Печать
?1, 2018

ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В АРМЕНИИ В ФОКУСЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ ПРИОРИТЕТОВ*

Н.А. Гегелашвили, к.полит.н.,
ведущий научный сотрудник
Отдела внешнеполитических исследований
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. В статье анализируется внутриполитическая ситуация в Армении в преддверии президентских выборов и ее внешнеполитическое измерение. Автор исследует политику Запада (ЕС и США) в отношении этой страны, а также позицию Еревана по отношению к России и Западу.

Ключевые слова: политика Армении, политика США, политика ЕС.


PRESIDENTIAL ELECTIONS IN ARMENIA IN THE LIGHT OF FOREIGN POLICY PRIORITIES

Nana A. Gegelashvili
Candidate of Political Sciences
Leading Research Fellow
Department for Foreign Policy Studies
Institute for the US and Canadian Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article is an analysis of Armenia's domestic policy and its foreign policy priorities in the run-up to presidential election and investigates country's current relations with Russia and the West.

Keywords: Armenia's domestic and foreign policies, U.S. policies, Russian policies, EU policies

Внутриполитическое измерение

2 марта 2018 г. в Армении состоятся президентские выборы. Согласно изменениям в Конституции страны, принятым на состоявшемся 6 декабря 2015 г. референдуме, инициатором которого стала правящая Республиканская партия (РПА), президент этой страны становится символической фигурой, в то время как реальная власть отходит к премьер-министру.

Полномочия же действующего президента Армении Сержа Саргсяна заканчиваются 9 апреля 2018 г., а Армения переходит к парламентской форме правления. Несмотря на заверения С. Саргсяна о том, что он не собирается занимать кресло премьера, сегодня большинство избирателей в Армении уверены в том, что именно действующий президент станет следующим премьер-министром страны, что позволит ему таким образом сохранить всю власть в своих руках.

Тем не менее исход президентских выборов не сможет повлиять на конфигурацию политических сил, сложившуюся в результате прошедших 2 апреля 2017 г. выборов в парламент страны.

Последние стали важной вехой на пути становления новой государственности в Армении. Они были направлены главным образом на создание реальной возможности для проведения конституционной реформы, нацеленной на трансформацию политической системы страны, обеспечивающей ей институционный переход от президентской формы правления к парламентской. Это в свою очередь должно было оказать положительное воздействие и на укрепление позиций Еревана на мировой арене.

В настоящее время Правящая Республиканская партия (РПА) определила своего кандидата на пост президента страны. Им стал посол Армении в Великобритании Армен Саркисян.

РПА, сумевшая обеспечить себе уверенные позиции на последних парламентских выборах, имеет сегодня большинство мандатов − 58 из 108 в новом Национальном Собрании, в том числе три мандата национальных меньшинств - езидской, ассирийской и курдской. Не в последнюю очередь это объясняется как наличием у нее большого опыта нахождения у власти − начиная с 1999 г., так и ресурсов - административных, финансовых и человеческих. К тому же 24 февраля 2016 г. в Ереване между РПА и традиционной исторической партией Армянская Революционная Федерация (АРФ) 'Дашнакцутюн' было подписано Соглашение о коалиционном сотрудничестве, в котором обе стороны заявили о готовности к долгосрочному взаимодействию1.

Ранее 'Дашнакцутюн' принимала участие в проправительственных коалициях, что однако не снизило градуса ее критики в адрес действующей власти за попытки сближения с Турцией. Эта партия имеет твердую поддержку со стороны армянской диаспоры, тем не менее возможности ее влияния на процесс принятия решений весьма ограничены. Сегодня у нее 7 мандатов в парламенте, что в общей сложности может обеспечить ей 65 голосов. Однако для избрания президентом страны кандидат в президенты должен получить три четверти голосов парламентариев (79) от общего числа (105). Если ни один кандидат не набирает необходимого количества голосов, назначается второй тур, в результате чего пост президента может занять тот кандидат, который получит поддержку 3 из 5 депутатов парламента (63 голоса). Поэтому степень вероятности избрания Армена Саркисяна довольно высока с учетом имеющихся у него уже сегодня 65 голосов.

