Печать
?1, 2018

СОТРУДНИЧЕСТВО РОССИЯ-НАТО. ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ. ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ

В.С. Кузнецов,
старший научный сотрудник
Отдела военно-политических исследований
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. Статья посвящена проблемам взаимоотношений Россия−НАТО на современном этапе. Автор проводит ретроспективный обзор сотрудничества между Россией и НАТО, анализирует причины ухудшения отношений между Российской Федерацией и Североатлантическим Альянсом, а также раскрывает возможные пути нормализации этих отношений.

Ключевые слова: Совет Россия−НАТО, военное сотрудничество между Россией и НАТО, военная политика РФ, военная политика НАТО, борьба с терроризмом, ПРО


NATO-RUSSIA COOPERATION. THE PAST AND THE PRESENT. OUTLOOK INTO THE FUTURE.

Valentin S. Kuznetsov
Senior Research Fellow
Department for Military and Political Studies
Institute for the US and Canadian Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article is devoted to the current issues of NATO-Russia relations. The author conducts a retrospective review of cooperation between Russia and NATO, analyzes the reasons for the deterioration of relations between the Russian Federation and the North Atlantic Alliance, and reveals possible ways of normalizing these relations.

Keywords: NATO−Russia Council, military cooperation between Russia and NATO, Russian military policy, NATO military policy, struggle against terrorism, missile defense.

Введение

В настоящее время отношения между Россией и НАТО характеризуются высокой степенью политической и военной напряженности. Некоторые политики и военные эксперты даже заговорили о возможном военном конфликте между Североатлантическим альянсом и Россией. Этим разговорам способствовали решения НАТО, предпринятые в марте−апреле 2014 г. в связи с конфликтом на Украине, и вхождение Крыма в состав России. НАТО расценила действия России как угрозу безопасности и в одностороннем порядке прекратила проекты практического сотрудничества и работу всех органов Совета Россия−НАТО. Кроме того, альянс предпринял ряд организационных мер направленных на увеличение военной активности у границ России. Была расширена миссия воздушного патрулирования в Прибалтике, укрепились военно-штабные органы управления в странах Восточной Европы, проводится серьезная модернизация и увеличение военной инфраструктуры в этих странах. При этом значительно увеличилось количество проводимых совместных учений сухопутных сил вблизи российских границ, а также военно-морских сил НАТО в Балтийском и Черном морях.

Ведущиеся в настоящее время дискуссии по проблемам отношений Россия−НАТО в основном носят характер взаимных претензий, угроз и недопонимания. Объективно назрела необходимость срочно предпринять двусторонние шаги, чтобы продолжающийся политический кризис между Россией и НАТО не привел к угрозе крупномасштабной военной конфронтации.

В этой связи представляется целесообразным напомнить некоторые прежние аспекты политического и военного сотрудничества между Россией и НАТО, а также предпринять ряд действенных мер, направленных на исправление сложившейся ситуации. Тем более в прежние годы была проделана довольно значительная работа, накоплен определенный опыт сотрудничества, который (если здравый смысл у нынешнего политического и военного руководства НАТО и России все-таки возобладает) может быть востребован.

Сотрудничество России и НАТО в прежние годы

Началом официальных контактов признано считать присоединение в 1994 г. России к натовской программе 'Партнерство ради мира' − главной программе сотрудничества в области обеспечения безопасности и обороны между НАТО и государствами-партнерами. В то время российское участие в программе ограничивалось минимальным количеством мероприятий (курсы, семинары, ознакомительные визиты).

В последующем сотрудничество было расширено, и основывалось, прежде всего, на положениях ряда документов, принятых на высшем уровне:

- Основополагающего Акта, подписанного в 1997 г. главами государств НАТО и России. Это обеспечило России привилегированное партнерство с альянсом. Наряду с основной целью этого документа содействовать укреплению взаимного доверия, в нем был отражен широкий спектр направлений сотрудничества. Впервые было объявлено о создании при НАТО дипломатического и военного представительства России1.

