphere of its economic and political influences on other States Washington will widely continue to use its “soft power arsenal” for the purpose of deduction this States in the American orbit. Against those countries which carry out the independent policy of the United States, Washington will continue to use methods of information war. For the change of political regimes in the "objectionable" for the USA countries, will be used «strategy ­ of indirect actions»­. For liquidation of military conflicts in the areas of the world which are of interest for Washington, peace-making actions of the USA will be applied, allowing subsequently free ­ to use both commodity markets, and raw materials, and to define a policy of the States participating in the conflict. The USA policy in using its “soft power arsenal” for the preservation of world hegemony generates instability in the world and creates threat for security of the SOC States.

Keywords: «soft power», culture, non-governmental organizations, strategy ­ of indirect actions, peace-making activity, Russia, China, the USA, SOC States.

Использование Соединенными Штатами “мягкой /умной силы”

В теорию международных отношений понятие "мягкая сила" ввел профессор Гарвардского университета Дж. Най в 1990 г.[1] Она представляет собой использование политических идеалов и убеждения для оказания необходимого влияния на население других стран без силового давления. Согласно концепции Ная, к "мягкой силе" государства относятся экономическая модель его развития, культура, идеология и сила влияния в международных делах (прежде всего, американские). Внедряя образцы этих составляющих в других странах, Вашингтон всячески пытается выставлять их как образец подражания[2] При этом в значительной мере мягкую силу создает не государство, а общество – начиная с университетов и неправительственных фондов (НПО), и заканчивая Голливудом и поп-культурой.[3] Благодаря им США удается сохранять своё влияние на другие страны вопреки действиям Пентагона, который, зачастую, это влияние подрывает. В связи с этим президент Б. Обама считал, что «перебор» с применением силы, формирует в сознании международного сообщества имидж США как милитаристского государства и вбивает клинья между ними и теми, кто преследует те же цели, что и Америка.[4] Поэтому если Буш вводил войска в Афганистан и Ирак, то Обама поэтапно вывел их из этих стран, оставив там незначительные силы.

Б. Обама также добавил к двум «классическим» опорам внешней политики США – обороне и дипломатии – третью: “помощь развитию”. При этом большая роль в плане обеспечения национальных интересов США отводилась программам по увеличению гуманитарной помощи бедным и развивающимся странам. Одна из главных целей данных программ является формирование у населения этих стран позитивного имиджа об Америке. Показательным примером подобной деятельности является оказание гуманитарной помощи государству-члену ШОС Республике Кыргызстан. В 1991 г. в Республику поступила крупная американская помощь в рамках программы "Дать надежду". Одновременно с организацией поставок американская сторона провела в Кыргызстане массированную пропагандистскую кампанию, информирующую местное население о "благородной гуманитарной миссии США". В обмен на оказание помощи американское руководство добилось от киргизских властей аренды авиабазы Манас для использования её в военных целях. Так, при очевидно незначительных финансовых затратах Соединенные Штаты получили возможность военного присутствия в Центральной Азии, что во время проведения военных акций в Афганистане упрочило геополитические позиции США на Евразийском континенте.[5]

Поэтому в дальнейшем в основе подхода администрации Белого дома к международным делам лежала не военная, а «умная сила» сила – smart power. Она представляет собой сочетание в практической деятельности Соединенных Штатов “мягкой и жесткой” силы с соответствующим инструментарием: вооруженные силы, дипломатию, помощь нужным США странам, а также действия НПО, усилия отдельных граждан и т. п., и где упор делается на разумный баланс между ними. По мнению Б. Обамы, применение силы допускалось: когда несиловые средства исчерпаны; после оценки цены бездействия; при поддержке военных акций США со стороны ООН либо НАТО.

Когда Хиллари Клинтон была госсекретарем, Вашингтон в международных делах стал делать упор на интернет-технологии, которые были успешно обкатаны на Ближнем Востоке. Так, в событиях 2011 г. в Египте по полной программе были задействованы ресурсы Twitter, Facebook, Blackberry Messenger. По электронной почте распространялся подробный план свержения режима Мубарака со спутниковыми схемами стратегических объектов для штурма, дорог и т.д. В результате Мубарак не смог удержать власть при беспрецедентном давлении этих сетей и поднятой ими «улицы». Также основным средством инициирования войны в Сирии были Twitter и Facebook. В Ираке и Ливии американцы также активно применяли ИТ-технологии.

Логичное объяснение использования США «сетевых» революций в арабском мире дал исследователь Энгдаль. Он считает, что Б. Обама сознательно дирижировал сменой режимов - от Сирии, Египта до Йемена, Иордании и Ливии. Его цель - «создание Большого Ближнего Востока под устойчивой американской властью, которая будет держать в своих руках основной контроль будущих движений капитала и энергетических потоков Китая, России и Евросоюза. Иначе эти страны однажды смогут помечтать об отказе от американских правил игры».[6]

В настоящее время в мире появилась большая прослойка людей, которые постоянно находятся в интернет-пространстве. Здесь Вашингтон основную ставку делает на молодежь, которая завтра под влиянием «умной силы» превратится в прослойку людей с западными ценностями, и будут осуществлять проамериканскую политику в своих странах.

