Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№2, 2015

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ОРГАНИЗАЦИИ И СОДЕРЖАНИЯ ВОЕННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА РОССИЯ-НАТО (1994-2008 гг.)

В. С. Кузнецов,
старший научный сотрудник,
Института США и Канады РАН
e-mail: kuz2011.1948@mail.ru

Аннотация. Статья посвящена проблемам организации и содержания военного сотрудничества между Россией и НАТО в период 1994 - 2008 гг. Автор раскрывает и анализирует направления взаимодействия между Министерством обороны РФ, Генеральным штабом РФ и военно-политическими структурами Североатлантического союза. Опыт военного сотрудничества, возможно, будет востребован в дальнейшем в случае нормализации взаимоотношений Россия-НАТО

Ключевые слова: Совет Россия-НАТО, военное сотрудничество между Россией и НАТО, военное представительство РФ при НАТО, программа Партнерство ради мира, Военные миссии связи.

SOME ASPECTS OF ORGANIZATION AND SUBSTANCE OF NATO-RUSSIA MILITARY COOPERATION (1994 – 2008)

V.S. Kuznetsov,
Senior Research Fellow,
Institute for the U.S. and Canadian Studies, Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article is devoted to the issues of organization and substance of the mil-to-mil cooperation between Russia and NATO in 1994 -2008. The author describes and analyzes different areas of interaction between the Ministry of Defence of the Russian Federation, the General Staff and the politico-military structures of the North Atlantic Alliance. The experience of the military cooperation might be used in the future if the NATO-Russia relations come back to normal.

Keywords: NATO-Russia Council, military cooperation between Russia and NATO, Military Representation of the Russian Federation to NATO, ‘Partnership for Peace’ Programme, Military Liaison Missions.

Введение

В настоящее время отношения между Россией и НАТО характеризуются высокой степенью политической и военной напряженностью. В этом свете некоторые эксперты заговорили о возможном военном конфликте между Североатлантическим альянсом и Россией. Этому способствовали решения НАТО, предпринятые в марте - апреле 2014 года в связи с конфликтом на Украине и вхождение Крыма в состав России. Организация расценила это как угрозу европейской безопасности в целом и заморозила проекты практического сотрудничества и работу всех органов Совета Россия - НАТО. Кроме того, альянс предпринял ряд организационных мер направленных на увеличение военной активности у границ России - расширил миссии воздушного патрулирования в Прибалтике, укрепил военно-штабные структуры в странах Восточной Европы, серьезно модифицировал военную инфраструктуру в этих странах, значительно увеличил количество и качество совместных учений сухопутных сил вблизи российских границ и военно-морских сил в Балтийском и Черном морях.

Вместе с тем за последнее время раздаются призывы из штаб-квартиры НАТО, как политического, так и военного руководства «сохранить открытыми каналы диалога по военной линии».

В этой связи представляется целесообразным раскрыть некоторые прежние аспекты военного сотрудничества между Россией и НАТО и напомнить о работе военных и дипломатов в этой области до середины 2008 года. В то время была проделана довольно значительная работа, накоплен определенный опыт сотрудничества, и который (если здравый смысл у нынешнего политического и военного руководства НАТО все-таки возобладает) может быть в дальнейшем востребован. Тем более, ведущиеся в настоящее время дискуссии по проблемам российско-натовских отношениям показывают, что большинство в экспертном сообществе мало имеют представления о работе военных и дипломатов до августа 2008 года (начала военных действий Грузии против российских миротворцев и Южной Осетии).

В данном реферате предпринята попытка дать некоторое комплексное представление об организаторской работе и ее содержании, которая проводилась в области российско-натовского военного сотрудничества Министерством иностранных дел России (МИД РФ), Министерством обороны России (МО РФ), Генеральным штабом Вооруженных Сил России (ГШ ВС РФ), Аппаратом Главного военного представителя (ГВП) при НАТО.