- Римской Декларации глав государств и правительств России и государств-членов НАТО 'Отношения Россия−НАТО: новое качество' от 28 мая 2002 года. Она стала директивным документом, определившим основные виды взаимодействия по таким темам, как постоянный политический диалог в области евроатлантической безопасности, меры доверия и контроль над вооружениями, миротворчество, оперативная совместимость, борьба с терроризмом, противоракетная оборона2. Тогда же обсуждались и такие вопросы, как инициатива в области использования воздушного пространства, военные реформы, военно-техническое сотрудничество, спасание на море и военно-морское сотрудничество, вопросы ядерной безопасности и многое другое.

Для организации политического и военного сотрудничества были созданы Советы Россия−НАТО на уровне министров иностранных дел, министров обороны и начальников генеральных штабов. Было определено обязательное проведение двух официальных заседаний ежегодно, а также регулярных неформальных встреч. Ежемесячно проводились советы на уровне послов и военных представителей. На всех этих заседаниях обсуждались вопросы безопасности и сотрудничества, неоднократно принимались совместные политические заявления и декларации, а также документы, определяющие суть и формы взаимодействия НАТО и России, рассматривались существующие и будущие проекты. Ежегодно утверждались планы практического сотрудничества на текущий и последующий годы.

В кратком изложении проведенная работа выглядела следующим образом.

Борьба с терроризмом

Активная фаза сотрудничества началась после трагических событий в США 11 сентября 2001 г. и ряда террористических актов на территории России.

В начале взаимодействия был разработан концептуальный документ по системе признаков и предупреждению терроризма. Подготовлены оценки террористических угроз гражданским воздушным судам и со стороны воздушных судов важным объектам инфраструктуры, угрозы со стороны исламских экстремистов в странах Центральной Азии, а также оценка угроз информационным системам и технологиям. Совместно с группой по нераспространению выработали оценку угроз от незаконного приобретения, применения или угрозы применения химического, биологического, радиологического и ядерного оружия террористами.

Были проведены три конференции высокого уровня 'О роли военных в борьбе с терроризмом'. В начале 2002 г. состоялась первая конференция в Риме. Вторая конференция была проведена в декабре этого же года в Москве. Третья конференция прошла в апреле 2004 г. в Норфолке (США). В соответствии с рекомендациями этих конференций был проведен ряд семинаров, круглых столов и выставок, где участники обменялись оценками и мнениями о состоянии сотрудничества в области борьбы с терроризмом, определены пути его совершенствования, предоставлены для ознакомления современные научно-технические достижения и отдельные образцы технических средств, используемых в контртеррористических операциях. В 2005 г. в Брюсселе провели семинар экспертов по улучшению взаимопонимания военных концепций в области защиты от терроризма.

В рамках военно-технического сотрудничества определили два приоритетных направления исследований: борьба с самодельными взрывными устройствами и утилизация взрывчатых веществ. Проводились показы технологий российского и западного производства в области технических средств борьбы с терроризмом.

В 2007 г. в Анкаре прошли две конференции на темы: 'Противодействие идеологической поддержке терроризма' и 'Дальнейшая кооперация и взаимопонимание по тактике и методам террористов'. В ходе первой конференции участники обсудили вопросы, связанные с влиянием экономики, политики, образования, религии, этических и семейных ценностей на идеологическую подпитку терроризма. Кроме этого был рассмотрен перечень мер, направленных на борьбу с терроризмом, его идеологической основой и поддержано развитие контртеррористических инициатив3. В ходе второй конференции участники обменялись опытом по мерам кризисного реагирования, а также по вопросам, связанным с использованием террористами Интернета для подстрекательства и рекрутирования новых членов, а также сбора финансовых средств.

Вся эта совместная работа позволила сформировать национальные взгляды и выработать общее понимание мер противодействия террористическим угрозам.

