Печать
?1, 2018

НАЛОГОВАЯ РЕФОРМА Д. ТРАМПА: СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ЗАМЫСЕЛ И ОЦЕНКА ВОЗМОЖНЫХ СТИМУЛИРУЮЩИХ ЭФФЕКТОВ

В.С. Васильев, д.э.н.,
главный научный сотрудник
Отдела экономических исследований
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. В статье анализируются основные положения налоговой реформы Д. Трампа, обретшей статус Закона о снижении налогов и создании рабочих мест в конце 2017 года. Подчеркивается, что налоговая реформа была разработана в обстановке секретности республиканским руководством Конгресса США в тесном взаимодействии с администрацией Трампа и быстро проведена через обе его палаты голосами исключительно республиканского большинства на Капитолийском холме.

Ключевые слова: администрация Д. Трампа, налоговая реформа, ставки налогообложения, корпоративное налогообложение, темпы экономического роста, бюджетный дефицит, валовой долг федерального правительства

D. TRUMP'S TAX REFORM: STRATEGIC PLAN AND EVALUATION OF POSSIBLE INCENTIVE EFFECTS

Vladimir S. Vasilie
Doctor of Economic Sciences
Chief Research Fellow
Institute for the US and Canadian Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation.The main features of Trump's tax reform, which became the Tax Cuts and Jobs Act of 2017, are analyzed in the article. It is emphasized that the tax reform was developed 'behind the closed doors' by the Republican leadership of the US Congress in tight cooperation with Donald Trump's Administration and quickly passed through its both chambers by the votes of exclusively Republican majority on the Capitol Hill.

Keywords: Trump's Administration, tax reform, tax rates, corporate taxation, economic growth rates, budget deficit, the gross debt of the federal government

Выступая в конце января 2018 г. в Конгрессе США с ежегодным посланием о положении страны, Трамп с пафосом заявил о том, что 'с момента подписания закона о снижении налогов уже примерно 3 млн американских рабочих и служащих получили налоговые бонусы, при этом размер немалой части бонусов составляет тысячу и более долларов. И с каждым месяцем и с каждой неделей число таких рабочих и служащих становится все больше и больше. Только что корпорация 'Эппл' объявила о своих планах инвестировать в американскую экономику 350 млрд долл. и нанять еще дополнительно 20 тыс. работников. Несколько ранее компания 'ЭксонМобил' обнародовала свой план инвестирования в американскую экономику 50 млрд долларов'. Эти кардинальные сдвиги в деловом климате американской экономики Трамп напрямую связал с 'драматическим снижением ставки налогообложения прибылей корпораций с 35% до 21%, что позволяет американским компаниям конкурировать и побеждать в борьбе с любым соперником в мировой экономике'. Не был забыт и малый бизнес, на который также распространились 'масштабные снижения налогов в форме скидки в размере 20% на получаемые доходы'1.

Выступая ранее 22 декабря 2017 г. в Белом доме на пышной церемонии подписания закона 'О снижении налогов и создании рабочих мест', Трамп особо подчеркнул то, что снижение ставок корпоративного налогообложения 'позволит вернуть в американскую экономику примерно 4,0 трлн долл., осевших в экономиках других стран. Точной суммы этих средств не знает никто, но они являются огромными. Они явно превышают 3 трлн долл., но, может, речь идет и о 5 трлн долларов. В любом случае это колоссальные средства, осевшие в других странах, которые наша бюрократия в сочетании с нашими прежними налоговыми законами не позволяла вернуть в страну. Однако сейчас можно надеяться на то, что, по меньшей мере, 4 трлн долл. вернутся в США'.

Не был забыт и семейный бизнес. Трамп сделал особый упор на то, что 'владельцы семейных ферм и малых семейных предприятий, которые ранее нередко теряли свои фирмы по причине изъянов в налоге на состояние и дарение, теперь вообще освобождаются от его уплаты. И это станет колоссальным фактором развития семейного бизнеса. Теперь можно будет оставить ферму своим наследникам. Вы можете оставить ваш бизнес, ваше небольшое предприятие вашей семье. Но это касается и крупных семейных предприятий, которых немало в нашей стране. Отныне они освобождаются от уплаты налога на состояния и дарения, и это замечательно. Теперь владельцы семейного бизнеса могут сохранить свои фермы и свои предприятия, оставить их своим семьям'.

Новое налоговое законодательство, как заявил Трамп, устанавливает 100% норму амортизации на все инвестиции, совершенные 'в течение данного конкретного года. Я полагаю, что это положение является одним из главных достоинств нового налогового закона. Это норма имеет колоссальное значение для каждого бизнесмена'.

Особое внимание Трамп уделил и рядовым налогоплательщикам. Они получат, как громогласно заявил Трамп, снижение налогов на сумму в несколько триллионов долларов, что 'позволит обычной семье из четырех человек с годовым доходом в 75 тыс. долл. получить дополнительно 2 тыс. долл. за счет снижения налоговых ставок. А многие семьи получат гораздо большие суммы'2.

Подписание закона о налоговой реформе в целом было положительно встречено американской общественностью. Социологические опросы показали, что с середины декабря 2017 г. степень общественного одобрения деятельности Трампа на посту президента США заметно выросла: если в середине декабря 2017 г. только 37,3% опрошенных положительно относились к исполнению Д. Трампом его президентских обязанностей, то к началу марта 2018 г. их доля увеличилась до 42%, что явилось рекордной степенью одобрения деятельности Трампа на посту президента с апреля 2017 года3. Необходимо также отметить, что обещание провести масштабную налоговую реформу являлось краеугольным предвыборным лозунгом Трампа, сделанным им в ходе президентской кампании 2016 г., и на момент подписания соответствующего законодательства практически единственным крупным внутриэкономическим реформаторским достижением его администрации.