Одним из деликатных вопросов американской внешней политики является вопрос о её ценностях. В свое время практика администрации Буша в ходе борьбы с терроризмом включала отступления от демократических и правовых норм, что дискредитировало политику Вашингтона и подрывало международное доверие к нему. Белый дом часто упрекали в лицемерии, циничных разменах, когда права человека за рубежом приносились в жертву иным интересам США. И если Буша критиковали за позицию, основанную на принципе «Делай, как я говорю, а не так, как я делаю», то иной принцип был у Обамы – «Делай, как я». Его администрация постулировала необходимость укрепления международных норм (сама их часто нарушая) и помощь “хрупким демократиям”. А против тех государств, которые ставили под сомнение правомерность американской модели развития мирового сообщества, Вашингтон применяет иные методы воздействия, включая методы информационной войны.

Информационная война США против России

Следует заметить, что данный метод используется на протяжении многих веков и, в отличие от войны с использованием вооруженных сил, информационная война, в виде "словесных баталий" не утихала никогда. Основной целью данного метода является доказательство жителям иного государства, что их правительство и их страна хуже и что единственно правильный путь развития должен происходить на примере западного сообщества.

Первое определение термина «информационная война» было дано в докладе корпорации RAND «Strategic Information Warfare a New Face of War» (1996г.). Согласно нему: «Информационная война — это война в информационном пространстве». К трем военным пространствам (сухопутном, морском и воздушном) был добавлен новый — информационный.[7] Впоследствии в документе «Joint Doctrine for Information Operations» (1998г.), было дано новое определение «информационной войны», уже как «информационных операций, в которых критически важным стратегическим ресурсом является информация, которая подлежит освоению или уничтожению».[8] Особенно это касается стран, несогласных с американской моделью глобального миропорядка, прежде всего таких государств как Россия и Китай, которые создают альтернативы американскому пути развития, одной из которых является ШОС, которая после вступления в нее Индии и Пакистана представляет больше половины человечества и глобального материального производства. Поэтому понятно, почему США вместе с союзниками ведут против РФ и КНР информационную войну. Ибо они выступают против однополярного мира с доминирующей ролью США и продвигают идею многополярного мира. При этом в Вашингтоне продолжают опасаться Россию, рассматривая ее как геополитического конкурента, и как государство, которое может гарантированно уничтожить Соединенные Штаты. Её активное неприятие незаконных односторонних действий США в мире также раздражает Вашингтон. Поэтому предпринимаются меры по дискредитации РФ на международной арене и отрыва от нее партнеров по ШОС, препятствованию действиям других пророссийских центров силы – ОДКБ и ЕАЭС. Для этого США активно использует целую серию приемов и методов.[9]

Например, - нарушение договоренностей. После распада СССР Москва, доверяя договоренностям с лидерами западных стран о том, что образовавшийся после “холодной войны” «статус-кво» нарушаться не будет и что Запад не станет расширять НАТО и вторгаться в сферу интересов, РФ на постсоветском пространстве не уделяла достаточного внимания развитию гуманитарного сотрудничества с постсоветскими республиками. Она финансировала эти акции по остаточному принципу, в расчете на то, что эти государства экономически и исторически и так прочно связаны с Россией.[10]

Запад же во главе с США, в нарушение договоренностей - явно или тайно действовал. Путем масштабного финансирования и при помощи НПО он не только создавал на территории этих стран «пятые колонны», но и «перекраивал» в соответствии со своими интересами общественное сознание и мировоззрение. В силу этого ряд государств европейского региона стали переориентироваться в сторону США и ЕС. Сначала эта переориентация была осуществлена странами Восточной Европы и Балтии, а затем Грузией и Украиной. При этом Вашингтон потратил более 5 млрд. долл. на помощь Киеву для формирования прозападного курса страны и реализации русофобского проекта по отрыву Украины от России по аналогии с реализованными ранее планами в Восточной Европы и Балтии.

Когда же Москва осознала истинную подоплеку этого процесса, продвигать свой имидж и пропагандировать притягательность сотрудничества с Россией оказалось уже поздно.

Навязывание стереотипов. Типичным примером использования этого метода является использование специальных словосочетаний, которые могут меняться в зависимости от задач США. Так, когда РФ в 2008 г. оказала помощь Южной Осетии, защитив ее население и своих граждан от агрессора, она в итоге оказалась в изоляции, а в СМИ США была представлена в качестве стороны, инспирировавшей конфликт. В англоязычных СМИ активно используются и другие ложные клише – Россия – "империя зла", которая стремится к воссозданию времен СССР, "диктаторский режим Путина" и т.д. Если ранее в этих СМИ говорилось о "поддерживаемых Россией сепаратистах на Украине", то теперь чаще встречается другое определение – "совместные российско-сепаратистские войска".

Подбор выгодных США фактов, когда аудитории предлагается якобы самой сделать вывод из материалов СМИ. Однако в американских СМИ часто дается ложный выбор, когда часть невыгодных США фактов - умалчивается. Например, когда был совершен государственный переворот на Украине, американскими политологами отбиралась только информация, дискредитирующая президента В. Януковича и силы правопорядка Украины, одновременно умалчивалось о преступных действиях "Майдана", и о попытках физически уничтожить главу государства.

Подмена понятий и ключевых слов через обозначение своих неправомерных действий словами, имеющими нейтральную или положительную окраску. Яркий тому пример – объявление "санкций" против России после воссоединения с Крымом, да и не только против нее. Дело в том, что санкции имеет право объявлять только Совбез ООН после соответствующей резолюции. А слово "санкции" было вброшено Вашингтоном в мировые СМИ для обоснования легитимизации действий США в сознании мировой общественности.

