Печать
?2, 2017

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ КОРПОРАТИВНЫХ НИОКР В США1

Н.А. Судакова,
кандидат экономических наук,
старший научный сотрудник
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. В статье раскрывается современное состояние предпринимательского сектора науки в США. Автор выявляет и анализирует тенденции и проблемы в управлении научными исследованиями в корпорациях, а также факторы, влияющие на изменения в структуре корпоративных НИОКР.

Ключевые слова: США, бизнес, крупные фирмы, корпорации, корпоративные НИОКР, инновации, фундаментальные исследования, прикладные исследования, разработки, управление научными исследованиями, разделение инновационного труда.

Current trends of corporate R&D IN THE USA

Natalia Sudakova,
Ph.D. (Economics),
Senior Research Fellow,
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article discloses the current state of R&D activities of the U.S. business sector. The author reveals and analyzes the recent trends and problems in management of scientific research in corporations, and also the factors influencing changes in the structure of corporate R&D.

Keywords: USA, business, large firms, corporations, corporate R&D, innovations, basic research, applied research, development, management of scientific research, division of innovative labor.

Современное состояние предпринимательского сектора науки в США

Исторически сложилось, что в США коммерческие предприятия, главным образом крупные корпорации,вносят существенный вклад в инновационное развитие экономики, обеспечение социально-экономической безопасности страны и ее конкурентных преимуществ на мировой арене,являясь безусловными лидерами, как в области инвестирования, так и в области освоения финансовых средств на проведение НИОКР. За весь период ведения официальной статистики, начиная с 1953 г., доля бизнеса в общем объеме финансовых средств, израсходованных на НИОКР в годовом исчислении, варьировалась от 66 до 74%.

По данным Национального научного фонда США за 2013 г. компании2 профинансировали 65,2% (297 млрд. долл.) общих расходов на НИОКР в размере 456 млрд. долл., при доле федеральных учреждений – 26,7%, правительств штатов и местных органов власти – 0,9%, университетов и колледжей – 3,3%, бесприбыльных организаций – 3,9%.

При этом бизнес освоил 70,7% общих расходов на НИОКР, второе место по объемам использованных средств занимает федеральное правительство (10,9%), доля университетов и колледжей – 14,2%, доли бесприбыльных организаций и правительств штатов и местных органов власти - 4,1% и 0,1% соответственно.

Бизнес отдает предпочтение прикладным исследованиям и опытно-конструкторским разработкам, что во многом объясняется особенностями деловой культуры предприятий. Сегодня коммерческие компании инвестируют 80,6% общего объема средств, направляемых на разработки, 51% средств на прикладные исследования и 26,4% средств на фундаментальные исследования (рис.1).

Рисунок 1.
Распределение инвестиций в фундаментальные, прикладные исследования и разработки по источникам финансирования, 2013 г.,%

Рассчитано по: National Science Foundation.National Science Board.Science and Engineering Indictors, 2016.Appendix Tables 4-7, 4-8, 4-9.Available at:https://www.nsf.gov/statistics/2016/nsb20161/#/report (accessed 29.05.2017).

Статистика расходов по видам научных исследований показывает, что в настоящее время в производственных лабораториях осваивается 88,4% общих расходов на разработки, 56,4% общих расходов на прикладные исследования и 24,3% общих расходов на фундаментальные исследования (рис . 2).

Рисунок 2.
Распределение финансовых средств на фундаментальные, прикладные исследования и разработки по видам получателей, 2013 г.,%

Рассчитано по: National Science Foundation.National Science Board.Science and Engineering Indictors, 2016.Appendix Tables 4-3, 4-4, 4-5.Available at:https://www.nsf.gov/statistics/2016/nsb20161/#/report (accessed 29.05.2017).

Сегодня исследования, которые проводятся в лабораториях предприятий, могут быть связаны с различными отраслями промышленности и сферы услуг. Наиболее наукоемкие из них - это отрасли химического производства (особенно фармацевтическая промышленность), производства компьютерной техники и электроники, изготовления транспортного оборудования (преимущественно автомобильная и авиакосмическая промышленность), информационной промышленности (главным образом, издание программного обеспечения), профессиональных и научно-технических услуг (в первую очередь, дизайн компьютерных систем и научно-технические услуги). В 2013 г. в этих пяти отраслях было освоено 82% общего объема средств, полученных компаниями на проведение НИОКР, в размере 322,5 млрд. долл. За последние пять лет данный показатель практически не изменился (84% в 2008 г.).

