Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2017

ВЛИЯНИЕ ПЕРЕХОДНЫХ ПРОЦЕССОВ НА МИРОВУЮ ПОЛИТИКУ*

П.С. Золотарёв,
к.т.н. профессор АВН,
заместитель директора
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. В статье на основе системного анализа рассматривается влияние т.н. демографического перехода на некоторые аспекты мировой политики. Делается вывод о том, что объективно закономерный этап перехода в обозримом будущем человечества, как единой системы, в новое состояние, характеризуемое относительной стабилизацией численности народонаселения неизбежно будет сопровождаться сложным переходным процессом и что этот процесс уже находится в начальной стадии. Обосновывается возможный характер этого переходного процесса. Рассматриваются некоторые факторы (сжатие исторического времени, качественный скачок в информационной сфере и др.), сопровождающие начавшиеся переходные процессы. Анализируется влияние этих факторов на политику государств, в том числе, входивших ранее в состав социалистического лагеря или СССР, а также на политику США и российско-американские отношения.

Ключевые слова: системный подход, человечество как система, демографический переход, переходные процессы, сжатие исторического времени, информация и развитие, мировая политика, международные отношения

Pavel S. Zolotarev,
Ph.D., Deputy Director
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article examines the influence of demographic transition on some aspects of the world policy. Author uses systems analysis and concludes that objectively logical stage of future humankind’s transition to the new condition will inevitably be accompanied by complex transition process. This process of humankind`s transition as the unified system to the relative stabilization of population is already on initial stage. Author demonstrates the possible character of transition process and examines factors like «historical time compression», qualitative leap in the informational sphere which accompanying the processes that have begun. Article contains an analysis of influence of these factors on the state policy, including the policy of post-Soviet and post-socialist states, U.S. policy and Russia-United States relations.

Keywords: systems theory, humankind, demographic transition, transition process, historical time compression, information and development, world politics, international relations.

Системный подход к развитию человечества

Весь комплекс проблем, характерный для современного развития, в том числе касающихся развития социальных систем, порождает стремление взглянуть на них с системных позиций.

Как известно, системный подход в значительной мере был разработан физиками для изучения систем, состоящих из большого количества взаимодействующих между собой частиц и лишь затем распространился на другие области знаний. Поэтому вполне логично обратится к трудам физика Сергея Капицы, который, используя свой опыт, обратился к социальным системам, в частности, к человечеству, рассматривая его как единую, сильно связанную систему, в которой действует управляющий развитием общий механизм1.

Ключевой вопрос при изучении системы – выбор количественного параметра, который бы ее характеризовал. Сергей Капица выбрал в качестве главного параметра, характеризующего развитие человечества, численность населения Земли. В принципе, численность может рассматриваться для любой живой системы в качестве основного параметра − от простейших клеточных до представителей животного мира. Все они находятся во взаимодействии, и их численность определяется характером этого взаимодействия. В природе, как известно, поддерживается динамическое равновесие. Из этого динамического равновесия вышел лишь человек и те представители живого мира, которых он использует для обеспечения себя продовольствием. Разум человека дал возможность выхода на иной уровень развития и увеличения за счет этого численности популяции. Одновременное обретение человеком способности обмениваться информацией и накапливать знания способствовали дальнейшему росту численности населения. Поэтому вполне логично рассмотрение человечества как системы, развитие которой зависит от числа связей между людьми на планете, и сложность системы определяется не суммой числа людей, а квадратом численности населения мира. Такая квадратичная зависимость составляет суть нелинейности процесса роста и «невозможность обращения к простым причинно-следственным связям между ростом численности населения Земли и его развитием. <…>темп развития человечества пропорционален квадрату численности населения на Земле»2.

Ретроспективный анализ динамики изменения численности населения земли показывает ее экспоненциальный характер. На графике (рис. 1) показан рост населения мира, начиная с 2000 г. до н.э. и с прогнозом до 3000 года3.Временной масштаб на данном графике хорошо показывает взрывной рост численности населения земли в последнем тысячелетии. Еще более наглядно выделяется нынешний этап роста численности населения.

Если бы было возможным наглядно изобразить график роста численности населения земли, начиная от времени появления человека разумного, т.е. 5 млн лет назад, то для этого, в выбранном масштабе времени, пришлось бы временную ось начать на 100 м левее4.

Рисунок 1.
Население мира от 2000г до н.э. до 3000г (прогноз)

На графике: 1 — население мира от –2000 г. до нашего времени; 2 — взрывной режим, ведущий к обострению процесса роста численности населении мира; 3 — демографический переход; 4 — стабилизация населения; 5 — Древний мир; 6 — Средние века; 7 — Новая и 8 — Новейшая история, ↑ — пандемия чумы 1348 г., ↔ — разброс данных; — N (1995) = 5,7 млрд; N∞ = 11,4 млрд.

Постепенное увеличение численности населения в течении длительного времени по мере приближения к нашему времени устремляется в бесконечность демографического взрыва. Исходя из графика, быстрое повышение численности населения начинается на рубеже новейшей истории. Характерно, что именно к этому времени относятся технологические решения, которые позволили не только достичь заметного шага в сфере транспортных коммуникаций (железнодорожное, автомобильное сообщение и затем авиационное), но и освоить новые способы передачи информации с использованием электрических сигналов по проводам, а затем и без проводов – радиосвязь.

