Печать
?3, 2016

ЯДЕРНАЯ ПОЛИТИКА США И ИХ ЯДЕРНЫЕ СИЛЫ[*]

В.И. Есин,
к.воен.н., профессор,
ведущий научный сотрудник,
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. В статье проанализированы основные положения ядерной политики США и дана оценка нынешнего состояния ядерных сил США и перспектив их развития.

Ключевые слова: США, ядерная политика США, ядерные силы США, перспективы развития ядерных сил США.

U.S. NUCLEAR POLICY AND NUCLEAR FORCES

Esin Viktor Ivanovich,
PhD in Military Science
Leading Research Fellow, Center for Industrial Policy Studies,
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article analyses key aspects of the U.S. nuclear policy and assesses the current state of the U.S. nuclear forces and their prospective development.

Keywords: United States, U.S. nuclear policy, U.S. nuclear forces, prospects of development of the U.S. nuclear forces.

В июне 2015 г. в США принята новая редакция «Национальной военной стратегии»[1], которая конкретизировала задачи американских вооруженных сил (ВС) по реализации положений «Стратегии национальной безопасности»[2], представленной Белым домом Конгрессу США в феврале 2015 г. В этом обновленном документе[3], разработанном Комитетом начальников штабов (КНШ) совместно с объединенными командованиями ВС США, приоритет в решении военных задач, как и прежде, отдан поддержанию безопасных, надежных и эффективных сил ядерного сдерживания и утверждается, что будет сделано все необходимое для того, чтобы эти силы всегда были готовы адекватно реагировать на угрозы стране и национальным жизненно важным интересам.

В связи с вышесказанным в данной статье проанализированы основные положения ядерной политики США и дана оценка нынешнего состояния ядерных сил США и перспектив их развития.

1. Ядерная политика США.

Официальные взгляды военно-политического руководства США на роль, место и значимость ядерного оружия в обеспечении национальной безопасности Соединенных Штатов и безопасности их союзников и партнеров изложены в двух основополагающих документах: «Обзоре ядерной политики США»[4], разработанном Пентагоном во взаимодействии с министерством энергетики и одобренном президентом США в апреле 2010 г., и докладе министра обороны «Стратегия применения ядерного оружия США»[5], утвержденном президентом США 12 июня 2013 г. и представленном Конгрессу США.

1.1. Обзор ядерной политики США (2010 год).

Подготовка «Обзора ядерной политики США» (далее по тексту – «Ядерный обзор 2010») осуществлялась в соответствии с идеологической установкой, прозвучавшей в выступлении президента США Барака Обамы 5 апреля 2009 г. в Праге[6]. В этой программной речи, получившей известность как «Пражская повестка», американский президент представил свое видение уменьшения ядерных опасностей и путей достижения долгосрочной цели: построения мира без ядерного оружия. Тем самым им были обозначены контуры новой ядерной политики США, в которой, в отличие от прежней, проводимой администрацией Джорджа Буша-младшего, ядерному разоружению придавался такой же приоритет, что и борьбе с распространением ядерного оружия. Именно это обстоятельство позволило в то время активизировать российско-американский диалог по дальнейшему сокращению стратегических наступательных вооружений (СНВ) и заключить 8 апреля 2010 г. новый Договор по СНВ (New START)[7].

В «Ядерном обзоре 2010» ключевые цели ядерной политики и стратегии развития ядерных сил США на предстоящие 5-10 лет сформулированы следующим образом:

1) предотвращение ядерного распространения и ядерного терроризма;

2) уменьшение роли ядерного оружия в стратегии национальной безопасности США;

3) поддержание стратегического сдерживания и стратегической стабильности при пониженных уровнях ядерных сил;

4) укрепление регионального сдерживания и поддержание уверенности у союзников и партнеров США в надежности американских обязательств в области безопасности;

5) поддержание надежного, безопасного и эффективного ядерного арсенала.

Предотвращение ядерного распространения и ядерного терроризма. Эта цель объявлена высшим приоритетом в ядерной деятельности США в предстоящие годы. Американский подход к достижению этой цели включает три следующих основных элемента: 1) поддержка режима нераспространения и его основы – Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) путем нейтрализации ядерных амбиций Северной Кореи и Ирана, укрепления гарантий Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и выполнения их требований, противодействия незаконной торговле ядерными материалами и технологиями, а также путем содействия мирному использованию атомной энергии без опасности увеличения рисков распространения; 2) наращивание усилий по выполнению пражской инициативы президента Обамы о постановке в течение четырех лет под надежную охрану всех уязвимых ядерных материалов в мире; 3) приверженность режиму контроля над вооружениями, включая заключение нового Договора по СНВ, ратификацию и вступление в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), а также переговоры по заключению поддающегося проверке соглашения о запрещении производства расщепляющихся материалов для ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств.

Уменьшение роли ядерного оружия в стратегии национальной безопасности США. Постановка этой цели в «Ядерном обзоре 2010» аргументирована тем, что произошедшие за последние годы принципиальные изменения в международной обстановке безопасности, включая беспрецедентный рост боевых возможностей неядерных сил США, существенное улучшение американской противоракетной обороны (ПРО) и ослабление соперников периода холодной войны, позволяют Соединенным Штатам решать задачи в области национальной безопасности при меньшей опоре на ядерное оружие. Исходя из вышесказанного, в «Ядерном обзоре 2010» сделаны три следующих основных вывода: 1) Соединенные Штаты будут продолжать наращивать неядерные военные возможности и уменьшать роль ядерного оружия как средства сдерживания неядерного нападения, и в итоге единственным предназначением ядерного оружия должно стать недопущение ядерного нападения на США, их союзников и партнеров; 2) Соединенные Штаты будут рассматривать вопрос о применении ядерного оружия только в чрезвычайных обстоятельствах для защиты жизненно важных интересов США, их союзников и партнеров; 3) Соединенные Штаты не будут использовать или угрожать использованием ядерного оружия против неядерных государств-участников ДНЯО, выполняющих свои обязательства по нераспространению.

Поддержание стратегического сдерживания и стратегической стабильности при пониженных уровнях ядерных сил. На достижение этой цели, как утверждается в «Ядерном обзоре 2010», будут оказывать влияние ряд факторов. Во-первых, любые будущие сокращения ядерных вооружений должны укреплять сдерживание потенциальных региональных противников, стратегическую стабильность в отношениях с Россией и Китаем и подтверждать американские гарантии в области безопасности союзникам и партнерам США. Во-вторых, выполнение программы «Подержание ядерного арсенала»[8] и рекомендованное «Ядерным обзором 2010» финансирование ядерной инфраструктуры позволят США отказаться от практики содержания в резерве большого количества неразвернутых ядерных боезарядов на случай технических или геополитических неожиданностей и существенно сократить за счет этого ядерный арсенал. В-третьих, масштабы и темпы сокращений ядерных сил США в значительной степени будут зависеть от состояния ядерных сил России. Поэтому США будут придавать большое значение присоединению России к движению по пути дальнейших сокращений ядерных вооружений.