Еще одним кандидатом на пост президента страны стал депутат Национального собрания, член политсовета партии 'Республика' Артак Зейналян, выдвинутый оппозиционным объединением 'Елк' ('Выход'), которое имеет 9 мандатов в парламенте. 'Елк' выступает с требованием политических перемен и мирного обновления власти путем выборов. Согласно заявлению одного из лидеров блока Э. Марукяна, 'наша цель - мирная смена власти в Армении посредством парламентских выборов. Мы объединились и предлагаем выход из сложившейся тупиковой ситуации'2. Лидеры этого блока позиционируют себя той самой единственной силой, которая способна вывести Армению из нынешних трудностей. 'Елк' ориентирован на диверсификацию внешней политики страны и рассматривается как прозападная политическая сила. Однако для участия представителя фракции в президентских выборах необходима поддержка четверти депутатского корпуса − это 27 мандатов против имеющихся 9 у 'Елк'.

В Национальном собрании страны представлены и другие оппозиционные силы. Это, прежде всего, блок 'Царукян', обеспечивший себе 31 мандат (в том числе мандат русской общины) во главе с недавно вернувшимся в большую политику лидером умеренно оппозиционной партии 'Процветающая Армения' (ППА) Гагиком Царукяном, куда вошли такие партии, как 'Единство', 'Альянс', 'Миссия' и 'Армянское общенациональное движение'.

'Процветающая Армения' (ППА), являющаяся партийной опорой Гагика Царукяна, была создана в 2004 г., а в 2007 г. она вошла в парламент страны, заняв в нем второе место после правящей партии (РПА). В период с 2007-2012 гг. ППА состояла в правящей коалиции с РПА, однако в 2012 г. несколько сместилась в сторону оппозиции, хотя реально никогда не считалась непримиримым противником власти. Тем не менее сегодня сам Г. Царукян позиционирует себя как 'невластный центрист', а его блок можно рассматривать как 'конструктивную оппозицию', что придает ему особое значение с учетом его популярности, а также ощутимых завоеваний на ниве благотворительности.

Представители блока 'Царукян', равно как и РПА, уверены в необходимости проведения многовекторной политики. По мнению депутата парламента страны от 'Процветающей Армении', председателя постоянной парламентской комиссии по вопросам евроинтеграции Наиры Зограбян: ':у нас есть карабахская проблема, есть вопрос энергетической безопасности, и в этом контексте очень важны отношения с Россией', являющейся ключевым стратегическим партнером Армении. В то же время по ряду других вопросов 'союзником Армении однозначно выступает Европейский союз, а не Россия'3. Тем не менее этот блок все еще не определился с кандидатурой на пост президента.

При этом на сегодня нет никаких очевидных признаков, подтверждающих хотя бы малейшую возможность формирования тактического союза двух оппозиционных объединений - 'Елк' и блока Царукяна. Оба они настроены крайне враждебно по отношению друг к другу, и если 'Елк' относится к блоку Царукяна как к крайне непоследовательной политической силе, то блок Царукяна в свою очередь заявляет о дестабилизирующем характере лидеров 'Елк', лишенных способности мыслить на длительную перспективу.

Таким образом, в отсутствии реальных конкурентов в преддверии выборов высока вероятность того, что кандидат от РПА Армен Саркисян может стать президентом Армении, а действующий президент Серж Саргсян будет премьер-министром страны. Это обеспечит правящей партии все возможности для сохранения и укрепления своих позиций, чтобы стать определяющей силой и продолжать контролировать ситуацию в стране и впредь.

Таким образом, с одной стороны, правящая Республиканская партия явилась инициатором изменений в Основном законе, направленных на необходимость перехода страны от президентской к парламентской форме правления, что предполагает не только усовершенствования формы демократического правления страной на всех уровнях, но и повышения роли политических партий. С другой − именно невозможность действующего президента С. Саргсяна баллотироваться на пост президента в третий раз, равно как и его желание оставаться у власти стали, на взгляд большинства исследователей, основной причиной конституционных изменений. Ведь с учетом расклада сил в парламенте, при котором правящая партия занимает лидирующие позиции, а также в отсутствии альтернативного кандидата, уверенность в том, что действующий президент станет премьер-министром страны и сохранит в своих руках всю полноту власти, является фактически непреложной. Однако в этой связи необходимо учитывать и настроения избирателя, что является крайне важным для руководства Армении при формировании как внутриполитического, так и внешнеполитического курса страны. Сегодня армянский избиратель активно выступает за полномасштабные политические перемены и обновление власти путем проведения справедливых выборов, а также реформ, необходимых для модернизации экономики в условиях неприглядной экономической ситуации и попеременного обострения карабахского конфликта. Последнее может сыграть на руку оппозиции, поэтому отнюдь не случайно, что тот же 'Елк' уже сегодня активно использует уличные протесты.