И это закономерно, ибо в основе развития человеческой цивилизации лежит способность к обмену информацией. Чем больше связей между людьми и создаваемых ими социальными структурами, тем больше возможностей для обмена информацией, а следовательно и для развития. И наоборот. Так, несмотря на одинаковый физиологический потенциал умственных способностей современного человека, изолированные племена остаются на ранних ступенях развития, а уровень развития стран обратно пропорционален степени их изолированности.

Нынешний этап глобализации стал возможен благодаря качественному скачку в развитии информационных систем, появлению глобальной информационной сети, связавшей все человеческое сообщество в единую систему, функционирующую в реальном и едином масштабе времени. «Именно передача информации из поколения в поколение синхронизирует развитие человечества в мировом масштабе»5. Видимо, не случайно структура всемирной информационной сети напоминает структуру нейронной сети. Всемирная сеть с ее динамично развивающимися информационными ресурсами превращается в некий коллективный разум человечества. Но сегодня, находясь на начальной стадии формирования, этот коллективный разум иногда вызывает ассоциации с офортом Гойя «Сон разума пробуждает чудовищ».

Тем не менее неверно будет утверждать, что причиной нынешнего этапа интенсивного развития и взрывного увеличения численности человечества является появление новых транспортно-информационных коммуникаций.

Как известно, население мира за миллион лет определяется по формуле:

N = 200*10 / (2025-T)

N – население мира, T – время.

Формула полностью соответствует обобщенным историческим данным и отражает объективную закономерность. По этой формуле получается, что в районе 2025 г. численность населения Земли устремляется в бесконечность. С физической точки зрения это означает приближение качественного перехода системы в иное состояние. Первый качественный переход, судя по всему, состоялся на начальном этапе развития человека-разумного, когда численность и сформировавшийся разум перевели человеческое общество в новое качество. С этого момента человечество как система до настоящего времени развивалось прямо пропорциональным квадрату населения мира. «В основе роста человечества следует рассматривать коллективное взаимодействие всех людей на Земле»6. Симптоматично, что современные информационные системы не только напоминают, как уже упоминалось, нейронные сети, но и по своим возможностям приближаются к созданию технологической основы для реализации взаимодействия всех людей между собой в реальном масштабе времени.

Квадратичная зависимость развития процессов известна и хорошо изучена и в других сферах, например, в молекулярной и химической физике, характерна для разветвленных цепных реакций, в том числе в ядерной бомбе7. «Квадратичный рост населения нашей планеты указывает на аналогичный и гораздо более медленный, но не менее драматичный процесс, когда информация в результате цепной реакции умножается на каждом этапе роста, определяя тем самым нарастающие темпы развития во всем мире»8.

В связи с этим, нет оснований утверждать, что резкий скачок темпов развития человечества находится в причинной зависимости от уровня развития новых технологий. Они взаимосвязаны и определяются объективными закономерностями развития человечества как единой системы отражающими гармонию окружающего мира.

Можно предположить, что уровень разума человеческого сообщества в приближающейся момент перехода человечества как системы в новое состояние в решающей степени предопределит направление развития цивилизации после демографического перехода. Либо численность населения Земли перестанет увеличиваться и стабилизируется на каком-то уровне, позволяющем существовать в гармонии с природой, либо прекратит свое существование.

Переходные процессы при изменении состояния систем.

Как известно, качественные изменения состояния систем сопровождается переходными процессами. Их характер может быть разным, но в нашем случае, представляется, наиболее вероятна аналогия с переходными процессами в системах автоматического управления и некоторых электрических цепях (рис.2)9.

Рисунок 2.
Разновидности переходных характеристик систем автоматического управления

Учитывая, что демографический переход уже начался, можно утверждать, что и переходные процессы человечества как единой системы в качественно новое состояние находятся на такой же начальной стадии. Так, в развитых странах, в первую очередь в европейских, численность собственного населения стабилизировалась. Не лишним будет заметить, что процесс легализации однополых браков, соответствует этой тенденции. Неоднозначная реакция общества на такую легализацию естественна, но не исключено, что в данном случае мы имеем дело с закономерными процессами, не зависящими от нас, а определяемымиусловиями развития человечества как единой системы.

Европейское сообщество существенно продвинулось и по пути к гармоничному существованию с окружающей природой, т.е. к тому состоянию, к которому должно стремится все человечество.

Для европейских государств переходный процесс имел до недавнего времени монотонный характер (рис.2).Однако европейские государства не образуют некую замкнутую систему, поэтому в них не мог сохраниться монотонный характер переходных процессов. В большом количестве государств сохраняется высокий уровень рождаемости, а условия жизни существенно хуже, чем в развитых государствах. При этом современные информационные системы позволяют видеть лучший мир, а транспортные коммуникации делают его доступным. Отсюда возникновение устойчивых миграционных потоков, с которыми до последнего времени европейские государства справлялись. Однако внутренние конфликты в ряде государств на Ближнем Востоке и в Африке пополнили миграционные потоки беженцами. В результате, нарушилась стабильность не только в отдельных европейских государствах, но в ЕС в целом. Получается, что этап стабилизации численности населения развитых европейских государств под воздействием внешних факторов прервался и в обозримой перспективе численность населения в этих странах, вероятнее всего, будет продолжать увеличиваться.