С учетом вышеизложенного, в «Ядерном обзоре 2010» сформулированы рекомендации в части, касающейся поддержания стратегического сдерживания и стратегической стабильности при пониженных уровнях ядерных сил, которые включают три следующих положения: 1) провести углубленный анализ по определению целей дальнейшего сокращения стратегических ядерных вооружений ниже уровней нового Договора по СНВ с учетом необходимости усиления сдерживания потенциальных региональных противников, поддержания стратегической стабильности в отношениях с Россией и Китаем и гарантий безопасности союзникам и партнерам США; 2) в любых переговорах с Россией после нового Договора по СНВ рассматривать нестратегическое ядерное оружие и неразвернутое ядерное оружие обеих сторон; 3) сокращение ядерных сил США проводить таким образом, чтобы поддерживалась надежность и эффективность гарантий безопасности американских союзников и партнеров.

Укрепление регионального сдерживания и поддержание уверенности у союзников и партнеров США в надежности американских обязательств в области безопасности. В «Ядерном обзоре 2010» констатируется, что ядерное оружие США сыграло необходимую роль в распространении американского ядерного прикрытия на союзников и партнеров для защиты их от ядерного нападения и ядерного принуждения со стороны государств региона, обладающих или стремящихся к обладанию ядерным оружием. С учетом этого факта в «Ядерном обзоре 2010» сделаны выводы о том, что США необходимо: 1) сохранить способности для передового развертывания ядерного оружия на тактических истребителях-бомбардировщиках и тяжелых бомбардировщиках и продолжить выполнение в полном объеме программы продления жизненного цикла ядерной бомбы В61, включая повышение ее эксплуатационной безопасности, защищенности от несанкционированного доступа, а также усиления контроля использования; 2) продолжать поддерживать и развивать возможности по нанесению ударов с большой дальности, что дополняет передовое военное присутствие США и усиливает региональное сдерживание; 3) продолжать и где это приемлемо расширять консультации с союзниками и партнерами США по вопросам гарантированного обеспечения надежного и эффективного американского расширенного сдерживания.

Поддержание надежного, безопасного и эффективного ядерного арсенала. В «Ядерном обзоре 2010» особо подчеркнуто, что после прекращения в 1992 году ядерных испытаний ядерные боезаряды в США поддерживаются в боеготовом состоянии и оцениваются как безопасные в эксплуатации и надежные в применении через программу «Поддержание ядерного арсенала», которая продлила жизненный цикл боезарядов путем их восстановления почти до оригинальной конструкции. В итоге в «Ядерном обзоре 2010» сделаны пять следующих выводов: 1) США не будут проводить ядерные испытания и будут добиваться ратификации и вступления в силу ДВЗЯИ; 2) США не будут разрабатывать новые ядерные боеприпасы, а в программах «Продление жизненного цикла ядерных боеприпасов»[9] будут использоваться только ядерные компоненты ранее испытанных конструкций; 3) США будут исследовать варианты обеспечения эксплуатационной безопасности, защищенности и надежности каждого конкретного типа ядерных боезарядов в соответствии с утвержденной Конгрессом программой «Управления ядерным арсеналом»[10]; 4) при принятии решения о переходе на этап инженерных работ по любой программе «Продления жизненного цикла ядерных боеприпасов» Соединенные Штаты будут отдавать предпочтение стратегиям «восстановление» или «повторное использование», а стратегия «замена ядерных компонентов» должна использоваться только тогда, когда отсутствуют другие варианты достижения важных целей программы «Управление ядерным арсеналом» и если это разрешено президентом и одобрено Конгрессом; 5) необходимо укреплять научную, техническую и инженерную базу ядерного оружейного комплекса, способствовать набору и закреплению молодых ученых и инженеров на предприятиях этого комплекса.

«Ядерный обзор 2010» завершается разделом «Взгляд в будущее – на пути к миру без ядерного оружия». В этом разделе выделено несколько важных целей, для продвижения к которым Соединенные Штаты должны направить свои усилия в будущем:

· после вступления в силу нового Договора по СНВ вовлечь Россию в переговорный процесс с целью достижения существенных дальнейших сокращений ядерных сил и открытости действий, которые должны охватывать все ядерное оружие – развернутое и неразвернутое, стратегическое и нестратегическое;

· принять дополнительные меры по расширению сотрудничества и открытости, а также укрепления стратегической стабильности с Россией и Китаем;

· прилагать усилия по укреплению структур региональной безопасности и уничтожению химического и биологического оружия таким образом, чтобы со временем все государства, обладающие ядерным оружием, могли бы перейти к ядерному сдерживанию, единственной функцией которого является предотвращение ядерного удара;

· после дальнейших значительных сокращений ядерных сил совместно с Россией, со временем вовлечь другие государства, обладающие ядерным оружием, в многосторонние усилия по ограничению, сокращению и окончательному уничтожению всего ядерного оружия в мире;

· проводить курс на контролируемое уничтожение всего ядерного оружия и минимизацию риска мошенничества и воссоздания ядерного оружия.

1.2. Стратегия применения ядерного оружия США (2013 год).

Представляя Конгрессу доклад «Стратегия применения ядерного оружия США» (далее по тексту – «Доклад МО 2013»), министр обороны США Леон Панетта особо отметил, что он действует от имени президента страны и что «Доклад МО 2013» предваряет начало реализации подготовленной президентом новой стратегии применения ядерного оружия Соединенных Штатов.

В «Докладе МО 2013» основное внимание уделено описанию результатов проведенного анализа «Ядерного обзора 2010» и изложению изменений в стратегии применения ядерного оружия США, а также тому, как эти изменения влияют на политику в отношении ядерных сил и ядерного арсенала США.

Анализ «Ядерного обзора 2010». В «Докладе МО 2013» утверждается, что проведенный детальный анализ «Ядерного обзора 2010» вновь подтвердил актуальность тех пяти ключевых целей ядерной политики США, которые изложены в этом документе (см. раздел 1.1 данной главы статьи), но потребовалось дополнительно рассмотреть варианты действия президента страны на тот случай, если ядерное сдерживание не сработает. Поэтому была проанализирована шестая ключевая цель американской ядерной политики: достижение целей США и их союзников в случае, если сдерживание не сработает.

Это потребовало обновления стратегии применения ядерного оружия Соединенных Штатов, что, как отмечено в «Докладе МО 2013», имеет решающее значение для постоянной адаптации ядерных планов и стратегии применения сил к изменяющемуся миру.

Изменения в стратегии применения ядерного оружия. В этом разделе «Доклада МО 2013» дана оценка сложившейся в мире стратегической обстановки и изложены основные положения нового руководства по применению ядерного оружия США (далее по тексту – новое руководство по ЯО).

Оценка стратегической обстановки в мире, данная в «Докладе МО 2013», в основном совпадает с той, которая изложена в «Ядерном обзоре 2010». Вновь подтвержден главный вывод о том, что угроза глобальной ядерной войны стала отдаленной, но риск нападения на США с применением ядерного оружия возрос. Непосредственной и опасной угрозой остается ядерный терроризм, а другие насущные угрозы исходят от распространения ядерного оружия. Но, одновременно с решением все более актуальных проблем ядерного терроризма и распространения, Соединенные Штаты должны поддерживать усилия по сохранению стратегической стабильности с Россией и Китаем.