Таким образом в настоящее время РПА, имеющей практически полную гарантию становления главной политической силой в стране, предстоит справиться с архиважными задачами. Однако ключевой задачей армянской повестки дня остается проблема безопасности и, прежде всего, урегулирование карабахского конфликта.

Стремление Еревана решить именно эту задачу в значительной степени стимулирует интеграцию Армении в евроатлантические структуры, что в свою очередь позволяет ей отвечать и на усиливающиеся призывы избирателя к установлению более тесных отношений с Западом на фоне усталости от российского влияния и сомнений в скорейшем решении этого конфликта. Тем не менее с учетом возможных последствий от членства Турции в НАТО, а также интереса Запада к энергетическому сотрудничеству с Азербайджаном в условиях конфронтации с Ираном представляется, что союз с РФ останется главным приоритетом внешней политики Армении.

Внешнеполитическое измерение

24 ноября 2017 г. во время пятого саммита европейской программы 'Восточное партнерство' между Арменией и Евросоюзом было подписано 'Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве'4. Договор содержит обновленную политическую и в большей степени экономическую составляющие Соглашения об ассоциации и Договора о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли с ЕС (DEFTA), которые не были парафированы Арменией на состоявшемся 28-29 ноября 2013 г. Вильнюсском саммите. Однако Ереван уже тогда обозначил свой интерес в установлении более тесных связей с ЕС.

В политической сфере новый документ пока что предусматривает развитие сотрудничества сторон в области прав человека, содействие ЕС демократическим реформам в Армении, свободы слова и верховенства закона. Показательно, что в своем интервью информационному агентству 'Евроньюс' (Euronews) президент Армении С. Саргсян отметил, что 'новое рамочное соглашение с ЕС имеет целью дополнить взаимоотношения Армении с ЕАЭС и собственным примером показать, что сотрудничество между ними возможно'5. Подписанное Соглашение призывает обе стороны - как Армению, так и ЕС − 'предпринимать шаги к открытию границ, развитию добрососедских отношений и торговли через границы', не акцентируя таким образом вопросов, связанных с уважением и признанием ее международно признанных границ, как это было в случае Грузии. Это связано, прежде всего, с все еще весьма ограниченным политическим ресурсом ЕС, который с самого начала создавался как исключительно экономический союз.

17 февраля 2018 г. в рамках Мюнхенской конференции по безопасности на панельном обсуждении: 'Остаться или уйти: страны между Россией и Европой' президент страны заявил о том, что 'проводимая Арменией внешняя политика открывает возможности для сотрудничества одновременно с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Европейским союзом (ЕС), и Армения постоянно стремится взаимодействовать с теми силами, которые уже достигли больших успехов в вопросе модернизации и могут способствовать развитию страны. Такая политика облегчает сотрудничество Армении и с ЕАЭС, и с ЕС, а модернизация является постоянным процессом, который дает возможность двигаться в ногу со временем'6.

Для понимания более полной картины, связанной с подписанием Арменией соглашения с ЕС, необходимо взвесить все плюсы и минусы от ее членства в ЕС и определить, при каких условиях возможность совмещения двух интеграционных проектов − как под эгидой Брюсселя, так и Москвы − не противоречит национальным интересам РФ. Другими словами, означает ли подписание 'Соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве' между Арменией и Евросоюзом более тесное сближение Еревана с евроатлантическими структурами в ущерб Москве или же оно в значительной степени было продиктовано поиском наиболее прагматического подхода в условиях беспрецедентного противостояния между Россией и Западом, вызванного событиями на Украине?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо, прежде всего, учитывать тот факт, что в силу географического положения Армения всегда будет вынуждена вести комплементарную политику: процесс национального строительства новых государств далеко не завершен, что сказывается на флуктуации внешнеполитических приоритетов, в основе которых лежит чистый прагматизм. Таким образом, в условиях сложившихся реалий внешнеполитический вектор Армении призван балансировать между РФ и США.