Если возвращаться к графику населения Земли (рис.1), то можно предположить конфигурацию качественного вида кривой изменения численности населения в переходный период. Наиболее вероятно на начальном этапе переходного процесса значительное превышение численности населения Земли того уровня, который соответствует стабильному состоянию. Последующий этап сокращения численности населения неизбежен. Но трудно сегодня спрогнозировать под воздействием каких факторов он будет происходить (войны, пандемии, техногенные катастрофы). Вероятнее всего, снижение численности населения будет продолжаться до уровней, которые существенно ниже оптимального. Можно предположить, что чем выше будет экстремальная точка первой полуволны, тем ниже будет экстремальная точка второй полуволны. Именно на этом этапе велика вероятность гибели человечества или возврата на первичный уровень существования (показано пунктирной линией с точкой).

Сжатие исторического времени

В целом, с высокой вероятностью переходный этап в развитии человечества, как единой системы, будет сопровождаться множеством трудно предсказуемых процессов в самых разных сферах жизнедеятельности. Кроме того, необходимо учитывать и фактор сжатия исторического времени10. Астрономическое время (продолжительность суток, время обращения по орбите земли и т.д.) остается относительно стабильным. Однако количество событий, происходящих в единицу времени, существенно возросло. Учитывая информационные сети, связавшие весь мир в реальном масштабе времени, информация о происходящих событиях, буквально обрушивается и вторгается в сознание каждого человека возрастающим потоком. Меняется и ощущение времени, и темпы происходящих событий. Существенные изменения в развитии человечества ранее охватывали жизнь нескольких поколений. В результате каждым поколением эти изменения воспринимались как монотонные процессы. Сегодня, происходя за меньшие интервалы времени, аналогичные изменения могут восприниматься как апериодические или колебательные переходные процессы.

Сжатие исторического времени приводит к тому, что некоторые изменения в социальных сферах начинают приобретать особенности переходных процессов, характерных для систем, переходящих в иное состояние.

Следует заметить, что если рассматривать человечество как единую систему, то образуемые при этом подсистемы (отдельные государства, союзы государств, цивилизационные сообщества, геоэкономические и т.д.) вовсе не обязательно подвержены изменениям, происходящим синхронно с изменениями в развитии всего человечества. Более того, однотипные подсистемы могут развиваться по-разному. Так, например, Европейский регион и Азиатско-Тихоокеанский регионы (АТР) обладают совершенно разными уровнями внутренней стабильности. Несмотря на значительно больший потенциал противоречивых интересов в АТР, регион обладает большим уровнем стабильности11.

Как уже упоминалось, развитие человечества как единой эволюционирующей и самоорганизующаяся системы зависит от степени взаимодействия элементов системы между собой. Чем больше степень взаимодействия, тем выше темпы развития всей системы. Темпы изменения, судя по всему, возрастают и для всех подсистем (сжатие исторического времени), хотя по содержанию не все изменения подсистем способствуют развитию системы в целом. Так, например, рост темпов изменений в сфере экологии создаёт угрозы самому существованию человечества. В тоже время, в тех государствах, где реакция на эти угрозы существует, наличие таких угроз способствует развитию с появлением технологий, обеспечивающих в будущем гармоничное существование человечества с природой.

Эффект сжатия исторического времени приводит к восприятию изменений в различных подсистемах как процессов перехода в иное состояние. Так, например, если семью, как ячейку общества, рассматривать в качестве одной из подсистем, то в развитых государствах можно выделить тенденции перехода такой подсистемы в качественно новое состояние. Традиционно воспитание, как основная функция родителей по отношению к детям, фактически обеспечивала адаптацию детей к существованию в общественной среде. Как известно, статус полноправной личности (18-21 год) приобретается не в зависимости от способности самостоятельного физиологического выживания и размножения, а от способности полноценного существования в той или иной общественной среде. До последнего времени функции воспитания до статуса полноправного гражданина общества выполнялись родителями, либо государством и обществом при отсутствии родителей. В настоящее время развитие информационных систем, прежде всего сетевых систем коммуникации открытого доступа, ограничивает возможности родителей и перераспределяет эти функции в пользу тех, кто заполняет каналы информационного воздействия на детей. Дети же получают самостоятельный доступ к этим информационным каналам с самого раннего возраста, а содержательная часть информации в этих каналах может быть в полном противоречии не только с интересами развития детей, но и угрожать их физическому существованию. Проблема решаемая, но она требует оперативного принятия мер в различных сферах – технологической, социальной, нормативной, психологических и других сферах, включая внешнеполитическую. Способно ли современное общество такому оперативному реагированию? Если нет, то последствия могут быть трудно предсказуемы и носить катастрофический характер.

Переходные процессы и государственное управление

В современном мире достаточно ощутимо проявилась тенденция потери государствами монополии на формирование информационного пространства и на военное насилие. Все большее влияние приобретают негосударственные структуры, в том числе на межгосударственном уровне, наблюдается изменение ценностных ориентиров, возрастает ощущение неопределенности и тревожной непредсказуемости грядущих событий.

