Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№2, 2017

СОЦИАЛЬНЫЕ ПРИОРИТЕТЫ В ЭПОХУ БЮДЖЕТНЫХ ДЕФИЦИТОВ (опыт США)1

Л.Ф. Лебедева,
доктор экономических наук,
руководитель Центра социально-экономических исследований и проектов
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. В статье рассматриваются роль и место социальной составляющей федеральных расходов в период устойчивых бюджетных дефицитов, резко возросших в период глобального кризиса и остающихся на уровне 600 млрд.долл. (2016 ф.г.).

Ключевые слова: федеральный бюджет, социальные программы, человеческие ресурсы

Insurance of the foreigUS SOCIAL PRIORITIES UNDER BUDGET DEFICITS

Liudmila Lebedeva,
Dr of Economics,
Head of the Center
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article examines federal government expenditures trends with focus on human resources – the area in which the federal government has significant responsibilities, on financing government social programs under budget deficits.

Keywords: federal budget, welfare programs, federal expenditures for human resources

С начала текущего столетия социальная политика в США осуществлялась в условиях бюджетных дефицитов (с 2002 ф.г.), которые, по прогнозам бюджетного управления конгресса сохранятся и в ближайшие пять лет, а выплаты процентов по государственному долгу в 2021 ф.г. превысят ожидаемый объем дефицита федерального бюджета. Результаты президентских выборов показали, что от Д. Трампа ждут перемен, но представления о них принципиально отличаются и среди избирателей, и представителей правящих кругов.

Процесс «перезагрузки» в обществе, «расколотом» по расово-этнической, гендерной, возрастной принадлежности, предстоит особенно сложный. Указы Д. Трампа, подписанные в течение первой недели после инаугурации, - об отмене Obamacare, об ограничении на три месяца въезда в страну мигрантов из ряда стран, приостановку на четыре месяца программы размещения беженцев, показывают, что перемены предстоят фундаментальные и не заставят себя ждать.

Среди ключевых направлений политики администрации Д. Трампа, которые затронут широкие массы американцев, – изменения в налоговой политике, создание и повышение качества рабочих мест; вопросы иммиграции, здравоохранения. И всем этим переменам, сколь бы компромиссны они не были, и в социальной, и в других сферах, предстоит осуществление в условиях доставшихся в наследство бюджетных дефицитов и необходимости выплаты растущих процентов по государственному долгу.

При оценке возможных направлений реализации предвыборных намерений Д. Трампа, необходимо учитывать целый ряд факторов, связанных с экономической ситуацией, социально-демографической, с позициями США в мире, с бюджетными ограничениями. Вопросы занятости, здравоохранения, образования, иммиграции остаются в приоритете и у республиканцев, и у демократов, однако предлагаемые ими решения во многом носят взаимоисключающий характер.

Не стоит забывать и о состоянии общественного мнения. Одним из рекордов президентских выборов 2016 г. стал беспрецедентно высокий уровень негативной оценки кандидатов, достигший, согласно традиционно проводимому Gallup накануне выборов (2-5 ноября) опросу, 61% у Д. Трампа и 52% составил 61%, а Х. Клинтон. В канун выборов 2012 г. у Б. Обамы этот показатель составлял 37%, такой же был и в 1980 г. у одержавшего тогда победу Р.Рейгана2. Такое неприятие кандидатов не могло не сказаться на активности электората, ставшей наиболее низкой (55,4%) в нынешнем столетии.

Результаты выборов показали широкий разрыв в предпочтениях тех, кто принял участие в голосовании, по возрастным, гендерным, расово-этническим группам населения. За Д. Трампа проголосовали больше половины мужчин (53%) и значительно меньшая часть женщин (42%); 53% избирателей 45 лет и старше против 37% 18-29-летних; больше половины (58%) белых избирателей, в сравнении с 8% чернокожих, 29% испаноязычных и лиц азиатского происхождения. За Х. Клинтон, соответственно, проголосовали 37% из числа белых избирателей, 74% представителей расово - этнических меньшинств, 55% молодых избирателей 18 -29 лет.

