Печать
?1, 2017

ПЕНСИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ В РОССИИ И ДРУГИХ СТРАНАХ БРИКС[*]

Н.С. Фризяк,
младший научный сотрудник,
Института США и Канады РАН
e-mail:

А. В. Щербина,
аспирант,
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. В статье рассмотрены вопросы старения населения и пенсионного обеспечения в странах БРИКС. Несмотря на особенности развития пенсионного страхования в каждой стране; значительные различия по доле населения пенсионного возраста, охвату населения пенсионными планами, а также в подходах к решению стоящих в данной сфере проблем, все эти страны ориентируются на многоуровневую пенсионную модель, а пенсионные реформы находятся в фокусе государственной политики.

Ключевые слова: пенсионное страхование, социальная помощь, БРИКС.

PENSION SECURITY IN RUSSIA AND OTHER BRICS COUNTRIES

Friyzyak N. S.,
Junior research fellow
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Sherbina A. V.,
P.Gr.,
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article examines main challenges for the social security in the BRICS countries. The lack of pension insurance coverage of all the (working) population in some of them, relatively small pensions, the diversity of economic and social realities in this group of countries and within one country are analyzed. Each country has its own ageing profile, specific problems and its own responds. But all of them are developing a multiple pillar approach, in one way or the other. Retirement arrangements are the focus of social security reforms.

Keywords: pension insurance, social assistance, BRICS.

Перспективы взаимодействия группы стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), ставшей влиятельным фактором мировой политики и экономики,[1] во многом зависят и от того, каким образом будут решаться в них вопросы развития человеческого потенциала, социальной защиты тех, кто достиг пенсионного возраста. В этой связи представляет актуальность рассмотрение тенденций постарения населения в этих странах и с какими проблемами они сталкиваются в сфере пенсионного обеспечения. В 2015 г. , по данным ООН, в странах БРИКС насчитывалось 383,1 млн. жителей 60 лет и старше, а к 2030 г., по прогнозу Отдела народонаселения Департамента по экономическим и социальным вопросам ООН, их число увеличится до 631,2 млн. человек. О востребованности таких исследований говорит и тот факт, что к числу приоритетов деятельности БРИКС в 2015-2016 гг. было отнесено, в том числе качественное наращивание сотрудничества по вопросам миграции и социально-трудовых отношений.

На страны БРИКС приходится 42% населения мира. Несмотря на значительные различия между ними по ключевым показателям, в том числе по общей численности населения, по численности населения 60 лет и старше (Таблица 1), перед всеми странами группы стоят задачи модернизации пенсионного обеспечения.

Таблица 1.
Ключевые показатели стран БРИКС

Страны

Население, млн. человек

Население 60 лет и старше, млн. человек

ВВП, млрд. долл.

ВВП на душу населения, долл.

Бразилия

208

24,4

1770

8538

Россия

144

28,7

1330

9057

Индия

1311

116,6

2070

1582

Китай

1371

209,2

10870

7925

ЮАР

55

4,2

310

5692

Данные 2015 г., долл. США

Источник: World Population Prospects. UN. Department of Economic and Social Affairs. UN, NY, 2015; http://data.worldbank.org/indicator/ (дата обращения 20.12.2016)

По данным Департамента по экономическим и социальным вопросам (Отдел Народонаселения) ООН, в середине второго десятилетия из стран БРИКС самыми молодыми были ЮАР – с долей населения 60 лет и старше 7,7% и Индия – 8,9%. По критериям, представленным в Докладе ООН о перспективах населения в мире, эти страны относятся к молодым сообществам (доля населения 60 лет и старше - менее 10% общей численности населения).

Бразилия и Китай относятся к пожилым сообществам ( доля населения 60 лет и старше - от 10% до 19%); а Россия – к интенсивно стареющим сообществам (в которых доля населения 60 лет и старше составляет 20- 29%). (Таблицы 2, 3)

Таблица 2.
Группы стран по доле лиц 60 лет и старше

Страны

2015 г.