Повышение оперативной совместимости войск России и НАТО

В 1992−2003 годы воинские контингенты России и НАТО в целом успешно сотрудничали в ходе операций натовских войск на Балканах. В то же время опыт совместных действий показал, что наличие различных стандартов вооружения и боевой техники, средств связи и обработки информации, штабных и войсковых процедур, а также языковый барьер серьезно затрудняют оперативное и тактическое взаимодействие миротворческих контингентов. В целях достижения готовности войск, способных наиболее полно решать совместные задачи в области кризисного реагирования, было принято решение о начале работы по совместимости.

В начале этой деятельности основное внимание уделялось подготовке специалистов для тактического и оперативного звеньев управления, знающих алгоритм работы штабов стран-партнеров, и языковой подготовке. В 2003 г. в мероприятиях по совместимости приняло участие около 230 российских военных, а в 2004 г. уже более 500. Российские наблюдатели приняли участие в компьютерном командно-штабном учении сил реагирования НАТО, в учении 'воздушная операция по поддержанию мира с ограниченным применением сухопутных' и в учении многонациональной бригады по реагированию на кризис вне зоны ответственности альянса.

Одним из приоритетных направлений в 2006 г. были совместные войсковые учения: по связи, учения подразделений специального назначения, сил и средств военно-транспортной авиации, а также мероприятия, связанные с их организацией и их проведением.

Новым направлением стал ежегодный обмен мобильными группами по обучению и подготовке. При этом НАТО − в Общевойсковой академии и Военной академии Генерального штаба, а Минобороны России − в Оборонном колледже НАТО в Риме и школе НАТО в коммуне Обераммергау в Германии. Был также проведен комплекс мероприятий в 15-й отдельной мотострелковой бригаде Приуральского военного округа. Свыше 20 офицеров этой бригады прошли обучение на курсах в школе НАТО и прослушали курс лекций мобильной группы НАТО в Самаре.

В 2007 г. была начата работа по подготовке комплексного учения по реагированию на кризис с участием 15-й отдельной мотострелковой бригады, воздушно-десантных войск, войск связи и военно-транспортной авиации (проведение командно-штабного учения планировалось на 2009 г., а активной фазы − 2010 г.).

Сотрудничество в области миротворчества

Анализируя работу того времени, можно сделать вывод, что позиции России и НАТО по базовым принципам миротворчества, таким как единство усилий, беспристрастность, точный мандат, соблюдение законов и правил принимающего государства, в целом совпадали. Программа, порядок и способы подготовки воинских контингентов, предназначенных для участия в миротворческих операциях, были близки по своему содержанию. Принципиальным различием в наших подходах являлось то, что для России были неприемлемы силовые способы проведения миротворческих операций.

Практическая сторона миротворчества рассматривалась в контексте миротворческой операции многонациональных сил в Боснии и Герцеговине и миротворчества в Косово. Основной темой обсуждений было недопущение нового кровопролития и вооруженного противостояния в этом регионе. Были подготовлены совместные документы: 'Политические аспекты базовой концепции совместных миротворческих операций Россия−НАТО'; 'Гуманитарная помощь и изъятие оружия в ходе совместных усилий России и НАТО в миротворческих операциях'; 'Роль миротворческих сил в безопасном и устойчивом возвращении беженцев'.

В 'Политических аспектах' впервые были прописаны процедуры проведения консультаций, планирования и принятия решений по миротворческим операциям, основываясь во всех случаях на принципе консенсуса и на принципах действительного равноправного партнерства.

Ключевым моментом было проведение в сентябре 2004 г. военно-политического процедурного учения в рамках Совета Россия−НАТО в Брюсселе. Оно отразило готовность всех сторон вырабатывать процедуры действенных консультаций и сотрудничества при урегулировании кризисов по сценарию гипотетической миротворческой операции Россия−НАТО.

В октябре 2005 г. было осуществлено посещение рабочей группы по миротворчеству (до 30 человек военного и гражданского персонала) российского учебного центра 'Выстрел'. Натовцам показали учебно-материальную базу центра, ознакомили с программой и методикой обучения миротворцев4. На базе Таманской мотострелковой дивизии было продемонстрировано стрелковое вооружение российских миротворческих подразделений.