Политические особенности принятия налоговой реформы Конгрессом США

Принципиально важным для понимания структурных особенностей и внутренней логики налоговой реформы Трампа являются ход обсуждения и результаты голосования по соответствующему законопроекту в Конгрессе США. В целом можно констатировать, что темпы прохождения законопроекта через палаты американского Конгресса носили беспрецедентный характер для масштабных реформ подобного рода. В Палату представителей и в Сенат США были представлены различающиеся варианты законопроекта, однако обе редакции базового законопроекта были разработаны 'за закрытыми дверями' тремя высшими республиканскими руководителями Палаты представителей во главе со спикером палаты П. Райаном и тремя сенаторами-республиканцами во главе с лидером республиканского большинства в Сенате М. Макконнеллом (эта группа американских политиков получила в СМИ название 'Банда шестерых'), которые при этом тесно консультировались с высшими экономическими советниками Белого дома4. Как следствие − перед республиканским руководством Конгресса США встала задача быстрого 'проталкивания', можно даже сказать 'штамповки' разработанного 'в секрете' законопроекта

В Палату представителей законопроект объемом примерно в 500 страниц был внесен 2 ноября 2017 г., и уже через неделю, 9 ноября, без организации каких-либо слушаний Комитет по налогам одобрил представленный законопроект, проголосовав за него строго по партийной принадлежности членов комитета: 24 республиканца 'за' и 16 демократов 'против'5. 13 ноября доклад Комитета объемом почти 500 страниц, содержавший первоначальный текст законопроекта6, был представлен в Палату представителей, которая после двух дней ожесточенных дебатов между республиканцами и демократами на своем пленарном заседании 16 ноября в соотношении голосов 227 'за' и 205 'против' оперативно одобрила законопроект. Голосование прошло строго по партийному признаку: 227 республиканцев, повинуясь скорее партийной дисциплине, нежели глубокому знакомству с текстом законопроекта, единодушно поддержали налоговую реформу, в то время как 192 демократа, к которым присоединились 13 республиканцев-'диссидентов', дружно проголосовали 'против'7.

В Сенате разработанная руководством республиканского большинства редакция законопроекта 'без сучка и задоринки' прошла два профильных комитета - 16 ноября, в соотношении голосов 14 республиканцев 'за' и 12 демократов 'против', ее одобрил Финансовый комитет,8 а 28 ноября, в соотношении голосов 12 сенаторов-республиканцев 'за' и 11 сенаторов-демократов 'против', ее поддержал Бюджетный комитет9. При этом оба этих комитета даже не потрудились подготовить полагающиеся в таких случаях доклады-обоснования, и уже 2 декабря после двух дней ожесточенных дебатов между республиканцами и демократами законопроект о налоговой реформе был одобрен в соотношении голосов 51 голос 'за' и 49 'против' - к 48 сенаторам-демократам присоединился и сенатор-республиканец Р. Кокер, но это никак не сказалось на судьбе законопроекта, принятого простым большинством голосов10.

К середине декабря различия между двумя редакциями законопроекта о налоговой реформе были устранены, и 15 декабря согласительная комиссия представила конгрессменам и сенаторам итоговый доклад11. В целом за основу итоговой редакции законопроекта была принята сенатская редакция, которая в целом в большей степени отвечала интересам корпоративного сектора американской экономики, нежели интересам американских семей и физических лиц. Повторное голосование по тексту законопроекта в Палате представителей 19 декабря и в Сенате 20 декабря практически не отличалось от результатов предыдущих голосований в палатах, и 21 декабря Конгресс направил законопроект в Белый дом, который на следующий день Трамп и подписал.

Во время дебатов в Сенате по законопроекту о налоговой реформе сенатор-демократ Р. Уайден выразил консолидированное мнение демократической фракции в Сенате, заявив о том, что представленный законопроект 'ни в коей мере нельзя считать налоговой реформой как таковой. На самом деле он представляет собой воровской набор 'продуктов', представляющих интерес исключительно для многонациональных корпораций, могущественных спонсоров политических партий и огромного числа людей, обладающих колоссальными возможностями для таких манипуляций в Налоговом кодексе, которые, прежде всего, отражают их интересы'12.

В этой связи американские аналитики не преминули отметить, что от ряда положений налоговой реформы выигрывают не просто богатые люди, а мультимиллиардеры вроде Трампа и его семейства, поскольку налоговая реформа дает огромные финансовые возможности, в частности, для владельцев семейного бизнеса, каковым является бизнес семейства Трампов. В частности, прибыли Трампа в 2005 г. (последние имеющиеся в распоряжении американской общественности налоговые декларации Трампа) от его примерно 500 семейных предприятий составили 67 млн долл., и если распространить положения нового налогового законодательства на операции его семейного бизнеса в 2005 г., то Трамп и его семейство могли бы получить дополнительно примерно 11 млн долл. от снижения ставки федерального налогообложения на прибыли своих семейных фирм. Именно на основании этих данных профессор налогового права Нью-Йоркского университета Д. Шавиро охарактеризовал выгоды, которые получили, прежде всего, президент и его семья от подписанного им законопроекта как 'практически не имеющие аналогов в американской политической истории'13.

Общая конфигурация изменений в налоговом законодательстве США.

Согласно официальным данным Бюджетного управления Конгресса (БУК) в расчете на 10 лет на период с 2018 по 2027 фин. гг., общий объем нетто-снижения налоговой нагрузки на экономику США в результате реализации положений налоговой реформы должен составить не менее 1455 млрд долл., или порядка 1,5 трлн долларов14. Распределение нетто-выгод от снижения налоговой нагрузки на американскую экономику показывает, что основную выгоду от налоговой реформы Трампа получит корпоративный сектор США и представители наиболее состоятельных американских семей, а не физические лица и американские семьи. Согласно расчетам Объединенного комитета Конгресса по налогообложению, в период 2018−2027 фин. гг. корпоративный сектор США получит 890 млрд. долл., или 63% общего снижения налоговой нагрузки, физические лица и американские семьи - 441 млрд долл., или 31%, и наследники состояний и получатели даров, главным образом, в виде семейных предприятий - 83 млрд долл., или 6% общего объема снижения налогов15.

Эта асимметрия обусловлена фактом существования так называемых ЭС(S)-корпораций, доходы от деятельности которых формально отнесены американским законодательством к доходам физических лиц и американских семей, т.е. 'рядовых' налогоплательщиков, имеющих трудовые доходы в виде заработных плат и должностных окладов. Однако ЭС-корпорации, организованные как деловые партнерства или принадлежащие одному владельцу, по американскому налоговому законодательству освобождены от уплаты налога на корпоративные прибыли. Они считаются 'проходными' бизнес-структурами, ибо через них, согласно официальным нормам американского налогового законодательства, проходят доходы от реализации капитала. В доходах рядовых американских налогоплательщиков, основным источником которых являются трудовые доходы, доходы от реализации капитала и корпоративные прибыли играют сравнительно небольшую роль.