С учетом того, что вопрос, связанный с урегулированием конфликта в Нагорном Карабахе, является вопросом номер один для Армении, решить который сегодня России как стратегическому союзнику Армении, на взгляд Еревана, пока не удается, Армения заинтересована расширять свои отношения с Западом, пытаясь изменить сегодняшнее положение дел. В настоящее время региональная изоляция Армении, в которой она оказалась в результате закрытия двух сухопутных границ - с Турцией и Азербайджаном, не позволяет ей стать транзитным государством, имеющим выход в Европу. К тому же выход в мир через два других рубежа (российский и иранский) отягощен сложным контекстом взаимоотношений между Россией и Грузией, Ираном и Западом. Стремление Еревана к интеграции с Западом связано и с учетом значительной роли, которую играют такие партнеры ЕС, как Азербайджан и Турция в энергетической сфере: Армения всячески пытается не допустить 'монополизации' нагорнокарабахской проблематики со стороны Баку и Анкары.

Интеграция с Западом нужна Армении и для привлечения влиятельной диаспоры во Франции и США, ресурс которой трудно недооценить. Именно ей отводится ключевая роль в формировании крайне позитивного имиджа непризнанной Нагорно-Карабахской республики.

Стремление Армении к интеграции с Западом обусловлено также и отсутствием общих интеграционных проектов у стран Закавказья из-за имеющихся здесь неразрешенных конфликтов, компенсировать которые, на взгляд Еревана, могут внешние партнеры.

Укрепление европейского вектора Армении диктуется и экономическими соображениями. Вот почему Ереван стремится более полно использовать свои связи с внешними игроками в тех сферах, которые представляют для этой страны интерес − расширение рынка товаров и услуг, укрепление демократических институтов, а также привлечение масштабных инвестиций и новых технологий. Все это расширяет возможности модернизации политической и экономической системы в стране на фоне крайне активного гражданского общества. К тому же в настоящее время в Ереване растет скепсис, связанный с недовольством политики Москвы в отношении Армении в контексте нерешенности ею карабахского конфликта.

Очередное обострение ситуации в Нагорном Карабахе в ночь на 2 апреля 2016 г., вылившееся в самое масштабное вооруженное противостояние на линии соприкосновения с момента вступления в силу при посредничестве России Соглашения о прекращении огня 1994 г., равно как и продолжающееся сотрудничество Москвы и Баку в военно-технической сфере подогревают сомнения Еревана в целесообразности интеграционных проектов под эгидой России. Не в последнюю очередь такие настроения объясняются членством республики в ЕАЭС, которое, вопреки ожиданиям избирателя, не приносит ей очевидных результатов. Сразу же после присоединения Армении к ЕАЭС армянские эксперты обратили внимание на повышение цен на ряд товаров из стран, не входящих в ЕАЭС7, несмотря на наличие объективных причин, тормозящих этот проект − ведь сегодня ЕАЭС находится на начальном этапе формирования своей единой политики, предусматривающей более согласованный и скоординированный подход для повышения эффективного взаимодействия партнеров внутри этого объединения, особенно в экономической сфере. Это, прежде всего, и логистика, и совершенствование структуры Единого таможенного тарифа ЕАЭС, что в свою очередь сильно осложняется режимом санкций со стороны Запада.

Похоже, что в настоящее время в условиях растущего противостояния между РФ и Западом программа 'Восточное партнерство' и все интеграционные проекты под эгидой ЕС в отношении постсоветских стран, ставших реперной точкой их политики на постсоветском пространстве, в целом нежелательны. Тем более, что проект 'Восточное партнерство' является вне всякого сомнения конкурирующим для России проектом, равно как и все другие интеграционные инициативы, осуществляемые со стороны ЕС.

Наглядным свидетельством этого стали пункты соглашения, посвященные развитию атомной энергетики в Армении, что полностью отвечает интересам 'Евроатома' (Европейское сообщество по атомной энергии). Так, ЕС в сфере энергетики обязует Армению 'без промедления утвердить график и план действий для закрытия и безопасного демонтажа Мецаморской АЭС, учитывая необходимость замены новыми мощностями для энергетической безопасности и стабильного развития этой страны'8. При этом отнюдь не исключено, что отказ от Мецаморской АЭС может лишить Армению экспорта электроэнергии и нанесет удар по национальной безопасности страны, так как этот объект сегодня обеспечивает порядка 40% потребностей страны в энергии9.

В этом же контексте необходимо также учитывать и изменения, которые произошли в политике самого ЕС в отношении постсоветского пространства, что связано с некоторым отступлением Брюсселя от ключевого принципа, направленного на постепенное вовлечение этих стран в ЕС путем проведения в них демократических реформ, что, на взгляд европейских стратегов, далеко не всегда является продуктивным.