Работа в области военного сотрудничества основывалось, прежде всего, на положениях:

- Основополагающего Акта подписанного в 1997 году главами государств России и НАТО, и который стал основой развития прочного, долговременного партнерства между военными. Акта обеспечил России привилегированное партнерство с Альянсом. Наряду с основной целью этого документа содействовать укреплению взаимного доверия, в нем был отражен широкий спектр направлений военного сотрудничества. Впервые было заявлено о создании при НАТО дипломатического и военного представительства России;

- Римской Декларации глав государств и правительств Российской Федерации и государств-членов НАТО «Отношения Россия - НАТО: новое качество» от 28 мая 2002 г., которая стала практически директивным документом, определившим основные виды военного взаимодействия таких как:

- оперативная совместимость;

- борьба с терроризмом;

- спасание на море и военно-морское сотрудничество;

- противоракетная оборона на театре военных действий;

- инициатива в области использования воздушного пространства;

- сотрудничество в области тыла;

- военно-техническое сотрудничество;

- военные реформы;

- миротворчество;

- работа экспертов по вопросам ядерного оружия.

Вместе с тем началом официальных контактов в военной области между Россией и НАТО признано считать присоединение в 1994 году Российской Федерации к программе «Партнерство ради мира» (ПРМ) - главной программе политического сотрудничества в области обеспечения безопасности и обороны между НАТО и государствами партнерами. В то время российское участие в программе ограничивалось минимальным количеством мероприятий по военной линии (курсы, семинары, ознакомительные визиты и т.д.). В данном реферате будут отражены также некоторые элементы сотрудничества, которые имели место и до 1997 года.

Однако только с 1997 года, военное сотрудничество приобрело планомерный и целенаправленный характер, и было организовано первоначально в рамках Совместного Постоянного Совета Россия-НАТО.

Хотелось бы выразить благодарность от автора реферата бывшим офицерам аппарата ГВП, так как основу реферата составили справочные документы, подготовленные ими в 2002-2008 гг.

Совместный Постоянный Совет

В соответствии с разделом II Основополагающего Акта был создан Совместный Постоянный Совет Россия-НАТО (СПС) в начальном формате «19+1». Положениями этого документа по линии военных предусматривалось проведение заседаний на уровне министров обороны и заседания Совместного Постоянного Военного Комитета на уровне начальников генеральных штабов (СПВК-НГШ) дважды в год (май и ноябрь). Ежемесячно проводились заседания СПС на уровне послов и Военных представителей (ВП). На них затрагивались такие вопросы военного сотрудничества как:

- контроль над вооружениями, включая адаптацию Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ);

- нераспространение оружия массового уничтожения (ОМУ),

- сотрудничество в рамках ПРМ;

- управление и безопасность воздушного движения;

- сотрудничество в области ПВО и тактической ПРО;

- переподготовка военнослужащих, увольняемых из ВС РФ.

До марта 1999 г. (начала военных действий НАТО против Республики Югославия) на заседаниях СПВК-НГШ, как правило, рассматривались вопросы, связанные с укреплением мер доверия и транспарентности в военной области, перспективы реформирования ВС РФ и НАТО. Осуществлялся обмен мнениями о ходе миротворческой операции в Боснии и Герцеговине (БиГ), и развитию обстановки в Косово.

В марте 1999 года, НАТО во главе с США нарушила международные документы, действующие в рамках ООН, и, проигнорировав мнение многих ведущих государств, развязала военные действия против Республики Югославии. Россия в знак протеста, приостановила свое участие в СПС, а Главный военный представитель РФ при НАТО был отозван из Брюсселя в Москву.

Тем не менее, Россия продолжила играть ключевую роль в разрешении кризиса в Югославии, и, даже в этот период, российские миротворцы вместе с военнослужащими НАТО выполняли свои обязанности в БиГ. После принятия резолюции СБ ООН № 1244, в июне 1999 года, российский миротворческий контингент вошел в состав Сил для поддержания мира в Косово.