Динамичное изменение обстановки начинает опережать возможности оперативного реагирования системы государственного управления на возникающие ситуации. В первую очередь проблемы оперативности управления проявляются в демократических государствах. Демократические процедуры выработки решений более длительны, чем в жестко централизованных системах. Демократическое решение может быть более взвешенным, но запоздалым, и в итоге принятое решение, в лучшем случае, может быть бесполезным, а в худшем – вредным12. Применительно к государствам Центральной и Восточной Европы, как и для Европейского союза в целом, мы и наблюдаем в последнее время такие ситуации. Как следствие, обозначилась опасная тенденция популяризации авторитарных методов государственного управления. Политики заговорили о возрождении консерватизма, усилении правых сил и т.д.В складывающихся условиях традиционные механизмы демократии начинают проигрывать в способности реагирования на ситуации авторитарным методам управления. В то же время современные и перспективные информационные системы обеспечивают возможность в реальном масштабе времени осуществлять влияние по обратной связи от общества и отдельной личности на государство. Более того, гражданское общество в информационных сетях приобретает все возрастающий потенциал влияния не только на государственном, но и на межгосударственном уровне. Либо демократии дополнят свои традиционные механизмы новыми методами государственного управления, либо они уступят место авторитарным режимам.

Миропорядок и переходные процессы

Динамичны и изменения миропорядка. Международная система за два десятилетия перешла от биполярной к однополярной системе и находится на переходе от однополярной к многополярной (полицентричной) системе. Ещё не завершились переходные процессы преобразования биполярного миропорядка в однополярный, как началось формирование полицентричного миропорядка со своими переходными процессами, суть которых ещё не ясна.

При переходе от биполярной системы к однополярной особенности переходных процессов наиболее четко просматриваются на примере бывших лидеров биполярного мира – США и России (как правопреемника СССР).

Соединенные Штаты первоначально определили своими первоочередными задачами успешное развитие своей страны в условиях исчезновения врага и сохранение единоличного лидерства в интересах поддержания безопасности и стабильности. Характерно, что срок сохранения своего лидерства в доктринальных документах 1997 г.США обозначили – «хотя бы до 2015 года». Но реальная политика США проскочила уровень влияния на мировую политику, соответствующий роли мирового лидера. США повели себя как мировой жандарм, и в результате эффект получился прямо противоположный. Односторонние действия США без учета мнения партнеров, а иногда и союзников дестабилизировали обстановку в некоторых регионах мира. Начало формирования полицентричного миропорядка, вероятнее всего, создаст дополнительные угрозы стабильности и безопасности как на региональном, так и на глобальном уровнях. В этих условиях потребность в глобальном лидерстве возрастает, но не единоличном. Збигнев Бжезинский вполне справедливо ставит вопрос: «Какова главная цель беспрецедентной американской глобальной мощи?»13. Он выделил два варианта. Первый – опора американского лидерства на международный консенсус. Второй – самоуверенное доминирование, основанное на мощи Америки. Можно согласится и с выводами З. Бжезинского: «Всеобщее согласие усилит главенствующую роль Америки в мировых делах, а легитимность этой роли укрепит ее статус как единственной мировой сверхдержавы; доминирование потребует от Америки больших затрат для укрепления ее мощи, хотя она по-прежнему будет обладать уникальным превосход­ством. Другими словами, в первом случае Америка будет сверхдержавой-плюс, а во втором – сверхдержавой-минус.»

Можно предположить, что приход к власти Дональда Трампа отражает появление политических сил, намеренных внести корректировки политики страны в направлении «сверхдержава-плюс». Вероятнее всего администрация Д. Трампа будет продвигаться именно по этому пути, допуская ошибки, преодолевая сопротивление как внутренних, так и внешних политических сил, а также испытывая зависимость от раскрученной антироссийской пропаганды. Многое будет зависеть и от России. России легче отдалиться от ранее набранных оборотов антиамериканской пропаганды, но необходимо ещё будет проявить терпимость к неизбежным на этом пути ошибкам своих американских партнеров и быть самокритичной к собственным ошибкам.

В целом, прошедший период может быть для США в части отношения к России изображен положительной полуволной с 1992 по 2001 г. и отрицательной с нахождением сегодня в экстремальной точке с последующим, хочется верить, началом изменений в положительном направлении.

Европейская компонента западного мира с окончанием биполярного противостояния развивалась несколько иначе, чем США. Европейцы предприняли решительные шаги по развитию интеграционных процессов в рамках Европейского союза, в том числе с учетом расширения числа участников и ЕС, и Североатлантического альянса. Интеграционные процессы достигли своего максимума, а затем начали свое снижение в силу совпадения двух основных факторов. Первый из них связан с проявлением противоречия между уровнем интеграции и соответствием этому уровню интеграции органов управления ЕС. Второй фактор – дополнение естественного уровня миграционными потоками беженцев. Органы управления ЕС не смогли справиться с воздействием этих двух факторов, что привело к кризисным явлениям, вплоть до возникающих сомнений в способности сохранения Европейского союза, а на уровне государств, как уже упоминалось, к тренду в сторону элементов национализма и авторитарных методов управления.

Для государств, входивших в состав другого полюса биполярного мира – социалистической системы, возникли проблемы иного характера, связанные с процессами переходав иное состояние. В каждом государстве, ранее входившем в состав социалистического лагеря, такие переходные процессы проходили по-своему. Тем не менее, можно выделить группы государств, в которых они имеют некоторые общие черты.