Так, в 2013 г. (последние имеющиеся статистические данные) в средних доходах физических лиц и американских семей со средним годовым доходом от 40 тыс. до 100 тыс. долл. доля доходов от реализации капитала составляла всего 6%, в то время как в доходах 20% самых богатых налогоплательщиков (со средним годовым доходом 260 тыс. долл.) она достигала почти 30%, а в доходах 1% самой богатой группы налогоплательщиков (со средним годовым доходом в 1,6 млн долл.) - 61%!16 Иными словами, в доходах наиболее состоятельных социальных групп американского населения доходам от капитала принадлежит главенствующая роль. Согласно расчетам аналитиков Объединенного комитета Конгресса по налогообложению, в ближайшие 10 лет владельцы ЭС-корпораций и других видов 'проходных' бизнес-структур могут рассчитывать на снижение налогов на общую сумму в 362 млрд долларов17.

Снижение налоговой нагрузки на владельцев ЭС-корпораций и других структур подобного рода приняло впервые примененную в налоговом законодательстве США форму 20%-й скидки на доходы индивидуального налогоплательщика в размере до 157,5 тыс. долл. и в размере до 315 тыс. долл. для семейной пары, заполняющей единую налоговую декларацию. На индивидуальных налогоплательщиков и семейных пар, получающих свыше 207,5 тыс. долларов и свыше 415,0 тыс. долл. соответственно, эта скидка не распространяется, и они уплачивают подоходные налоги в размере 29,6%18. Новые правила налогообложения состояния и дарения будут действовать до 31 декабря 2025 г

Применительно к корпоративному сектору США концепция налогообложения прибылей американских корпораций базируется на двух взаимосвязанных между собой положениях: 1) на снижении базового налога на прибыли корпораций с 35% до 21% и 2) на переходе от глобального к территориальному принципу налогообложения прибылей американских транснациональных корпораций (ТНК). С 1 января 2018 г. существующая сетка федеральных налогов на прибыли корпораций, состоящая из 8 уровней, заменена на единую ставку налогообложения в 21%. В сочетании со ставкой корпоративного налогообложения в штатах, которая имеется в 44 из 50 штатов и составляет в настоящее время в среднем 4%, единая ставка налога на прибыли корпораций составит 25,7%19. Временных ограничений на действие новой ставки федерального корпоративного налогообложения не установлено

Основанием для снижения на 40 процентных пунктов (п.п.) федерального налога на прибыли корпораций является стремление повысить конкурентоспособность американских фирм и компаний, а также сделать этот налог одним из самых низких среди промышленно развитых стран. В частности, максимальная ставка корпоративного налогообложения, равная 35%, действовала в США на протяжении последних 25 лет, начиная с 1993 года. Для аналитического обоснования размеров снижения ставки федерального корпоративного налогообложения весной 2017 г. БУК подготовило сравнительное исследование ставок корпоративного налогообложения в странах 'большой двадцатки'. Исследование носило явно заказной характер, поскольку за основу сравнительных показателей были взяты явно устаревшие данные налоговой статистики 2012 г., и имело своей целью убедить американских законодателей в том, что ставки корпоративного налогообложения являются одними из самых высоких в мире. По уровню номинальной ставки, равной 35%, США входили в пятерку стран с самой высокой ставкой корпоративного налогообложения; показательно, что список стран 'большой двадцатки' с максимальной ставкой корпоративного налогообложения замыкали страны, в которых она составляла 20%

По уровню средней реальной ставки корпоративного налогообложения, рассчитываемой по соотношению суммы уплачиваемых налогов к валовому размеру прибылей, США также входили в тройку мировых лидеров среди промышленно развитых стран. При этом, например, Великобритания, замыкавшая список стран 'большой двадцатки', в 2012 г. имела среднюю реальную ставку корпоративного налогообложения, равную всего 10%

И, наконец, по уровню средней предельной ставки налогообложения на прибыли от 'маргинальных' инвестиций, т.е. инвестиций, приносящих 'символические' прибыли, США со ставкой, равной 18,6%, в 2012 г. находились на четвертом месте, в то время как норма корпоративного налогообложения на 'маргинальные' инвестиции в странах, замыкавших список 'большой двадцатки', составляла всего 4-5%20.

Манипулятивный характер этих статистических выкладок подтверждается новейшими данными налоговой статистики Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которая в конце 2017 г. привела сравнительные данные о доли корпоративных налогов в ВВП. В среднем эта доля по 35 странам-членам ОЭСР в 2015 г. составила 2,8%, в то время как доля США - всего 2,2% ВВП, что соответствовало, в частности, уровню Греции21. Таким образом, заменяя шкалу ставок корпоративного налогообложения на единую ставку в 21%, США преследовали цель минимизировать весь круг ставок корпоративного налогообложения (законодательных, реальных и 'маргинальных') среди практически всех промышленных стран в мире, руководствуясь, в том числе, и соображениями сделать американскую экономику одной из самых привлекательных в мире для зарубежных инвестиций

Этот стратегический прицел нашел свое яркое воплощение в принципиально новой форме налогового нововведения - к переходу от глобального к территориальному принципу налогообложения прибылей американских ТНК. По новому налоговому законодательству, американские ТНК должны платить федеральный корпоративный налог только в пределах территории США, что 'позволит им получать дивиденды от своих иностранных дочерних филиалов без уплаты налогов на получаемую таким образом прибыль'. В целях уменьшения 'эрозии базы корпоративного налогообложения новое законодательство распространяет налоговый режим на высокодоходные операции, приносящие большие прибыли от зарубежных продаж, независимо от того, были ли они получены от иностранной или американской корпорации, и вводит новый минимальный налог для некоторых операций американских корпораций с их иностранными филиалами'22. Иными словами, на практике снижение максимальной ставки федерального корпоративного налогообложения на 40 п.п. должно поставить американские ТНК перед дилеммой уплаты налога на корпоративные прибыли либо в США, либо в стране расположения филиала в зависимости от того, где ставки налогообложения являются меньшими. Стимулирующий эффект снижения ставки корпоративного налогообложения применительно к условному примеру деятельности дочернего предприятия американской ТНК в Австралии наглядно представлен в табл. 1.

Таблица 1.
Стимулирующий эффект новой ставки корпоративного налогообложения для деятельности дочернего предприятия американской ТНК

Финансовые показатели дочернего предприятия американской ТНК

Австралия ─ текущий 30%-й налог на корпоративную прибыль

США ─

35%-й налог на корпоративную прибыль

(по состоянию на 2017 г.)

США ─

21%-й налог на корпоративную прибыль по новому налоговому законодательству

(с 1 января 2018 г.)

Годовая прибыль - 1 млн долл.

Нетто-доход в Австралии - 700 тыс. долл.

Нетто-доход в США - 650 тыс. долл.

Нетто-доход в США -

790 тыс. долл.