Использование психотравмирующих событий и информационной "карусели".Авиакатастрофа Боинга "Малазийских авиалиний" на Украине в июле 2014 г. стала предлогом для создания широкого западного "санкционного" фронта против России, которую сразу же обвинили в поддержке ополченцев, которые якобы сбили самолет. При этом не было представлено никаких доказательств, были лишь пространные заявления официальных лиц США и приведены догадки псевдоэкспертов. Версия, озвученная Генеральным штабом ВС РФ, опровергнута не была.

А продвигаемая в западном медийном пространстве (в первую очередь в СМИ США) история с т.н. российскими хакерами – яркий пример информационной "карусели", когда эта тема сначала разрабатывается в соответствующих структурах, которые занимаются пропагандой, потом она преподносится в виде утечек, ссылок на неназванные источники, далее подхватывается СМИ и возвращается обратно в госструктуры. Они, получив этот полуфабрикат, начинают работать с ним как с «информационным» продуктом, который обретает легализацию и начинает жить полноценной жизнью. Далее эта карусель заходит на второй, более широкий круг – тема выходит за рамки США, где она «проросла корнями», и начинает обрастать информационной «пеной» в других странах.[11]

Искажение исторических событий. Разрушительная мощь этого воздействия на все слои общества настолько велика, что оно может поставить под сомнение не только историю государства, но и сам факт правомерности его существования. Это касается не только текущих событий в мире, но и истории человечества, фальсификаторы которой пытаются представить Россию – правопреемницу СССР мало что сделавшую для освобождения человечества от фашизма.[12] Для этого проводится коренной пересмотр итогов Второй мировой войны. Так, американский историк X. Болдуин считает, что исход этой войны решили 11 битв («великих кампаний»). В частности – операция «Маркет Гарден» в Голландии, высадка англо-американских войск в Нормандии, битва за атолл Мидуэй. Из битв, выигранных Красной Армией, он упоминает лишь Сталинградскую битву.[13] Кроме того, в западноевропейских и американских учебниках истории уже давно пишут о том, что решающую роль в победе над нацистской Германией и милитаристской Японией сыграли победы англо-американских войск. А такие события как битва на Курской дуге, победа в которой дала стратегическое превосходство на всех фронтах, освобождение советскими войсками Европы–всё это описывается как бои местного значения, не являющиеся переломными в ходе мировой войны.

"Промывка мозгов" в области истории коснулась не только западного сообщества, но и граждан России. В 1990-х гг. в Россию хлынули различные западные фонды, предлагая всевозможные услуги. Так, американский фонд Open Society Fund, возглавляемый Дж. Соросом, предложил свои услуги Минобразования РФ и стал безвозмездно финансировать выпуск учебников по истории для средних и старших классов. В них этих Вторая мировая война описана как абсолютный триумф англосаксов, а важнейшие события на советско-германском фронте перечисляются через запятую. Так называемую «образовательную помощь» Open Society Fund продолжает оказывать странам Прибалтики, Грузии и Украине. А для Японии история этой войны была полностью переписана. После знакомства с этим «новоделом» большинство японцев стали считать, что атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки – дело рук… Советского Союза (!).

Антироссийская пропаганда также активно ведется в сетях Интернета. Объектами воздействия являются журналисты, политические и общественные деятели, а также граждане стран ШОС, ОДКБ и СНГ. Цель одна: заполнить головы этих людей самыми изощренными вымыслами. Помимо Интернета не менее важными по значимости сферами приложения усилий являются телевидение, кинематограф и радио. На просторах этого информационного пространства последовательно, не прекращаясь ни на минуту, также идет идеологическая война против России. А в связи с событиями на Украине, а также в Сирии, администрация Обамы резко усилила информационную войну против неё, масштабы которой превосходят самые мрачные периоды «холодной войны» против СССР.

Так, одной из антироссийских программ, касающейся недавних событий в мире является проект, запущенный после военных действий в Южной Осетии, когда стратеги из Пентагона с удивлением обнаружили, что "отсталая и небоеспособная российская армия", оказывается, способна быстро разгромить "мобильную и высокоэффективную армию будущего", подготовленную американскими инструкторами по стандартам НАТО. Поэтому для пресечения разброда среди американских союзников на саммите НАТО в Страсбурге (2009 г.) была создана «Служба стратегических коммуникаций» — своего рода американский Агитпроп для европейцев. В США при вашингтонском Центре по анализу европейской политики также было создано подразделение «Инициатива в области информационной войны». Его главная задача – тотальное блокирование любой информации, которую Россия пытается распространить в странах мира. В 2014 г. правительство Литвы, объявило о начале работы в Риге «Центра стратегической коммуникации НАТО» — для анализа и противодействия "российской пропаганде". Одновременно британское правительство объявило о создании "Бригады 77", сотрудники которой должны сражаться с "российской пропагандой" на просторах Интернета.