На крупные компании с численностью наемных работников 25 тыс. человек и более в 2013 г. пришлось 37% общего объема освоенных финансовых средств бизнеса на проведение НИОКР. Малые компании с численностью наемных работников менее 500 человек израсходовали 16% данного объема средств. Эта пропорция практически не менялась на протяжении последних нескольких лет.

Если рассматривать источники финансирования НИОКР в компаниях, то подавляющее большинство средств поступает от самих же компаний, проводящих научно-исследовательскую работу (82,1% в 2013 г.). Остальные 17,9% - это средства федерального правительства (9,1%), компаний-резидентов (4,2%), иностранных компаний (4,3%), других организаций в США и за их пределами, включая правительства штатов и местные органы власти США, иностранные правительства, бесприбыльные местные и иностранные компании (0,3%)3.

Основная масса средств, инвестируемых бизнесом в НИОКР, используется им же в промышленных лабораториях. На сегодняшний день структура практически не изменилась в сравнении с 1953 г., когда 98% от общего объема финансовых средств бизнеса, направляемых на НИОКР, осваивались во внутрифирменных лабораториях.

Динамика инвестиций в НИОКР, начиная с 1953 г. показывает, что до 1979 г. показатели основных инвесторов - федерального правительства и бизнеса - были близки по значению. Ощутимое расширение объемов инвестирования со стороны компаний произошло во многом благодаря принятым мерам федерального правительства по предоставлению бизнесу ряда льгот, в том числе налоговых, связанных с исследовательской деятельностью, а также изменениям в антимонопольном регулировании в части снятия некоторых ограничений на совместную деятельность в сфере НИОКР4.

Начиная с 1988 г. по настоящее время объемы инвестиций коммерческих фирм в НИОКР в среднем росли более высокими темпами, чем суммарные расходы всех остальных инвесторов (рис. 3). Заметные провалы в объемах финансирования исследований со стороны бизнеса в 2002 и 2009 гг., связанные, прежде всего, с кризисными явлениями в экономике США5, свидетельствуют о том, что в отличие от других инвесторов, готовность бизнесак инвестированию в НИОКР в большей мере зависит от состояния экономики, проводимой государственной политики и текущих условий для инвестирования.

Рисунок 3.
Динамика бизнес-инвестиций в НИОКР в сравнении с суммарными расходами других инвесторов и соответствующие тренды, 1953-2013 гг., млн. долл.

Рассчитано по: National Science Foundation.National Center for Science and Engineering Statistics.Science and Engineering Indictors, 2016.Appendix Table 4-6.Available at:https://www.nsf.gov/statistics/2016/nsb20161/#/report (accessed 18.06.2017).

На рисунке 4 видно, что за весь период ведения статистики темпы освоения бизнесом инвестиций в НИОКР в среднем росли более высокими темпами, чем суммарные расходы всех остальных получателей инвестиций на проведение исследований и более высокими темпами, чем объемы инвестиций бизнеса в НИОКР (см. рис. 3).

Рисунок 4.
Динамика бизнес-расходов на НИОКР в сравнении с суммарными расходами других исполнителей и соответствующие тренды, 1953-2013 гг., млн. долл.

Рассчитано по: National Science Foundation.National Center for Science and Engineering Statistics.Science and Engineering Indictors, 2016.Appendix Table 4-2.Available at:https://www.nsf.gov/statistics/2016/nsb20161/#/report (accessed 18.06.2017).

В 2013 г. доля расходов компаний на НИОКР в постоянных долларах 2009 г. в ВВП США составила 1,77% при доле общих расходов на исследования 2,72%. По данным за 2012 г., самыми активными штатами по показателю общих расходов на проведение НИОКР и по расходам бизнеса, в частности, стали штаты Калифорния, Массачусетс и Техас. По показателю интенсивности инноваций (отношение общих расходов на НИОКР к ВВП штата, выраженное в процентах) лидером является штат Нью-Мексико (6,62% в 2012 г.).

Эволюция фундаментальных исследований в корпорациях

Как свидетельствует история, самый значимый вклад в фундаментальные исследования вносят университеты и спонсируемые федеральным правительством программы. Несмотря на хорошо известные проблемы, связанные с оценкой выгоды от инвестиций в научные исследования, корпоративные лаборатории зачастую проводят весьма значительные денежные вливания в фундаментальную науку.