Итоговый результат:

Нет стимула для перевода средств в США

Есть стимул для перевода средств в США

Минимизация ставки корпоративного налогообложения должна стимулировать американские ТНК к более эффективному управлению своими зарубежными активами, общая величина которых в настоящее время оценивается на уровне 2,6 трлн долларов23. Согласно оценкам аналитиков Объединенного комитета Конгресса по налогообложению, в период 2018−2027 фин. гг. федеральная казна может получить дополнительных доходов порядка 155 млрд долл. либо за счет дополнительных налогов на переведенные прибыли иностранных филиалов американских ТНК в США, либо за счет возвращения в Америку их зарубежных производств24.

В отношении федерального налога на состояния и дарения размер освобождаемых от уплаты налога активов был увеличен вдвое - с 5,6 млн долл. до 11,2 млн долл., после чего вся оставшаяся стоимость состояния или дарения облагается, как и в прежних редакциях Налогового кодекса США, 40%-м налогом25. Положение о предельной величине налогового изъятия в сумме 11,2 млн долл. будет действовать до 31 декабря 2025 года.

В результате снижения законодательно установленной ставки корпоративного налогообложения по состоянию на начало 2018 г. США опустились с первых позиций в списке из примерно 40 промышленно развитых стран с наивысшим корпоративным налогообложением к середине этого списка, а совокупная американская ставка корпоративного налогообложения (25,7% с учетом ставки штатного корпоративного налогообложения) стала примерно соответствовать средней ставке корпоративного налогообложения стран-членов ОЭСР (24%)26.

Применительно к подоходному налогообложению физических лиц налоговая реформа Трампа не внесла в него сколь-нибудь глубоких изменений по сравнению с действовавшим ранее законодательством. Контролируемый республиканцами Сенат отверг попытки республиканской фракции Палаты представителей уменьшить число налоговых интервалов с 7 до 4, однако при этом были снижены ставки подоходного налогообложения и произведены такие изменения в величинах интервалов доходов, которые в целом отвечали интересам, прежде всего, наиболее состоятельных социальных слоев американских налогоплательщиков. Эти изменения в Налоговом кодексе США наглядно видны из данных табл. 2.

Таблица 2.
Ставки подоходных налогов и интервалы доходов по прежнему и новому налоговому законодательству США

Физическое лицо

Прежнее налоговое законодательство

Закон о снижении налогов и создании рабочих мест

(с 1 января 2018 г.)

ставка налогообложения,

%

интервал доходов,

в долл.

ставка налогообложения,

%

интервал доходов,

в долл.

10

0 ─ 9525

10

0 ─ 9525

15

9525 ─ 38,7 тыс.

12

9525 ─ 38,7 тыс.

25

38,7 тыс. ─ 93,7 тыс.

22

38,7 тыс. ─ 82,5 тыс.

28

93,7 тыс. ─ 195,45 тыс.

24

82,5 тыс. ─ 157,5 тыс.

33

195,45 тыс. ─ 424,95 тыс.

32

157, тыс. ─ 200,0 тыс.

35

424,95 тыс. ─ 426,7 тыс.

35

200 тыс. ─ 500,0 тыс.

39,6

426,7 тыс. и выше

37

500,0 тыс. и выше

Семейная пара, подающая единую налоговую декларацию

10

0 ─ 19,05 тыс.

10

0 ─ 19,05 тыс.

15

19,05 тыс. ─ 77,4 тыс.

12

19,05 тыс. ─ 77,4 тыс.

25

77,4 тыс. ─ 156,15 тыс.

22

77,4 тыс. ─ 165,0 тыс.

28

156,15 тыс. ─ 237,95 тыс.

24

165,0 тыс. ─ 315,0 тыс.

33

237,95 тыс. ─ 424,95 тыс.

32

315,0 тыс. ─ 400,0 тыс.

35

424,95 тыс. - 480,05 тыс.

35

400,0 тыс. ─

600,0 тыс.

39,6

480,05 тыс. и выше

37

600,0 тыс. и выше

Источник: Tax Foundation. Preliminary Details and Analysis of the Tax Cuts and Jobs Act. Special Report. No 241. Dec. 2017. P. 3. Available at: https://files.taxfoundation.org/20171220113959/TaxFoundation-SR241-TCJA-3.pdf.

В целом, величина снижения ставок налогообложения является сравнительно небольшой, составляя в среднем 2%−3%. При этом в трех нижних интервалах размеры доходов, подлежащих налогообложению, остались практически без изменений, а вот в интервалах с более высокими ставками налогообложения, начиная с четвертого, ставка подоходного налога в котором ранее составляла 28%, величина доходов была заметно увеличена, что однозначно отвечает интересам наиболее состоятельных слоев американского общества, которые таким образом получили весьма ощутимые выгоды от снижения налоговой ставки.

Однако, возможно, самым главным нововведением нового налогового законодательства является смена индексации изменения величины доходов в интервалах налогообложения. По новому законодательству, индексация будет производиться на основе 'цепного' индекса потребительских цен (ИПЦ), а не на основе обычного ИПЦ, что означает более медленное изменение границ доходных интервалов. В условиях опережающего темпа роста доходов по сравнению с темпами изменения границ доходных интервалов это означает более быстрое 'переползание' налогоплательщиков в интервалы с более высокими ставками налогообложения и, следовательно, 'автоматическое повышение' налогообложения физических лиц и американских семей. Эта особенность индексации через несколько лет будет особенно болезненно сказываться на финансовом положении социальных групп с наименьшими и относительно небольшими доходами27.

Новое налоговое законодательство упростило и унифицировало систему скидок и изъятий. При этом размер обычной налоговой скидки для физического лица был увеличен почти вдвое - с 6,5 тыс. до 12 тыс. долл., а для семейных пар, подающих единую налоговую декларацию, - с 13 тыс. до 24 тыс. долларов. Эти скидки действуют только в 2018 г., а впоследствии будут ежегодно меняться с поправкой на инфляционное повышение цен28. Новая система налогообложения доходов физических лиц будет действовать до 31 декабря 2025 г., а новой форме индексации инфляции придан статус перманентной.

Фискальная цена новой налоговой реформы: темпы роста бюджетных дефицитов и валового федерального долга

Принципиально важной проблемой масштабной налоговой реформы Трампа с самого начала аналитической проработки ее основных положений была оценка ее воздействия на показатели бюджетного дефицита и валового долга федерального правительства. При этом самые простые расчеты говорили о том, что величина уменьшения налоговой нагрузки на экономику при прочих равных условиях будет составлять сумму прироста кумулятивных дефицитов федерального бюджета в течение ближайших 10 лет и одновременно величину увеличения валового долга федерального правительства. Таким образом, снижение федеральных подоходных и корпоративных налогов, а также налогов на состояние и дарение на общую сумму в 1,5 трлн долл. при прочих равных условиях увеличивало на соответствующую величину кумулятивные бюджетные дефициты и долговую задолженность федерального правительства29. Эта оценка получила название статичной.