СПС продолжил свою деятельность, сосредоточив свое внимание, прежде всего, на участии российских сил в операции в Косово. Непосредственное участие России в косовском урегулировании, тесное взаимодействие российских военнослужащих с подразделениями натовских стран в последующем позволило заметно улучшить отношения с НАТО. Переговоры на высоком уровне между Россией и НАТО и принятые на них решения дали возможность наполнить военное сотрудничество более глубоким содержанием. За интенсивными переговорами последовала договоренность о разработке новой Декларации, которая была подготовлена и подписана в Риме 28 мая 2002 года.

Совет Россия-НАТО на уровне министров обороны

Совет Россия-НАТО (СРН), созданный в соответствии с положениями Римской Декларации заменил СПС. Данной Декларацией было определено проведение двух официальных заседаний на уровне министров обороны ежегодно, а также их регулярных неформальных встреч.

Первое заседание СРН министров обороны (СРН-МО) состоялось в Брюсселе 6 июня 2002 г. На нем были рассмотрены в общем плане военные аспекты сотрудничества в контексте решений Римской встречи в верхах, взаимодействие военных в борьбе с терроризмом и в сфере поиска и спасания на море.

В 2004 году было принято решение вместо двух ежегодных заседаний СРН-МО проводить две неформальные встречи в одной из натовских стран (одну в феврале, а другую в сентябре-октябре). Официальные заседания СРН-МО договорились проводить в Брюсселе в июне. Так, например неформальная встреча СРН-МО в 2004 году состоялась в г. Паяна – Брашов (Румыния).

9 июня 2005 г. в Брюсселе состоялось официальное заседание СРН-МО. На нем были утверждены Политико-военные указания по повышению оперативной совместимости войск (сил) России и стран НАТО. По итогам заседания было принято совместное Заявление. В этом же году состоялись две неформальные встречи СРН-МО: 10 февраля 2005 г. в Ницце и 14 сентября 2005 г. в Берлине. В 2006 году были проведены одна неформальная встреча СРН-МО: 10 февраля в г. Таормина (Италия) и одно официальное заседание - 29 сентября в г. Порторож (Словения). Обсуждались вопросы участия РФ в операции «Активные усилия», борьба с терроризмом, сотрудничество в области военных реформ, проблемы международной безопасности (операции НАТО на Балканах и в Афганистане, ядерная программа Ирана).

После проведения неформальной встречи СРН-МО 10 февраля 2006 г. в порту Мессины состоялось посещение Генеральным секретарем НАТО Я. Схеффером и Министром обороны Италии А. Мартино гвардейского ракетного крейсера «Москва». Они были ознакомлены с ходом подготовки российских кораблей к участию в операции «Активные усилия».

В 2007 году были проведены две неформальные встречи СРН-МО в г. Севилья (Испания) и г. Нордвейк (Нидерланды). Официальное заседание СРН-МО в Брюсселе состоялось 14 июня 2007 года. На заседании были одобрены такие документы как Обзор выполнения Политико-военных указаний по повышению уровня оперативной совместимости и Первоначальные рамки стратегического видения.

Аппарат ГВП РФ при НАТО принимал непосредственное участие в подготовке заседаний СРН-МО. Как правило, за два месяца до предварительно согласованной даты проведения мероприятия Главный военный представитель проводил встречу с зам. Генерального секретаря НАТО по вопросам оборонной политики и планирования. Рассматривался примерный перечень вопросов выносимых на заседание. Приблизительно за две недели до начала его проведения проводилась еще одна встреча, на которой окончательно согласовывалась повестка дня, а также детали проведения встречи Министра обороны РФ с Генеральным секретарем НАТО. Эта встреча обычно проводилась до начала заседания СРН. В ходе двусторонних встреч Министр обороны РФ и Генеральный секретарь НАТО имели возможность обсудить текущие проблемы военного сотрудничества России и НАТО, а также вопросы, которые будут рассматриваться на предстоящем заседании СРН.

СРН на уровне начальников генеральных штабов

Под эгидой СРН проводились также плановые встречи начальников генеральных штабов (СРН-НГШ). Они проходили два раза в год в мае и ноябре и были привязаны по времени к заседаниям Совета Евроатлантического Партнерства (СЕАП).