В 2016 г. в Евросоюзе была создана оперативная группа по стратегическим коммуникациям — для запрета распространения российской информации по всем каналам, от публичной дипломатии до онлайн пространства. Подоплека её создания — резолюция Европейского парламента от 23 ноября 2016 г. «Стратегические коммуникации ЕС как противодействие пропаганде третьих сторон». Автор этого документа — бывший министр иностранных дел Польши Анна Фотыга — предложила приравнять российские газеты и телевидение к террористическим организациям "Аль-Каида" и ИГИЛ, которые "ведут активные пропагандистские кампании с целью скомпрометировать европейские ценности и интересы". Поэтому Фотыга призвала Европарламент бороться с “пропагандой Кремля” путем её разоблачения.[14]

«Мягкая» и «жесткая» стратегия США в отношении Китая

В связи с ростом могущества Китая всё чаще стали возникать моменты, когда Соединенные Штаты вынуждены учитывать интересы КНР. В этом плане уместно отметить американскую концепцию «G2». В ней США признавали определенную зависимость от Китая, а также демонстрировали готовность к сотрудничеству с ним в глобальных делах. Однако Пекин отклонил сомнительную идею разделить бремя ответственности с Вашингтоном за судьбы мира. Ныне в США уже не отрицают тот факт, американо-китайское сотрудничество постепенно сходит на «нет» из-за существования ряда серьезных проблем: Тайвань, Тибет, Северная Корея, права человека, рост военной мощи КНР и т.д. В связи с этим, не смотря на тесную взаимосвязь двух ведущих экономик мира, Америка ревностно защищает от Китая свои передовые технологии. Это выражается, в частности, в установлении торговых барьеров и ограничений на экспорт высокотехнологичной продукции в КНР. Китай также не фигурирует в американском проекте - Трансатлантическом союзе.[15] Если же Пекин попытается решить территориальные проблемы в Южно-Китайском море и присоединить Тайвань силовым путем, это усилит угрозу для соседних стран и США. Очевидно, их отношения с Китаем в перспективе, будут развиваться по формуле: сосуществование, сотрудничество, соперничество и регулируемая конфронтация.[16]

В связи с этим администрация Обамы в отношениях с КНР активно применяла «мягкую» дипломатию играя на самолюбии китайцев, стараясь использовать все доступные средства для привлечения их на свою сторону. Однако противостояние с Вашингтоном по ключевым для Пекина вопросам также не способствовало сближению внешнеполитических позиций КНР и США.[17] Так, Б. Обама рассчитывал заручиться поддержкой КНР в украинском вопросе. Однако Си Цзиньпин лишь подтвердил неизменность позиции Китая по Украине, которая заключается в «отстаивании необходимости политического решения кризиса» и воздержался во время голосования в СБ ООН. А проект резолюции по ситуации в Алеппо (Сирия) на заседании СБ ООН 5 декабря 2016 г., Китаем был заблокирован. КНР, как и РФ, считала, что во время предлагаемой в проекте гуманитарной паузы, боевики восстановят свои силы и перегруппируются, что затянет установления мира в Сирии. Пока же Пекин не может открыто встать на сторону Москвы, как это было в случае с Сирией и Украиной, в виду наличия проблемных территорий, таких как Тибет, СУАР и Тайвань.

С приходом к власти в Белом доме администрации Трампа ситуация в американо-китайских отношениях может измениться в худшую сторону. Трамп во время предвыборной кампании обещал, что он начнет экономическую войну с Китаем и попытается его потеснить на мировой арене. Именно эта держава сейчас представляет для США наибольшую опасность – экономика КНР развивается стремительнее и её военное могущество крепнет. Посему Трамп стремится развивать промышленное производство в США, т.к. осознает, что рано или поздно финансовая пирамида, созданная ФРС, рухнет, далее случится дефолт и финансовый кризис. В связи с этим он озабочен возвращением производств из Китая обратно в США. Но как заставить транснациональные корпорации вернуть их из Китая? Только если сделать Поднебесную открытым врагом США. И этим процессом Трамп уже занялся. Так, ведущие западные СМИ при поддержке крупнейших рейтинговых агентств США Standard & Poor's и Moody's развязали против КНР информационные атаки, прежде всего, против её финансового сектора, понизив кредитный рейтинг Китая. Трамп также добивается объявления Китая «валютным манипулятором», после чего в отношении его товаров в США будут введены повышенные пошлины, тарифы и прочие сдерживающие китайский товаропоток санкции.[18] Речь также идет об усилении поддержки Соединенными Штатами Тайваня. Однако у Китая есть ответное, невоенное оружие – триллион долларов в казначейских обязательствах ФРС. Их сброс может начаться в случае объявления США «торговой» войны КНР. Кроме того, в Китае создано рейтинговое агентство Dagong, которое не замешано в коррупционных скандалах, где очевидна деструктивная роль Standard &Poor's и Moody's, приведшая к большим финансовым потерям международных инвесторов.[19]

Применение США стратегии непрямых действий

Для сохранения однополярного мира под эгидой Вашингтона используются и другие методы воздействия на государства, которые не желают следовать в кильватере Соединенных Штатов. Так, важным инструментарием внешнеполитической деятельности США является применение стратегии непрямых действий (СНД) по отношению к странам с «неугодными» Вашингтону режимами. При реализации этой стратегии основные усилия сосредотачиваются на организации внутригосударственных политических, экономических, территориальных и других противоречий.

К примеру, успех СНД США применительно к соцстранам был достигнут благодаря оказанию тайной финансовой и политической помощи прозападным партиям и движениям в Польше, Венгрии, Чехословакии, что гарантировало успех оппозиции в этих странах. А чтобы посеять неуверенность среди населения и руководства этих стран, проводились детально разработанные информационно-психологические операции, где активно работали радиостанции “Свобода” и “Сво­бодная Европа”, находящиеся под опекой ЦРУ.

В настоящее время возможности для осуществления СНД против неугодных Вашингтону режимов власти значительно увеличились. Борьба, в том числе и вооруженная, перестала быть сущностным признаком войны, она стала составной частью комплексного воздействия, при котором ведется не за захват территории страны, а для установления там режимов, управляемых извне. Примеров тому множество. Можно вспомнить, как при помощи СНД с политической карте мира исчезла Союзная Федеративная Республика Югославия (СФРЮ), проведена “революция роз“ в Грузии, свершен госпереворот на Украине и т.д. При этом целями СНД являлись: изменение внутренней и внешней политики государств с неугодным для США режимами, смена или ослабление там органов власти, изменение конституционного строя, перераспределение властных полномочий, изменение статуса территорий и др. А средствами достижения этих целей – использование экономических, политических, социальных, этнических и иных противоречий в этих странах.