В декабре 2006 г. в России состоялся семинар по проблемным вопросам военно-гражданского сотрудничества в ходе проведения миротворческих операций. Анализ семинара показал, что механизм задействования гражданских и военных властей в ходе конфликта будет эффективен только при наличии согласованного плана их взаимодействия на каждом этапе миротворческой операции, а также мониторинга военно-политической обстановки, позволяющей своевременно вскрывать признаки зарождения конфликта и прогнозировать направления его развития.

Инициатива по сотрудничеству в воздушном пространстве

Цель этой инициативы была обозначена следующим образом − повышение общего потенциала противодействия угрозе терроризма на воздушном транспорте, повышение транспарентности и предсказуемости развития обстановки в воздушном пространстве, укрепление мер доверия вдоль линии соприкосновения России и НАТО. С учетом этого предполагалось построить систему обмена радиолокационными данными о воздушной обстановке вдоль западной границы России и стран-членов НАТО (от Мурманска до Ростова с российской стороны и от Будё (Норвегия) до Анкары − с натовской).

Работа по выполнению проекта проводились в основном в Агентстве НАТО по консультациям, командованию и управлению в Гааге. Было подготовлено обоснование возможности создания общей картины воздушного движения, охватывающей упомянутые выше регионы. В дальнейшем было предусмотрено развертывание Координационных центров в Москве и Варшаве, между которыми происходил бы централизованный обмен данными о воздушной обстановке, полученными из локальных координационных пунктов в городах Калининграде, Мурманске, Ростове, Будё и Анкаре.

После установки оборудования в декабре 2007 г. в Координационном центре в Варшаве и локальных координационных пунктах (Будё и Анкара) были проведены тестовые испытания по обмену радиолокационной информацией между центрами в Москве и Варшаве, и еще раз была подтверждена возможность оперативного выявления фактов отклонения воздушных судов от заявленных маршрутов.

Обсуждались также и технические вопросы по организации обмена данными по воздушной обстановке в районе Берингова моря и перспективы подключения к проекту США и Канады.

В дальнейшем проводилась подготовка и тренировки для оперативного тестирования систем и процедур в реальном времени, включая подготовку персонала и обслуживание системы с последующим утверждением всех операций. Однако в марте 2008 г. НАТО заявило о переносе объявления о полной оперативной готовности системы на конец третьей стадии третьей фазы, т.е. на конец 2009 года.

Сотрудничество в области противоракетной обороны на театре военных действий (ПРО ТВД)

В целях укрепления стратегической стабильности, развития взаимопонимания и сотрудничества в мае 2000 г. президент России В.В. Путин выдвинул инициативу о создании общеевропейской системы нестратегической противоракетной обороны. Предполагалось, что эта система должна обеспечить защиту от баллистических ракет с дальностью полета до 3500 км, быть экономически целесообразной, а ее масштаб и боевые возможности должны соизмеряться с рисками, с которыми сталкивается Европа. Это предложение рассматривалось в рамках разработки совместной концепции ПРО ТВД. Изучалась возможность практического взаимодействия, включая проведение совместных учений.

В сентябре 2005 г. была разработана экспериментальная концепция сотрудничества между Россией и НАТО. Концепция предназначалась для использования во время проведения операций по кризисному реагированию.

Были проведены три совместных командно-штабных учения по ПРО ТВД. Первое состоялось в марте 2004 г. в США, второе - в марте 2005 г. в Нидерландах, третье провели в октябре 2006 г. в Москве. В ходе учения была отработана организация связи, протестированы процедуры предоставления информации об обстановке на поле боя, отработан порядок координации действий при перехвате в так называемых зонах перехлеста (когда перехват может быть осуществлен силами обеих группировок). Были введены этапы развертывания группировок ПРО ТВД и их передислокация, расширен перечень приоритетных объектов обороны. В ходе учения учитывались изменение характера угроз в связи с расходом ракет противника, расход своих противоракет, возможности пополнения ракет-перехватчиков. Также в ходе отработки эпизодов имитировались маневры подразделений ПРО ТВД и мобильных пусковых установок баллистических ракет условного противника. В учении приняли участие 58 представителей государств-членов НАТО. С российской стороны в учениях приняло участие 80 человек.