Первоначальные корпоративные инвестиции в науку были очень скромными. Фирмы-гиганты в 70-80-х гг. XIX века, такие как железнодорожные компании и корпорация Вестерн Юнион, опиравшиеся в своем развития главным образом на внешние изобретения, основали промышленные лаборатории для проведения оценки затрат на качество продукции. Растущая конкуренция, давление антитрестовского законодательства и рост количества выпускников университетов с ученой степенью, побуждали такие компании, как Дженерал Электрик и Дюпон, к вложениям во внутрикорпоративные исследования с целью создания новых продуктов и процессов для выхода на новые рынки, привлечения внешних экспертных знаний и талантливых работников. Этот процесс ускорялся в период Второй мировой войны по мере того как корпорации становились крупнее и росла потребность в установлении контроля над инновациями. Прорывные открытия (например, синтетический каучук, нейлон), растущая практическая применимость вновь отрытых научных принципов и методов, значительное увеличение федерального финансирования исследований привели после окончания Второй мировой войны к росту инвестиций компаний во внутренние исследования.

Но внутрикорпоративные исследования часто не приносили соответствующей финансовой отдачи акционерам. Такие открытия как нейлон и транзистор, происходили крайне редко. И даже когда удавалось достичь фундаментальных преимуществ в науке или технологии, фирмы-спонсоры часто не получали ожидаемой выгоды от этих преимуществ. Графический интерфейс пользователя, например, был изобретен в исследовательском центре корпорации Ксерокс в Пало-Альто (штат Калифорния), но реальную прибыль от его реализации получали другие фирмы, в первую очередь, Эппл и Майкрософт.

В 80-е годы прошлого века крупные фирмы обратили свое внимание на университеты и малые стартовые компании, которые могли служить источниками новых идей и продуктов, и использовали для взаимодействия с ними различные виды контрактов, альянсов, лицензионных соглашений. Многие корпоративные лаборатории были закрыты, сокращены в масштабах или переориентированы на коммерциализацию изобретений.

Данные Национального научного фонда США показываю, что в 1985 г. фирмы с количеством наемных работников более 10 тыс. производили 73% всех НИОКР, профинансированных из нефедеральных источников. К 1998 г. эта доля упала до 54%. В 2008 г. крупные корпорации освоили около 51% общего объема финансовых средств бизнеса на проведение НИОКР. Дополнительным индикатором снижения относительной значимости крупных фирм послужило резкое падение доли крупных корпораций среди ста призеров в сфере НИОКР: в 2006 г. компании из списка Форчун 500, ставшие призерами, получили только 6% наград, тогда как в 1971 г. эта доля составляла 41%6.

Одним из факторов роста значимости малых фирм в инновационной сфере стало все большее включение университетов и других исследовательских институтов в процессы коммерциализации изобретений. Закон Бэя-Доула 1980 г. побудил университеты к лицензированию и выведению на рынок результатов исследований, полученных в университетских лабораториях. Ученые, выпускники высших учебных заведений стали более заинтересованными в создании собственного бизнеса. Успех Генентек, биотехнологической корпорации, основанной биохимиком, нобелевским лауреатом Гербертом Бойером и венчурным инвестором Робертом Свенсоном, наглядно демонстрирует высокий потенциал успеха данной стратегии.

Другой фактор – это большая приспособленность стартовых компаний к радикальным изменениям, в отличие от крупных фирм, в которых процветают бюрократия, политические убеждения и проблемы прошлой деятельности фирмы.

Изменения в институциональной и правовой среде дополняли эти тренды. Стартовые компании могли получать финансирование от венчурных капиталистов и по различным федеральным программам. Так, например, в соответствии с законом “Об инновационном развитии в малом бизнесе” 1982 г. (SmallBusinessInnovationDevelopmentActof 1982) Национальный научный фонд создал Программу поддержки трансферта технологий в малом бизнесе (SmallBusinessTechnologyTransferProgram, STTR). Она предусматривает включение малых фирм в совместные исследования при участии бесприбыльных организаций, а также в процесс трансфера технологий. В соответствии с этим же законом была разработана и запущена Программа поддержки малого бизнеса в инновационных исследованиях (SmallBusinessInnovationResearchProgram, SBIR).

Развитие патентного законодательства в 80-х гг. прошлого века способствовало значительному укреплению прав фирм на интеллектуальную собственность сначала в Соединенных Штатах, а затем и в других странах. Эти изменения привели к новому разделению труда, когда малые стартовые компании специализировались на фундаментальных исследованиях, а более крупные фирмы – на этапах разработки и коммерциализации.