По итогам опросов общественного мнения в канун выборов было также выявлено, что американские избиратели относят постановку вопросов политики в сферах занятости, образования, здравоохранения, социальной защиты к числу наиболее важных.

Среди основных принципов и механизмов обновления американского общества по Д. Трампу, которые провозглашены в том числе и на сайте республиканской партии ( https://www.gop.com/) - обеспечение достойной работой, которая и станет «лучшим оружием борьбы с бедностью» и социальной защиты.

Ценности свободы предпринимательства, труда, самореализации, доступности образования, личной ответственности традиционно присущи американскому обществу. Вместе с тем в течение более восьми десятилетий (с 1935 г.) одним из приоритетов внутренней политики были государственные гарантии поддержки дохода на принципах страхования и вспомоществования для лиц пенсионного возраста, инвалидов, слепых, а также оказание помощи нуждающимся по американским стандартам гражданам, семьям.

Повестка каждого президента вносит новые элементы относительно предшественника. Но в долгосрочном плане можно выделить несколько этапов принципиального пересмотра социальных приоритетов: 30-е, 60-е, 90-е годы прошлого столетия и сопутствующие им периоды внесения корректив в программы социального назначения. Период президентства Д. Трампа обещает стать началом качественно нового этапа в подходах к осуществлению социальных программ. Если обратиться к истории, с необходимостью решения социальных проблем власти сталкивались со времен североамериканских колоний, задолго до образования Соединенных Штатов Америки. С начала 17 века (1601 г.) в североамериканских колониях де факто руководствовались законом о бедных, принятым в Великобритании.

Однако отсутствие четких критериев предоставления помощи, а также охвата нуждающихся, гарантий минимума средств для обеспечения первейших жизненных потребностей, - все это затрудняло реальное вспомоществование. Первой, наиболее полно охватывающей жителей страны общенациональной программой социального обеспечения стала пенсионная программа для ветеранов. В начале XX столетия подавляющее большинство ветеранов получали пенсии.

Кризисный период начала 30-х годов со всей очевидностью обнаружил несостоятельность существующих мер социальной защиты населения. Свыше половины лиц, достигших пенсионного возраста, не имели средств для обеспечения основных средств существования. Вполне закономерно, что одним из основополагающих социально-экономической политики 30-х годов стал вопрос о том, каким образом создать экономико-правовой фундамент, обеспечивающий экономическую безопасность населения. Эпоха Ф.Рузвельта стала принципиальным водоразделом в подходах к решению проблем социального обеспечения: государственное регулирование сферы страхования и вспомоществования, или опора на принципы индивидуализма и самообеспечения3.Именно в этот период был принят основополагающий закон 1935 г. о социальном обеспечении и сформированы структуры по его реализации4.

Период 60-х -70- х гг. прошлого столетия вошел в историю, в том числе признанием необходимости предоставления прав и определенных льгот чернокожему населению, женщинам, лицам пенсионного возраста. В эти годы были приняты законы, запрещающие дискриминацию в сфере трудовых отношений по признаку расы, пола, религиозных убеждений, этнического происхождения, по возрасту, а также в связи с инвалидностью. Закон о гражданских правах 1964 г. (Civil Rights Act) стал правовой основой ограничения дискриминационной практики в различных сферах социальной и экономической жизни, в том числе при найме на работу, оплате труда, увольнении и других вопросах. Этот закон заложил правовую основу для формального обеспечения всем американцам равных возможностей на производстве.