Официальные органы Конгресса США - Объединенный комитет по налогообложению и БУК, а также американские аналитические центры используют методику динамической оценки фискальной цены налоговых реформ и изменений в Налоговом кодексе, которая учитывает стимулирующую роль снижения налогов в виде роста ВВП, увеличения занятости и ряда других параметров30. В итоге кумулятивный прирост ВВП на период действия налоговой реформы вычитается из арифметической величины снижения налоговой нагрузки экономики, и полученная таким образом сумма средств и является фискальной ценой масштабной налоговой реформы Трампа.

В табл. 3 суммированы как статичные, так и динамичные оценки фискальной цены налоговой реформы Трампа, произведенные как государственными, так и независимыми американскими исследовательскими центрами.

Таблица 3.
Фискальная цена масштабной налоговой реформы Д. Трампа

Государственный орган или исследовательский центр

Статичная бюджетная оценка, в млрд долл. в расчете на 10-летний период

Динамичная оценка,

в млрд долл. в расчете на 10-летний период

Бюджетное управление Конгресса США (БУК)

1455

1070

Объединенный комитет Конгресса по налогообложению

1456

≈1000

Центр изучения налоговой политики

(Брукингский институт)

1454

1268

Налоговый фонд

1469

488

Уортоновская эконометрическая модель федерального бюджета

(Пенсильванский университет)

1968

от 1545 до 1797

Комитет за ответственный федеральный бюджет

от 2000 до 2200

от 1600 до 1700

Источник: Committee for a Responsible Federal Budget. Resources for Tax Reform. January 5, 2018. Available at: http://www.crfb.org/blogs/resources-tax-reform.

По авторитетному заключению аналитиков многих независимых исследовательских центров, в частности Комитета за ответственный федеральный бюджет, разработчики налоговой реформы Трампа в Конгрессе и Белом доме, прекрасно осознавая негативное влияние масштабных налоговых реформ на состояние системы федеральных финансов (стремительный рост дефицитов и долговой зависимости федерального правительства), отчетливо проявившихся в ходе реализации практически аналогичных налоговых реформ в 1980-е годы при Р. Рейгане и в 2000-е годы при Дж. Буше-младшем, намеренно пошли на уменьшение 'реальной' фискальной цены закона 'О снижении налогов и создании рабочих мест' путем занижения величины эффектов изменений в Налоговом кодексе США. При этом главным элементом этих 'бюджетных уловок' является недоучет возможного роста выплат нетто-процентов по долгу федерального правительства в течение ближайших 10 лет. Перечень этих допущений, которые в США именуются как 'бюджетные уловки', и их 'истинная' бюджетная стоимость приводится в табл. 4.

Таблица 4.
Возможная конечная фискальная цена налоговой реформы Д. Трампа

Официальная статичная оценка фискальной цены снижения налогов в 2018−2027 фин. гг.

1,46 трлн долл.

 ─ пролонгация норм подоходного налогообложения физических лиц после 2025 г.

315 млрд долл.

─ амортизация расходов на проведение НИР после 2021 г.

120 млрд долл.

─ постепенный отказ от 100%-й нормы амортизации на инвестиции после 2022 г.

до 80 млрд долл.

─ более строгий подход к налоговым скидкам для бизнеса после 2021 г.

до 75 млрд долл.

─ более строгий подход к налогообложению филиалов американских ТНК

50 млрд долл.

─ пролонгация скидок на дорогостоящее медицинское обслуживание после 2018 г.

45 млрд долл.

─ пролонгация кредитов для работодателей, предоставляющих оплачиваемые отпуска после 2019 г.

30 млрд долл.

─ продолжение реформирования налогообложения производства фермерских напитков

10 млрд долл.

'Реальная' статичная оценка фискальной цены снижения налогов в 20182027 фин. гг.

2,02,2 трлн долл.

Возможное увеличение ВВП

-450 млрд долл.

'Реальная' динамичная цена снижения налогов в 20182027 фин. гг.

1,61,7 трлн долл.

'Реальная' цена с учетом выплат нетто-процентов

2,4-2,5 трлн долл.

'Реальная' динамичная цена, учитывающая выплату нетто-проценты

1,9-2,0 трлн долл.

Источник: Committee for a Responsible Federal Budget. Final Tax Bill Could End Up Costing $2.2 Trillion. December 18, 2017. Available at: http://www.crfb.org/blogs/final-tax-bill-could-end-costing-22-trillion.

В целом фискальная цена масштабной налоговой реформы Трампа может составить от 1 трлн долл. (по официальным оценкам) до 1,9−2 трлн долл. (согласно расчетам американских независимых исследовательских центров). На практике это означает, что в течение 2018−2027 фин. гг. дефициты федерального бюджета как следствие налоговой реформы Трампа будут в среднем на 145 млрд долл. больше прогнозировавшихся ранее показателей31. Поэтому в своих официальных прогностических оценках возможных размеров бюджетных дефицитов Административно-бюджетное управление (АБУ) при президенте США не исключает, что уже в 2019 фин. г. дефициты федерального бюджета выйдут на отметку 1 трлн долл. и будут устойчиво сохраняться на этом уровне вплоть до 2028 фин. года32. В результате валовой долг федерального правительства с 20,2 трлн долл. а 2017 фин. г. может увеличиться, как минимум, до 30 трлн долл. к 2028 фин. году33.

Таким образом, налоговая реформа Трампа, по всей видимости, не сможет существенно повлиять на изменение уже исторически сложившейся траектории роста валовой задолженности федерального правительства. В период 2008−2017 фин. гг. валовый долг федерального правительства вырос на 10 трлн долл. - с 10 до 20,2 трлн долл.; тенденции увеличения валового долга на 10 трлн долл. США будут следовать и в ближайшее десятилетие, что позволяет сделать вполне обоснованный вывод о том, что системный кризис в структуре федеральных финансов будет прогрессивно нарастать, создавая все больше ограничений для поступательного развития американской экономики.