Государства Восточной Европы, Литва, Латвия и Эстония относительно успешно осуществили одновременный переход к демократии и рыночной экономике. Но этот успех стал возможен в значительной степени благодаря помощи западных стран, которые несколько смягчили неизбежные кризисные явления при переходе к рыночной экономике.

Остальные государства на постсоветском пространстве, кроме России и Украины, осуществляя разными темпами переход к рыночной экономике, не стали спешить к переходу к демократическим методам управления. Государственное управление в них после распада СССР продолжилось на авторитарных принципах. Причем чем тверже авторитарный режим, тем стабильнее до настоящего времени оставалась ситуация (например, Белоруссия, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Казахстан), но при этом процесс перехода к рыночной экономике идет медленнее.

В России в начале 1990-х годов была предпринята попытка одновременного и быстрого перехода к рыночной экономике и к демократическому управлению. Глубина последовавшего экономического кризиса, с учетом исходного состояния экономики РСФСР после распада Советского союза и размеров страны, была предсказуема.В этот период Россия вправе была ожидать помощи от Запада, но, к сожалению, политика лидера западного мира быстро приобрела черты поведения победителя по отношению к побежденному. Как отмечает Джефри Сакс: «<…>я призывал к тому, чтобы облегчить России долговое бремя. Но на этот раз Соединенные Штаты, Германия и другие отказались принять мой совет. В итоге страна пережила страшные финансовые потрясения и несколько лет нестабильности, вследствие чего широкая российская общественность разуверилась в полезности новых и хрупких демократических институтов. То, как Запад обошелся с Россией в те годы, укрепило националистические настроения внутри страны. Реакция была аналогична той, что сотрясала Веймарскую Германию после жестких послевоенных репараций»14.В результате Россия вполне закономерно перешла от демократии на грани хаоса к объективно необходимой в этих условиях авторитарной форме государственного управления. Государство и его внешнеполитическое влияние укрепилось, однако процесс демократизации и формирования рыночной экономики затормозились. Судя по всему, к настоящему времени этап авторитарного развития себя исчерпал и превращается в тормоз дальнейшего развития России. Как бы ни была успешна военно-политическая активность России, совершенно верно утверждение, что никакие внешнеполитические победы не могут быть лекарством от внутренних проблем15. В то же время складывается впечатление, что тенденция возврата к демократическим принципам управления уже обозначилась. Однако на фундаменте авторитаризма уровень коррупции настолько укрепился, что без решительных авторитарных действий трудно представить себе действенные шаги по борьбе с коррупцией. Получился замкнутый круг.

На Украине, как и в России, попытались сразу осуществить и переход к рыночной экономике, и демократизацию. Украина, как и Россия, закономерно вошла в кризис, но своего потенциала подпитки экономики за счет сырьевого экспорта не имела. Склонность к парламентской форме правления привела к аморфности государственного управления. Запад с помощью не спешил даже тогда, когда к власти через майдан пришел Виктор Ющенко, готовый привести Украину в НАТО. Национализм, пропаганда антироссийских настроений не стали объединяющей национальной идеей, способной вывести страну из кризиса. Но и политику России в отношении Украины в этот сложный период трудно отнести к дипломатическим успехам. В результате на Украине власть оказалась в значительной зависимости от националистических организаций фашистского толка. С Россией у украинской власти отношения как с врагом, а Запад вынужден весьма осторожно подходить к поддержке нынешней власти на Украине.

Таким образом, напрашивается вывод, что переход от тоталитарного режима к демократическому, от социалистической экономики к рыночной без внешней экономической помощи неизбежно связан с тяжелым экономическим кризисом, а в результате становится востребованной фаза авторитарной формы управления. Но в этом случае темпы преобразований снижаются и, в значительной степени, становятся зависимыми от личных качеств лидера. Без авторитарной фазы правления и при отсутствии внешней экономической помощи весьма вероятен внутриполитический кризис вплоть до угрозы существованию государства. Россия в начале первого срока президента Владимира Путина тоже была на грани такой кризисной ситуации. Более того, в начальный период своего президентства В.Путин высказывал мысль о переходе России к парламентской форме правления, но ползучий захват (фактически покупка) некоторыми олигархами значительного числа мест в Государственной Думе способствовали отказу президента от этой опасной идеи.

В целом, для стран социалистического лагеря только в России переходные процессы к рыночной экономике близки к колебательному характеру.

В России последовавший объективно необходимый переход к авторитарным методам управления, к сожалению, не был понят и воспринят западными странами, прежде всего в Соединенных Штатах, что повлияло на двусторонние российско-американские отношения.

В начале 1990-х годов оба государства сделали решительные шаги на встречу, особенно в сфере военной безопасности и военного сотрудничества. Характерно, что в этот период значительная часть решений принималась в одностороннем порядке. США существенно сократили свои вооруженные силы в Европе, а Россия вывела свои войска из стран Восточной Европы. Обе стороны снизили готовность резервных систем управления вооруженными силами, так, например, оба государства отменили круглосуточное дежурство в мирное время воздушных пунктов управления и воздушных ретрансляторов. Начало активно развиваться сотрудничество России и НАТО в сфере безопасности, а президент России, обозначая готовность к сближению с Западом, заявил о том, что не исключает членства страны в НАТО.