Тогда же были приняты законы по защите прав женщин в сфере труда (закон о равной оплате 1963 г. (Equal Pay Act), Закон о запрещении дискриминации по беременности 1978 г. (Pregnancy Discrimination Act); закон о недопущении дискриминации в сфере занятости в связи с возрастом (Age Discrimination on Employment Act 1967 г.), который запретил дискриминацию по возрасту при приеме на работу и обязательное увольнение на пенсию (охватывал работников в возрасте от 40 до 65 лет; в последующие годы возрастной предел был повышен до 69 лет включительно). Особую защиту в сфере труда получили инвалиды (Rehabilitation Act 1973). Комплекс мер данного периода охватывал как расширение гражданских прав определенных групп населения, так и совершенствование государственных программ помощи социально и экономически ущемленным гражданам5.

До середины 90-х годов прошлого века американцы с доходом ниже черты бедности имели право получить как денежные, так и неденежные виды помощи по нуждаемости независимо от их трудоспособности. Законом о личной ответственности и возможностях трудоустройства 1996 г. (Personal Responsibility and Work Opportunity Reconciliation Act) внес значительные коррективы, связанные с условиями вспомоществования из бюджетных средств. Фактически в нем были реализованы предложения, представленные республиканцами в целях «повышения социальной ответственности» граждан, а получение республиканцами большинства в обеих палатах конгресса на ноябрьских выборах 1994 г., позволило их законодательно закрепить.

Принципиальным изменением, в силу указанного закона 1996 г., стало повышение личной ответственности за обеспечение себя и своей семьи, и в частности, требование трудоустройства для трудоспособных получателей пособий, что должно способствовать уменьшению потребности в государственной поддержке нуждающихся из бюджетных средств.

Таблица 1.
Доля американцев с доходами ниже черты бедности, % (2015 г.)

Группы населения

С доходами ниже черты бедности

С доходами ниже 150% черты бедности

С доходами ниже 200% черты бедности

Население всего


В возрасте до 18 лет

В возрасте 18 – 64 лет

В возрасте 65 лет и старше


13,5


19,7

12,4

8,8

22,5


31,4

19,9

19,6

31,7


41,8

28,1

31,1

Мужчины

Женщины


12,2

14,8

20,5

24,4

29,4

33,9

Белые

Чернокожие

Азиатского происхождения

Испаноязычные

11,6

24,1

11,4

21,4

20,1

36,5

18,0

35,7

29,0

47,7

24,5

49,2


Источник: составлено по данным Income and Poverty in the United States. US Census Bureau.,W.,2016

К началу предвыборной президентской кампании 2016 г. около 20% населения США могли претендовать на разные виды помощи в течение определенного периода6. Условия предоставления помощи, как и периоды получения, существенно различались в зависимости от степени трудоспособности, состава семьи, наличия в ней детей, инвалидов7. Особо значимыми разные виды помощи были для некоторых групп населения, в том числе в возрасте до 18 лет (при уровне бедности 19,7%), чернокожих (при уровне бедности 24,1%),, испаноязычных граждан (при уровне бедности 21,4%). (Таблица 1)

В 2015 г ., спустя семь лет после начала глобального кризиса, уровень бедности снизился до 13, 5%, но так и не достиг предкризисных значений. Различия значений этого показателя остаются весьма существенными и по возрастным группам (от 8,8% среди лиц 65 лет и старше до 19,7% среди тех, кто моложе 18 лет), и по расово-этническим (от 11,4% среди лиц азиатского происхождения до 24,1% среди чернокожих). (Таблица 1)

Примерно такой же общий уровень бедности был отмечен
в 1990 г.8, но за прошедший период произошли изменения по разным группам населения: среди лиц 65 лет и старше этот показатель снизился с 12,2% до 8,8%; среди женщин с 15,2% до 14,8%; среди чернокожего населения – с 31,9% до 24,1%, испаноязычного населения – с 28,1% до 21,4%. При этом среди белого населения за последние четверть века уровень бедности возрос – возрос с 10,7% (1990 г.) до 11,6%; среди мужчин – с 11,7% до 12,2%9.