В «Докладе МО 2013» констатируется, что несмотря на то, что разногласия между США и Россией продолжают возникать, они больше не являются противниками и перспективы военного противостояния между ними резко сократились. В то же время признается, что Россия остается единственной страной, равной Соединенным Штатам в области ядерных вооружений. И хотя необходимость в численном паритете по ядерным вооружениям уже не так востребована, как это было во время холодной войны, значительная разница между их ядерными потенциалами может усилить озабоченность с обеих сторон, что не может способствовать поддержанию стабильных, долгосрочных стратегических отношений, особенно при значительном снижении численности ядерных сил. Поэтому США продолжают указывать на значимость совместного с Россией перехода на более низкие уровни ядерных вооружений и стремятся поддерживать стратегическую стабильность с Россией. В намерения США не входит нейтрализация российского потенциала стратегического сдерживания или дестабилизация стратегических военных отношений с Россией, а стратегическая стабильность должна укрепляться путем аналогичных российских шагов в направлении США и их союзников.

В отношении Китая в «Докладе МО 2013» высказана озабоченность многими аспектами его усилий по модернизации обычных вооруженных сил и ростом его ядерного арсенала. Отсутствие транспарентности относительно китайских ядерных программ, а также ядерной стратегии и доктрины, лежащих в основе этих программ, поднимает вопрос о долгосрочных намерениях Китая. Но США по-прежнему привержены поддержанию стратегической стабильности с Китаем и поддерживают начало диалога по ядерным вопросам, направленного на создание более стабильных, крепких и прозрачных отношений с ним в области безопасности.

Выполненная оценка стратегической обстановки, как подчеркнуто в «Докладе МО 2013», является ключевой частью стратегии применения ядерного оружия США. С учетом этого, в новом руководстве по ЯО, согласуясь с основами сдерживания, которыми долгое время руководствовалась американская политика в сфере ядерных вооружений, предписано учесть те особенности, которые обусловлены произошедшими изменениями в стратегической обстановке.

Новое руководство по ЯО в части, касающейся роли ядерных сил США, содержит три следующих основных положения:

· фундаментальной ролью ядерных сил США остается сдерживание ядерного нападения на Соединенные Штаты и их союзников и партнеров;

· Соединенные Штаты будут поддерживать надежные силы ядерного сдерживания с наименьшим возможным числом вооружений, которые способны убедить любого потенциального противника в том, что неблагоприятные последствия нападения на США или их союзников и партнеров намного перевешивают любые потенциальные выгоды, которые он может попытаться получить в результате такого нападения;

· Соединенные Штаты, если сдерживание не сработает, будут рассматривать возможность применения ядерных сил исключительно в экстремальных обстоятельствах для защиты жизненно важных интересов США или их союзников и партнеров.

Вместе с тем, как отмечено в «Докладе МО 2013», пока не созданы условия, которые позволили бы Соединенным Штатам безопасно реализовать политику сдерживания ядерного нападения до единственной роли ядерных сил США. Поэтому при определенных обстоятельствах ядерным силам США отводится роль в сдерживании нападения с применением обычного, химического и биологического оружия.

В отношении планирования применения ядерного оружия новое руководство по ЯО, в отличие от прежнего, больше не полагается на стратегии «минимального сдерживания» или «противоценностного» нацеливания[11]. Теперь приоритет отдан поддержанию значительных контрсиловых возможностей ядерных сил США против потенциальных противников. В увязке с этим обстоятельством вполне логично смотрится предписание министерству обороны изучить возможные варианты снижения роли ответно-встречного удара[12] в ядерном планировании США, правда, сохраняя при этом способность его нанесения в случае соответствующего приказа.

Такую трансформацию стратегии применения ядерного оружия следует однозначно трактовать как ставку США в обеспечении национальной безопасности на упреждающие действия. Контрсиловой ядерный потенциал предназначен для нанесения ракетно-ядерного удара по объектам ядерных сил противника с целью минимизации возможности нанесения им ответного удара и реализовать его можно только при нанесении превентивного ядерного удара. Вполне очевидно, что при других формах ядерного удара (ответно-встречного или ответного) воспользоваться контрсиловым ядерным потенциалом не представляется возможным.

Помимо вышесказанного, в «Докладе МО 2013» содержится предписание министерству обороны провести тщательное планирование вариантов неядерного удара с целью оценки того, какие цели и результаты могут быть достигнуты с помощью вариантов интегрированных неядерных ударов, и предложить возможные меры для достижения этих целей и результатов. Утверждается, что хотя такие варианты не могут заменить ядерное оружие, планирование вариантов неядерных ударов является центральным элементом снижения роли ядерного оружия в обеспечении национальной безопасности США.

Указанные выше изменения в стратегии применения ядерного оружия США повлияли на политику в отношении ядерных сил и ядерного арсенала Соединенных Штатов.

Политика в отношении ядерных сил. В «Докладе МО 2013» указано, что сохранение всех трех компонентов стратегической ядерной триады, состоящей из межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и способных выполнять ядерные задачи тяжелых бомбардировщиков (ТБ), будет наилучшим образом способствовать стратегической стабильности при приемлемых издержках, одновременно страхуя от возможных технических проблем и уязвимостей. Уровень этих ядерных сил, который будет достигнут в 2018 году после выполнения нового Договора по СНВ, более чем достаточен для нужд реализации целей национальной безопасности США.

В то же время новое руководство по ЯО приведет к более эффективному и рациональному планированию применения ядерных сил США. Как отмечается в «Докладе МО 2013», это позволило президенту США сделать вывод о том, что безопасность Соединенных Штатов и их союзников и партнеров и поддержание эффективного и надежного стратегического сдерживания можно обеспечить при одновременном безопасном снижении численности развернутых стратегических ядерных вооружений на одну треть от уровня, установленного в новом Договоре по СНВ. Задачей США являются переговоры о таких сокращениях с Россией, с тем чтобы продолжать двигаться по пути отказа от ядерной политики времен холодной войны[13]. Вместе с тем такая постановка задачи не предусматривает никаких изменений в развернутых в настоящее время ядерных силах США.

В отношении нестратегических ядерных сил США в «Докладе МО 2013» сказано, что Соединенные Штаты сохранят способности по передовому развертыванию ядерного оружия на самолетах «двойного предназначения» и тяжелых бомбардировщиках в поддержку расширенного сдерживания и гарантий союзникам и партнерам. В Европе должно быть сохранено передовое развертывание американского ядерного оружия в соответствии с Обзором сдерживания и обороны НАТО от 2012 года[14], и до того момента, когда члены НАТО решат, что условия являются подходящими для изменения ядерной политики альянса.

Политика в отношении ядерного арсенала. Как отражено в «Докладе МО 2013», в рамках анализа «Ядерного обзора 2010» министерства обороны и энергетики США изучили подход к определению числа неразвернутых ядерных боеприпасов в качестве «страховки» против технических проблем в ядерном арсенале или изменения международной обстановки, что может привести к изменению расчетов необходимой структуры развернутых ядерных сил. На основе этого подхода в новом руководстве по ЯО предусмотрено, что Соединенные Штаты будут поддерживать достаточное количество неразвернутых ядерных боеприпасов в качестве «страховки» против единовременного технического сбоя какого-либо типа ядерного оружия или системы его доставки, включая варианты внутриэлементного и межэлементного хеджирования[15]. Запас неразвернутых «страховых» ядерных боеприпасов, отсортированных и готовых к компенсации технических рисков, также позволит США иметь возвратный потенциал на случай геополитических событий, способных изменить требования к развертыванию ВС США.

В финальной части «Доклада МО 2013» утверждается, как вывод, что новая стратегия применения ядерного оружия позволит Соединенным Штатам сохранить гибкость и выживаемость их ядерных сил и будет способствовать реализации целей США по ядерному сдерживанию, расширенному сдерживанию, гарантиям и обороне.