2030 г.

2050 г.

Число молодых стран (доля лиц 60 лет и старше – менее 10% общей численности населения)

102

67

37

Число стареющих стран (доля лиц 60 лет и старше –

от 10% до 19% общей численности населения

52

59

45

Число интенсивно стареющих стран (доля лиц 60 лет и старше – 20% -29% от общей численности населения)

45

48

56

Число гипер стареющих стран (доля лиц 60 лет и старше – 30% и более от общей численности населения)

1

26

62

Источник: World Population Prospects. UN. Department of Economic and Social Affairs. NY, 2015

Но уже в ближайшие десятилетия, как видно из приведенных в таблице 2 данных, по представленной классификации число молодых стран будет стремительно сокращаться, а интенсивно и гипер стареющих - увеличиваться. К 2030 г. прогнозируется, что в числе интенсивно стареющих будет не только Россия, но и Китай. Бразилия по данной классификации останется в группе стареющих сообществ; а Индия и ЮАР перейдут границу между молодыми и стареющими обществами.

Демографические тенденции в сочетании с бюджетными дефицитами во многих странах в период глобального кризиса 2008-2009 гг. и в пост кризисный период актуализировали вопросы модернизации пенсионных систем.[2] Применительно к рассматриваемым странам проблема состоит еще и в низком охвате населения пенсионным страхованием в некоторых из них. За последние пол века число стран, имеющих государственные программы пенсионного страхования постоянно возрастало и к середине текущего десятилетия такие программы, по данным ООН, были в 177 странах.

В большинстве развитых стран охват населения государственными пенсионными программами достигает 90% и выше, но во многих развивающихся этот показатель не достигает половины взрослого населения, например, около 33% в Китае, 10% в Индии. Таким образом, в этих странах главная задача состоит в расширении обеспечения пенсионным страхованием.[3] Эта проблема находится в фокусе внимания исследователей, которые указывают на зависимость слабого охвата пенсионным страхованием от характера занятости в этих странах. Например, по оценкам, приведенным в специальном обзоре международной серии исследований вопросов социального обеспечения, посвященном странам БРИК, отмечено, что в Бразилии формальный сектор занятости составляет около половины работающего населения, и лишь около 80% из них охвачены пенсионным страхованием. В Индии на формальный сектор приходится около 8% работающего населения, из числа которых застраховано 29%. Таким образом, социальное страхование в этих странах остается своеобразной «привилегией».[4] Результатом такого положения вещей является особо низкая доля лиц 65 лет и старше, получающих пенсию, в Индии. (Таблица 3)

Таблица 3.
Пенсионеры в странах БРИКС

Страны

Доля лиц 60 лет и старше,%

2015 г.

Доля лиц 60 лет и старше,%

2030 г.

Ожидаемая продолжительность жизни для лиц 60 лет и старше, лет

Доля лиц 65 лет и старше, получающих пенсию,%

Бразилия

11,7

18,8

21

86,3

Россия

20,0

24,0

17

100

Индия

8,9

12,5

17

28,29

Китай

15,2

25,3

19

74,4

ЮАР

7,7

10,5

16

92,6

Источник: World Population Prospects. UN. Department of Economic and Social Affairs. UN, NY, 2015

По данным, приведенным в Обзоре Организации Экономического Сотрудничества и Развития, из стран БРИКС только в ЮАР частные пенсионные инвестиции составляют высокую долю относительно ВВП (96,8% на 2015 г.), и эти планы учреждены по месту работы застрахованных. В Бразилии данный показатель составляет 19,2% и в основном (более 80%) это - планы с установленными выплатами. В России данный показатель – 6%, Китае – 1,4%; в Индии- 0,8%.[5]