С 2002 по 2004 годы в рамках СРН-НГШ было проведено семь встреч с участием НГШ ВС РФ генерала армии А.В. Квашнина. С 2005 года во встречах принимал участие НГШ ВС РФ генерал армии Ю.Н. Балуевский. Начиная с 2003 года, ежегодно разрабатывался План работы СРН на уровне ВП и НГШ на следующий год и дальнейший период, который утверждался НГШ на ноябрьских заседаниях.

Так, например, в ноябре 2005 г. был утвержден План работы на 2006 год, который включал 76 мероприятий в области повышения оперативной совместимости, поиска и спасания на море, ПРО ТВД, сотрудничества в области тылового обеспечения и в военно-морской области. На майском заседании 2006 г. НГШ были одобрены три документа: Оценка реализации Плана работы СРН на уровне ВП на 2005 год и дальнейший период, отчет о выполнении Плана действий СРН по борьбе с терроризмом и «Приоритеты СРН на уровне ВП по дальнейшему развитию отношений между военными - Обзор и рекомендации».

К майскому заседанию 2007 года был подготовлен для утверждения совместный документ, касающийся обобщения опыта участия российских кораблей в операции НАТО «Активные усилия» в Средиземном море. Была доведена информация о подготовке второго российского корабля «Ладный» к участию в этой операции, а также о планах по участию в ряде совместных с силами НАТО учений, намеченных на 2007 год. Также были подняты вопросы, связанные с российскими озабоченностями, включая перспективы сотрудничества в области противоракетной обороны театра военных действий, ситуации с контролем над обычными вооружениями в Европе и проблема вступления в силу адаптированного ДОВСЕ с учетом позиции по этому вопросу, заявленной Президентом РФ.

15 мая 2008 г. на заседании СРН-НГШ обсудили вопросы российского участия в операции «Активные усилия», в учении по поиску и спасанию на море «Болд Монарх-2008», а также ход подготовки к совместному комплексному учению по реагированию на кризис в 2010 году и полевому учению сил специального назначения в 2009 году. НГШ РФ генерал армии Ю.Н. Балуевский остановился и на проблемах, существовавших в то время в российско - натовских отношениях:

- ситуация вокруг ДОВСЕ и проблема контроля над вооружениями в целом;

- российские озабоченности в области ПРО, в связи с планами США по созданию в Европе третьего позиционного района системы ПРО и его интеграции в соответствующую структуру, создаваемую в НАТО по защите территории альянса от ударов баллистических ракет;

- неурегулированность вопроса «калининградского транзита» в свете неконструктивного подхода со стороны Литвы к решению вопросов по обеспечению возможности вывоза российских вооружений и военной техники из Калининградской области.

Кроме того НГШ ВС РФ акцентировал внимание СРН на вопросе о поставках оружия со стороны стран НАТО в Грузию и призвал своих коллег довести до своего политического руководства необходимость прекращения поставок вооружения в этот регион. При этом перед заседанием российская сторона предварительно распространила информацию по «вкладу» конкретных стран альянса в милитаризацию Грузии с целью привлечения внимания к взрывоопасной обстановке вокруг Абхазии.

СРН на уровне военных представителей

Начиная с июня 2002 г. ежемесячно проводились заседания СРН на уровне ВП (СРН-ВП) где обсуждались текущие вопросы сотрудничества.

В соответствии с принятым регламентом работы СРН-ВП главным подотчетным органом являлся Военный подготовительный комитет (ВПК), который отвечал за подготовку и организацию, как заседаний СРН-ВП, так и СРН-НГШ. Основной функцией ВПК являлась подготовка всех рабочих документов СРН-ВП, согласование текущих вопросов между заседаниями и окончательной повестки дня заседаний СРН-ВП. Была создана группа штабной поддержки международного военного штаба, которая оказывала содействие в работе как СРН-ВП, так и ВПК. В ее состав входили представители международного военного штаба НАТО, а также сотрудники Аппарата ГВП РФ при НАТО. Встречи группы штабной поддержки обычно проводились за 10 дней до пленарного заседания СРН-ВП с целью обобщения предложений по пунктам повестки дня. ВПК, как правило, проводился за семь дней до заседания СРН-ВП. По итогам СРН-ВП готовился протокол заседания, который рассылался всем военным представителям СРН на утверждение в соответствии с «процедурой умолчания», которая длилась как минимум семь рабочих дней. Если по истечении семи дней эта процедура не была нарушена, документ считался принятым, и его окончательная версия распространялась в виде итогового протокола.