Уровень бедности резко возрастает при расчете данного показателя на основе 125%, 150%, 200% черты бедности, особенно критично для некоторых групп населения. Так, около половины испаноязычного и чернокожего населения имеет доходы в пределах 200% установленной черты бедности (около одной тысячи долл. в месяц в 2016 г.): доля испаноязычного населения с доходом в пределах 200% черты бедности - 49%, чернокожего - 48%.

Необходимость стимулирования трудовой активности, само обеспечения трудоспособных граждан, в том числе путем ограничения предоставления пособий, была утверждена законодательно за два десятилетия до избрания Д. Трампа президентом. Однако в повестке президента Д. Трампа прослеживается упор на создание качественных рабочих мест с соответствующей оплатой труда и доступом к социальным программам.

Проблемы качества рабочих мест актуализировались с начала нового века текущего столетия, и особенно в посткризисный период, не только в США. Несмотря на стабильное снижение уровня безработицы в первой половине текущего десятилетия во многих странах все более ощутимы последствия неформальной, частичной занятости. По методике Организации Экономического Сотрудничества и Развития, качество рабочих мест определяется, исходя из трёх составляющих - 1. средний уровень оплаты труда, динамика, распределение; 2. риск безработицы, ожидаемая продолжительность безработицы, охват страхованием по безработице и уровень выплат; 3. качество, привлекательность рабочего места, условия труда.

На основании данных критериев, по состоянию на 2015 год, были выделены страны с высоким уровнем качества рабочих мест, со средним и с низким. США по критерию оплаты труда находятся в средней группе - на 15-м месте (из 34-х), а по защищенности рабочего места - на 21-м (из 34-х)10.

Обращение Д. Трампа к вопросам трудоустройства, которое и должно стать основой социальной защиты граждан в период его президентства, созвучно общей позиции приверженности национальным интересам, в русле предвыборных обещаний снова «сделать Америку великой». Несмотря на в целом повышательную тенденцию в экономическом развитии в последние годы, а также падение уровня безработицы до почти докризисного уровня, другие факты говорят о сохранении высокого уровня безработицы по отдельным группам населения; росте частичной, временной занятости с соответствующей оплатой труда, а также о затянувшемся посткризисном снижении уровня бедности. Кроме того, не стоит забывать, что за достижениями администрации Б. Обамы в борьбе с последствиями кризиса - рост государственного долга, вплотную приблизившегося, на день президентских выборов, к значимой отметке в 20 трлн. долл.

Вопрос повышения качества рабочих мест, безусловно, один из наиболее острых не только в США, и затрагивает миллионы граждан. Но стоит напомнить, что выполнение обещаний периода предвыборной кампании Трампа относительно рабочих мест связано не только с субъективными решениями их выполнения новой администрацией и выбором инструментов. Дело еще и в реалиях нынешнего этапа научно-технологического, экономического развития, которые изменили структуру и формы занятости.

Многие из проблем в сфере занятости по сути своей носят долгосрочный характер, в том числе снижение экономической активности населения, широкое распространение гибких форм занятости, надомной занятости, др. Такие формы занятости, как например, частичная, способствуют трудоустройству, но на менее оплачиваемую, чем ожидалось, работу. Отмеченные тенденции в разной степени затрагивают группы населения по возрастному, гендерному, расово-этническому признакам и требуют специального рассмотрения по ключевым проблемным областям11.

Так, в сравнении с периодом глобального кризиса, в 2016г. уровень безработицы среди американцев в возрасте 16-19 лет значительно уменьшился, но оставался более, чем в три раза выше, чем для рабочей силы всех возрастов. Особо проблемными на рынке труда остаются группы чернокожей и испаноязычной молодежи в возрасте 16-19 лет, уровень безработицы среди которых остается значительно выше, превышая по отдельным группам 20%.