Однако похоже, что такое положение дел нисколько не отразится на политике расширения ЕС на постсоветском пространстве, предусматривающей реализацию европейских проектов и прочих европейских инициатив. Другое дело, что ЕС будет с большей точностью коррелировать цели и задачи 'Восточного партнерства' с учетом внутриполитического развития и внешнеполитических устремлений каждого из постсоветских государств. В такой ситуации Армения, несмотря на членство в ЕАЭС, сможет и впредь осуществлять свои структурные реформы с ЕС, ограничиваясь пока еще только визовым форматом.

Таким образом, в условиях непрекращающейся конфронтации между Западом и Россией ЕС не только осуществляет свою санкционную политику в отношении РФ, но и всячески пытается адаптировать программу 'Восточное партнерства' к каждой из постсоветских стран с тем, чтобы сделать 'европейский выбор' максимально привлекательным для каждой из них. Все это не может не сказаться на ослаблении их зависимости и дистанцировании от РФ.

Со своей стороны, США, действуя в рамках 'Трансатлантического партнерства', продолжат оказывать помощь и поддержку Армении, направленную на реализацию соглашения с ЕС как основы для укрепления внутренней стабильности, улучшения экономических перспектив и расширения евроатлантических связей. Показательно, что в стратегии национальной безопасности Армении 2007 г. США наравне с Россией признаются важнейшим внешнеполитическим партнером Армении, с которым ее объединяют общие интересы в экономической, военно-политической и культурной сферах. Также отмечается, что Армения считает Вашингтон не только одним из самых влиятельных государств в мировой политике, но и важным участником формирования системы безопасности на Южном Кавказе, а также гарантом процесса дипломатического урегулирования карабахского конфликта. Особенно подчеркиваются отношения Армении с США в сфере инвестиций, экономической модернизации, развития и укрепления демократических институтов10.

В этой связи необходимо также учитывать и некоторые изменения, которые произошли в политике США в отношении Армении.

Несмотря на успешное сотрудничество между Арменией и США в экономической, военной и культурной сферах диалог между этими странами никогда не носил стратегического характера. После распада СССР Соединенные Штаты сделали ставку на Азербайджан как ключевой экспортер каспийских энергоресурсов, оттеснив Армению на задний план с учетом ее сложных отношений с Баку и Анкарой с одной стороны, и особых союзнических связей с Россией с другой. Главной целью политики США в Армении было укрепление ее внутренней стабильности и урегулирование карабахского конфликта для обеспечения беспрепятственных поставок каспийских энергоносителей на внешние рынки. Таким образом, Армения рассматривалась Вашингтоном лишь как элемент региональной политики на Южном Кавказе, в то время как сначала Азербайджану - главному поставщику нефти в регионе, а впоследствии Грузии - самой 'успешной' стране на пути интеграции с евроатлантическими структурами, отводились ключевые позиции во внешнеполитической стратегии США в регионе.

Однако в процессе реализации американской стратегии на Южном Кавказе в 1990-2000-е годы Вашингтон выявил недочеты, связанные, прежде всего, с завышенной оценкой энергоресурсов Каспия и пересмотрел свой подход к Армении. На эволюцию подхода Вашингтона к Еревану повлиял ряд факторов. Это, прежде всего, возможность укрепления ее связей с Ираном, способных открыть ей новые возможности в Персидском заливе, а также усиливающееся стремление Китая реализовать свои экономические амбиции на всем Южном Кавказе. Таким образом, современный подход США к Армении будет постоянно адаптироваться в контексте общего обновления стратегического курса США на всем Южном Кавказе, в то время как отношения между обеими странами будут развиваться в зависимости от степени сближения или удаления Армении от России.

Вместе с тем необходимо отметить и тот факт, что подписание этой страной соглашения с ЕС не имело тех драматических последствий, которые привели к украинскому кризису. Представляется, что совмещение европейской и евразийской интеграции в целом может стать отправной точкой для нормализации отношений между РФ и Западом, хотя до этого пока далеко: в настоящее время отношения между РФ и Западом оставляют желать лучшего, а фактор непредсказуемости растет в геометрической прогрессии. Между тем, интеграционные проекты как под эгидой РФ, так и Запада, имеют все основания для того, чтобы, по логике РФ, озвученной устами министра иностранных дел С. Лаврова, 'сопрягать процесс европейской и евразийской интеграции, причем <:> не на основе принятия односторонних подходов Евросоюза, а на основе выработки взаимоприемлемых направлений сотрудничества'11.

Главное здесь - не рассматривать интеграционные проекты как под эгидой ЕС, так и РФ как взаимоконкурирующие, хотя сделать это в настоящих условиях крайне затруднительно.