Начиная с 2005 года, были введены в практику так называемые выездные заседания СРН-ВП. Так, например 15 марта 2005 г. было проведено заседание СРН-ВП в г. Москве, на котором рассматривались вопросы подготовки РФ к участию в операции «Активные усилия», повышение оперативной совместимости войск (сил) РФ и НАТО, борьба с терроризмом, перспективы укрепления механизма связи и взаимодействия. Кроме того, в ходе этого визита военным представителям стран НАТО была предоставлена возможность посетить зенитно-ракетный дивизион С-300 (п. Марьино, Московской области). Председатель военного комитета НАТО генерал Р. Эно встретился с руководством ГШ ВС РФ и МО РФ.

18 сентября 2007 г. в г. Неаполе (Италия) было проведено заседание СРН-ВП, посвященное десятилетию подписания Основополагающего акта и пятилетию основания СРН в соответствии с Римской Декларацией. Основными вопросами, которые рассматривались на этом заседании, были участие Российской Федерации в операции «Активные усилия» и взаимодействие в военно-морской области в области поиска и спасания на море, осуществление визитов кораблей НАТО в Россию. Там же было принято решение о необходимости проведения ежегодного обзора состояния и перспектив военного сотрудничества России и НАТО.

Военные миссии РФ при штабе Верховного главного командования объединенных вооруженных сил НАТО в Европе

Деятельность военных миссий РФ при штабе верховного главного командования объединенных вооруженных сил НАТО (ВГК ОВС НАТО) в Европе осуществлялась до создания Аппарата ГВП РФ при НАТО.

Оперативная группа МО РФ на период проведения операции по выполнению мирного соглашения в бывшей Республике Югославии

Принятая СБ ООН резолюция № 1031 от 15 декабря 1995 г. о проведении миротворческой операции в Боснии и Герцеговине (БиГ) изменила коренным образом ситуацию в области российско-натовского военного сотрудничества. В соответствии с мандатом, полученным на основе резолюции, НАТО сформировала многонациональные миротворческие силы (МНС). Военно-политическое руководство РФ приняло решение на участие российских миротворцев в этой операции. Был назначен при заместителе ВГК ОВС НАТО в Европе по российским войскам представитель ВС РФ -российский генерал, который являлся одновременно и руководителем оперативной группы главой. Группа была создана в координационном центре МНС и обеспечивала поддержание связи и взаимодействия на всех уровнях управления операцией.

Российский воинский контингент (отдельная воздушно-десантная бригада) выполнял свои задачи в операции, действуя в одной зоне в составе многонациональной дивизии «Север», основу которой составляли американские войска.

Основным документом планирования операции МНС явился оперативный План ВГК ОВС НАТО в Европе. Действия российских миротворцев отражались в Плане участия российского миротворческого контингента в операции в БиГ.

28 октября 1995 г. представителем ВС РФ генерал-полковником Л.П. Шевцовым и ВГК ОВС НАТО в Европе генералом Дж. Джоулвэном были подписаны «Согласованные принципы участия России в Силах выполнения мирного соглашения в бывшей Югославии». Они включали изложение общей задачи (цели), правила применения силы, принципы единоначалия, единые системы управления воздушным движением и система управления наземным передвижением, принципы обмена разведывательными сведениями, координация процесса информирования общественного мнения, единая система по координации тылового обеспечения.