Учитывая, что даже в наиболее развитых странах доля тех, кто считает государственные пенсии залогом обеспеченной жизни в будущем, снижается,[6] странам БРИКС предстоит выработка непростых решений касательно развития как индивидуальных схем пенсионного обеспечения, так и пенсионных планов работодателей.[7] Особого внимания, как показывает практика других стран, потребует политика в отношении учреждения таких планов в секторе малого бизнеса, аккумулирующего значительную долю занятых.[8] Необходимо также учитывать, что переход к учреждению накопительных планов с установленными взносами должен осуществляться с учетом развития в той или иной стране пенсионного страхования с фиксированными выплатами.[9] Дело в том, что даже в странах, где накопительные планы получили широкое развитие, доходы более половины пенсионеров зависят прежде всего от гарантированных пенсий в рамках государственного пенсионного страхования.[10]

В России переход к пенсионной модели, сочетающей государственное пенсионное страхование с частными накопительными планами, осуществляется в условиях растущего дефицита пенсионного фонда РФ.[11] Стимулирование развития негосударственного пенсионного страхования в России в перспективе должно способствовать решению задачи повышения коэффициента замещения трудового дохода. Согласно рекомендации Международной организации труда, пенсионное обеспечение должно составлять не менее 40% общей суммы утраченных доходов, например, в Нидерландах данный показатель составляет 90%, а в среднем по странам ЕС – около 60%. В России, по данным Росстата, коэффициент замещения в начале 2016 года коэффициент находился на уровне 38%.[12]

В условиях дисбалансов Пенсионного фонда при сохранении пенсионного возраста на одном из самых низких в мире уровне, дефицит в пенсионной распределительной системе будет увеличиваться. Важнейшим направлением развития пенсионного обеспечения в такой ситуации является стимулирование добровольных пенсионных планов и создание благоприятного климата для инвестирования пенсионных накоплений.

Одним из преимуществ российской пенсионной модели, в сравнении с другими странами БРИКС, является охват пенсионными выплатами лиц 65 лет и старше. (Таблица 3) К началу текущего столетия число стран, имеющих какие-либо государственные программы пенсионного страхования по возрасту, инвалидности, потери кормильца, составило 177 (по данным ООН). Однако в рамках каждой страны государственные пенсионные выплаты охватывают далеко не всех жителей, и такой охват значительно различается по странам – от 90% и выше во многих развитых странах до 33% в Китае, 21% во Въетнаме; 10% - в Индии.[13] И первоочередная задача, в том числе в некоторых странах БРИКС, состоит именно в распространении гарантий пенсионного обеспечения на тех, кто еще им не охвачен.

В Бразилии уровень обеспечения пенсионеров относительно других стран объединения - более высокий, прежде всего благодаря пенсионной системе с широким охватом населения, которая включает пенсии для городских и сельских жителей, а также предусматривает минимальные пенсии. Согласно концепции социального обеспечения, принятой в 1988 г., вопросы пенсионного обеспечения были признаны одним из основных ее элементов; было принято решение об использовании минимального уровня дохода как основы для расчета пособий; социальных выплат лицам городского и сельского населения. Пенсионное страхование является обязательным и основано на страховых принципах. Социальная помощь финансируется за счет государственного бюджета и охватывает нуждающихся граждан .

Пенсионное страхование охватывает наемных работников промышленной, коммерческой и сельскохозяйственной отрасли, трудящихся в сельской местности, лиц работающих на дому, трудящихся по срочному трудовому договору, а также назначенных государственных служащих и самозанятых лиц. Пенсионный возраст для застрахованных и самозанятых лиц работающих в городской местности составляет 65 лет для мужчин и 60 лет для женщин; пенсионный возраст для застрахованных и самозанятых лиц работающих в сельской местности составляет 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин. Для получения страховой пенсии необходимо выплачивать взносы в течение не менее 35 лет для мужчин , 30 лет для женщин.[14]