Такая обстановка, к примеру, была характерна для социально-экономичес­кой ситуации в СФРЮ в 60-е — 70-е гг. прошлого века. Именно тогда США предприняли усилия, направленные на раскол среднего социального слоя СФРЮ, разрушение национальной идеи и работы системы госуправления. Внутри страны была создана “пятая колонна” из числа агентов влияния, лидеров сепаратиских партий, движений и СМИ. В результате их деятельности режим Тито столкнулся с усилением либерализма в Сербии и национализма в Хорватии, выступлениями албанских сепаратистов в Косово. Идеями сепаратизма также были проникнуты выступления лидеров этнических дви­жений в Македонии и в Боснии и Герцеговине. Все эти акции тщательно планировались и координировались, обеспечивались крупными финансовыми средствами из Вашингтона. Далее началась гражданская война, участниками которой стали сербы, боснийские мусульмане и хорваты. Это позволило США и другим странам НАТО развернуть информационную кампанию против сербов, а затем — и военную операцию при поддержке ООН. Еще до завершения операций НАТО на Балканах, там появились новые государственные образования — Мусульмано-Хорватская Федерация и Косово, которые немедленно были признаны США и рядом других государств. Ныне эти “лоскутные” страны бывшей СФРЮ находятся под внешним управлением Вашингтона и активно проводят прозападную политику в регионе. При этом в Косово на постоянной основе размещена самая крупная военная база США в Европе.[20]

Миротворческие акции как проводник американской стратегии

Мировому сообществу “в наследство” от XX века достались локальные войны и вооруженные конфликты, которых в прошлом веке насчитывалось около 300. Ныне они происходят на различных точках планеты, начиная от Юго-Восточной Европы и заканчивая в Южной Африке. При этом миротворчество стало способом обеспечения военного присутствия заинтересованного в этом государства в различных регионах мира, что учитывается Вашингтоном. Так, по подсчетам Исследовательской службы Конгресса США за годы существования этой страны её ВС примерно 250 раз принимали участие в операциях за пределами США. Вследствие этого они имеют богатый опыт использования военной силы в качестве умиротворения.

В настоящее время миротворческие силы США размещены в 18 горячих точках планеты: Судане, Бурунди, Кот-д'Ивуаре, Либерии, Конго, Эфиопии и Эритрее, в Западной Сахаре, в Восточном Тиморе, Индии, Пакистане, на Кипре, в Грузии, на Голанских высотах, в Ливане и в других частях мира. ВС США составляли костяк воинских контингентов, оказывающих поддержку миссии ООН в Афганистане. Вашингтон оплачивает 26 % бюджета всех миротворческих операций ООН, во многих миссиях руководящие посты принадлежат американцам, важную роль в СБ ООН играет мнение США в принятии резолюций по миротворчеству.

Анализ линии поведения США в области миротворчества позволяет сделать выводы относительно средств и методов, с помощью которых Вашингтон добивается закрепления своего влияния в мире. Вырисовывается ряд основных тенденций развития американского миротворчества.

Первая из них - решительное применение военной силы по отношению к конфликтующим сторонам. Она будет по-прежнему ведущим компонентом американской политики по стабилизации обстановки в горячих точках планеты. Следует ожидать, что в перспективе Вашингтон также будет продолжать не консультироваться со своими союзниками при принятии решений о проведении силовых акций в регионах мира. Подобная линия поведения наглядно проявилась в случае с Ираком, когда США принимали решения единолично, не считаясь со странами альянса, при этом заручившись поддержкой лишь со стороны Великобритании.

Вторая тенденция - усиление американской составляющей в миротворческой деятельности ООН. В 2009 г. администрация Обамы приняла решение об активизации участия ВС США в миротворческой деятельности ООН. Постпред США в ООН Сьюзан Райс пообещала, что США будут откомандировывать в состав “голубых касок” больше военнослужащих и полицейских. Вашингтон профинансировал расходы ООН на миротворчество на четверть ($2,2 млрд. из $8 млрд.) и раскритиковал Великобританию и Францию, за их нежелание направлять свои войска в состав контингентов ООН.[21]

Перенос миротворческих усилий США на африканский континент.По прогнозам США в ближайшей перспективе ожидается существенное (до 28-30 %) возрастание удельной доли тропической Африки в мировом импорте нефти. Увеличение будет происходить в основном за счет Нигерии, Экваториальной Гвинеи и Анголы. Исследования также говорят о перспективности нефтеносных районов в приморских шельфах Сахельской зоны. Поэтому приоритет политики США на африканском направлении будет таким же, что и на Ближнем Востоке - глобальный контроль за энергоресурсами. Для обоснования важности африканского направления Пентагон выдвинул программу «Транссахарская контртеррористическая инициатива». Ее целью является совершенствование возможностей ряда стран Африки противодействовать террористическим угрозам. К участию в этой программе привлечены Мали, Мавритания, Нигер, Чад, Сенегал, Алжир, Марокко и Нигерия, которые приступили к разработке планов совместных действий с США. Что касаетсяаспектов развития африканских стран в посткризисный период под контролем Вашингтона, то здесь можно привести другие примеры. Так, после завершения активной фазы миротворческой операции в Либерии, руководство ООН предложило американской компании "Din Corp. International" принять участие в программе воссоздания либерийской армии. Эта структура также привлекалась для подготовки сил полиции в Афганистане и Ираке.