С учетом растущего противостояния между РФ и Западом, когда постсоветское пространство стало основной площадкой для конкуренции, сегодня говорить о совмещении двух интеграционных проектов − РФ и Запада − невозможно без ущерба для национальных интересов России. При более благоприятном сценарии развития отношений между обеими сторонами экономическая составляющая может уйти в отрыв от политической, что в какой-то степени будет способствовать нормализации отношений между ними.

Что же касается перспектив вступления Армении в НАТО и ЕС, то в настоящее время они маловероятны, несмотря на определенный опыт совместного сотрудничества в военно-политической сфере, особенно в рамках сотрудничества с НАТО.

В июне 2005 г. НАТО и Армения согласовали Индивидуальный план партнерства, который обновляется и подтверждается один раз в два года. Пятый (и последний на сегодня) план был согласован в апреле 2017 г. на новый двухлетний срок, адаптированный к нуждам и требованиям Армении. 29 февраля 2016 г. в Ереван прибыла делегация НАТО, а уже 2 марта того же года министр обороны Армении Сейран Оганян провел встречу с Джонатаном Перишем, заместителем помощника генсека НАТО по вопросам оборонной политики и планирования, на которой обсуждались перспективы сотрудничества Альянса с Арменией12. Особое внимание было уделено сотрудничеству обеих сторон в сферах оборонных реформ и образования. Характерно, что при этом официальный Ереван на всех уровнях продолжает подчеркивать, что 'является лишь партнером НАТО'13.

Между тем в Армении уже полным ходом осуществляются работы по капитальному ремонту учебного центра миротворческих сил 'Зар' Минобороны Армении. При этом необходимо отметить, что финансовую поддержку в реконструкции учебного центра оказывает американская сторона. После завершения технического переоснащения центра 'Зар' армянские миротворческие силы, выполняющие миссии в разных уголках мира, получат возможность проводить свои тренировки и подготовку в этом центре, который будет соответствовать мировым стандартам. Пока что основное отличие центра 'Зар' от другого учебно-тренировочного центра НАТО, расположенного в Грузии (Крцаниси) − в его статусе. Если учебный центр в Грузии призван способствовать подготовке не только грузинских военных, но и военных стран Альянса и его партнеров, то на данном этапе учебный центр в Армении предназначен лишь для выполнения учебных задач, стоящих перед миротворческими силами МО Армении.

В самом же Альянсе сегодня считают, что армянская сторона внесла важный вклад в осуществляемые в Афганистане и Ираке миссии НАТО, а также оказала помощь миротворческой миссии НАТО в Косово, что способствует обеспечению стабильности на Западных Балканах. 'Армянские войска помогают установить стабильность в этих странах. Мы благодарны за внесенный вклад, который помогает сделать Евроатлантический район стабильным и наиболее безопасным', - отметил Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг14.

Не случайно, что во время вышеупомянутого визита в Брюссель глава армянского государства со своей стороны заявил, что 'страна продолжает вносить свой важный вклад в коллективные усилия по установлению международного мира и стабильности, превращаясь из потребителя безопасности в поставщика безопасности. Я с удовлетворением отмечаю, что в результате сотрудничества Армения−НАТО, развивая свои навыки в сфере миротворчества, Армения в последние годы расширила географию своих действий: параллельно с вовлеченностью в Косово и в Афганистане, сегодня наши военные участвуют также под эгидой ООН в миссиях, осуществляемых в Ливане и Мали. С радостью отмечаю, что Армения со стороны Альянса и государств-членов оценивается как активный партнер НАТО, а Ереван продолжит формирование оживленной позитивной повестки с организацией Североатлантического альянса и государствами его членами с целью дальнейшего укрепления международного мира и безопасности'15.

Примечательно, что в контексте состоявшихся 3−11 сентября 2017 г. в Грузии многонациональных военных учений 'Проворный дух 2017' особого внимания заслуживает ситуация, породившая 'разброд и шатание' Еревана в связи с его заявкой на участие в них, которая за несколько дней до учений была дезавуирована. Несмотря на то, что стратегическая задача Армении заключается в развитии отношений с НАТО, не учитывать российский фактор Ереван пока не может.