Несмотря на в целом несравнимо более благоприятную ситуацию в экономике в начале президентства Д. Трампа, в сравнении с социально - экономическим положением в начале президентских сроков его предшественника Обамы (начало 2013г. и особенно 2009 г.), в социальном плане ситуация не столь благополучна, как это пытался представить в своих прощальных заявлениях бывший в период 2009 -январе 2017 гг. президентом Б. Обама. Не стоит забывать и о том, что борьба с последствиями кризиса финансировалась в долг, который достиг исторически беспрецедентных масштабов12.

Если количественные показатели, по состоянию на 2016 г., демонстрировали улучшение (хотя и в меньшей степени, чем в 2015 г.), прежде всего, поквартальное увеличение темповэкономического роста – от 0,8% в первом квартале до 1,4% - во втором и 2,9% - в третьем, 1,9 % - в четвертом квартале; снижение уровня безработицы в среднем по стране; замедленное, но все-таки некоторое уменьшение показателя доли населения с доходом за чертой бедности; рост числа лиц, имеющих медицинскую страховку, то рассмотрение качества рабочих мест, особенностей образовательной подготовки, динамики задолженности по студенческим займам, уровня безработицы по отдельным группам населения и многих других индикаторов, принципиально важных для оценки социальной защищенности населения, показывает широкий спектр накопленных проблем.

В середине второго десятилетия продовольственными талонами пользовался каждый девятый американец, а услугами программы Медикэйд – почти каждый четвертый. Около 60% американских домохозяйств, имеющих доход ниже черты бедности, получали по крайней мере один вид не денежной помощи, из них 20% получали также и денежную помощь.

Пенсионеры остаются наиболее социально защищенной возрастной группой населения и наименее зависимой от такого рода программ. Наряду с денежными пособиями, пенсионеры с доходом ниже 130% - 150% черты бедности могут также получать поддержку по программе медицинской помощи Медикэйд, по программе продовольственной помощи, помощи в оплате жилья; обучения и переквалификации для лиц 60 лет и старше; помощи в получении работы малоимущим пожилым.

Динамика финансирования пособий и услуг ветеранам отражает приоритетный характер данной расходной статьи даже в условиях бюджетных дефицитов. Расходы по разделу федерального бюджета «Ветеранские пособия и услуги» в период 2000 – 2016 ф.гг. увеличились более, чем в три раза. И хотя согласно одному из предвыборных заявлений Д. Трампа, данное направление нуждается в оптимизации и повышении эффективности, маловероятно, что здесь произойдут принципиальные изменения. Скорее можно ожидать инициирования сокращений по так называемым второстепенным программам вспомоществования, учитывая сохраняющиеся и ставшие хроническими бюджетные дефициты.

При оценке возможных направлений реализации предвыборных намерений Д. Трампа, необходимо учитывать состояние государственных финансов после беспрецедентного роста бюджетных расходов в период президентства Б. Обамы – с дефицитом федерального бюджета, по оценке на 2017 ф.г., около 500 млрд. долл. Резко возросшие масштабы дефицита федерального бюджета в эти годы привели к рекордному скачку государственного долга США, достигшего в сентябре 2016 г. 19,4 трлн. долл13.

Усиление использования государственных регуляторов в период президентства Б. Обамы было столь ощутимым, что резко повысило долю американцев, считающих государственное регулирование чрезмерным. По результатам опросов Института Гэллапа относительно государственного вмешательства в экономику доля респондентов, считающих государственное регулирование чрезмерным, возросла с 38% до 50% в 2015г.14

Опыт бюджетной политики с начала текущего столетия показывает, что когда Дж.Буш – мл. пришел к власти, федеральный бюджет был сведен с профицитом , но уже к концу первого срока дефицит федерального бюджета достиг почти 300 млрд. долл., а в 2005 г. администрация Дж. Буша-мл. выступила с инициативой урезания расходов по целому ряду социальных программ15. В 2007 ф.г. сокращение финансирования затронуло, в том числе программы по линии Министерства образования, , Министерства здравоохранения и социального развития, Министерства сельского хозяйства, Агентства по охране окружающей среды.