В ноябре 2006 г. Россия выступила с инициативой изучить возможность провести реальные учения с боевой стрельбой на полигоне 'Ашулук' (Астраханская обл.). Однако в первое время это предложение не вызвало энтузиазма у натовцев. К нему вернулись только в первой половине 2008 года. Такое учение Россия предлагала провести в 2010-2011 годах, и на нем можно было бы на практике отработать порядок взаимодействия группировок ПРО ТВД России и НАТО при ведении боевых действий в реальных условиях обстановки.

Результаты всех проведенных учений свидетельствуют, что при организации взаимодействия между группировками ПРО ТВД России и НАТО их боевые возможности значительно увеличиваются.

Сотрудничество в военно-морской области. Поиск и спасание на море.

По поиску и спасанию на море сотрудничество России и НАТО началось после августа 2000 г., когда в Баренцевом море была проведена международная операция по спасанию экипажа российской атомной подводной лодки 'Курск'.

В 2001 г. российские спасатели приняли участие в командно-штабном учении НАТО по поиску и спасанию аварийных подводных лодок. Представители России впервые были подключены к процедуре принятия решения. Позитивный вклад также внес состоявшийся в июне 2002 г. в Санкт-Петербурге совместный семинар по гидрографическому и навигационному обеспечению поисково-спасательных операций на море.

В феврале 2003 г. был подписан Рамочный документ между Россией и НАТО по спасанию экипажей аварийных подводных лодок. Это позволило создать международно-правовую основу дальнейших совместных действий5.

Примером масштабности работы стала организация в начале июля 2004 г. в Санкт-Петербурге беспрецедентного по составу участников (99 представителей из 24 стран) заседания по аварийному поиску и спасанию экипажей подводных лодок.

Специалисты России по линии Конференции национальных директоров по вооружениям НАТО и Агентства НАТО по стандартизации принимали участие в рабочих группах НАТО по исследованию совместимости систем поиска и спасания экипажей подводных лодок, по морским вооружениям, кораблестроению, по покиданию и спасанию аварийных подводных лодок и ее медицинской секции - по водолазному снаряжению и оборудованию. Наглядным подтверждением уровня взаимного доверия стало участие российских экспертов в исследовании в рамках натовского проекта 'Виртуальный корабль', связанного с созданием системы по спасанию аварийных ПЛ. Привлечение потенциала российского кораблестроения к этой работе позволило создать спасательную систему как для НАТО, так и для России.

В декабре 2004 г. в Брюсселе состоялось подписание Соглашения между РФ и НАТО о присоединении России к операции по борьбе с терроризмом на море 'Активные усилия'.

Соглашение позволило провести мероприятия, направленные на обеспечение процесса интеграции, организовывать работу по направлению мобильных групп альянса по обучению в Москву и Севастополь.

В 2006 г. были проведены тренировки по повышению уровня оперативной совместимости военно-морских сил России и НАТО. Российские и натовские корабли провели в Средиземном море совместные учения. На практике были отработаны элементы совместного маневрирования, обмена информацией в море, а также осуществление соответствующих действий в отношении судов, подозреваемых к причастности к терроризму и перевозке оружия массового уничтожения.

В мае-июне 2006 г. процесс интеграции России в операцию завершился проведением заключительных совместных учений российского сторожевого корабля 'Пытливый' и кораблей альянса. Отработаны процедуры взаимодействия при отражении различных угроз, обмена информацией, совместного маневрирования с кораблями НАТО. Также был разработан Тактический меморандум о взаимодействии, регламентирующий вопросы организации взаимного участия, обмена информацией и разведывательными данными, защиты информации в море и совместимости систем связи в ходе операции.