Принципы и проблемы управления научными исследованиями в корпорациях

Как правило, компании делают инвестиции в научные (фундаментальные) исследования для создания новых продуктов или процессов. Инновации могут вырастать непосредственно из научных достижений (например, новые лекарственные препараты), а иногда являются косвенным результатом научных исследований (например, лазер). В отдельных случаях фундаментальные исследования играют лишь косвенную роль, улучшая производительность поиска технологий.

Инвестиции в фундаментальные исследования могут быть полезными в привлечении технологий из внешних источников. Благодаря ученым компании получают возможность отбора новых изобретений с высоким коммерческим потенциалом. Корпоративные ученые могут объединять усилия с исследователями за пределами компании, занятыми созданием прорывных изобретений, а также оказывать помощь в адаптации внешних технологий. Многие современные исследователи сходятся во мнении, что публикации в академических журналах и участие в конференциях являются наиболее эффективным способом “встраивания” во внешние научные связи7.

Оценить пользу фундаментальных исследований в создании инновационного продукта непросто. Так, например, существует практика цитирования научных публикаций в патентах. Установлено, что в настоящее время патенты продолжают цитировать научные исследования на том же уровне, что и раньше. Фирмы, которые занимаются публикацией результатов научных изысканий, как правило, ссылаются на более поздние исследования в предметной области, чем остальные компании. Это подтверждает тот факт, что исследовательские способности обеспечивают преимущество в привлечении самых последних научных данных в исследуемой области.

Вовлечение в научную деятельность также повышает репутацию компании и служит подтверждением качества ее исследований для потенциальных инвесторов, сотрудников, федеральных агентств и потребителей. Клинические исследования, например, регулярно используются фирмами в фармацевтической промышленности для целей рекламы их лекарственных препаратов. Кроме того, предоставление возможности публикаций результатов научных исследований сотрудникам корпораций может стать прибыльной стратегией развития компаний, так как позволяет привлекать наиболее талантливых и заинтересованных исследователей.

Существуют документальные подтверждения преимуществ, которые приносят фирме инвестиции в науку. Например, автор публикации в журнале “AmericanEconomicReview”8 пытался проанализировать факторы роста производительности и доходов на примере тысячи крупнейших промышленных фирм в США. За рассматриваемый период с 1957 по 1977 г. он обнаружил, что доля фундаментальных исследований в общем объеме расходов компаний на НИОКР напрямую соотносилась с показателем роста производительности.

Другой пример – это попытка оценки рыночной стоимости результатов бизнес-инвестиций в НИОКР, проведенная в 80-х гг. прошлого века9. Исследования показывают, что позитивная взаимосвязь также может существовать между рыночной стоимостью фирмы и наукоёмкостью ее патентов, а также накопленным объемом научных публикаций.

Несмотря на потенциальную выгоду от инвестирования в научные исследования, управление научными исследованиями внутри фирмы – это дело довольно сложное. Существует масса хорошо известных проблем, связанных с оценкой результатов научных открытий. Даже когда патенты оказываются эффективными, фундаментальное исследование, в отличие от разработки, имеет тенденцию включать проекты с длинным временным горизонтом и неопределенными результатами. Любому менеджеру, особенно эксперту в области коммерциализации изобретений, трудно отобрать подходящий исследовательский проект, поставить ученым правильную цель исследования и контролировать ход выполнения.

Инвестиции в науку более продуктивны, когда ученые имеют свободу для творчества и работают в открытой институциональной обстановке, схожей с университетской средой. Часто для этого требуется некоторая изоляция от остального бизнеса. Однако здесь существует риск, что такая изоляция может отразиться на результатах корпоративных исследований, которые будут в меньшей степени отвечать потребностям главной стратегии фирмы.

Трудности управления научными исследованиями в крупных фирмах наводят на мысль о разделении труда в области инноваций между действующими фирмами, малыми и стартовыми компаниями. В данном контексте, компании меньшего размера обладают конкурентным преимуществом в создании новых идей, тогда как более крупные фирмы имеют преимущество в их использовании. Иными словами, большие компании могут инвестировать в научный потенциал для того, чтобы быть эффективными покупателями знаний.

Разделение инновационного труда часто охватывает инновации, которые были переданы в собственность в результате слияния или поглощения компаний. Здесь встает вопрос о продуктивном использовании этих активов знаний, особенно если речь идет о человеческом капитале (изобретателях и исследователях). Как показывает история, подобные сделки с приобретением, например, медицинского или фотографического оборудования в конце XX – начале XXI в. заканчивались тем, что компания – покупатель придерживалась стратегии получения быстрых результатов от реализации инноваций на практике. Таким образом, сложилась практика постепенного сокращения научных публикаций учеными, которые перешли на работу в более крупные корпорации после сделок слияния или поглощения.