Официальные лица в Ереване утверждают, что отказ от учений не повлияет на имидж страны, однако, по мнению научного сотрудника Департамента разведки, безопасности и стратегических исследований при университете Лестера Эдуарда Абрамяна, 'на фоне аналогичных решений в прошлом, отказ от учений оставит свой след на непростом внешнеполитическом положении Армении. Это лишний раз усилит мнение на Западе о непостоянности и непредсказуемости армянской внешней и военной политики, тем более в сочетании с аналогичным случаем в 2009 г., когда Армения отказалась от участия в учениях, проводимых в рамках Партнерства во имя мира, так же за день до их начала. Кроме того, есть горький опыт 2013 г., когда после почти четырехлетних переговоров с ЕС Армения вдруг отказалась от уже подготовленного к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС в пользу вступления в Таможенный или в Евразийский экономический союз. Тогда этот резкий поворот в сторону России в армянском обществе назвали "решением за одну ночь"'16.

Отсутствие в настоящее время перспективы вступления Армении в НАТО объясняется прежде всего тем, что, во-первых, сегодня Армения - единственная страна в Закавказье, которая является членом как Евразийского экономического союза (ЕАЭС), так и Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Будучи связанной с Арменией договором ОДКБ17 и имея на ее территории военную базу Гюмри18, Москва несет конкретные обязательства перед этой страной и является гарантом ее безопасности. 30 ноября 2016 г. в Москве министрами обороны Армении и России Вигеном Саргсяном и Сергеем Шойгу было подписано Соглашение об армяно-российской объединенной группировке войск19, в состав которой вошли 102-я российская военная база в Гюмри и подразделения Вооруженных сил Армении.

Во-вторых, несмотря на всю сложность отношений между США и Турцией - южным флангом НАТО, говорить о выходе Турции из Альянса сегодня не представляется возможным.

В-третьих, нельзя не учитывать возрастающего интереса ЕС и НАТО к энергетическому потенциалу Азербайджана, что не позволит им сделать однозначный выбор в пользу Армении.

И, наконец, в настоящее время ни ЕС, ни НАТО не могут дать Армении тех гарантий безопасности, которые обеспечивает здесь Россия как на границе с Турцией, так и в карабахском конфликте. К тому же урегулирование конфликта является одним из важных направлений внешнеполитических усилий России, и Москва занимает ключевую роль в его решении, пытаясь заинтересовать обе стороны соблюдать режим перемирия в условиях трансформации конфликта. Показательно, что способность Москвы сохранять баланс сил в этих условиях, сегодня находит поддержку у Запада, что еще раз подтверждает особую роль Москвы в процессе мирного урегулирования даже в условиях острейшего кризиса между РФ и Западом.

Таким образом, на фоне противостояния России с Западом диверсифицировать свои отношения в военно-политической сфере Армении будет крайне проблематично. Тем не менее Ереван продолжит свою комплементарную политику, в которой роль Москвы в области безопасности будет ключевой.

Вот почему подписание Арменией соглашения с ЕС, как представляется, пока еще не сможет привести к значительному изменению армянского внешнеполитического курса. Более того, пример Армении может в некоторой степени помочь другим странам - партнерам Москвы по ЕАЭС − избежать негативного сценария развития отношений с ЕС в будущем. Внешнеполитический курс, проводимый Азербайджаном - еще одной республикой Закавказья, наглядно свидетельствует о том, что грамотное определение внешнеполитических приоритетов, сохранение 'умного' баланса между ними, а также выработка индивидуальных схем, необходимых для каждого постсоветского государства, могут стать существенным препятствием на пути их превращения в арену противоборства между РФ и Западом.

В то же время Армения будет и впредь расширять свои связи с внешними игроками в торговой и технологической сферах, заниматься привлечением инвестиций и укреплением демократических институтов, что в первую очередь продиктовано самим временем.

Со своей же стороны Запад, похоже, будет продолжать оказывать Армении помощь в экономической и политической модернизации. Однако масштаб и цели этой помощи будут определяться ее способностью грамотно балансировать между Россией и Западом.

Вместе с тем представляется, что Москве для укрепления своих позиций в Армении необходимо учесть все 'узкие' места, содержащие особо острую критику в ее адрес, чтобы обеспечить более дееспособную и эффективную интеграцию с этой страной в практическом измерении.

Таким образом, ситуация в стране, сложившаяся в преддверии президентских выборов, остается без особых изменений, однако дальнейшее ее развитие будет напрямую зависеть от того, как долго удастся Еревану сохранять свою комплементарную политику, которая может столкнуться с необходимостью сделать единственный и окончательный выбор в пользу 'главного' внешнеполитического партнера в условиях постоянно растущего противостояния между РФ и Западом, конца которого пока не видно.