В период второго срока пребывания у власти Дж. Буша-мл. такие сокращения были одним из направлений реализации курса на уменьшение бюджетных ассигнований в целях снижения дефицита федерального бюджета. В официальных заявлениях по вопросам бюджетных реформ подчеркивалась необходимость стимулирования бюджетных ограничений на долгосрочную перспективу, в том числе экономии бюджетных средств в рамках нового законодательства и законодательных инициатив в бюджетной сфере; установления потолков допустимых расходов, необходимых для стабилизации темпов роста бюджетных ассигнований в долгосрочной перспективе16.

Однако на смену этому курсу пришел беспрецедентный рост бюджетного финансирования государственных мер в экономике и социальной сфере в годы президентства Б. Обамы. В 2009 ф.г. расходы федерального бюджета достигли 24,4% ВВП. «В последующие 8 лет администрация Обамы избрала стратегию «автопилотного» сокращения бюджетного дефицита, полагаясь исключительно на циклическое действие рыночных сил. ….. постепенный экономический подъём должен был способствовать сокращению антикризисных расходов федерального правительства (на помощь безработным, беднейшим слоям общества, на программы создания рабочих мест и на другие антикризисные программы) и росту налоговых поступлений в федеральный бюджет от физических и юридических лиц»17.

Во втором десятилетии расходы федерального бюджета относительно ВВП уменьшились – до 20,3% в 2014г., но наращивание государственных трат продолжалось, и, по оценке на 2016 ф.г., они составили 21,4% ВВП, а по прогнозу на 2017 ф.г., будут на уровне 21,5% ВВП. По разделу «человеческие ресурсы» расходы в рассматриваемый период достигли своего пика и, начиная с 2013 ф.г. превышали 70% расходной части федерального бюджета18.

Резко возросшее финансирование политики в экономической и социальной сферах повлекло за собой хронические дефициты федерального бюджета, которые в абсолютном выражении продолжают оставаться на рекордном уровне (по оценке на 2016 фин. г. – около 600 млрд. долл.), вызывая дальнейший рост государственного долга и выплачиваемых по нему процентов.

Таким образом, социальная политика в США осуществлялась в нынешнем столетии преимущественно в условиях роста бюджетных дефицитов (с 2002 ф.г.), которые, по прогнозам бюджетного управления конгресса сохранятся и в период до следующих президентских выборов в 2020 г. (Таблица 2)

Таблица 2.
Показатели федерального бюджета США 2000 – 2020 гг., млрд.долл.
Годы Расходы, всего Расходы на человеческие ресурсы Профицит/дефицит федерального бюджета

2000

1788,9

1115,5

236,2

2005

2471,9

1586

-318,3

2010

3457,1

2386,6

-1294,4

2011

3603,1

2414,7

-1299,6

2012

3536,9

2348,5

-1086,9

2013

3454,6

2417,9

-679,5

2014

3506,1

2525,5

-484,6

2015

3688,3

2706,8

-438,4

2016*

3951,3

2870,9

-615,8

2017**

4147,2

2969,3

-503,5

2018**

4352,2

3093

-453,6

2019**

4644,3

3295,9

-549,2

2020**

4879,8

3454,3

-534,1

*оценка

** прогноз

Источник: составлено по данным: US Budget for Fiscal Year 2017. Wash., 2016

В 2016 ф.г. расходы только на выплаты по федеральной программе пенсионного обеспечения финансирование программы медицинского обслуживания пенсионеров «Медикэр» составили, по оценке, около 1,5 трлн.долл. Федеральные затраты, связанные с пенсионерами, достигают уже более половины расходной части федерального бюджета на социальные цели. Однако рост расходной части бюджета на социальные цели связан не только с обязательствами государства перед пенсионерами. Увеличения финансирования требуют и другие программы, в том числе и программа доступного медицинского страхования для лиц, не имеющих медицинской страховки.