С давних времен ученых интересовал вопрос о конкуренции в инновационной сфере и стимулах к созданию нововведений. С одной стороны, как отмечал Йозеф Шумпетер в своем знаменитом труде “Капитализм, социализм и демократия”10, совершенная конкуренция не может существовать в рыночной структуре с наибольшей проводимостью инноваций, так как низкая доля прибыли в цене может препятствовать инвестированию в НИОКР. С другой стороны, успешное нововведение может быть самым эффективным способом “ухода” от конкуренции и низкой доли прибыли в цене.

В известной работе 2011 г.11 группой ученых была исследована выборка из полумиллиона фирм из двенадцати европейских стран в период с 1996 по 2007 г. Результаты показали, что существовавшая конкуренция со стороны Китая привела к росту патентования изобретений и информационных технологий. Другая выборка из 459 фирм, производящих расходы на НИОКР, также показала, что конкуренция со стороны Китая способствовала увеличению количества НИОКР.

В рабочих материалах Национального бюро экономических исследований США в 2015 г. была опубликована статья12, в которой экспертам удалось установить, что конкуренция с Китаем может сопровождаться сокращением деловых инвестиций в фундаментальные исследования и материальные активы, а также снижение расходов корпораций на выполнение НИОКР. Таким образом, низкоценовая конкуренция может иметь разный эффект в зависимости от вида деятельности. Она способна, с одной стороны, простимулировать эволюционные и патентоспособные инновации, а с другой стороны, помешать осуществлению долговременных фундаментальных исследований.

В последней работе были использованы данные из пяти главных источников: базы данных U.S. Compustat13, базы данных ThomsonSDCPlatinum(данные о слияниях и поглощениях), ISIWebofKnowledge (данные о научных публикациях), базы данных PatStat(данные по патентам). Главные результаты относились к американским корпорациям открытого типа. Также были использованы яркие примеры слияний и приобретений, а также публичных и частных европейских корпораций.

В центре эконометрического анализа находились фирмы из базы данных U.S. Compustat, получившие, как минимум, один патент в период с 1975 по 2007 г. (1014 компаний). Для фиксации их инвестиций в фундаментальные исследования, авторы сделали соответствующую подборку из базы данных по научным публикациям. Таким образом, было обнаружено 312 тыс. публикаций, выполненных как минимум одним автором, работающим в штате исследуемых компании. Для измерения инвестиций в технологии было проведено сопоставление компаний с патентами, выданными патентными бюро в США и странах Европы.

Проведенное исследование выявило тенденцию к постепенному сокращению с начала 90-х гг. прошлого века доли инвестиций в фундаментальные исследования в общем объеме частных (нефедеральных) инвестиций в НИОКР (рис. 5).

Рисунок 5.
Доля инвестиций в фундаментальные и прикладные исследования в общем объеме частных инвестиций в НИОКР, 1984 – 2007 гг.

Левая ось абсцисс – доля инвестиций в фундаментальные и прикладные исследования

Правая ось абсцисс – доля инвестиций в фундаментальные исследования

Источник: Arora A., Belenzon S., Patacconi A. Killing the Golden Goose? The Decline of Science in Corporate R&D. National Bureau of Economic Research (NBER) Working Paper Series, No. 20902.January 2015. Available at: http://www.nber.org/papers/w20902 (accessed 18.06.2017).

При этом сохранялась тенденция к росту общего объема частных инвестиций в НИОКР и числа патентов. Так, доля фирм, которые ежегодно делали научные публикации, снизилась с 30% в 1980 г. до 10% в 2007 г. А доля компаний, занимавшихся патентованием, выросла с 20% в 1980 г. до 30% в 2007 г. Интенсивность НИОКР (доля НИОКР в общем объеме продаж) выросла с 1% в 1980 г. до 2% в середине 90-х гг. прошлого века.

Также был выявлен тренд на постепенный рост аутсорсинга знаний и технологий в период с 1982 по 2006 г. Здесь учитывались компании, которые приобрели за рассматриваемый период, по меньшей мере, одну фирму, имеющую публикации, а также компании, которые приобрели минимум одну фирму, владеющую патентом. При этом не принимались в расчет другие способы привлечения знаний из внешних источников, такие как контрактные исследования и договоры лицензирования.