Эти ограничения уже обернулись тем, что республиканской администрации Трампа пришлось сделать достаточно мучительный выбор между величиной снижения налоговой нагрузки на экономику с целью максимально возможного ускорения темпов экономического развития США и величиной бюджетных дефицитов и кумулятивно растущего валового долга федерального правительства. В результате, несмотря на широко растиражированные в СМИ утверждения Трампа о том, что его налоговая реформа является крупнейшей в американской истории, согласно расчетам аналитиков Комитета за ответственный федеральный бюджет, реформа Трампа по относительному показателю соотношения уменьшения налоговой нагрузки на экономику и ВВП является всего лишь 12-й самой крупной за всю американскую историю и значительно уступает по своим масштабам, в частности, налоговой реформе 1981 г. Р. Рейгана. Историческая значимость налоговой реформы Трампа отражена в табл. 5.

Таблица 5.
Налоговые реформы США в исторической ретроспективе

?

Год начала налоговой реформы и ее продолжительность

Масштабы налогового
реформирования (в % ВВП)

1.

1981 (в расчете на 4 года)

2,9

2.

1945 (в расчете на 1 год)

2,7

3.

1948 (в расчете на 1 год)

1,9

4.

2013 (в расчете на 4 года)

1,8

5.

1964 (в расчете на 1 год)

1,6

6.

2010 (в расчете на 4 года)

1,3

7.

1921 (в расчете на 1 год)

1,1

8.

1978 (в расчете на 4 года)

0,8

9.

1977 (в расчете на 2 года)

0,7

10.

1976 (в расчете на 2 года)

0,7

11.

2001 (в расчете на 4 года)

0,7

12.

Налоговая реформа Трампа (в расчете на 10-летний период)

0,6

Источник: Committee for a Responsible Federal Budget. Post-State of the Union Fact Check Roundup. February 2, 2018. Available at: http://www.crfb.org/blogs/post-state-union-fact-check-roundup.

Расчеты показывают, что для соответствия масштабам налоговой реформы Р. Рейгана первой половины 1980-х годов общий размер снижения налоговой нагрузки на экономику должен был бы составлять не менее 6,8 трлн долл., что в пять раз больше официальных размеров снижения налоговой нагрузки на экономику (1,5 трлн долл.) и в три раза больше величины снижения налоговой нагрузки на экономику с учетом 'бюджетных уловок' (2,2 трлн долл.)34. В результате в ближайшие годы экономика США получит достаточно ограниченные возможности по использованию 100%-х амортизационных отчислений от инвестиций в первый год реализации инвестиционных проектов, которые в 1980-е годы стали мощным фактором ускоренного развития американской экономики. В ближайшие 10 лет американская экономика будет дополнительно получать в виде инвестиций от амортизации не более 20 млрд долл. ежегодно35.

Невозможность в современных условиях повторить успешные американские налоговые реформы прошлых исторических периодов, каковыми, в частности, считаются налоговые реформы 1980-х годов, и объясняется радикально отличной ситуацией состояния системы федеральных финансов в начале 1980-х годов и в настоящее время: если в 1981 фин. г. соотношение валового долга федерального правительства и ВВП составляло всего 31,7% ВВП, то в 2018 фин. г. - рекордные 107,2% ВВП36.

Центральная проблема: налоговая реформа Трампа и ускорение темпов экономического роста США.

Фундаментальная задача, которую администрация Трампа связывает со своей масштабной налоговой реформой, состоит в резком ускорении темпов экономического роста США как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе. В этой связи можно указать, что в период 2010−2017 гг. среднегодовой темп роста реального ВВП США составил 2,2%37. Реализация положений налоговой реформы должна позволить, по замыслу главных экономических советников администрации, вывести экономику США, начиная уже с 2019 г., на устойчивую траекторию среднегодового экономического роста в 3% (по показателю роста реального ВВП в постоянных ценах 2009 г.). При этом ориентир на 3%-й среднегодовой рост американской экономики в долгосрочной перспективе является среднеарифметическим показателем возможных темпов роста реального ВВП в интервале от 2% до 4%38. В расчете на показатель исторического тренда роста американской экономики, начиная с 2000 г., рассчитываемого БУК, это увеличение должно составлять не менее 0,4% ежегодно39.

Аналитические расчеты ведущих американских центров изучения эффектов налоговой политики показывают, что эти оценки экономистов администрации являются заведомо завышенными, построенными по сути на ожиданиях исключительно благоприятного для американской экономики стечении факторов сугубо конъюнктурного плана. Эти оценки суммированы в табл. 6.

Таблица 6.
Возможный вклад налоговой реформы Д. Трампа в ускорение темпов экономического роста США в долгосрочной перспективе на 10 лет

Исследовательский центр

Величина ускорения темпов экономического роста

 (∆ базового тренда)

Минимально необходимое увеличение базового тренда для того, чтобы экономика роста устойчивым среднегодовым темпом в 3% в последующие 10 лет:

0,4%

Центр изучения налоговой политики (Брукингский институт)

0,004%

Уортоновская эконометрическая модель федерального бюджета

(Пенсильванский университет)

0,08%

Налоговый фонд

0,26%

Международный валютный фонд (МВФ)

'0,02%

Объединенный комитет Конгресса по налогообложению (официальная оценка)

'0,02%

Составлено по: Committee for a Responsible Federal Budget. Official Analysis Finds Tax Bill Will Produce Marginal Growth, Cost $1.1 Trillion. January 3, 2018. Available at: http://www.crfb.org/blogs/official-analysis-finds-tax-bill-will-produce-marginal-growth-cost-11-trillion; IMF: Tax Bill's Boost to Growth is Short-Term. January 26, 2018. Available at: http://www.crfb.org/blogs/imf-tax-bills-boost-growth-short-term.

Самым показательным различием в официальных оценках вклада налоговой реформы Д. Трампа в ускорение темпов экономического развития США является расхождение оценок администрации и аналитиков Объединенного комитета Конгресса по налогообложению, который, по сути, и являлся главным аналитическим центром разработки налоговой реформы. На основании различий в этих оценках можно сделать вполне обоснованный вывод о том, что, в отличие от независимых аналитических центров по изучению налоговой политики США и даже Конгресса США, которые руководствуются строго экономическим подходом к оценке эффектов налоговой реформы, администрация Трампа руководствуется исключительно политическим популистским подходом.

Этот подход наглядно проявился и при составлении экономического обоснования проекта федерального бюджета на 2019 фин. г., представленного Конгрессу США в середине февраля 2018 года. Обоснование содержит макроэкономический прогноз основных параметров состояния американской экономики в 2018−2021 гг., т.е. на весь период первого срока пребывания у власти администрации Трампа. Прогноз администрации содержит также сравнительные прогнозы макроэкономического состояния США, сделанные БУК и прогностической службой частного сектора американской экономики 'Голубые фишки'. Данные прогнозов суммированы ниже в табл. 7.