В соответствии с «Согласованным положением об обязанностях заместителя ВГК по российским войскам на период проведения операции по выполнению мирного соглашения (ОВМС) в бывшей Югославии» от 7 ноября 1995 г. на генерал-полковника Л.П. Шевцова, в том числе и на оперативную группу возлагались обязанности:

- полностью участвовать в процессах оценки обстановки и штабного планирования, консультировать и давать техническую оценку в отношении вооруженных сил, участвующих в ОВМС;

- состоять главным советником при ГК ОВС НАТО в Европе по использованию российского контингента в районе проведения ОВМС;

- выражать свое несогласие и озабоченность по участию российских войск в ОВМС;

- иметь небольшую группу штабных офицеров для оказания помощи в работе.

Группа формально прекратила свою деятельность в 1999году в связи с учреждением вместо ее группы связи и взаимодействия по СФОР и КФОР.

Группа связи и взаимодействия по СФОР и КФОР

В соответствии с договоренностями («Согласованные пункты российского участия в силах КФОР»), достигнутыми министрами обороны РФ и США в Хельсинки 16-18 июня 1999 г., при штабе ВГК ОВС НАТО в Европе была учреждена группа взаимодействия по СФОР и КФОР (до 10 человек) во главе с Военным Представителем (ВП) МО РФ.

Группа приступила к работе в сентябре 1999 г. Она представляла интересы МО РФ во взаимоотношениях со штабом ВГК ОВС НАТО в Европе по вопросам, связанным с участием российских войск в миротворческих операциях в Косово и БиГ. На группу возлагалось:

- урегулирование спорных вопросов, которые возникали в рамках проводимых операций и не могли быть решены на уровне командующих миротворческими контингентами. В случае невозможности урегулировать эти проблемы имелось право вынести их обсуждение на уровень СРН-НГШ;

- информирование руководства ВС РФ об изменении в планах штаба ВГК ОВС НАТО в Европе по проведению миротворческих операций, наличии в них положений, ущемляющих российские интересы.

ВП МО РФ участвовал в военном контроле над деятельностью российских воинских контингентов. Он проводил со штабом ВГК ОВС НАТО в Европе консультации и был наделен полномочиями, позволяющими в полном объеме участвовать в осуществляемом в НАТО планировании операции и контроле за ее проведением. Он мог проводить консультации с любыми должностными лицами ВС РФ и ВГК ОВС НАТО в Европе. Им неоднократно совершались рабочие поездки в БиГ и Косово. В каждой такой поездке ВП встречался с командирами многонациональных бригад, в секторах которых действовали подразделения российского воинского контингента (РВК), знакомился с обстановкой и оценивал эффективность российско - натовского взаимодействия. В июне 2001 года был подготовлен рабочий визит Министра обороны РФ С. Иванова и Министра иностранных дел РФ И.С. Иванова в Косово для посещения РВК, который состоялся 17 июня.

Группа разрабатывала совместно со штабом НАТО документы планирования операций. Осуществлялся сбор, обобщение информации и анализ обстановки, готовились донесения для доклада руководству Министерства обороны РФ о ходе выполнения операций и предложения по обеспечению российских интересов в ходе операций.

Вот как оценивал деятельность групп взаимодействия Минобороны России ВГК ОВС НАТО генерал Дж. Джоунс в статье, написанной им для газеты «Красная звезда»:

«Оперативно-стратегическое взаимодействие в штабе ВГК ОВС НАТО осуществлялось через старшего офицера Генерального штаба РФ, занимающего должность заместителя ВГК ОВС НАТО в Европе по российскому воинскому контингенту и непосредственно работающего с ВГК от имени начальника Генерального штаба РФ.

Представляя российские вооруженные силы в многонациональном штабе, укомплектованном военнослужащими из 48 государств, генерал- полковник Л.П. Шевцов, а позднее генерал-лейтенант А.Г. Криволапов и генерал-лейтенант В.А. Логинов, а также их сотрудники сыграли существенную роль в успехе совместных начинаний НАТО и России и в решающей мере содействовали общему успеху операций СФОР и КФОР.