«Доклад МО 2013» получил одобрение Конгресса США и после этого президент США Барак Обама 19 июня 2013 г. подписал директиву по стратегии применения ядерного оружия Соединенных Штатов (она известна как президентская политическая директива 24, или PPD-24)[16]. Эта директива опирается на основные положения «Доклада МО 2013» и содержит руководящие указания президента по реализации новой стратегии применения ядерного оружия, которые стали основой для обновления оперативных планов министерства обороны в течение следующего года и на перспективу.

2. Ядерные силы США.

Ядерные силы США по своему предназначению подразделяются на стратегические наступательные силы и нестратегические ядерные силы.

2.1. Стратегические наступательные силы.

Стратегические наступательные силы (СНС) США предназначены для поражения стратегических объектов противника в упреждающих или ответных (ответно-встречных) действиях. Они состоят из трех компонентов: стратегических ракетных сил морского базирования (силы ПЛАРБ), стратегических ракетных сил наземного базирования (силы МБР) и стратегической бомбардировочной авиации (СБА). В настоящее время строительство и развитие этой ядерной триады осуществляется в рамках ограничений, наложенных новым Договором по СНВ.

Силы ПЛАРБ административно подчинены командующим подводными силами Атлантического и Тихоокеанского флотов ВМС США и сведены в четыре эскадры: 16-я и 20-я эскадры дислоцируются на военно-морской базе (ВМБ) Кингс-Бэй (штат Джорджия), в их боевом составе шесть лодок класса «Огайо»; 17-я и 19-я эскадры дислоцируются на ВМБ Китсап (штат Вашингтон), в их боевом составе восемь лодок класса «Огайо»[17]. Каждая ПЛАРБ может иметь на вооружении до 24-х ядерных БРПЛ «Трайдент-2» (D5)[18].

Обычно из 14 ПЛАРБ в боеготовом состоянии находится 12 лодок, а две лодки проходят капитальный ремонт[19]. Таким образом, количество развернутых БРПЛ в совокупности не превышает 288 единиц. Ныне каждая БРПЛ оснащается четырьмя ядерными боеголовками[20]. С учетом этого, общее количество развернутых боезарядов может составлять 1152 единицы.

По имеющейся информации, на боевом патрулировании в море в каждый данный момент находится до семи ПЛАРБ (три лодки – в западной части Атлантического океана, четыре лодки – в северо-восточной части Тихого океана). Оперативное управление этими ПЛАРБ, входящими в состав дежурных сил СНС, осуществляет Центр глобальных операций Объединенного стратегического командования (ОСК) ВС США.

В ходе реализации нового Договора по СНВ сокращение количества ПЛАРБ класса «Огайо» не предусмотрено. Но число пусковых установок БРПЛ на каждой подводной лодке будет уменьшено с 24 до 20 единиц[21].

Продленный с 30 до 42 лет срок службы ПЛАРБ класса «Огайо» начнет подходить к концу с 2027 года[22]. Предусмотрена их замена на ПЛАРБ нового поколения, проходящих на данный момент под аббревиатурой SSBN(X)[23]. Всего запланировано строительство 12 таких лодок (общая сметная стоимость – 98-103 млрд долл., из них 10-15 млрд долл. на исследования и разработки)[24]. Ввод в строй первой лодки намечается на 2030 год, последней лодки из серии – на 2040 год[25]. В течение первого десятилетия срока службы эти ПЛАРБ будут вооружены БРПЛ «Трайдент-2» с продленным жизненным циклом (модификация D5LE)[26].

Силы МБР организационно входят в состав 20-й воздушной армии, штаб которой дислоцируется на авиабазе (АвБ) Уоррен (штат Вайоминг)[27]. Административно эта воздушная армия подчинена Командованию глобальных ударов (КГУ) ВВС США, а находящиеся на боевом дежурстве силы МБР подчинены Центру глобальных операций ОСК ВС США[28].

Основной организационно-штатной единицей сил МБР является крыло. Их три: 90-е крыло МБР (штаб на АвБ Уоррен), 91-е крыло МБР (штаб на АвБ Майнот, штат Северная Дакота) и 341-е крыло МБР (штаб на АвБ Мальстром, штат Монтана)[29]. Каждое крыло МБР состоит из трех эскадрилий, в каждой эскадрилье – пять боевых отрядов, в каждом из которых 10 шахтных пусковых установок (ШПУ) МБР «Минитмен-3»[30]. Таким образом, суммарно в боевом составе сил МБР имеется 450 ШПУ. Ежедневно на боевом дежурстве находится, оценочно, до 94-96% сил МБР.

В 2014 году был завершен процесс демирвирования всех МБР «Минитмен-3» и теперь каждая ракета оснащена одной ядерной боеголовкой. Таким образом, в силах МБР всего может быть развернуто не более 450 боезарядов (Мк12А – 200 единиц, Мк21 – 250 единиц)[31].

Близка к завершению (с окончанием в 2016 году) многолетняя программа модернизации ракетного комплекса с МБР «Минитмен-3» (Minuteman III Extension Program) в целях расширения оперативных возможностей данной МБР и продления ее срока службы до 2030 года[32].

К февралю 2018 г. в процессе выполнения нового Договора по СНВ число развернутых ШПУ МБР «Минитмен-3» будет сокращено до 400 единиц. Но 50 опустевших ШПУ будут сохранены для потенциальной возможности повторного размещения в них ракет. «Сокращенные» МБР «Минитмен-3» также не будут ликвидированы, а отправятся на складское хранение[33].

В настоящее время ВВС США изучают варианты замены нынешних МБР, для того чтобы начать развертывать новые ракеты с 2030 года. При этом рассматриваются и альтернативные варианты, в том числе продление срока службы МБР «Минитмен-3» после 2030 года еще на 20 лет с последующим созданием совершенно новой мобильной МБР[34]. Возможно, что решение о выборе того или иного варианта может быть принято к концу 2016 года или же в первой половине 2017 года.

СБА, предназначенная для непосредственного выполнения ядерных задач, организационно входит в состав 8-й воздушной армии (штаб на АвБ Барксдейл, штат Луизиана), которая административно подчинена КГУ ВВС США. В боевом составе этой воздушной армии три тяжелых бомбардировочных авиационных крыла (тбакр): 2-е авиационное крыло (АвБ Барксдейл), 5-е авиационное крыло (АвБ Майнот) и 509-е авиационное крыло (АвБ Уайтмен, штат Миссури)[35]. В тбакр, которое является основным тактическим формированием СБА, – две-три эскадрильи, в каждой из которых от 8 ТБ В-2А[36] до 12 ТБ В-52Н[37].

По состоянию на 2015 год в СБА имелось 18 ТБ В-2А и 76 ТБ В-52Н, из них оперативно развернутых (готовых к выполнению поставленных задач) – 16 ТБ В-2А и 44 ТБ В-52Н, способных в одном вылете поднять 100 ядерных бомб и 200 ядерных крылатых ракет соответственно[38].

Следует заметить, что ТБ В-2А и В-52Н имеют статус «двойного предназначения»: наряду со своим основным предназначением, как носители ядерного оружия, они могут применяться и как носители средств обычного поражения.