США активно включились в оказание организационной помощи правительству России в переходе от общественной собственности на средства производства к частной. Однако главный мотив у США был связан не с оптимальным процессом приватизации, а с желанием в кратчайшие сроки ликвидировать экономическую основу социалистической системы хозяйствования. В результате в России была проведена ускоренная приватизация, вызывающая до сих пор возмущение общества.

При объявлении о реализации в НАТО программы «Партнерство ради мира» многие специалисты сразу оценили ее как программу подготовки государств Восточной Европы к вступлению в НАТО. Тем не менее на официальном уровне в России было принято решение о дальнейшем развитии отношений с НАТО в сфере безопасности.

Постепенное осложнений отношений России и США началось с началом внутреннего военного конфликта в Чечне. США сочли чрезмерным применение военной силы против бандформирований на территории Чечни. Россия в свою очередь высказала озабоченность решением о расширении НАТО, но для России в этот период главными были внутриполитические проблемы, что нашло свое отражение в первой военной доктрине, принятой осенью 1993 года. По тексту документа отмечалось, что: «Обеспечение военной безопасности РФ, ее жизненно важных интересов в первую очередь зависит:

во внутриполитической сфере – от разрешения экономических, политических и социальных проблем, успешного осуществления реформ;

во внешнеполитической сфере – от состояния отношений с окружающим миром, прежде всего с непосредственными соседями и ведущими державами».

Исходя из такого подхода доктринально закреплялось, что Россия «не относится ни к одному государству как к своему противнику»16.

В практической деятельности в сфере военной безопасности Российская Федерация вынуждена была сосредоточить свои усилия на урегулировании внутренних военных конфликтов на постсоветском пространстве (на территории Чеченской республики, в Таджикистане, в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье). Во всех случаях конфликтующие стороны обращались за помощью к Москве, а Россия выступала инициатором организации и проведения миротворческих операций в рамках СНГ с привлечением подразделений вооружённых сил государств содружества. Такие решения были приняты по миротворческим операциям в Абхазии и Таджикистане. Но на практике для участия в операции в Абхазии лишь Россия выделила воинские подразделения, а в Таджикистане участие представителей других государств было весьма ограниченным. Проведение миротворческих операций в Южной Осетии и Приднестровье осуществлялось трехсторонними миротворческими силами – миротворческими подразделениями России и конфликтующих сторон. Это был и остается уникальный и никем не повторенный успешный опыт формирования миротворческих сил17.Важно, что во всех конфликтах Россия исходила из необходимости сохранения территориальной целостности новых государств на постсоветском пространстве, но при условии достижения этой цели без применения военной силы. Примечательно, что Россия в 1996 г. ввела против Абхазии экономические санкции и всячески пыталась стимулировать восстановление традиционных экономических связей Абхазии и Грузии. Санкции против Абхазии Россия сняла лишь после попытки руководства Грузии решить проблему территориальной целостности военным путем в августе 2008 года.

Кроме миротворческой деятельности на пространстве СНГ, Россия в этот же период принимала участие в миротворческой операции ООН в Боснии и Герцеговине (БиГ). К 1995 г. стала очевидной низкая эффективность миротворческой операции под руководством ООН. Но к этому же времени появилась необходимость обоснования дальнейшего существования НАТО после окончания «холодной войны», тем более что США проявили инициативу по принятию в состав альянса государств, ранее входивших в Организацию Варшавского Договора (ОВД). Основная функция НАТО, коллективная оборона, после роспуска ОВД не могла быть фундаментом для расширения альянса. Необходим был иной подход. Идея трансформации Североатлантического альянса позволяла, оставив в тени функцию коллективной обороны, расширить возможности организации в сфере безопасности, ставших актуальными. В этой связи идея использования потенциальных возможностей НАТО для решения миротворческих задач выглядела очень привлекательно. Успешное выполнение миротворческой задачи для прекращения многолетнего вооруженного конфликта на территории Югославии снимало все сомнения в необходимости дальнейшего существования Североатлантического альянса.

Необходимо отдать должное, НАТО, получив мандат на организацию и проведение миротворческой операции в Боснии и Герцеговине действовало достаточно четко и оперативно. К операции привлекались воинские подразделения от 15 государств членов Североатлантического альянса и от 21 государства, не входящих в его состав. Россия первоначально не была готова выделять свои воинские подразделения в состав многонациональных миротворческих сил под руководством своих недавних основных противников. Однако в значительной степени благодаря усилиям министра обороны США Уильяма Перри руководство России согласилось на участие в миротворческой операции под руководством НАТО, включив свою воздушно-десантную бригаду в состав американской дивизии. Командовал многонациональными миротворческих силами главнокомандующий Объединёнными вооружёнными силами НАТО в Европе, но одним из заместителей у него был российский генерал Криволапов А.Г.

Время проведения миротворческой операции в БиГ (1995–1996 годы) можно считать экстремальной точкой периода положительных отношений между Россией США. Первый серьёзный удар по отношениям России с Соединёнными Штатами был нанесён агрессией НАТО против Югославии в 1999 году.