Благодаря прямому повседневному взаимодействию в штабе ВГК ОВС военные представители НАТО и России поддерживали постоянную связь между ГШ РФ и штабом ВГК ОВС НАТО в Европе, обменивались оперативно-стратегическими оценками по текущим операциям и угрозам стабильности региона, находили решения для сложных задач обеспечения безопасности и оказания поддержки мерам, которые предпринимало международное сообщество. Наличие единого подхода позволило командным структурам НАТО и России координировать передислокацию войск, согласованно сокращать их численность, устанавливать приоритетность тактических задач и постоянно совершенствовать свою работу по проведению текущих операций. Но самым важным итогом этой совместной работы было формирование единой оперативно-стратегической перспективы и практики конкретных консультаций между высшими военными руководителями НАТО и России».

Повышение оперативной совместимости войск России и НАТО

Повышение оперативной совместимости войск (сил) являлось одним из основных направлений сотрудничества в рамках СРН, осуществляемого ГШ РФ и ВГК ОВС НАТО в Европе.

В 1992-2003 годы воинские контингенты России и НАТО в целом достаточно успешно сотрудничали в ходе операций натовских войск на Балканах. В то же время опыт совместных действий показал, что наличие различных стандартов вооружения и боевой техники, средств связи и обработки информации, штабных и войсковых процедур, а также языковый барьер серьезно затрудняют оперативное и тактическое взаимодействие миротворческих контингентов. В целях достижения такой готовности войск, когда они будут способны наиболее полно решать совместные задачи в области кризисного реагирования, было принято решение о начале работы по совместимости.

Планомерное сотрудничество в вопросах достижения оперативной совместимости войск началось на состоявшемся 13 мая 2003 г. СРН-НГШ. Было принято решение разработать Первоначальные рамочные мероприятия. НГШ одобрили концептуальные рамки предложений стратегических командований НАТО по развитию и оценке совместимости войск (сил) России и НАТО на 2003 год.

Были разработаны рекомендации и приняты решения по осуществлению мероприятий, развитию механизмов и методов оценки достигнутого. Была создана российско - натовская группа по учёту и анализу организации, приёмов и порядка совместной работы, успешно применённых войсками России и НАТО в рамках СФОР и КФОР. В июне 2003 года было согласовано проведение на год 26 мероприятий. Из них 21- в соответствии с предложениями стратегических командований ОВС НАТО и 5 дополнительных. Дополнительные мероприятия касались обобщения опыта российско-натовского сотрудничества на Балканах, определение возможностей военно-учебных заведениях МО РФ, возможностей обучения натовских специалистов служб поиска и спасания в специальных центрах ВВС России. В течение года проведенные мероприятия носили в основном ознакомительный характер.

С учреждением при штабе ВГК ОВС НАТО в Европе российской Группы связи и взаимодействия в апреле 2004 г. эта работа приобрела более планомерный и формализованный характер.

При подготовке проекта Плана совместимости на 2004 год была поставлена цель, получить первые практические результаты. В качестве основных задач были определены: достижение оперативной совместимости в области систем связи и информации; подготовка специалистов для тактического и оперативного звеньев управления, знающих алгоритм работы штабов стран-партнеров по управлению войсками; войсковые учения; языковая подготовка. План на 2004 год включал 37 мероприятий. Если в 2003 году в мероприятиях приняло участие около 230 военнослужащих Минобороны России, то в 2004 году – более 500.

Планом на 2005 год (48 мероприятий) были охвачены все виды ВС РФ. Была предусмотрена работа преподавателей ВВУЗов МО РФ в школе НАТО в Обераммергау (Германия). Российские военные наблюдатели приняли участие компьютерном командно-штабном учении (КШУ) сил реагирования НАТО, в учении по оценке результатов модернизации систем управления и связи, в учении- воздушная операция по поддержанию мира с ограниченным применением сухопутных, КШУ многонациональной бригады по реагированию на кризис вне зоны ответственности альянса. В целом этот план был призван заложить фундамент для проведения совместных учений в следующем 2006 году. При этом Стратегическое командование НАТО к проведению специальных тактических учений подразделений сил специального назначения и военно-транспортной авиации (ВТА) в 2005 году оказались не готовы.