Существующими планами предусмотрено к февралю 2018 г. в составе СБА сохранить только 60 ТБ, являющихся носителями ядерного оружия[39]. Оставшиеся ТБ будут переоборудованы в носители обычных средств поражения.

ВВС США в настоящее время реализуют программы создания нового ударного бомбардировщика дальнего действия LRS-B (Long Range Strike-Bomber) и перспективной КРВБ большой дальности LRSO (Long Range Stand Off)[40].

Бомбардировщик LRS-B со временем должен заменить ТБ В-2А и В-52Н, а также ТБ В-1В[41], переоборудованный в начале 2010-х годов для выполнения сугубо неядерных задач[42]. Впервые эскизное изображение бомбардировщика LRS-B, разрабатываемого корпорацией «Нортон-Грумман»[43], было продемонстрировано министром ВВС США Деборой Ли Джеймс в феврале 2016 г. на заседании Ассоциации ВВС. Этот самолет, получивший название В-21, представляет собой дальнейшее развитие ТБ В-2А (схема «летающее крыло») и, судя по изображению, он по своим размерам будет несколько меньше, чем предшественник[44]. По оценке, начальная боеготовность нового бомбардировщика может быть достигнута к середине 2020-х годов.

Разработка КРВБ LRSO была начата в 2013 году (тогда на первоначальное проектирование этой ракеты было выделено 2 млн долл.)[45]. По имеющейся информации, ракета LRSO будет изготовляться с использованием технологии «стелс», ее дальность полета может составить 3000-3500 км при средней скорости 800 км/час, а оснащаться она должна как ядерной, так и обычной боевой частью[46]. Вероятнее всего, система управления полетом ракеты будет комбинированной, включающей в себя инерциальную систему управления на лазерных гироскопах, корректируемую по данным космической радионавигационной системы (КРНС) «Навстар», корреляционно-экстремальную систему типа PTAN (Precision Terrain Aided Navigation) и систему конечного наведения с помощью оптико-электронной либо радиолокационной головки самонаведения. По оценке, такая система управления полетом ракеты обеспечит ее высокую точность стрельбы (КВО не хуже 3-5 м)[47]. Принятие на вооружение КРВБ LRSO намечено на середину 2020-х годов, а к 2030 году эта ракета должна полностью заменить весь парк существующих КРВБ AGM-86B, которые до этого момента сохранятся на вооружении, пройдя модернизацию по программе LEP (Life Extension Program)[48]. При этом ракета LRSO будет совместима как с новым бомбардировщиком, так и с существующими ТБ В-2А и В-52Н, которые ныне в рамках программы их модернизации оборудуются новой боевой информационно-управляющей системой, позволяющей существенно улучшить боевую эффективность этих самолетов[49].

Завершая оценку состояния СНС США и перспектив их развития, нельзя не сказать о том, какие изменения претерпел их боевой состав с момента вступления в силу нового Договора по СНВ.

На 5 февраля 2011 г. в боевом составе СНС США имелось в общей сложности 1124 развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР и БРПЛ, развернутых и неразвернутых ТБ, а количество развернутых МБР, БРПЛ и ТБ составляло 882 единицы, за которыми засчитывалось 1800 боезарядов[50].

На 1 марта 2016 г. число развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР и БРПЛ, развернутых и неразвернутых ТБ сократилось до 878 единиц, а количество развернутых МБР, БРПЛ и ТБ составило 741 единицу, за которыми засчитан 1481 боезаряд[51].

Легко увидеть, что Пентагон не спешит с выводом из боевого состава СНС США пусковых установок МБР и БРПЛ, а также ТБ, откладывая выполнение этих мероприятий на 2017-2018 годы.

2.2. Нестратегические ядерные силы.

В настоящее время[52] нестратегические ядерные силы США включают только авиационный компонент – тактические истребители-бомбардировщики F-15E[53] и F-16C/D[54], сертифицированные для выполнения ядерных задач. Эти самолеты входят в состав БАК ВВС США и оснащаются ядерными бомбами В61-3, -4 и -10[55].

Всего в ядерном арсенале США примерно 800 указанных выше бомб, из которых 200 бомб В61-3 и -4 развернуты на Европейском театре военных действий (ТВД)[56], а остальные хранятся в арсеналах АвБ на континентальной части США (из них порядка 300 единиц в режиме длительного хранения)[57].

Развернутые на Европейском ТВД американские ядерные бомбы, в соответствии со стратегической концепцией НАТО, относятся к тактическим ядерным силам НАТО[58]. Они размещены в хранилищах на шести АвБ на территориях Бельгии, Германии, Нидерландов, Италии и Турции[59]. Для их доставки к объектам поражения запланировано около 350 самолетов-носителей F-15E, F-16C/D и «Торнадо» из эскадрилий ВВС США, Бельгии, Германии, Нидерландов и Италии[60].

Как уже упоминалось, США по согласованию со своими союзниками по НАТО приняли решение сохранить на будущее способность для передового развертывания американского нестратегического ядерного оружия. С этой целью для замены устаревших самолетов-носителей F-15E и F-16C/D в США создан новый тактический ударный истребитель F-35А[61], который станет носителем создаваемой управляемой ядерной бомбы В61-12 (о ходе ее разработки будет сказано ниже). Самолет F-35А планируют закупить Бельгия и Нидерланды, а Германия и Италия модернизируют свои самолеты-носители «Торнадо», придав им способность применения ядерной бомбы В61-12[62].

2.3. Модернизация ядерного арсенала.

По состоянию на январь 2015 г. в ядерном арсенале США имелось 4760 ядерных боеприпасов, из них приблизительно 2080 развернутых, а остальные находились в резерве. Еще примерно 2515 ядерных боеприпасов, снятых с вооружения, ожидали демонтажа. Таким образом, совокупные запасы ядерных боеприпасов составляли порядка 7300 единиц[63].

Ныне США придерживаются курса на долгосрочное продление сроков эксплуатации и совершенствование существующих ядерных боеприпасов без проведения натурных испытаний с постепенным сокращением численности и номенклатуры боезапаса. В техническом плане для сохраняемых ядерных боеприпасов предусмотрено периодически выполнять их комплексную модернизацию в рамках программ продления сроков службы (SLEP – Stockpile Life Extension Program). Так, с 2008 года боеголовки Мк4 для БРПЛ «Трайдент-2» по программе SLEP переоборудуются в модификацию Мк4А с продлением на 30 лет срока службы. Всего предполагается до 2019 года произвести, по оценке, до 1200 боеголовок Мк4А, что в общей сложности обойдется в 3,7 млрд долл.[64] Остальные боеголовки Мк4 намечено демонтировать.

В дальнейшем комплексная модернизация ядерных боеприпасов будет выполняться с учетом принятой в 2013 году Национальным управлением по ядерной безопасности (NNSA – National Nuclear Security Administration) концепции «три плюс два»[65]. В соответствии с ее положениями США намерены к концу 2040-х годов иметь в ядерном арсенале три универсальных ядерных заряда (IW-1, -2 и -3) для боеголовок стратегических баллистических ракет морского и наземного базирования, а также два авиационных ядерных боеприпаса: управляемую бомбу В61-12 и боевую часть для перспективной КРВБ LRSO. При этом проектирование принципиально новых ядерных зарядных устройств не планируется, допускается лишь внесение изменений в неядерные комплектующие ядерных зарядов в целях их унификации, а также повышения безопасности ядерных боеприпасов в аварийных ситуациях и их защиты от несанкционированных действий.