Усиление военной составляющей операций невоенного типа и контроля за их ходом тожеявляются характерной чертой американского миротворчества. Милитаризация гуманитарных и других операций невоенного типа наиболее отчетливо проявилась в ходе миротворческих операций на Балканах. Анализ этих операций показал, что гражданские организации оказались не в состоянии справиться с резко увеличившимся объемом гуманитарных и других задач в конфликтных районах мира.[22] Поэтому привлечение ВС США к операциям невоенного типа стало оказывать большое влияние на формирование международных структур военно-гражданского взаимодействия. Так, модель военно-гражданского сотрудничества в настоящее время наиболее развита в рамках НАТО, которая базируется, главным образом, на опыте США в этой области.

Усиление информационно- психологической составляющей операций, проводимых США.Как уже отмечалось, особое место при подготовке и проведению миротворческих акций отводится СМИ, формирующим благоприятное общественное мнение по отношению к политике США. Так, в ходе операции США/НАТО против СРЮ силы и средства психологической войны США активно работали и с мировой общественностью, и в зоне конфликта. Особенно деятельными в зоне конфликта были 4-ая группа психологических операций, а также 193 эскадрилья спецназначения ВВС США. Действенным элементом операции ВС США «Несгибаемая свобода» в Афганистане также было проведение информационно - психологических акций. Они включали: оказание психологического воздействия на противоборствующую сторону; поддержание лояльных отношений с силами “Северного альянса”, правительственными организациями и с местным населением. Основными объектами воздействия являлись: боевики «Талибана» и «Аль-Каиды», подразделения афганских войск, а также население страны. Воздействие на них способствовало успешному ведению боевых действий ВС США и достижению задач с минимальными потерями.

Привлечение к участию в миротворческих миссиях частных военных компаний.За последние 20 лет резко увеличилось число частных военных компаний (ЧВК), которые предоставляют свои услуги в зонах вооруженного конфликта. При этом 70% услуг приходится на долю компаний из США и Великобритании. Американские ЧВК предоставляли не только услуги по тыловому обеспечению войск в ИРА, но и снабжали Пентагон данными разведки. Среди них - компания Blackwater Worldwide, переименованная в "Xe"(2009 г.), которая считается крупнейшей ЧВК в мире. Это небольшая, но мощная "частная армия" - в ее рядах около 2,3 тыс. наемников на службе и около 25 тыс. в резерве. Эта организация оказывает активную поддержку американским войскам в Ираке. Она же - в числе главных подрядчиков минобороны и Госдепартамента США в других горячих точках планеты. При этом твердых правил её деятельности в зонах конфликтов – нет, а ответственность за содеянное - находится “в юридическом тумане”.[23]

Популяризация американской модели миротворчества. Для этого в США была учреждена программа «Военное образование и подготовка зарубежных кадров» (ВОПЗК).[24] Ежегодно в её рамках проводится подготовка более 10 тыс. слушателей из 120 стран мира. Подготовка осуществляется на базе двух военных вузов США – Центра военно-гражданских отношений при высшей школе ВМС и Университета национальной обороны. А мобильные преподавательские группы ВОПЗК направляются в зарубежные страны для обучения военных непосредственно в пунктах их постоянной дислокации, что позволяет американскому командованию достигать своих целей при меньших финансовых затратах. Приоритетным направлением является обучение слушателей из стран, участвующих в операциях США (на эти цели выделяется почти 75 % средств). Например, в программе ВОПЗК участвовали слушатели из 29 стран, направивших свои ВС в ИРА и Ирак. Фактически обучение на курсах ВОПЗК является негласным требованием для выдвижения на высокую командную должность в министерствах обороны многих стран мира. Так, начиная с 1985 г. по этой программе был подготовлен 471 иностранный военнослужащий, 25 из которых впоследствии стали главами государств, послами, министрами обороны, начальниками родов войск и командующими силами ООН.

В результате обучения в США большинство выпускников программы ВОПЗК становятся активными распространителями проамериканских взглядов и мнений в национальных аудиториях, связанных с обеспечением американской внешней политики: создание позитивного имиджа США за рубежом; формирование в странах мира правящей элиты, лояльной к военно-политической деятельности Вашингтона; навязывание стандартов США при строительстве национальных ВС, американской техники и вооружения.

Возможная политика администрации Д. Трампа в сфере применения «мягкосилового арсенала»: потенциальные угрозы для государств ШОС

В перспективе не следует ожидать, что при президенте Д. Трампе Вашингтон станет меньше вмешиваться в дела других стран. Политику и стратегию, которые проводилась предыдущими администрациями США на мировой арене нельзя изменить в одночасье. Изменится ли они радикально при 45-ом президенте США, станет ясно после первых ста дней его президентства. До этого можно сделать некоторые выводы о возможном использовании администрацией Д. Трампа "мягкосилового арсенала" США в области глобальной политики и стратегии.