Список литературы

[1] Коалиционное соглашение подписано в Ереване. // Независимая общественно-политическая газета армян России 'Еркрамас'. 11.05.2017. Available at: http://www.yerkramas.org/ru/article/120170/koalicionnoe-soglashenie-podpisano-v-erevane.

[2] Выборы в парламент Армении: правящая партия и оппозиция готовятся к борьбе. // Информационное агентство 'РИА Новости'. 08.02.2017. Available at: https://ria.ru/world/20170208/1487429624.html.

[3] Армения вступает в Евразийский союз как 'младший партнер'. // Информационное агентство 'Regnum'. 29.05.2014. Available at: https://regnum.ru/news/polit/1808331.html.

[4] The Comprehensive & Enhanced Partnership Agreement between the European Union & Armenia (CEPA). Available at: https://eeas.europa.eu/sites/eeas/files/eng_cepa_factsheet_armenia_digital.pdf.

[5] Серж Саргсян рассказал Euronews, что Армения может предложить Европе. // Агентство международной информации Новости-Армения. // 03.03.2017. Available at: http://newsarmenia.am/news/armenia/serzh-sargsyan-rasskazal-euronews-chto-armeniya-mozhet-predlozhit-evrope/.

[6] Президент: Политика Армении открывает возможности для сотрудничества c ЕАЭС и ЕС. // Информационное агентство 'Армения сегодня'. 18.02.2018. Available at: https://newshay.com/prezident-politika-armenii-otkryvaet-vozmozhnosti-dlya-sotrudnichestva-c-eaes-i-es/.

[7] Армения в ЕАЭС к 2025 году. // Российский совет по международным делам. 15.06.2017. http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/armeniya-v-eaes-k-2025-godu/?sphrase_id=6132480.

[8] The Comprehensive & Enhanced Partnership Agreement between the European Union & Armenia (CEPA). Available at: https://eeas.europa.eu/sites/eeas/files/eng_cepa_factsheet_armenia_digital.pdf.

[9] Армянская АЭС заработает 26 ноября. // Информационное агентство 'Sputnik'. 12.10.2016.

Available at: https://ru.armeniasputnik.am/economy/20161012/5139397/Armenia-atomnaya-zapysk.html.

[10] Стратегия национальной безопасности Республики Армения от 26 января 2007 г. // Министерство иностранных дел Республики Армения. Available at: http://www.mfa.am/u_files/file/doctrine/Doctrinerus.pdf.

[11] Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Белоруссии В.В.Макеем по итогам Совместного заседания коллегий МИД России и Белоруссии. // Министерство иностранных дел Российской Федерации. 19.11.2013. Available at: http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/87582.

[12] Армения и НАТО намерены согласовать новые предложения по сотрудничеству. // Агентство международной информации 'Новости-Армения'. 02.03.2016. Available at: http://newsarmenia.am/news/politics/armeniya-i-nato-namereny-soglasovat-novye-predlozheniya-po-sotrudnichestvuyeyeyeye/.

[13] О последних внешнеполитических шагах руководства Армении на западном направлении. // Интернет-журнал 'Военно-политическая аналитика'. 09.03.2017. Available at: http://vpoanalytics.com/2017/03/09/o-poslednih-vneshnepoliticheskih-shagah-rukovodstva-armenii-na-zapadnom-napravlenii/.

[14] Ibidem.

[15] Саргсян: Отношения Армения-НАТО основаны на общих интересах и необходимости. // EurAsia Daily. 27.02.2017.

Available at: https://eadaily.com/ru/news/2017/02/27/sargsyan-otnosheniya-armeniya-nato-osnovany-na-obshchih-interesah-i-neobhodimosti.

[16] Почему Армения не поехала на военные учения в Грузию. // Русская служба BBC. 06.09.2017. Available at: http://www.bbc.com/russian/features-41170004.

[17] Соглашение о правовом статусе Организации Договора о коллективной безопасности. // Официальные сетевые ресурсы Президента России. 06.10.2002. Available at: http://www.kremlin.ru/supplement/3505.

[18] Военные округа России. Состав военных округов России. // Available at: http://fb.ru/article/171789/voennyie-okruga-rossii-sostav-voennyih-okrugov-rossii.

[19] Информационное агентство 'Regnum'. Available at: https://regnum.ru/news/polit/2211779.html.


[*] Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований по проекту ? 17-07-00011



Печать