Из предусмотренных концепцией «три плюс два» боеприпасов первой поступит на вооружение ядерная бомба В61-12. Ее полномасштабная разработка ведется с 2012 года на основе четырех из пяти предшествующих модификаций (В61-3, -4, -7 и -10)[66]. В ней будет использован модернизированный ядерный заряд бомбы В61-4 с продленным на 30 лет сроком эксплуатации. В хвостовой части бомбы устанавливается инерциальный блок наведения и управления полетом, который обеспечивает высокую точность бомбометания (КВО не хуже 10 м)[67]. Это будет первый американский высокоточный боеприпас с ядерным снаряжением. Выпуск этих боеприпасов запланирован на 2020-2024 годы в количестве, по оценке, до 500 единиц, из которых 200 разместят на Европейском ТВД на замену существующих ядерных бомб В61-3 и -4[68].

Для перспективной КРВБ LRSO с 2015 года ведется разработка ядерной боевой части W80-4 на основе ядерного заряда W80-1[69]. Непосредственно сборку новых боеприпасов предполагается осуществить в 2025-2033 годах[70].

Конкретные сроки выпуска трех универсальных ядерных зарядов для МБР и БРПЛ пока не установлены. Имеется лишь информация о том, что к сборке первого из этих ядерных зарядов, который будет разработан на основе существующих ядерных зарядов W78 и W88, намечено преступить не ранее 2030 года.

За рамками концепции «три плюс два» остались стратегические ядерные бомбы В61-11 и В83-1. Их планируется снять с вооружения в 2020-х годах. Взамен ТБ В-2А будет оснащен ядерной бомбой В61-12.

3. Заключение.

Проведенный анализ ядерной политики США и выполненная оценка состояния ядерных сил США и перспектив их развития позволяют сделать следующие три основных вывода:

1. Проводимая Соединенными Штатами при президентстве Барака Обамы ядерная политика, несмотря на провозглашенную им в 2009 году «Пражскую повестку» построения мира, свободного от ядерного оружия, направлена на сохранение и совершенствование ядерных сил, повышение их боевой эффективности. При этом приоритетной задачей является наращивание контрсилового потенциала СНС США[71], что априори означает ставку военно-политического руководства Соединенных Штатов на превентивное применение этих сил в ядерных конфликтах.

2. Осуществляемые в рамках нового Договора по СНВ сокращения СНС США и продекларированное Вашингтоном намерение уменьшить роль ядерного оружия в обеспечении национальной безопасности США, их союзников и партнеров компенсируется наращиванием потенциала обычных вооружений, с приданием им способности решать стратегические задачи. Здесь речь идет, прежде всего, о противоракетных системах и высокоточном оружии большой дальности. Министерству обороны США поставлена задача разработки вариантов нанесения интегрированных неядерных ударов с оценкой достижимых целей и результатов[72]. Это вызывает серьезную озабоченность у России и Китая, подрывает стратегическую стабильность и становится препятствием на пути продвижения к безъядерному миру.

3. Долгосрочные амбициозные планы обновления ядерных сил и модернизации ядерного арсенала США[73] свидетельствуют о том, что Вашингтон стремится к тому, чтобы и в отдаленной перспективе Соединенные Штаты оставались ведущей в мире ядерной сверхдержавой.


Список литературы

[*] Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект №15-37-11138.

[1] The National Military Strategy of the United States of America 2015. June 2015. URL: http://www.jcs.mil/Portals/36/Documents/Publications/2015_National_Military_Strategy.pdf (accessed: 18.07.2016).

[2] National Security Strategy. February 2015. URL: https://www.whitehouse.gov/sites/default/files/ docs/2015_national_security_strategy.pdf (accessed: 18.07.2016).

[3] Предыдущая редакция «Национальной военной стратегии» была принята в США в 2011 г. // А. Маринин. Национальная военная стратегия США / Зарубежное военное обозрение. 2015. №12. С. 3.

[4] U.S. Department of Defense. 2010 Nuclear Posture Review Report (NPR). Fact Sheet. April 6, 2010. URL: http://www.defense.gov/npr/docs/npr%20fact%20sheet%20april%202010.pdf (accessed: 18.07.2016).

[5] Report on Nuclear Employment Strategy of the United States. Specified in Section 491 of 10 USC/US Department of Defense, Washington. 2013. June 12. URL: http://www.defense.gov/pubs/ReporttoCongressUSNuclearEmploymentStrategy-Section491.pdf (accessed: 18.07.2016).

[6] Remarks by President Barack Obama, Prague. April 5, 2009. URL: http://www.whitehouse.gov/the_press_office/Remarks-By-President-Barack-Obama-In-Prague-As-Delivered (accessed: 18.07.2016).

[7] Полное название этого документа – Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений. Он вступил в силу 5 февраля 2011 г. // Ежегодник СИПРИ 2012: вооружения, разоружение и международная безопасность. Пер. с англ. Институт мировой экономики и международных отношений РАН. – М.: ИМЭМО РАН, 2013. С. 392.

[8] Stockpile Stewardship Program. See: U.S. Department of Defense. 2010 Nuclear Posture Review Report (NPR). Fact Sheet. April 6, 2010. URL: http://www.defense.gov/npr/docs/npr%20fact%20sheet%20april% 202010.pdf (accessed: 18.07.2016). P. 37.

[9] Life Extension Programs. See: U.S. Department of Defense. 2010 Nuclear Posture Review Report (NPR). Fact Sheet. April 6, 2010. URL: http://www.defense.gov/npr/docs/npr%20fact%20sheet%20april% 202010.pdf (accessed: 18.07.2016). P. 37.

[10] Stockpile Management Program. See: U.S. Department of Defense. 2010 Nuclear Posture Review Report (NPR). Fact Sheet. April 6, 2010. URL: http://www.defense.gov/npr/docs/npr%20fact%20sheet%20april% 202010.pdf (accessed: 18.07.2016). P. 39.

[11] «Противоценностное» нацеливание предполагает нанесение ядерного удара по крупным городам, административно-промышленным и другим важным объектам инфраструктуры противника. Побочным эффектом такого удара является массовое поражение населения.

[12] Ответно-встречный ядерный удар осуществляется подвергшейся нападению стороной сразу по получении подтверждения того, что противник произвел запуск ракет в направлении этой стороны.

[13] С целью выполнения этой задачи президент США Барак Обама, выступая 19 июня 2013 г. перед Бранденбургскими воротами в Берлине, призвал Россию сократить вместе с США арсеналы стратегических наступательных вооружений на треть от уровня, предусмотренного новым Договором по СНВ. Он также предложил Москве обсудить перспективы сокращения нестратегического ядерного оружия, выразив готовность «поработать» с союзниками по НАТО на предмет уменьшения его количества в Европе, и твердо пообещал добиться ратификации Соединенными Штатами ДВЗЯИ // Елена Черненко. Разоружение, от которого трудно отказаться / Коммерсант. 20 июня 2013 г.

[14] North Atlantic Treaty Organization. Deterrence and Defence Posture Review. 20 May 2012. URL: http://www.nato.int/cps/en/natolive/official_texts_87597.htm (accessed: 18.07.2016).