В Индии проблемы развития пенсионного обеспечения во многом усугубляются спецификой занятости - с широким распространением неформальной занятости; работы по временным и/или краткосрочным трудовым договорам, в формате неполного рабочего дня (недели), на дому и т.п. Кроме того, Индия занимает одно из лидирующих мест по числу безработных (17,5 млн. человек, по данным 2015 г.). Для сравнения – в Бразилии их насчитывалось 7,7 млн. человек, в Китае - 37,3 млн. человек.[15]

Такая ситуация на рынке труда тормозит адекватное развитие пенсионного страхования, особенно среди женщин. В силу характера занятости женщины оказываются в более уязвимом положении не только в Индии, но и в других странах мира. [16] Но среди населения в Индии гендерный разрыв особо значителен. В середине текущего десятилетия около 72% женщин 60 лет и старше полностью зависели от поддержки других членов семьи, местных сообществ, государственной и/или частной помощи; в сравнении с 30% мужчин. По данным на 2015 г. , всего лишь 28% жителей Индии в возрасте 65 лет и старше получали пенсию. (Таблица 3) Для получения пенсии в рамках базового пенсионного страхования установлен возраст 60 лет для мужчин и 55 – 60 лет для женщин (в зависимости от профессиональной занятости). Минимальная пенсия может быть назначена при стаже застрахованного лица по крайней мере 15 лет.[17]

Расширение охвата пенсионным обеспечением медицинским обслуживанием пенсионеров наблюдалось в последнее десятилетие в Китае благодаря законодательным решениям о пенсиях для сельских жителей (2009 г.), социальном страховании (2010, 2011), пенсионном обеспечении (2014 г.). Существенным прогрессом в защите пожилого населения в первые полтора десятилетия стало развитие системы социальной защиты пожилых китайцев, прежде всего на местном уровне. Значительное внимание в Китае уделяется не только модернизации пенсионного обеспечения, медицинского обслуживания пожилого населения, но также, например, развитию волонтерской работы среди лиц пенсионного возраста. Однако проблема обеспечения быстро растущего контингента пенсионеров в Китае остается сверх актуальной, особенно с учетом того, что уже к 2030 г., по оценке ООН, число китайцев 60 лет и старше составит около 358 млн. человек.

«Несмотря на то, что относительно других континентов население большинства африканских стран и, в том числе ЮАР, достаточно молодо, традиционные системы поддержки для пожилых людей становятся все менее эффективными. Официальные пенсионные системы охватывают не все население. Кроме того, они остаются малопривлекательными для работников, а во многих случаях – финансово неустойчивы.»[18] Проблемными зонами зачастую являются ограниченное страховое покрытие работников, высокие административные затраты, ненадежность услуги для получателей, некачественное управление пенсионными резервами. [19] Лица в возрасте 60 лет и старше могут получить в ЮАР социальную помощь, если их доход ниже установленного минимума. [20]

Сотрудничество стран БРИКС в социальной сфере носит пока ограниченный характер, но именно это направление может способствовать развитию межцивилизационного диалога, гуманитарного взаимодействия; продвижению общечеловеческих ценностей. Это соответствует целям, сформулированным в докладах ПРООН о человеческом развитии,[21] задачам устойчивого развития на 2016-2030 гг., которые предполагают согласованность экономический роста, развития человеческого потенциала, защиту окружающей среды (Цели устойчивого развития (Sustainable Development Goals) и были единогласно приняты 193 государствами — членами Организации Объединенных Наций на историческом саммите глав государств, прошедшем в Нью-Йорке в сентябре 2016. [22]

В данном Документе все сферы действий на глобальном уровне в целях устойчивого развития затрагивают жизнедеятельность, повышение личного потенциала, в том числе и граждан, достигших пенсионного возраста:
Люди - ликвидация нищеты и голода, реализация человеческого потенциала в здоровой окружающей среде;
Планета - охрана от деградации, обеспечение потребностей нынешнего и будущих поколений;
Благополучие - людей в условиях экономического, социального, технического прогресса, в гармонии с природой;
Мир - построение справедливого общества без страха и насилия;
Партнерство.