Напомним, что Закон о Правах Пациентов и Доступном Медицинском Обслуживании был принят в 2010 году благодаря демократам, которые тогда имели большинство в конгрессе. После того как республиканцы получили большинство в палате представителей, а потом и в сенате, шансы отмены Obamacare возросли, а с приходом в Белый Дом Д. Трампа стали реальностью.

Позиция Д. Трампа и его сторонников состоит в том, что Obamacare считается «финансовым бременем», по которому платят налогоплательщики и должна быть отменена. После победы на выборах Д. Трамп несколько смягчил свою позицию по данному вопросу, отметив, что некоторые пункты Obamacare можно сохранить, например, такие как запрет в отказе страхового покрытия людям с хроническими заболеваниями или заболеваниями, которые были у человека до приобретения страховки; но отнюдь не отказался от проведения своей реформы.

Именно отмена обязательного медицинского страхования Obamacare была заявлена как первый шаг Дональда Трампа на посту президента США. Реализация этой идеи фактически началась еще до инаугурации, - когда Сенат США 11 января 2017 г. проголосовал за начало процесса по отмене реформы здравоохранения известной как Obamacare (начатой согласно закону 2010 г.): 51 сенатор проголосовал за, 48 – против19. А 13 января за отмену Obamacare проголосовала Палата представителей, приняв резолюцию, положившую начало процедуре отмены Obamacare: 227 – за, 198 – против.

Несмотря на то, что процедура отмены может затянуться не на один год, особенно с учетом согласований по вопросам, какие именно пункты будут сохранены, или скорректированы; решения о подготовке законопроектов о закрытии этой программы приняты. Obamacare, считавшаяся одним из главных достижений Б. Обамы на посту президента в сфере внутренней политики, не смогла просуществовать даже до инаугурации следующего президента Д. Трампа 20 января 2017 г.

Что же касается налоговой политики, заявленных мер по снижению налогов, программа Д. Трампа предусматривает многочисленные налоговые льготы, с упором на облегчение налогового бремени, прежде всего, для среднего класса. Предполагается также упрощение классификации налогоплательщиков, форм декларации; существенное снижение налогообложения на коммерческую деятельность.

В связи с этим уместно напомнить, что Соединенные Штаты, начиная с налоговых реформ эпохи Р.Рейгана, столкнулись с ростом бюджетных дефицитов. Летом 2016 г. специалисты независимого исследовательского центра «Граждане – за налоговую справедливость» сформулировали три основополагающие принципа (условия) налоговых реформ, которых необходимо придерживаться, чтобы избежать перехода к хроническим дефицитам.

Согласно первому принципу, налоговая реформа, даже учитывающая необходимость налогового стимулирования экономики, должна в долгосрочном плане способствовать повышению собираемости налогов. При этом приоритет должен быть отдан государственным инвестициям в экономическое развитие, направленным на развитие социально-экономической инфраструктуры. Опыт США последних десятилетий показывает, что главным фактором роста дефицита в системе федеральных финансов является хронический недобор налоговых поступлений.

Согласно второму принципу, налоговая реформа не должна способствовать росту социального неравенства и, в частности, неравенства в распределении доходов. И, наконец, согласно третьему принципу, должны быть надёжно перекрыты все налоговые лазейки для крупнейших американских корпораций.

В качестве одного из направлений снижения бюджетных дефицитов администрацией Д.Трампа рассматривается сокращение бюджетных ассигнований. После беспрецедентного увеличения социальных расходов в период президентства Б. Обамы можно ожидать новых инициатив сокращения расходов по многим федеральным программам (невоенного назначения). Однако масштабы бюджетной экономии по ряду программ социального назначения вряд ли смогут компенсировать рост затрат по другим статьям и потерь от снижения налогов. Даже если в ближайшие годы намерения Д. Трампа по сокращению бюджетного дефицита будут реализованы, выплата процентов по государственному долгу остается одним из факторов, ограничивающих дальнейший рост федеральных расходов, в том числе по социальным статьям.