[15] Внутриэлементное хеджирование предусматривает возможность установки на систему доставки другого типа боеприпаса, принадлежащего тому же компоненту ядерной триады, а при межэлементном хеджировании используются дополнительные боеприпасы, принадлежащие другому компоненту ядерной триады.

[16] Nuclear Weapons Employment Strategy of the United States. Fact Sheet. The White House. Office of the Press Secretary. 2013. June 19. URL: http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2013/06/19fact-sheet-nuclear-weapons-employment-strategy-united-states (accessed: 18.07.2016).

[17] ПЛАРБ класса «Огайо» введены в боевой состав ВМС США в 1984-1997 гг. (всего было построено 18 лодок). Водоизмещение лодки надводное – 16745 тонн, подводное – 18750 тонн. Рабочая глубина погружения – 360 м. Скорость надводная – 18 узлов, подводная – 26 узлов. Ракетное вооружение – 24 пусковые установки БРПЛ «Трайдент-2». Экипаж – 156 человек // Ядерное оружие США / Ин-т стратегической стабильности Росатома [В.А. Дронов и др.; под ред. В.Н. Михайлова]. – Москва, Саранск: Тип. «Крас. Окт.», 2011. С. 118, 119.

[18] Трехступенчатая твердотопливная БРПЛ «Трайдент-2» (D-5) со стартовой массой 57,7 тонны принята на вооружение в 1990 г. Оснащается разделяющейся головной частью индивидуального наведения (РГЧ ИН) с ядерными боеголовками Мк4 (боезаряд W76 мощностью 100 кт) или Мк5 (боезаряд W88 мощностью 475 кт). Максимальная дальность стрельбы при оснащении восьмью боеголовками составляет 9000 км, при оснащении четырьмя боеголовками – до 11300 км // Ядерное оружие США… С. 126, 127.

[19] Hans M. Kristensen. US nuclear forces // SIPRI Yearbook 2015: Armaments, Disarmament and International Security. – Oxford University Press, 2015. P. 462.

[20] Ibid.

[21] Цель данного мероприятия – довести число развернутых в каждый данный момент времени БРПЛ до не более 240 единиц. Эта квота по стратегическим развернутым носителям для сил ПЛАРБ определена Пентагоном в рамках выполнения нового Договора по СНВ. Подробнее см. Ханс М. Кристенсен. Ядерные силы США // Ежегодник СИПРИ 2014: вооружения, разоружение и международная безопасность. Пер. с англ. Институт мировой экономики и международных отношений РАН. – М.: ИМЭМО РАН, 2015. С. 314.

[22] Вывод из боевого состава ПЛАРБ класса «Огайо» будет происходить с темпом одна лодка в течение года // Николай Новичков. Стратегические ядерные силы США в ближайшем тридцатилетии / Военно-промышленный курьер, №10, 19-25 марта 2014 г.

[23] Контракт на разработку и строительство новых ПЛАРБ заключен ВМС США с судостроительной корпорацией «Дженерал дайнемикс». Предусмотрено, что новая лодка будет иметь принципиально новую схему полного электродвижения и Х-образный руль в кормовой оконечности. Ее стандартное водоизмещение станет на 2000 тонн тяжелее ПЛАРБ класса «Огайо», а количество пусковых установок БРПЛ сократится до 16 // Николай Преображенский. Сокращения штатов не ожидается: подробности широкомасштабного строительства современных американских ПЛА / Военно-промышленный курьер, №3, 23-29 января 2013 г.

[24] Сергей Кетонов. Соль ракетной гонки // Военно-промышленный курьер, №24, 29 июня-5 июля 2016 г.

[25] Там же.

[26] Там же.

[27] Ядерное оружие США… С. 112.

[28] Там же.

[29] Там же.

[30] Трехступенчатая твердотопливная МБР «Минитмен-3» со стартовой массой 35 тонн принята на вооружение в 1970 г. Оснащается РГЧ ИН с ядерными боеголовками Мк12А (боезаряд W78 мощностью 335 кт) или Мк21 (боезаряд W87 мощностью 300 кт). Максимальная дальность стрельбы при оснащении тремя боеголовками составляет 11300 км, при оснащении одной боеголовкой – до 13000 км // Ядерное оружие США… С. 104, 113; Hans M. Kristensen. Op. cit. P. 462.

[31] Hans M. Kristensen. Op. cit. P. 462.

[32] Модернизированные МБР «Минитмен-3» по существу являются новыми ракетами, за исключением их корпуса // Ханс М. Кристенсен. Указ. соч. С. 314.

[33] Ханс М. Кристенсен. Указ. соч. С. 313, 314.

[34] Там же. С. 314.

[35] Т.Б. Аничкина, В.И. Есин. Ядерное оружие США // Электронный научный журнал «Россия и Америка в XXI веке». 2014. №2. Доступ: http://www.rusus.ru/?act=read&id=408 (дата обращения: 19.07.2016).

[36] Турбореактивный ТБ В-2А принят на вооружение в 1993 г., выполнен по схеме «летающее крыло» с использованием технологии «стелс». Его крейсерская скорость полета составляет 950 км/час, максимальная – 1010 км/час. Способен нести до 16 ядерных бомб В61-7 (боезаряд W61 переключаемой мощности от 0,3 до 345 кт), В61-11 (боезаряд аналогичен боезаряду бомбы В61-7) или В83-1 (боезаряд W83 переключаемой мощности от десятков кт до 1,2 Мт). Максимальная дальность полета без дозаправки в воздухе – 11000 км // Ядерные силы США… С. 129, 130, 190; Ежегодник СИПРИ 2012… С. 340.

[37] Турбореактивный ТБ В-52Н принят на вооружение в 1961 г., неоднократно подвергался модернизации. Его крейсерская скорость полета составляет 820 км/час, максимальная – 1040 км/час. Способен нести до 20 крылатых ракет воздушного базирования (КРВБ) AGM-86B с ядерной боевой частью переключаемой мощности от 3-5 до 150-200 кт. Максимальная дальность полета без дозаправки в воздухе – 16000 км // Ядерные силы США… С. 129, 130; Ежегодник СИПРИ 2012… С. 340.

[38] Hans M. Kristensen. Op. cit. P. 462, 466.

[39] Мидыхат Вильданов. Бумажные сокращения заокеанских СНВ // Независимое военное обозрение, №17, 23-29 мая 2014 г.

[40] Hans M. Kristensen. Op. cit. P. 467.

[41] В 2015 г. все ТБ В-1В (63 единицы) переданы из состава боевого авиационного командования (БАК) ВВС США в КГУ ВВС США. Как отметила министр ВВС США Дебора Ли Джеймс, «эта передача позволит объединить под одним командованием все три типа имеющихся стратегических бомбардировщиков, а в будущем и перспективный самолет, создаваемый в рамках программы LRS-B» // О планах ВВС США передать бомбардировщики В-1В в состав командования глобальных ударов / Зарубежное военное обозрение. 2015. №6. С. 93.

[42] Любовь Милованова. Схватка за контракт Пентагона: США приступили к созданию стратегического бомбардировщика нового поколения // Военно-промышленный курьер, №45, 20-26 ноября 2013 г.

[43] Стоимость заключенного ВВС США с корпорацией «Нортроп-Грумман» контракта составляет 80 млрд долл., а ожидаемая стоимость нового бомбардировщика составит порядка 550 млн долл. // Зарубежное военное обозрение. 2015. №12. С. 107, 108.