Аутсорсинг знаний и технологий может в некоторой степени компенсировать снижение инвестиций крупных корпораций в науку. Однако, как показано на рисунке 6, даже в результате объединения внутрикорпоративных научных публикаций с приобретенными извне публикациями по-прежнему наблюдается тенденция к снижению корпоративных инвестиций в фундаментальную науку.

Рисунок 6.
Совокупные частные инвестиции в науку и технологии и их источники

Синяя пунктирная линия показывает суммарные данные по фирмам с внутренними и приобретенными извне патентами (в % от общего количества фирм), а красная пунктирная линия – суммарные данные по фирмам с внутренними и приобретенными извне научными публикациями (в % от общего количества фирм).

Источник: Arora A., Belenzon S., Patacconi A. Killing the Golden Goose? The Decline of Science in Corporate R&D. National Bureau of Economic Research (NBER) Working Paper Series, No. 20902. January 2015. Available at: http://www.nber.org/papers/w20902 (accessed 18.06.2017).

Результаты эконометрического анализа выявили тенденцию к снижению надбавки к рыночной стоимости капитала в виде публикаций, надбавки приобретения, уплаченной за публикации при слияниях и поглощениях, и публикационной активности после слияния или поглощения ученых – сотрудников целевой фирмы.

В противоположность этому наблюдается постепенное увеличение количества патентов, зарегистрированных фирмами, и неизменное состояние или даже незначительный рост предполагаемой стоимости патентов, включая надбавку, оплачиваемую за патенты при слияниях и поглощениях. Данные тенденции присутствуют во многих отраслях промышленности, за исключением отрасли биотехнологий.

Возможные факторы сокращения корпоративных инвестиций в фундаментальную науку

Менеджеры и стратегические консультанты корпораций в своих дискуссиях о возможностях для роста компании часто затрагивают вопросы развития компании на базе инноваций. Ясно, что только те фирмы, которые ориентируются на длительный срок окупаемости, будут инвестировать во внутренние исследования.

Последние исследования позволяют выделить два ключевых фактора, возможно, взаимосвязанных друг с другом, которые побуждаю крупные фирмы придерживаться краткосрочных стратегий и сокращать инвестиций в фундаментальную науку.

Один из факторов – это уменьшение масштабов фирм. Начиная с 90-х гг. XX века многие компании стали концентрировать внимание на своих ключевых компетенциях, возможно, в результате растущей конкуренции. В то время как концентрация на более узком наборе продуктов или на более короткой стоимостной цепочке давала определенные преимущества компаниям, фундаментальные исследования (и их непредсказуемые результаты), по всей видимости, представляли меньшую ценность для фирм. Этим можно объяснить как сокращение инвестиций в науку менее диверсифицированными фирмами, так и более низкую предполагаемую стоимость инвестиций в фундаментальные исследования.

Другой фактор – это влияние глобализации. Глобализация и растущая конкуренция могут сокращать выигрыш от инноваций в результате снижения способности к научной деятельности. Конкуренция со стороны государств с низкими издержками производства также способна понижать частные инвестиции в фундаментальную науку путем сокращения движения денежной наличности компаний, уменьшая, таким образом, размер внутренних фондов для инвестирования в исследования.

Последний аргумент, связанный с финансовыми ограничениями, в силах объяснить причину сокращения деловых инвестиций в науку, но с трудом согласуется с уменьшением надбавки к рыночной стоимости за способность к научной деятельности. Ведь если фирмы, инвестирующие в научную деятельность, способны преодолеть финансовые трудности, рынок должен среагировать на такие инвестиции скорее положительно, чем отрицательно. Возможно, рынки, так же как и менеджеры компаний, становятся все более ориентированными на краткосрочные цели в том случае, когда доходность фирмы падает в результате глобальной конкуренции.

Этому можно дать другое объяснение: внутрикорпоративные инвестиции в науку – это пережиток прошлого, когда американские и европейские фирмы-гиганты могли позволить себе непроизводительно растрачивать ресурсы. С этой точки зрения, большие компании выступают неэффективными производителями исследований и нуждаются в привлечении знаний из внешних источников (фирм меньшего размера и более способных к продуктивным НИОКР).

В научной литературе существуют и другие, менее очевидные, объяснения сложившимся тенденциям. Например, крупные корпорации могли менять установленную практику публикаций, а не сокращать инвестиции в фундаментальные исследования. Уменьшение выхода публикаций в таком случае могло быть связано не с изменениями в структуре НИОКР, а скорее с неприятием открытых инноваций в пользу большей направленности на патентование изобретений или повышение их секретности.