Тем не менее, несмотря на одновременное с агрессией против Югославии активное начало в 1999 г. процесса расширения НАТО (принятие в состав альянса Польши, Чехии и Венгрии) и выход в 2001 г. США из Договора по ПРО, Россия стремилась сохранить хорошие отношения с Соединёнными Штатами и принимала активное участие в развитии сотрудничества с НАТО в сфере безопасности. С началом Соединёнными Штатами антитеррористической операции в Афганистане именно Россия первой оказала реальную и весьма весомую помощь американским партнерам. После подключения к проведению операции НАТО российская поддержка США продолжилась в сфере тылового обеспечения операции (транзит грузов через свою территорию). В последующем Россия и США в 2002 г. подписали по-своему уникальный Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП).Он фактически отразил на тот момент уровень взаимного доверия в области стратегических ядерных вооружений, предоставив каждой стороне право самостоятельно определять необходимое количество стратегических ядерных боезарядов в определённых договором рамках. И это при том, что взаимопонимания по проблеме противоракетной обороны после одностороннего выхода США из Договора по ПРО так и не было достигнуто, а группа из четырех министров России и США (министров обороны и иностранных дел), предусмотренная при подписании Договора о сокращении СНП в интересах поддержания стратегической стабильности, фактически к работе так и не приступила.

В то же время события продолжали развиваться таким образом, что уже не могли не вызвать роста озабоченности со стороны России.

Вторая волна расширения НАТО предусматривала принятие в состав альянса в том числе и трёх прибалтийских государств – Латвии, Литвы и Эстонии. Позиция России о крайней нежелательности приема в НАТО государств постсоветского пространства, тем более, что с их стороны обозначалась резкая антироссийская направленность, была проигнорирована.

В 2004 г. в Грузии путем мирного переворота к власти пришел Михаил Саакашвили, который с самого начала обозначил антироссийскую позицию, обвинив её в поддержке сепаратизма Абхазии и Южной Осетии, заявив о необходимости замены российских миротворцев натовским миротворцами и готовность решить проблемы территориальной целостности Грузии военным путем.

В 2005 г. на Украине, отстранив через поддержанный Западом «механизм майдана» избранного с незначительным перевесом Виктора Януковича, президентский пост занял Виктор Ющенко. Его политика достаточно быстро приобрела про-натовскую направленность, наполнилась комплексной программой подготовки страны к вступлению в НАТО и вытеснению Черноморского флота из Крыма.

При рассмотрении такого развития ситуации в совокупности с инициативой так называемого Черноморского партнёрства, охватывавшего все пространство по дуге от Закавказья до Балтийского моря (Азербайджан, Армения, Грузия, Украина, Молдавия и Беларусь) ясно просматривалось возрождение политики сдерживания, проводившейся ранее по отношению к СССР. Все три компоненты политики сдерживания – ограничение сферы влияния, ядерное сдерживание и информационное противоборство через 16 лет после окончания холодной войны приобрели чёткие очертания.

Тревожное восприятие таких изменений отразилось на содержании выступления президента Путина на Мюнхенской международной конференции по безопасности в 2007 году.Его выступление было услышано, но на ход дальнейших событий не повлияло, и через несколько месяцев после конференции было принято решение о предоставлении независимости Косово.

В августе 2008 г. президент Грузии, очевидно рассчитывая на поддержку со стороны Запада и, прежде всего, Соединённых Штатов, решился на применение военной силы против Южной Осетии и Абхазии. Грузинское руководство не только вывело свои подразделения из состава совместных миротворческих сил в Южной Осетии, но и использовало их в ходе вторжения. Как известно, в случаях, когда одна из сторон прекращает миротворческую операцию, предусматривается проведение операции по принуждению к миру. Однако Россия приступила к операции по принуждению Грузии к миру только после первых жертв среди российских миротворцев, атакованных подразделениями грузинских вооружённых сил.

Показательной была реакция западных стран в информационном пространстве. Обстрел Цхинвала грузинскими вооружёнными силами перед вводом своих войск в город был представлен как начало агрессии России против Грузии. Совет Россия-НАТО, созданный для проведения консультаций, достижения консенсуса, сотрудничества, выработки совместных решений и действий по вопросам безопасности в Евроатлантическом регионе, вместо выяснения ситуации обвинил Россию в агрессии и прервал свою работу.

Решительные действия России по принуждения Грузии к миру фактически сорвали очередной важный шаг по ограничению сферы влияния России, предполагавший в перспективе включение в зону НАТО Закавказья и почти полного побережья Чёрного моря. Но на этом попытки реализации очередного шага по значительному ограничению зоны влияния России не закончились.

Следующее приложение сил сконцентрировано было уже на Украине и вновь с использованием механизма «майдана». В результате государственного переворота к власти пришли те силы, которые вне всякого сомнения реализовали бы намерения, которые ранее были озвучены в период президентства Ющенко – прекращение базирования Черноморского флота России в Крыму и вступление Украины в НАТО.

Предпринятые Россией действия вновь сорвали планы западных партнеров.

Возможно, существовали и альтернативные варианты действий России, которые бы вызвали менее резкую международную реакцию и не способствовали росту влияния националистов на Украине. Однако развитие событий требовало быстрой реакции. Возможная потеря Россией выхода в Черное море было бы катастрофическим событием, отбрасывающим Россию в геополитическое положение на несколько столетий назад – в допетровский период.