После принятия Советом НАТО решения о допуске российских сил и средств к операции в сентябре 2006 г. произошло первое подключение российского сторожевого корабля 'Пытливый' к военно-морской группировке альянса в Средиземном море. В последующем в операции приняли и другие российские корабли Черноморского флота.

Главным событием в июне 2008 г. стало проведение в территориальных водах Норвегии учения 'Болд Монарх-2008'. Россия направила спасательное судно со спасательным аппаратом на борту, спасательную парашютно-десантную группу, водолазную группу и медицинскую группу спасательного отряда. В результате проведенного учения впервые была осуществлена стыковка российского спасательного подводного аппарата для вывода подводников из 'аварийной' подводной лодки НАТО, лежащей на грунте.

Военно-техническое сотрудничество между Россией и НАТО

Несмотря на то, что взаимодействие России и НАТО в области военно-технического сотрудничества (ВТС) не нашло отражения в Римской декларации, оно являлось одним из востребованных направлений развития отношений с альянсом.

Это сотрудничество было призвано служить достижению широкого спектра целей: обеспечению технической совместимости войск, как необходимого условия для совместных действий (борьба с терроризмом, спасание на море, проведение миротворческих операций), расширению присутствия российского военно-промышленного комплекса на рынках вооружений; получения доступа к западным технологиям, ускорению работ по кодификации и защите интеллектуальной собственности, поиску альтернативных источников финансирования для проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, а также привлечению инвестиций в российскую промышленность. Кроме того, гибкое использование возможностей ВТС с НАТО, должно было способствовать облегчению выхода на Европейское агентство по вооружениям.

Основная деятельность в этой области проводилась в рабочих группах, входящих в состав натовской Конференции национальных директоров по вооружению.

В 2002 и 2003 годах сотрудничество было сосредоточено на таких направлениях, как: решение проблем технической совместимости, поиск и спасание на море, утилизация противопехотных мин, проблемы стандартизации, технические аспекты в области борьбы с терроризмом.

С 2004 г. ВТС с НАТО заметно активизировалось. Был расширен до 53 перечень рабочих групп НАТО открытых для участия России. В этот период натовцы объявили об открытии для российской стороны двух из девяти направлений антитеррористической программы НАТО: утилизация излишков боеприпасов; борьба с самодельными взрывными устройствами.

В 2005 и 2006 годах взаимодействие с НАТО уже строилось на комплексной основе, предполагающей активное участие в работе коллективных органов альянса: Конференция национальных директоров по вооружению, Агентство НАТО по техническому обеспечению и снабжению, Агентство по исследованиям и технологии, Консультативная промышленная группа, Агентство НАТО по стандартизации и другие.

Осенью 2005 г. прошла серия консультаций руководства Агентства НАТО с представителями России по поиску путей взаимовыгодного сотрудничества в сфере стандартизации вооружения и военной техники, в том числе в вопросах технического обеспечения оперативной совместимости войск.

С сентября 2006 г. началась работа представителей России в группах Конференции национальных директоров по вооружению по беспилотным летательным аппаратам. Наиболее значительным событием 2006 г. явился показ на полигоне 'НИИ Прикладной химии' в Сергиевом Посаде отечественных разработок оружия нелетального действия и технологий по утилизации взрывчатых веществ и материалов. В июне 2008 г. НАТО дало согласие открыть для России еще одно направление ВТС - создание средств не летального действия в рамках программы борьбы с терроризмом.

С конца 2007 г. началось активное сотрудничество с агентством НАТО по исследованиям и технологиям (Париж). Российские эксперты в области авиационной техники в рамках симпозиумов НАТО получили возможность ознакомиться с новейшими разработками стран альянса.