Таблица 7.
Сравнительные прогностические оценки динамики макроэкономических показателей США для периода 2017−2021 гг.

Годы

2017 г.

(фактические данные)

2018 г.

(прогноз)

2019 г.

(оценка)

2020 г.

(оценка)

2021 г.

(оценка)

Темп роста реального ВВП, %

АБУ

2,2

3,0

3,2

3,1

3,0

БУК

2,1

2,2

1,7

1,4

1,7

'Голубые фишки'

2,2

2,4

2,1

2,1

2,0

Норма безработицы, %

АБУ

4,4

3,9

3,7

3,8

3,9

БУК

4,4

4,2

4,4

4,7

4,9

'Голубые фишки'

4,4

4,1

4,2

4,3

4,4

Темп инфляции, %

АБУ

2,1

2,1

2,0

2,2

2,3

БУК

2,3

2,2

2,3

2,4

2,4

'Голубые фишки'

2,1

1,9

2,3

2,3

2,3

Процентные ставки, %

Краткосрочные векселя Министерства финансов США:

АБУ

0,9

1,5

2,3

2,9

3,0

БУК

0,9

1,5

2,2

2,6

2,8

'Голубые фишки'

0,9

1,7

2,4

2,7

2,8

Облигации Министерства финансов со сроком погашения 10 лет:

АБУ

2,3

2,6

3,1

3,4

3,6

БУК

2,4

2,8

3,2

3,5

3,6

'Голубые фишки'

2,3

2,8

3,4

3,5

3,5

Источник: Budget of the United States Government. Fiscal Year 2019. Wash.: US GPO. 2018. P. 147.

Сравнение прогностических оценок администрации Трампа с прогнозами другой федеральной структуры, БУК, и независимыми экспертами частного сектора американской экономики подчеркивает 'розовый' характер оценок администрации, которая, по всей видимости, полается на самый благоприятный вариант развития американской экономики на ближайшие 4−5 лет. Применительно к показателю инфляции, измеряемой индексом потребительских цен (ИПЦ), администрация исходит из того, что, начиная с 2017 г., она будет устойчиво превышать 2% ежегодно, хотя, например, в 2016 г. составила всего 1,3%. Показатель, превышающий 2% ежегодно, считается в настоящее время признаком инфляционного 'перегрева' экономики и требует, как правило, ограничительных мер фискального стимулирования. Кроме того, если основываться на показателях инфляции американской экономики, относящихся к XXI в., то показатели, превышающие 2% ежегодно, не коррелируют с темпами экономического роста, равными или превышающими 3%.

Администрация исходит из того, что показатель нормы безработицы, который в настоящее время составляет 4,1%, в дальнейшем будет снижаться и составит менее 4% ежегодно в период с 2018 по 2022 год. Показатель безработицы ниже ежегодного уровня в 4% считается способствующим росту инфляционных ожиданий. Кроме того, в период с 2000 по 2017 год среднегодовой показатель безработицы в США составил 5,9%, не говоря уже о том, что показатели безработицы ниже 4% ежегодно вообще не наблюдались в американской экономике с конца 1960-х годов. Поэтому прогностическая оценка динамики безработицы является заведомо нереалистичной.

Применительно к процентным ставкам по краткосрочным векселям и облигациям Министерства финансов США с 10-летним сроком погашения, АБУ прогнозирует их рост в ближайшем обозримом будущем: процентная ставка по краткосрочным векселям Министерства финансов должна плавно подняться с нулевой отметки 2016 г. до уровня 3% в 2021 г., а процентная ставка по облигациям Министерства финансов увеличится в два раза за период 2016−2021 гг. − с 1,8 до 3,6%. Это повышение обусловлено общим решением ФРС США, принятым в конце 2015 г., о постепенном повышении базовой процентной ставки рефинансирования. Американский опыт регулирования ФРС нормы процентной ставки показывает, что повышение ставок оказывало, как правило, сдерживающее воздействие на экономическое развитие США.

'Мечтательный' характер экономического 'фундамента' налоговой реформы Трампа говорит об известной шаткости, а в ряде случаев и об эфемерности ее экономических расчетов, связанных со стимулирующими эффектами налоговой реформы. После принятия реформы администрация оказалась заложницей представлений о нереально высоких темпах развития американской экономики, которых не наблюдалось в XXI в., что также является косвенным свидетельством того, что надежды, которые администрация связывает с проведением налоговой реформы, носят характер предвыборных политических обещаний и лозунгов с 'прицелом' на следующую президентскую кампанию - кампанию 2020 года.


Список литературы

[1] The American Presidency Project. Donald J. Trump. Address Before a Joint Session of the Congress on the State of the Union. January 30, 2018. Available at: http://www.presidency.ucsb.edu/ws/?pid=128921.

[2] The American Presidency Project. Donald J. Trump. Remarks on Signing Legislation on Tax Reform and on Funding for the Departments of Homeland Security, Defense, and Health and Human Services and an Exchange With Reporters. December 22, 2017. Available at: http://www.presidency.ucsb.edu/ws/?pid=129021.

[3] RealClearPolitics. RCP Poll Average. President Trump Job Approval. Available at: https://www.realclearpolitics.com/epolls/other/president_trump_job_approval-6179.html.

[4] Jenkins N. Trump Promised a 'Giant Tax Cut for Christmas.' It May Come Even Earlier. // Time. December 14, 2017. Available at: http://time.com/5064262/gop-tax-reform-congress-plan/.

[5] Hughes S. House Ways and Means Committee Approves GOP Tax Bill. // The Wall Street Journal. November 9, 2017. Available at: https://www.wsj.com/livecoverage/tax-bill-2017/card/1510259324.

[6] House of Representatives. Tax Cuts and Jobs Act. Report of the Committee on Ways and Means. House of Representatives on H.R. 1 together with Dissending and Additional Views [Including cost estimate of the Congressional Budget Office]. Report 115-409. November 13, 2017. Wash.: USGPO. 2017. IX + 483 pp.

[7] House of Representatives. Final Vote Results for Roll Call 637. Bill Title: Tax Cuts and Jobs Act. Available at: http://clerk.house.gov/evs/2017/roll637.xml.

[8] Faler B. Senate Finance Committee approves GOP tax reform plan. // Politico. November 16, 2017. Available at: https://www.politico.com/story/2017/11/16/senate-tax-bill-committee-246537.