Во-первых, основанием того, что Трамп не изменит в начале своего президентского срока предыдущий внешнеполитический курс США, является сосредоточение его деятельности на решение внутренних проблем. Тем не менее, он откажется от ненужных глобальных затрат и поддержки тех государств, которые не несут Америке должной выгоды. По отношению к другим странам есть два пути – либо экономическое и силовое давление (при Обаме оно показало всю бессмысленность в отношениях с Россией) или же договоренности на основе совпадающих интересов сторон. Очевидно, Трамп выберет второй путь. Это будет прагматичный подход, направленный на усиление геоэкономических, а не геополитических позиций США в мире. Это значит, что будет больше переговоров по совместному решению существующих проблем и развитию мирового сообщества. В этом, очевидно, и будет состоять новый геополитический курс США при Д. Трампе.

Во-вторых, при 45-ом президенте США на мировой арене будет происходить дальнейшая поляризация сил. Одни будут защищать сложившийся односторонний миропорядок с доминирующей ролью США, другие - укреплять формирующийся многополярный мир. Свидетельством этому является развитие структур ШОС, БРИКС и ЕАЭС. Поэтому против членов этих объединений информационные войны - продолжатся.

Политическая и иная пропаганда тоже будут использоваться США и их союзниками для "промывки мозгов" международному сообществу с целью поддержания тезиса о приоритете американских ценностей над остальными. Сокрытие важных фактов и событий, значимых для мировой общественности, погружение правдивой информации в массив информационного мусора, нагромождение лжи – эти и другие методы позволяют манипулировать общественным мнением в выгодном США направлении всеми путями: через СМИ, Интернет, систему образования и т.д. где намеренно искажаются исторические и современные события. Союзные США государства также будут использовать свой “мягкосиловой арсенал” для организации «цветных революций» и переворотов в неугодных им странах. Совместно с США им уже удалось столкнуть в хаос Ливию, Сирию, провести «цветную революцию» в Грузии, разжечь гражданскую войну на Украине.

В-третьих, что касается использования других средств из «мягкосилового арсенала» США, то на подход администрации Д. Трампа в этой области будет влиять целый ряд факторов, а именно: национальные интересы Соединенных Штатов; действия других государств на мировой арене; различия во взглядах США и остальных стран на проблемы безопасности и связанная с этим необходимость усиления сдерживания со стороны Соединенных Штатов в условиях модернизации их обычных и ядерных сил; бюджетная и экономическая ситуация в США; мнения Сената и Конгресса США, а также экспертов по поводу использования американского мягкосилового арсенала. При этом США будут продолжать использовать как «умную силу», так и СНД для продвижения своих интересов в мире.

В-четвертых, Пентагон будет продолжать активно использовать миротворческий потенциал США, позволяющий при помощи миротворчества устанавливать мир в “горячих точках” планеты в выгодном для Вашингтона ракурсе. Именно под флагом миротворчества, а после 11 сентября 2000 г., под лозунгом борьбы с терроризмом, США создали военные базы на Балканах и в ИРА, расширяют своё присутствие в Африке. Вполне вероятно, если в Закавказье (в Южной Осетии, Абхазии или в Нагорном Карабахе) или же в Центральной Азии (в Ферганской долине) возобновятся военные действия, Пентагон не преминет этим воспользоваться, введя туда своих миротворцев под флагом ООН. Очевидно и то, что практика разрешения военных конфликтов силами других международных организаций (НАТО), где США играют одну из “первых скрипок в оркестре” продолжится. При этом неравенство партнеров США в средствах воздействия на обстановку в районе кризиса, а также в политических и экономических возможностях приводит к фактическому подчинению политики этих организаций целям и задачам политики Вашингтона. А когда в момент прекращения конфликта с использованием механизмов миротворчества начинает рушиться «старая» государственная структура страны и начинают налаживаться новые схемы взаимоотношений, у Вашингтона появляется шанс упрочить свои позиции «в новой системе координат». Американские НПО, тянущиеся за миротворческими миссиями, проникают во все поры местного общества, делая его зависимым от США. В результате американский бизнес, как правило, выигрывает тендеры на послевоенное восстановление экономики страны и разработку там полезных ископаемых. Так было на Балканах и в Африке, где компании США одерживали безоговорочную победу над конкурентами.

В-пятых, при 45-ом президенте США информационная война против РФ будет продолжена, однако не в том виде как это было при Б. Обаме, при котором она часто давала обратный эффект. Так, вывод российских войск из Сирии был расценен мировым сообществом как победа Путина над Обамой.

Не смотря на ожидаемые позитивные результаты встреч президентов Д. Трампа и В. Путина, большая часть санкций США против России в ближайшей перспективе снята не будет. Этому препятствуют антироссийски настроенные Конгресс и Сенат США, которые ввели эти санкции «до тех пор, пока Крым не вернется в состав Украины», на что Россия не пойдет ни при каких обстоятельствах. В других вопросах глобальной и региональной безопасности следует ожидать прогресса в российско-американских отношениях, в том числе в рамках совместной борьбы против ИГИЛ и «Джабат ан-Нурсы», сокращения в мире ядерных арсеналов и при решении других проблем, где позиции США и РФ совпадают.

В-шестых,в случае объявления Трампом «торговой войны» Китаю, Россия столкнется с рядом проблем: из-за резкого падения производства, Китаю не будет нужно много российских энергоресурсов; КНР начнет сбывать свои товары повсюду, особенно в Центральной Азии, где Китай укрепляет свои позиции, ослабляя российское присутствие; безработица в КНР подтолкнет к массовой миграции в РФ, которая начнёт вводить ограничительные меры. Поэтому следует ожидать, что по этим проблемам в рамках ШОС начнутся переговоры и выработка компромиссов, при помощи которых эти проблемы будут разрешены. Ибо Китай и Россия тесно сотрудничают и поддерживают друг друга по вопросам, затрагивающим их ключевые интересы. Россия неоднократно подтверждала, что Тайвань является неотъемлемой частью Китая.[25] РФ и КНР считают, что споры вокруг Южно-Китайского моря должны решаться через прямой диалог непосредственно заинтересованных стран политическими и дипломатическими методами, и никто из внешних игроков не должен вмешиваться в их решение. Москва и Пекин стремятся к созданию многополярного миропорядка и выступают за укрепление ведущей роли ООН в международных делах, призывая все стороны мирным путем урегулировать ситуацию в Сирии, ядерную проблему Корейского полуострова, ситуацию в ИРА и другие мировые и региональные проблемы.