Так, авторы еще одной работы, опубликованной в рабочих материалах Национального бюро экономических исследований14, пришли к выводу, что патентование и публикационная активность не заменяют, а дополняют друг друга в попытке сделать инновации более открытыми. Такаякомплементарность существует во многом благодаря дублированию записи одного и того же раздела знаний в патенте и в публикации. Отсюда следует вывод, что более сильная защита изобретения патентом должна способствовать росту числа публикаций.

Однако ученые, ограниченные во времени, могут уделять больше внимания патентованию и меньше – публикациям, если вознаграждение за патенты превышает вознаграждение за публикации. В этом случае патентование и публикационная активность могут стать взаимозаменяемыми видами деятельности15.

Если это так, то крупные фирмы скорее будут склоняться к уменьшению числа публикаций в научных журналах прикладного характера, которые включаютисследования, применимые в будущем в коммерческой сфере и доступные для всего общества. Но вместо этого последние тенденции в деловом секторе науки демонстрируют, что самое заметное сокращение количества корпоративных публикаций происходит в престижных с научной точки зрения рецензируемых журналах, так же как и в журналах, ориентированных на фундаментальные исследования. Более того, если изменения в публикационной активности происходили только из-за смены стратегии обнародования научных открытий, и при этом фирма продолжала оценивать способность к научной деятельности на том же уровне, вряд ли можно было бы увидеть какие-либо сокращения надбавок, которые компании уплачивают за приобретение научного потенциала посредством сделок слияния и поглощения. Отсюда следует вывод, что сокращение научных публикаций и рост числа патентов связаны не только с изменениями в публикационной стратегии фирм16. Становится очевидным, что крупные корпорации постепенно переключают свое внимание от фундаментальных исследований на исследования прикладного характера, дающие на выходе эволюционные инновации, не способные привести к резким переменам в науке и промышленности.

Не находят весомого практического подтверждения такие объяснения сложившимся в корпоративном секторе науки тенденциям, как снижениеважности фундаментальных исследований для инноваций, падение значимости поглощающей способности (способности человека или организации находить, усваивать и использовать новую информацию) и изменения в регулятивном окружении.

Так, общепризнанно, что подход к оценке приложений фундаментальных исследований к технологиям с помощью выявленных цитирований этих исследований в патентах, является несовершенным. Научные знания по-прежнему сохраняют значимость для инноваций (другими словами патенты продолжают ссылаться на науку,и выпуск научных знаний, используемых в инновациях, не менялся на протяжении длительного времени). Отдаление компаний от фундаментальной науки скорее может быть связано с какими-то важными расхождениями в оценке научной основы для инноваций.

Данные по цитированию научных публикаций в патентах показывают, что компании с более высоким научным потенциалом способны ссылаться на самые последние исследования в своих инновациях и что относительно большая их способность к нахождению, усвоению и использованию новой информации не ослабляется на протяжении длительного времени. Исходя из этого, уменьшение инвестиций в фундаментальные исследования вряд ли может быть вызвано тем, что способность к научной деятельности стала приносить меньшую пользу фирмам в процессе применения внешних знаний.

В научной литературе существует мнение, что такие регулятивные изменения в США, как вступление в силу законов Сарбейнса-Оксли 2002 г. и Бэя-Доула 1980 г., послужили препятствием для долгосрочных инвестиций американских компаний, включая инвестиции в научный потенциал. Исследования американских экспертов показывают, что похожие тенденции в сфере корпоративной науки сложилисьво многих европейских странах, поэтому вряд ли можно говорить о том, что специфические регулятивные изменения в США являются драйверами сокращения инвестиций.

Итак, на сегодняшний день, корпорациипо-прежнему остаются самыми крупными игроками в сфере НИОКР. Однако на протяжении последних нескольких десятилетий сложилась тенденция к сокращению инвестиций крупных фирм в фундаментальную науку. Ученым еще предстоит выяснить истинные причины происходящих событий и установить их возможную взаимосвязь, оценить риски для дальнейшего экономического и инновационного развития США, особенно, на фоне растущей конкуренции со стороны Китая и других быстроразвивающихся стран мира17, а также необходимость внесения коррективов на законодательном уровне для изменения ситуации.


Список литературы

1 Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского Гуманитарного научного фонда по проекту №15-37-11121а(ц).

2 Для целей статистики к категории “бизнес” отнесены все коммерческие компании открытого и закрытого типа несельскохозяйственного сектора с пятью и более наемными работниками, расположенные и осуществляющие деятельность на территории Соединенных Штатов.