Фактически на Украине Запад перешел ту критическую красную черту в отношениях с Россией, которую не надо было переходить. Как правильно заметил один и депутатов Бундестага – не надо тыкать палкой в морду спящего медведя.

В результате долговременной политики США и их союзников по отношению к России и далеко не всегда мудрых действий России, мы имеем такие взаимоотношения, которыене без основания вызывают аналогии с периодом холодной войны.

Таким образом, если попытаться графически отразить на качественном уровне динамику российско-американских отношений с 1992 г. по настоящее время, то можно выделить положительную полуволну с экстремальным участком в первой половине 1990-х годов и переходом к отрицательной полуволне с 2008 года. Можно предположить, что в настоящее время мы находимся близко к точке отрицательного экстремума.

По объективным факторам мы должны выйти на уровень выше, чем был период холодной войны с нормальными отношениями больших государств с крупнейшими ядерными потенциалами, имеющих как совпадающие, так и не совпадающие интересы. Однако с большой вероятностью обе страны, как и другие крупные государства в обозримой перспективе, столкнутся с новыми, трудно предсказуемыми проблемами переходных процессов изменения состояния всего человечества как единой системы.

В целом, можно отметить, что нынешний этап развития человечества вступает в динамичную фазу переходных процессов, охватывающих практически весь спектр жизнедеятельности, включая мировую политику. Характер переходного процесса человечества как единой системы в новое состояние, вероятнее всего, не предопределяет такой же характер переходных процессов в мировой политике, они могут носить иной характер, что предопределяет еще более высокий уровень непредсказуемости этих процессов. Однако можно утверждать, что чем быстрее ведущие мировые державы смогут выстраивать ответственные взаимоотношения не только с позиций национальных интересов, но и с ответственностью за будущее всего человечества в грядущих непростых условиях, тем больше шансов, что это будущее состоится.


Ссылки

[1] Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РГНФ (проект № 15-37-11138).

[*] Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РГНФ (проект № 15-37-11138).

[1] Капица С.П. Парадоксы роста. Законы развития человечества. М.: «Альпина Нон-фикшн». 2010. 192 с.; Капица С.П. Почему мельчают гении // Российская газета. 11.01.2006. Availableat: https://rg.ru/2006/01/11/genii.html; Капица С.П. Население земли и предвидимое будущее цивилизации // Социологические исследования. 2003. № 1.Availableat: http://naukarus.com/naselenie-zemli-i-predvidimoe-buduschee-tsivilizatsii; Капица С.П. Модель роста населения Земли и экономическое развитие человечества // Вопросы экономики. 2000. № 12. С. 85-107.

[2] Там же.

[3] Капица C.П. Модель роста населения Земли и экономическое развитие человечества // Вопросы экономики. № 12. 2011. С. 85.

[4] Капица С.П. Население земли и предвидимое будущее цивилизации. // Социологические исследования. 2003. № 1. Availableat: http://naukarus.com/naselenie-zemli-i-predvidimoe-buduschee-tsivilizatsii.

[5] Там же.

[6] Там же.

[7] Капица С.П. Парадоксы роста. Законы развития человечества. М.: «Альпина Нон-фикшн». 2010. С. 26.

[8] Там же.

[9] Белов Г.А. Теория автоматического управления: линейные непрерывные системы: учебное пособие. Чебоксары: Изд. ЧГУ 2011. С.157.

[10] Капица С.П. Почему мельчают гении // Российская газета. 11.01.2006. Available at:https://rg.ru/2006/01/11/genii.html.

[11] Богатуров А. Д. Великие державы на Тихом океане. История и теория международных отношений в Восточной Азии после второй мировой войны (1945-1995). М.: Конверт — МОНФ. 1997. Availableat: http://militera.lib.ru/research/bogaturov_ad/index.html.

[12] Урнов М.Ю. Это сладкое слово «система» // Независимая газета. 29.05.2017 Availableat: http://www.ng.ru/stsenarii/2012-05-29/12_system.html.

[13] Бжезинский З. Выбор. «Мировое господство, или глобальное лидерство» / Пер. с англ. Е. А. Нарочницкой, Ю. Н. Кобякова. М.: Международные отношения. 2005. С. 115.

[14] Сакс Д. Смерть от долгового бремени – мой ответ министру финансов Германии // Россия в глобальной политике. 8.08.2015 Availableat: http://www.globalaffairs.ru/global-processes/Smert-ot-dolgovogo-bremeni---Moi-otvet-ministru-finansov-Germanii-17615.

[15] Свечин А. А. Стратегия. М.: Военный вестник. 1927 Availableat:http://swetschin.narod.ru/books/Svechin_AA_Strategy.pdf.

[16] Основные положения военной доктрины Российской Федерации. 1993. Availableat: http://www.kremlin.ru/acts/bank/4747.

[17] Опыт проведения миротворческих операций СНГ и НАТО и перспективы их использования в будущем: тезисы выступления профессора Морозова Ю.В. на международном семинаре. М.:ИСКРАН. 15.12.2005 //Россия и Америка в XXI веке. 2006. №1. Availableat: http://www.rusus.ru/?act=read&id=6.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.