В повестке дня всех стран БРИКС - разработка комплексной политики улучшения благосостояния населения, в том числе пожилого, что соответствует задачам устойчивого развития на 2016-2030 гг. Важнейшим направлением политики повышения уровня социальной защиты лиц пенсионного возраста является расширение охвата добровольными пенсионными планами и повсеместного охвата обязательным пенсионным страхованием (там, где его уровень еще низок), развитие социальной помощи нуждающимся гражданам пенсионного возраста. Актуализируется также политика, направленная на поддержку возможностей пожилых людей в экономической, общественной, творческой деятельности.


Список литературы

[*] Статья подготовлена при финансовой поддержке Фонда РГНФ, проект 15-07-00002 (а) «Роль государственной политики в повышении эффективности использования пенсионных накоплений как инвестиционного ресурса в эпоху глобализации»

[1] Позиции России на новом этапе международной интеграции. Москва. Ваш формат. 2015. 209 с.

[2] Пенсионные системы стран мира: стратегии и опыт модернизации. М.: Издательство «Весь Мир», 2016. 88с. ISBN: 978-5-7777-0672-0

[3] An Aging World. UN, N.Y. 2015. P.115, 117.

[4] Social Security in the BRIC Countrues.By Danny Pieters, Paul Schoukens. European Institute of Social Security. International Series. IBM Center. Wash., 2012.

[5] The OECD Pension Outlook 2016. OECD, 2016.

[6] Фризяк Н.С., Щербина А.В. Проблемы пенсионного обеспечения в США. США и Канада: ЭПК. 2016. № 9.

[7] Лебедева Л.Ф. США: малое предпринимательство как образ жизни. Человек и труд. 2005. Nо. 9. С.51–56.

[8] Емельянов С.В., Щербина А.В. Стратегии пенсионного обеспечения в секторе малого бизнеса США. США и Канада: ЭПК, Москва, 2015.№ 9.С. 82–89.

[9] Пенсионные системы стран ОЭСР в начале XXI века. Лебедева Л.Ф. Международная торговля и торговая политика. 2014. N 6 (86). C. 5-18.

[10] Роль государства в социальном обеспечении пенсионеров: повестка XXI века. Институт Соединенных Штатов Америки и Канады РАН. Москва, 2015. 45 с.

[11] Дефицит Пенсионного фонда РФ в 2016 году вырастет до 1,6 трлн. рублей. Рамблер.Финансы http://finance.rambler.ru/news/2015-11-10/defitsit-pensionnogo-fonda-rf-v-2016/ (access 24 November, 2016).

[12] Aksenov P.A., Lebedeva L.F. Problems and Prospects of Russian Pension System: A Comparative Analysis with OECD Countries. Journal of Applied Economic Sciences. 2016, T.11.N 7. p. 1272 – 1280. (in engl.)

[13] An Aging World. UN, NY., 2015. P.115, 117.

[14] Social Security Programs Throughout the World: The Americas, 2015. SSA. Wash., 2015.

[15] Петровская Н.Е. Тенденции занятости в мировой экономике во втором десятилетии XXI века. Международная торговля и торговая политика. 2016. №3.

[16] Экономика и социальная политика: гендерное измерение. Ред. Малышева М.М. Москва, 2002. 288 с.

[17] Social Security Programs Throughout the World: Asia and Pacific, 2014. SSA. Wash., 2015.

[18] Развитие пенсионного обеспечения в начале XXI века: мировые тенденции и национальные особенности. Материалы ситуационного анализа/Москва, 2015. 168 с.

[19] Africa Social Protection Strategy. World Bank. Wash.,2012.

[20] Social Security Programs Throughout the World: Africa, 2015. SSA. Wash., 2015.

[21] Государство и развитие человеческого потенциала в конце XX – начале XXI века. Москва, ИСКРАН, 2009. 156 с.

[22] Петровская Н.Е. Новые задачи устойчивого развития на 2016-2030 гг. Россия и Америка в XXI веке. 2016, N 3.



Печать