Выводы

Приведенные выше аспекты организации и содержания политического и военного взаимодействия показывают, что объем сотрудничества между Россией и НАТО (с учетом проявленной на высшем уровне политической воли) был довольно значительным. К большому сожалению, приходится констатировать, что даже этот объем не смог остановить НАТО от принятия в 2008 г. решения приостановить деятельность Совета Россия-НАТО из-за возникшего конфликта между Россией и Грузией. При этом большинство европейских государств понимали, что это было объективной ответной реакцией России на развязанную Грузией войну против Южной Осетии и российских миротворцев. В тот момент НАТО и, прежде всего, США не пожелали объективно разобраться в сложившейся ситуации и практически обнулили достигнутые результаты российско-натовского сотрудничества. Вероятно, сказались стереотипы холодной войны, которые существуют, прежде всего, в политических кругах США и в отдельных странах НАТО по отношению к России - восприятие ее как потенциального противника.

Состояние отношений Россия-НАТО на современном этапе

В настоящее время кризис в области Евроатлантической безопасности продолжает увеличиваться. Как пример существующего кризиса - политическая истерия вокруг проведенного в сентябре этого года российско-белорусского военного учения 'Запад 2017'.

Как представляется, политическая основа этого кризиса не только события на Украине, а, прежде всего, на различия взглядов России и НАТО на пути достижения безопасности в Евроатлантическом регионе и различия взглядов на трансформацию существующих институтов безопасности, включая и существование самого альянса. При этом для России продолжает оставаться неприемлемыми политика расширения НАТО на восток и поощрение со стороны США вступление в альянс Украины и Грузии. Эти различия объективно не дают возможность реализовать декларируемые как Россией, так и НАТО слова о необходимости наладить конструктивный диалог.

В последнее время НАТО несколько пересмотрела свое отношение к России. Альянс все-таки предложил сохранить политический диалог в минимальном формате, но при этом оставил закрытыми все каналы взаимодействия по военной линии6. Вместе с тем, как представляется, 'робкий' политический диалог никакого отношения к проблемам взаимодействия между Россией и НАТО не имеет.

Перспективы на будущее

В настоящее время основной проблемой, стоящей на пути сотрудничества и партнерства между Россией и НАТО, является отсутствие доверия сторон друг к другу. Для этого имеются как объективные, так и субъективные предпосылки и причины.

Сблизить взгляды НАТО и России по вопросам Евроатлантической безопасности, а также гарантировать развитие сотрудничества в настоящее время не представляется возможным. Если Россия и НАТО начнут взаимодействие по каким-либо отдельным вопросам сейчас, то это сотрудничество будет не долгосрочным, а будет носить лишь временный характер.

Вместе с тем надо опять начинать политический диалог и пытаться заморозить сложившийся кризис в наших отношениях. Направленность этого диалога - поиск общих подходов к решению имеющихся политических разногласий по вопросам безопасности (прежде всего - как и чем такая безопасность будет достигаться) и разрешение возникшего кризиса. Это и будет задачей на ближайшую и долгосрочную перспективу. Привлекать военных к диалогу можно было бы только на экспертном уровне и не более того.

Одновременно есть ряд проблем между Россией и НАТО, которые требуют постоянного внимания. Диалог по этим вопросам позволил бы снизить уровень противостояния в наших отношениях:

  1. Предотвращение возможных опасных военных инцидентов

Надо постараться создать систему взаимодействия между российскими военными и силами НАТО, которая не позволила бы допустить существенное ухудшение военного противостояния и помогла бы предотвратить возможные опасные военные инциденты. В первую очередь дать возможность военным установить прямые постоянные каналы связи для решения возникающих проблем. Второе - создать правила поведения военных при их соприкосновении - как на море и в воздухе, так и на суше. Главное при этом - надо эти правила юридически или хотя бы политически закрепить. Третье - согласовать не только правила поведения, но и создать правила, регулирующие меры доверия и открытости в военной области. Опыт для создания таких правил имеется, и надо им воспользоваться.