3 В общем объеме финансовых средств, поступивших от компаний-резидентов, учитываются также средства их заграничных филиалов. В случае иностранных компаний учитываются средства непосредственной зарубежной материнской компании. Отделение собственных средств бизнеса на НИОКР от других источников финансирования, таких как федеральное правительство, правительства штатов и местные органы власти, компании-резиденты США, иностранные компании, иностранные правительства, бесприбыльные местные и иностранные компании, началось только с 2008 г. До этого времени все финансы, поступившие их любых источников, кроме федеральных учреждений, относились к категории “собственные средства бизнеса”.

4 Судакова Н.А. Партнёрство университетов и бизнеса как важный фактор научно-технического лидерства США// СШАКанада: экономика, политика, культура. – 2016. – №12. – С. 98.

5 Бабич С.Н., Супян В.Б. “Научно-технический потенциал США: роль и место национального научногофонда и национальных академий” // Россия и Америка в XXI веке. - 2015. -№1. В данной статье более подробно раскрывается влияние фактора преодоления рецессии 2008-2009 гг. на масштабы финансирования, освоение и динамику ресурсов в отдельных секторах американской науки, включая предпринимательский сектор.

6 BlockF., KellerMR. Wheredoinnovationscomefrom? TransformationsintheUSeconomy, 1970-2006.Socio-EconomicReview. - 2009. 7(3): 459-483.

7 См., например, Rosenberg N. Why do firms do basic research (with their own money)? Research Policy. – 1990. - 19(2): 165-174; Cockburn IM., Henderson RM. Absorptive capacity, coauthoring behavior, and the organization of research in drug discovery. – 1998. – Journal of Industrial Economics 46(2): 157-182.

8 Griliches Z. Productivity, R&D, and basic research at the firm level in the 1970s. American Economic Review. 1986. 76(1): 141-154.

9 Hall B., Jaffe A., Trajtenberg M. Market value and patent citation. Rand Journal of Economics. 2005. 36(1): 16-38.

10 Schumpeter J. Capitalism, socialism and democracy. 1942. New York: Harper&Brothers.

11 Bloom N., Draca M., Van Reenen J. Trade induced technical change? The impact of Chinese imports on innovation, IT and productivity. 2011. NBER Working Paper No. w16717.

12 Arora A., Belenzon S., Patacconi A. Killing the Golden Goose? The Decline of Science in Corporate R&D. National Bureau of Economic Research (NBER) Working Paper Series No. 20902, January 2015.

13 Эта база данных рейтингового агентства Standart&Pooor’s была запущена в 1962 году и дает обширную финансовую и статистическую информацию о глобальных корпорациях по всему миру. Она охватывает 99 тысяч корпоративных ценных бумаг, которые покрывают 99% мировой рыночной капитализации.

14 Gans J., Murray F., Stern S. Contracting over the disclosure of scientific knowledge: Intellectual property and academic publication. NBER Working Paper No. 19560. 2013.

15 Bhaskarabhalta A., Hedge D.An organizational perspective on patenting and open innovation.Organization Science. 2014. 25(6): 1744-1763.

16 Arora A., Belenzon S., Patacconi A. Killing the Golden Goose? The Decline of Science in Corporate R&D. National Bureau of Economic Research (NBER) Working Paper Series No. 20902, January 2015. – P. 24.

17 Европейские компании достаточно длительное время сохраняли лидерство по объемам инвестиций в НИОКР. После Второй мировой войны на первые позиции вышли американские компании благодаря конкурентоспособности в сфере развивающихся технологий, в обеспечении которой ключевую роль сыграли НИОКР, управленческие и организационные решения.Однако в конце 70-х годов прошлого века европейские компании – лидеры, некоторые японские фирмы, а относительно недавно – компании из стран с быстрорастущей экономикой, бросили вызов американскому доминированию. На сегодняшний день корпорации, имеющие головные офисы в Северной Америке, Европе и Японии, продолжают лидировать по объемам расходов на НИОКР, но с меньшей долей в общемировых расходах, чем чуть более десяти лет назад. Так, за период с 2005 по 2014 г. доля Китая в общемировых расходах на НИОКР выросла в 15 раз, тогда как доли Европы, Северной Америки и Японии упали на 1, 6 и 25% соответственно (см. Jaruzelski B., Staack V., Goehle B. Global Innovation 1000: Proven Paths to Innovation Success. - Strategy &/ PWC, October 28, 2014).



Печать