[9] Kim S. et.al. Senate GOP gets breathing room as tax plan advances. // Politico. November 28, 2017. Available at: https://www.politico.com/story/2017/11/28/senate-tax-votes-gop-192794.

[10] United States Senate. Roll Call Vote 115th Congress − 1st Session. Vote Result: Bill Passed. Measure Number: H.R. 1 (Tax Cuts and Jobs Act). Measure Title: To provide for reconciliation pursuant to titles II and V of the concurrent resolution on the budget for fiscal year 2018. Available at: https://www.senate.gov/legislative/LIS/roll_call_lists/roll_call_vote_cfm.cfm?congress=115&session=1&vote=00303.

[11] House of Representatives. Tax Cuts and Jobs Act. Conference Report to Accompany H.R. 1. Report 115-466. December 15, 2017. Wash.: USGPO. 2017. XIV + 694 pp.

[12] Congressional Record. November 30, 2017. 7508 p.

[13] Harwell D. Trump stands to save millions under new tax measure, experts say. // The Washington Post. December 20, 2017. Available at:https://www.washingtonpost.com/politics/trump-stands-to-save-millions-under-new-tax-measure-experts-say/2017/12/20/6d29a4c4-e59a-11e7-833f-155031558ff4_story.html.

[14] Congressional Budget Office. Cost Estimate for the Conference Agreement on H.R. 1, a Bill to Provide for Reconciliation Pursuant to Titles II and V of the Concurrent Resolution on the Budget for Fiscal Year 2018. December 15, 2017. P. 5. Available at:https://www.cbo.gov/publication/53415.

[15] Рассчитано по: The Joint Committee on Taxation. Estimated Revenue Effects Of The 'Tax Cuts And Jobs Act', As Ordered Reported By The Committee On Finance on November 16, 2017. JCX-59-17. November 17. 2017. P. 1, 2, 3, 6, 8. Available at:https://www.jct.gov/publications.html?func=startdown&id=5043.

[16] CBO. The Distribution of Household Income and Federal Taxes, 2013. June 2016. Wash.: USGPO. 2016. P. 7. Available at:http://www.cbo.gov/publication/51361.

[17] The Joint Committee on Taxation. Estimated Revenue Effects Of The 'Tax Cuts And Jobs Act', As Ordered Reported By The Committee On Finance on November 16, 2017. P. 1.

[18] Tax Policy Center. Gale W., Krupkin A. Navigating the New Pass-Through Provisions: a Technical Explanation. January 31, 2018. P. 2, 3. Available at:http://www.taxpolicycenter.org/publications/navigating-new-pass-through-provisions-technical-explanation.pdf.

[19] Trading Economics. United States Federal Corporate Tax Rate 1909−2018. Available at:https://tradingeconomics.com/united-states/corporate-tax-rate.

[20] CBO. International Comparisons of Corporate Income Tax Rates. March 2017. Wash.: USGPO. 2017. P. 2. Available at:https://www.cbo.gov/publication/52419.

[21] OECD. Revenue Statistics: 1965−2016. Paris: OECD Publishing. 2017. P. 58. Available at:http://dx.doi.org/10.1787/9789264283183-en.

[22] The Joint Committee on Taxation. Macroeconomic Analysis of the Conference Agreement for H.R. 1, the 'Tax Cuts and Jobs Act'. December 22, 2017. JCX-69-17. P. 4. Available at:https://www.jct.gov/publications.html?func=startdown&id=5055.

[23] Toder E. What Workers and Companies Should Know About the Republican Tax Bills. // Harvard Business Review. December 11, 2017. P. 2. Available at:https://hbr.org/2017/12/what-workers-and-companies-should-know-about-the-republican-tax-bills.

[24] The Joint Committee on Taxation. Estimated Revenue Effects Of The 'Tax Cuts And Jobs Act,' As Ordered Reported By The Committee On Finance on November 16, 2017. P. 8.

[25] The Joint Committee on Taxation. Overview of the Federal Tax System as in Effect for 2018. February 7, 2018. JCX-3-18. P. 18−19. Available at:https://www.jct.gov/publications.html?func=startdown&id=5061.

[26] Tax Foundation. Pomerleau K. The United States' Corporate Income Tax Rate is Now More in Line with Those Levied by Other Major Nations. February 12, 2018. Available at:https://taxfoundation.org/us-corporate-income-tax-more-competitive/.

[27] Tax Foundation. Preliminary Details and Analysis of the Tax Cuts and Jobs Act. Special Report. No 241. December, 2017. P. 4. Available at:https://files.taxfoundation.org/20171220113959/TaxFoundation-SR241-TCJA-3.pdf.

[28] Ibidem. P. 3.

[29] Committee for а Responsible Federal Budget. Tax Cuts and Jobs Act Will Cost $1.5 Trillion. November 2, 2017. Available at:http://www.crfb.org/blogs/tax-cut-and-jobs-act-will-cost-15-trillion.

[30] Tax Policy Center. What are dynamic scoring and dynamic analysis? Available at:http://www.taxpolicycenter.org/briefing-book/what-are-dynamic-scoring-and-dynamic-analysis.

[31] Congressional Budget Office. Cost Estimate for the Conference Agreement on H.R. 1, a Bill to Provide for Reconciliation Pursuant to Titles II and V of the Concurrent Resolution on the Budget for Fiscal Year 2018. December 15, 2017. P. 4.

[32] Budget of the United States Government. Fiscal Year 2019. Wash.: US GPO. 2018. P. 119.

[33] Ibidem. P. 148.

[34] Committee for а Responsible Federal Budget. Post-State of the Union Fact Check Roundup. February 2, 2018. Available at:http://www.crfb.org/blogs/post-state-union-fact-check-roundup.

[35] Рассчитано по: The Joint Committee on Taxation. Estimated Revenue Effects Of The 'Tax Cuts And Jobs Act' As Ordered Reported By The Committee On Finance on November 16, 2017. P. 3−4.

[36] Historical Tables. Budget of the United States Government. Fiscal Year 2019. Wash.: USGPO. 2018. P. 131−132.

[37] Рассчитано по: U.S. Bureau of Ecoomic Analysis. GDP & Personal Income. Interactive Tables. Table 1.1.1. Percent Change From Preceding Period in Real Gross Domestic Product. Available at:https://www.bea.gov/iTable/iTable.cfm?reqid=19&step=2%23reqid=19&step=3&isuri=1&1921=survey&1903=1.

[38] Economic Report of the President. February 2018. Wash.: USGPO. 2018. P. 68.

[39] Ibidem.



Печать