«Невыполнимость ряда экономических обещаний Д.Трампа ставит исключительно сложные проблемы перед его будущей администрацией в плане осуществления внешней политики»20. И не только. В социальном плане также предстоит нелегкий выбор, тем более с учетом бюджетного наследия.

Учитывая, что ключевым элементом социальной защиты граждан в программе Д. Трампа является создание качественных рабочих мест, а также стимулирование трудоспособных реципиентов в направлении обучения и поиска работы, возрастает актуальность дополнительных мер по совершенствованию системы профессиональной подготовки и переподготовки рабочей силы, повышения ее квалификации в увязке с текущим и перспективным спросом.

Таким образом, можно ожидать, что социальный вектор политики президента Д. Трампа будет направлен, прежде всего, на создание рабочих мест и повышение их качества, поддержку предпринимательства, продвижение Trumpcare, развитие инфраструктуры, решение проблем, связанных с иммиграцией, при дальнейшем ограничении вспомоществования трудоспособным гражданам, продолжении курса, взятого еще в конце прошлого столетия, на сокращение пособий из бюджетных средств трудоспособным гражданам.


Список литературы

1 Статья подготовлена при финансовой поддержке Фонда РГНФ, Статья подготовлена при финансовой поддержке Фонда РГНФ, проект 15-37-11121 а (ц) «Факторы обеспечения социально-экономической безопасности в начале 21 века: опыт США и его применение в российской практике»

2 Trump and Clinton Finish With Historically Poor Images. Gallup poll. November 08. 2016. http://www.gallup.com/poll/197231/trump-clinton-finish-historically-poor-images.aspx?g_source=Election%202016&g_medium=lead&g_campaign=tilesдата обращения 22 декабря 2016).

3 Лебедева Л.Ф. США: государство и социальная политика. М., Наука, 2007. 271 с.

4 Лебедева Л.Ф. США: государство и социальное обеспечение. Механизм регулирования. Москва, Наука 2000. 143 с.

5 Петровская Н.Е. Программы социальной помощи в период президентства Б.Обамы//Россия и Америка в XXI веке. 2013. № 3. С. 3.

6 Income and Poverty in the United States. US Census Bureau.,W.,2016.

7 Пенcионные системы стран мира: стратегии и опыт модернизации. М., Весь мир, 2016. 88 с.

8 Poverty in the US: 1990. Current Population Report No 175. Bureau Census. W., 1991.

9 Income and Poverty in the United States. US Census Bureau.,W.,2016.

10 Employment Outlook, 2016. OECD. 2016.

11 Петровская Н.Е. Тенденции занятости в мировой экономике во втором десятилетии XXI века. Международная торговля и торговая политика в XXI веке. 2016. № 3 (7). С. 28-40.

12 Аксенов П.А. Растущий государственный долг и тенденции его финансирования. В книге: Геополитические риски современной мировой экономики. М., 2015. С. 90-93.

13 US Treasury. http://www.treasurydirect.gov (accessed December 22, 2016).

14 http://www.gallup.com/poll/

15 Budget of the United States Government. FY 2007. Wash., 2006.

16 Государственные финансы и бюджетные приоритеты США в начале XXI века. ИСКРАН, Москва, 2014. 267 с.

17 Васильев В.С. Основные структурные изменения в федеральном бюджете США в годы президентства Б. Обамы (2009-2016 ф.гг.). Россия и Америка в XXI веке. 2016. N1. С.11.

18 Федеральный бюджет в период президентства Б. Обамы. М., Весь мир. 2016. 88 с.

19 Senate opens Obamacare repeal drive with overnight marathon

http://edition.cnn.com/2017/01/11/politics/senate-obamacare-repeal/index.html (дата обращения 14 января 2016).

20 Травкина Н.М.Президентские выборы 2016 г. в США: итоги и перспективы. Перспективы. 2016, N 3 (7). С. 19-34.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.