  1. Сотрудничество России и НАТО в борьбе с терроризмом

Другой альтернативы нет. В любом случае Россия и НАТО продолжают оставаться главными внешними игроками в борьбе с терроризмом. Реальная, а не мнимая ситуация диктует необходимость сотрудничества в борьбе с терроризмом сейчас в Сирии, а в последующем, возможно, и в других регионах. В условиях усиления угроз терроризма в других регионах министры иностранных дел России и США не так давно говорили и о дальнейших перспективах взаимодействия. Это возможность помочь международному сообществу урегулировать конфликты в Афганистане, Йемене, Ливии и постараться найти подходы, чтобы все-таки сдвинуть с мертвой точки палестино-израильское урегулирование. Установление диалога и постоянных контактов в решении этих вопросов - реальная необходимость. Подобный опыт взаимодействия имеется.

  1. Вопросы противоракетной обороны

Взаимосвязь между СНВ и ПРО является общепризнанным фактом. Нарушение этого принципа приведет к нарушению стратегической стабильности вследствие обесценивания российского ядерного потенциала, тем более эта взаимосвязь усиливается при сокращении таких вооружений. Планы США и НАТО по ПРО в Европе уже реализуются, поэтому партнерами в области ПРО мы уже не будем. Консультации надо начинать сейчас и весьма решительно об этом заявить даже тогда, когда предложения США и НАТО о сотрудничестве останутся прежними (меры доверия, обмен информацией и т.д.) и даже при естественном с их стороны 'музыкальном сопровождении' ('мы не враги', 'ПРО НАТО в Европе России не угрожает', 'все это делается для устранения возможной ракетной опасности со стороны Ирана и КНДР'). Необходимо совместно разработать военно-технические и организационные меры, направленные на исключение влияния ПРО США и НАТО в Европе на российский ядерный потенциал. Важны для нас также вопросы о нахождении военных кораблей США с системами ПРО в акваториях морей и океанов, приближенных к российской территории. Все дальнейшее сотрудничество, если получится, ограничить рамками выработанных мер.

Заключение

При всей склонности некоторых российских политологов и экспертов говорить о ненужности НАТО и о развале альянса, можно утверждать, что НАТО, как на ближайшую, так и долгосрочную перспективу, останется для Запада востребованным для обеспечения своей политической и военной безопасности. Вместе с тем эту безопасность выстраивать без учета интересов России в Европе не только бесполезно, но и, как показал опыт прежнего сотрудничества, невозможно.

Остается только надеяться, что политическое и военное руководство НАТО проявит политическую волю, трезво оценит сложившуюся ситуацию и найдет пути решения возникшего конфликта и других разногласий, а накопленный в прошлом опыт политического и военного сотрудничества будет востребован.


Список литературы

[1] Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией североатлантического договора. Официальный сайт Организации Североатлантического договора. 27.05.1997. Available at: https://www.nato.int/cps/ru/natohq/official_texts_25468.htm.

[2] Отношения Россия-НАТО: новое качество. Декларация глав государств и правительств Российской Федерации и государств-членов НАТО. Официальный сайт Президента России. 28.05.2002. Available at: http://kremlin.ru/supplement/3484.

[3] Конференция Россия НАТО на тему терроризма. Официальный сайт Организации Североатлантического договора. 17-18.05.2007. Available at: https://www.nato.int/cps/ru/natolive/news_7461.htm?selectedLocale=ru.

[4] Сотрудничество Россия-НАТО // Новости НАТО. 2005. ?4. Available at: https://www.nato.int/docu/other/ru/novosti/2005/0504.pdf.

[5] Рамочный документ между Российской Федерацией и НАТО по спасанию экипажей аварийных подводных лодок. // Независимое военное обозрение. ? 29. 14.02.2003. Available at: http://nvo.ng.ru/concepts/2003-02-14/4_rus-nato.html.

[6] NATO chief predicts increased dialogue with Russia in 2018. // The Deutsche Welle. 29.12.2017. Available at: http://www.dw.com/en/nato-chief-predicts-increased-dialogue-with-russia-in-2018/a-41966005.



Печать