[44] ВВС США представили внешний вид перспективного дальнего бомбардировщика // Военно-промышленный курьер, №8, 2-8 марта 2016 г.

[45] Михаил Цурков, Андрей Шушков. Ядерная триада США: перспективы развития // Воздушно-космическая оборона. 2013. №5. С 62, 63.

[46] Там же. С. 63.

[47] Там же. С. 64.

[48] Там же. С. 63.

[49] В. Сатаров, Р. Кузнецов. Сущность и содержание концепции строительства и применения ВВС США на современном этапе // Зарубежное военное обозрение. 2014. №5. С. 70.

[50] URL: http://www.state.gov/t/avc/rls/164722.htm (accessed: 22.07.2016).

[51] URL: http://www.state.gov/t/avc/rls/2016/255377.htm (accessed: 22.07.2016).

[52] Имевшиеся ранее на вооружении надводных кораблей и подводных лодок ядерные крылатые ракеты морского базирования «Томахок» (TLAM-N) в начале 1990-х гг. были складированы на ВМБ на территории США, а в начале 2010-х годов сняты с вооружения // С. Кураленко, М. Вильданов. Подходы военно-политического руководства США к сокращению тактического ядерного оружия / Зарубежное военное обозрение. 2013. №2. С. 12.

[53] Многофункциональный тяжелый истребитель-бомбардировщик F-15Е принят на вооружение в 1988 г. Его боевой радиус действия – 1270 км, максимальная скорость полета – 2825 км/час. Экипаж – 2 человека. Способен нести (на внешней подвеске) до пяти ядерных бомб типа В61-3, -4 и -10 // Ядерное оружие США… С. 138, 139.

[54] Многофункциональный легкий истребитель-бомбардировщик F-15С принят на вооружение в 1979 г., а его модификация F-16D – в 1984 г. Боевой радиус действия – до 1500 км, максимальная скорость полета – 2100 км/час. Экипаж – 1 человек. Способен нести (на внешней подвеске) до двух ядерных бомб типа В61-3, -4 и -10 // Ядерное оружие США… С. 138.

[55] Ядерные бомбы В61-3, -4 и -10 оснащены механизмом переключения мощности ядерного заряда, тротиловый эквивалент которого для бомбы В61-3 составляет от 0,3 до 180 кт, для бомбы В61-4 – от 0,3 до 50 кт, для бомбы В61-10 – от 0,3 до 80 кт // Ядерное оружие США… С. 188.

[56] По терминологии, принятой в НАТО, – это Западный ТВД.

[57] С. Кураленко, М. Вильданов. Указ соч. С. 13.

[58] М. Сарычев. Тактическое ядерное оружие США – дестабилизирующий фактор обстановки в Европе // Зарубежное военное обозрение. 2015. №11. С. 60.

[59] Размещенные в этих странах американские ядерные бомбы обслуживаются американским военным персоналом и находятся под его контролем, но часть из них выделена для применения самолетами тактической авиации Бельгии, Германии, Нидерландов и Италии, экипажи которых в повседневной практике обучаются навыкам обращения и применения этих бомб. Тем самым США и их союзники по НАТО нарушают ДНЯО (статьи I и II соответственно) // М. Сарычев. Указ. соч. С. 60, 61.

[60] В ВВС Бельгии и Нидерландов в качестве носителей ядерного оружия сертифицированы самолеты F-16C/D, а в ВВС Германии и Италии – самолеты «Торнадо» // С. Кураленко, М. Вильданов. Указ. соч. С. 13.

[61] Ударный истребитель F-35A выполнен по технологии «стелс». Он имеет боевой радиус действия – до 1100 км, его максимальная скорость полета – 1900 км/час. Экипаж – 1 человек. Этот истребитель заявлен как самолет «двойного назначения» (оснащаемый обычным и ядерным вооружением). Однако его облик с ядерным вооружением пока не реализован, поскольку он не может нести и применять состоящие ныне на вооружении ВВС США ядерные бомбы В61-3, -4 и -10 (из-за отсутствия сопряжения цифрового интерфейса самолета с аналоговым интерфейсом указанных выше бомб) // Ядерное оружие США… С. 140.

[62] В частности, осенью 2015 г. в Германии на АвБ «Бухель», где хранятся до 20 американских ядерных бомб В61-3 и -4, началась подготовка к размещению там ядерных бомб В61-12 и оснащению немецких самолетов-носителей ядерного оружия «Торнадо» цифровым интерфейсом, что позволит им применять эти бомбы // ТАСС 22.09.2015. США разместят на немецкой авиабазе новые атомные бомбы. Доступ: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2280426 (дата обращения: 22.07.2016).

[63] Hans M. Kristensen. Op. cit. P. 461.

[64] Ibid. P. 463.

[65] Arms Control Association. NNSA’s “3+2” nuclear warhead plan does not add up. Issue briefs, vol. 5, no. 6, May 2014. URL: https://www.armscontrol.org/issuebriefs/NNSAs-3%202-Nuclear-Warhead-Plan-Does-Not-Add-Up (accessed: 22.07.2016).

[66] Уже в 2013 г. Пентагон запросил 10 млрд долл. на разработку и производство ядерной бомбы В61-12 // Владимир Щербаков. В61 – бомба 11 президентов / Независимое военное обозрение, №37, 9-15 октября 2015 г.

[67] 20 октября 2015 г. на полигоне Тонопа (штат Невада) успешно завершился третий этап испытаний бомбы В61-12 (без ядерного заряда). Она была сброшена с самолета F-15E. По сообщению представителя NNSA, «все системы оружия сработали в штатном режиме, в условиях близких к реальным» // Испытания в США атомной авиабомбы В61-12 / Зарубежное военное обозрение. 2015. №12. С. 97, 98.

[68] Владимир Щербаков. Указ. соч.

[69] Этим ядерным зарядом снаряжается существующая КРВБ AGM-86 // Владимир Щербаков. Указ. соч.

[70] Hans M. Kristensen. Op. cit. P. 463.

[71] В опубликованном 22 января 2015 г. отчете Бюджетного управления Конгресса США говорится, что в предстоящие 10 лет страна израсходует на обновление стратегической ядерной триады 248 млрд долл. // Бюджетное управление Конгресса США о модернизации ядерной триады / Зарубежное военное обозрение. 2015. №3. С. 112.

[72] В подготовленном в 2012 г. под эгидой неформального движения «Глобальный ноль» докладе «Модернизация ядерной стратегии США» (авторский коллектив возглавлял бывший заместитель председателя Комитета начальников штабов ВС США генерал Джеймс Картрайт) на основании экспертных расчетов утверждается, что американские неядерные системы поражения большой дальности способны уничтожить (или вывести из строя) до 30% тех целей на территории России, которые входят в список особо важных целей, ныне спланированных для поражения ядерным оружием // Ядерное оружие и стратегическая стабильность: поиски российско-американского консенсуса в XXI веке [Дж. Картрайт, С.М. Рогов и др.; гл. ред. И.С. Иванов]; Российский совет по международным делам (РСМД). – М.: Спецкнига, 2012. С. 23.

[73] По экспертным оценкам, на весь цикл обновления ядерных сил и модернизации ядерного арсенала США до 2040 г. придется затратить более 900 млрд долл. // Алексей Арбатов. Ядерный потолок / Независимое военное обозрение, №26, 23-29 июля 2014 г.



Печать