В-седьмых, исходя из опасных последствий применения “мягкосилового арсенала” США и их союзниками для безопасности государств ШОС, странам - участникам этой Организации необходимо совместными усилиями с РФ и КНР бороться против тех, кто обещает привести к «благоденствию» путем революционных и иных потрясений. Для этого целесообразно более активно развернуть сотрудничество в сфере усиления совместной борьбы с «тремя силами зла», обеспечения информационной безопасности и противодействию западной стратегии непрямых действий. На гражданах стран ШОС также лежит выбор, либо поддаваться западной пропаганде или же иметь свое мнение. Задача органов власти – не позволить Западу лишить страны ШОС суверенитета и продолжать содействовать коллективными усилиями в установлении многополярного мира, основанного на совместной деятельности в решении глобальных и региональных проблем. Так, сотрудничество государств ШОС по сопряжению Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути может стать важным двигателем интеграции Евразийского региона.


Список литературы

[1] Joseph S. Nye. What China and Russia Don't Get About Soft Power."Foreign Policy", 30/04/2013. URL- http://inosmi.ru/world/20130430/208594509.html

[2] Владимирова Л. Китай: политика мягкой силы. URL-http://www.nbenegroup.com/true/thePolicy.html

[3] Joseph S. Nye. What China and Russia Don't Get About Soft Power."Foreign Policy", 30/04/2013. URL- http://inosmi.ru/world/20130430/208594509.html

[4] Морозов Ю.В. Стратегия Запада в Центрально-Азиатском регионе в начале XXI века// - М.: ИДВ РАН, 2016. —376 с.

[5] Морозов Ю.Глобализация как теория и реальность: военный и политический аспекты. Красная Звезда от 19 и 22 марта 2004 года.

[6] Черных Е. Сможет ли Россия противостоять электронным атакам. Комсомольская правда от 03.03.2011.

[7] Molander R. C., Riddile A. S., Wilson P. A.. Strategic information warfare: a new face of war. URL- rand.org

[8] Joint Publication 3-13/Information Operations/27/11/1998 Incorporating Change 120. 2014. URL- dtic.mil

[9] Давыдов Е. Информационная война против России: "момент истины". URL- https://cont.ws/@eugene-davidov/98702

[10]Морозов Ю.В. Сафронова Е.И.Значение гуманитарного сотрудничества России и Китая с центрально-азиатскими партнерами в рамках Шанхайской организации сотрудничества. Национальные интересы: приоритеты и безопасность № 32 (269), 2014.

[11] Брифинг представителя МИД России М.В.Захаровой, Москва, 12 января 2017 года. URL-http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2591233#0

[12] Морозов Ю.В. Фальсификация итогов Второй мировой войны в рамках информационной борьбы против России. Национальные интересы: приоритеты и безопасность. № 25, 2015.

[13]Baldwin Н. Battles Lost and Won. Great Campaigns of World War II. New York, 1966.

[14] Тихомиров В. "Миссис лицемерие" и просто "царь". Кто управляет американским президентом?URL: https://life.ru/t/сша/950853/missis_litsiemieriie_i_prosto_tsar_kto_upravliaiet_amierikanskim_

[15] Яту Чун. Китай и ТРР. Китай № 11, 2015. С 28.

[16] Морозов Ю.В. Перспективы стратегии России в Северо-Восточной Азии в XXI веке. Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2013. № 21. С. 34-45.

[17] Морозов Ю.В. Стратегические проекты Китая, России и Соединенных Штатов для Евразии. Россия и Америка в XXI веке. № 1, 2016.

[18] Кризисные войны: Рейтинговые агентства против ШОС. URL- http://www.pravda.ru/economics/rules/globalcooperation/22-04-2016/1299227-shos-0

[19] Путин и Трамп: курс к новому мировому порядку. Прогноз на 2017-2021.
URL- http://kolokolrussia.ru/vzglyad-redaktora/putin-i-tramp-kurs-k-novomu-mirovomu-poryadku-prognoz-na-20172021#hcq=nlBIa8q

[20] Морозов Ю.В., Сафронова Е.И."Миролюбивый агрессор", или армия мирового порядка. Проблемы национальной стратегии. 2011. № 3. С. 185-190.

[21] Газета.ru, от 6 августа 2009

[22] Морозов Ю.В., Глушков В.В., Шаравин А.А. Балканы сегодня и завтра: военно-политические аспекты миротворчества. М., 2001. с. 375

[23] Blackwater WorldWid. URL: http://military-az.com/forum/viewtopic.php?p=57679

[24] Исмаилов Т. О том, как США используют международное сотрудничество. URL: http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/21242/

[25] Ли Хуэй. Углубление китайско-российских отношений на благо народов обеих стран. URL- http://viperson.ru/articles/uglublenie-kitaysko-rossiyskih-otnosheniy-na-blago-narodov-obeih-stran



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.