Одним из приоритетных направлений в 2006 году в области оперативной совместимости были совместные войсковые учения: по связи; подразделений специального назначения; сил и средств ВТА, а также мероприятия связанные с их организацией и их проведением. Учение по связи стратегического уровня Россия - НАТО «СОМЕХ-2006» было проведено в период 9-25 мая в учебном центре ВС Германии г. Баумхолдер. В ходе учения была достигнута совместимость российского узла связи «Багор-1» с натовскими комплексами и установлена связь по открытому каналу между штабом ВГК ОВС НАТО в Европе и ГШ ВС РФ. Тактико-специальное учение подразделений специального назначения Россия и НАТО «SOF LIVEX» было спланировано в период с 4-13 сентября в учебном центре 76 воздушно десантной дивизии «Тесницкое» (г. Псков). Были проведены основные планирующие мероприятия. Вместе с тем, в связи с возложением на ВДВ России ряда дополнительных задач, данное учение было перенесено.

Первый этап тактико-специального учения ВТА «2006 Military Transport Aviation LIVЕХ» был проведен в период с 17 по 20 июля 2006 г. на авиабазе Рамштайн (Германия). Отрабатывались процедурные вопросы и алгоритм действий экипажей и подразделений аэродромного обслуживания. Проведена пробная погрузка/разгрузка российского самолета Ил-76.

Новым направлением деятельности стал ежегодный обмен на взаимной основе мобильными группами по обучению и подготовке. При этом НАТО - в Общевойсковой академии и Военной академии ГШ ВС РФ, а МО РФ - в Оборонном колледже НАТО в Риме и школе НАТО в Обераммергау. Был также проведен комплекс мероприятий в 15 отдельной мотострелковой бригаде Приуральского Военного Округа. Свыше 20 офицеров этой бригады прошли обучение на курсах в школе НАТО и прослушали курс лекций мобильной группы НАТО в Самаре.

В 2007 году была начата работа по подготовке комплексного учения по реагированию на кризис с участием 15 отдельной мотострелковой бригады, ВДВ, связи и ВТА (проведение КШУ планировалось на 2009 год, а активной фазы-2010 год). Возобновилась работа по подготовке учения подразделений специального назначения (проведение учения было намечено на 2009 год). Продолжалась работа и по обучению российских офицеров в школах связи НАТО по практическому использованию новейших информационных и телекоммуникационных технологий, работа в продолжение учения по связи «СОМЕХ», проведение комплекса мероприятий в 15 мотострелковой бригаде. Продолжилась также работа мобильных групп по обучению и подготовке в российских академиях, в Оборонном колледже НАТО и школе НАТО.

В 2008 году деятельность была направлена на практическую реализацию достигнутого уровня оперативной совместимости. Перечнем мероприятий было запланировано проведение 29 мероприятий. 13-16 мая в г. Валенсия (Испания) состоялась начальная планирующая конференция по подготовке совместного КШУ по реагированию на кризис, первое совещание по подготовке учения по связи «СОМЕХ-2009» и предварительная планирующая конференция по подготовке учения подразделений специального назначения.

В ходе указанных встреч был определен цикл мероприятий по подготовке совместного КШУ по реагированию на кризис, учения подразделений специального назначения России и НАТО «SOF LIVЕХ-2009» и учения подразделений связи «СОМЕХ-2009» 2009 году.

Продолжалась работа по участию в курсах подготовки в школе НАТО в Обераммергау, в школах связи НАТО по практическому использованию новейших информационных и телекоммуникационных технологий, в семинарах различной тематической направленности.

При этом НГШ ВС РФ 7 мая 2008 г. был утвержден Перечень органов военного управления, соединений, воинских частей и организаций, привлекаемых к сотрудничеству с НАТО в области повышения оперативной совместимости войск (сил).

Деятельность МО РФ в рамках военно-политических структур СЕАП

Юридической базой для участия представителей МО РФ в работе военно-политических структур СЕАП являлось присоединение России в 1994 году к программе ПРМ.

Заявление о намерении активно участвовать в программе ПРМ и заключить с НАТО содержательное соглашение, было объявлено Президентом РФ 14 января 1994 г. в Москве в ходе его встречи с президентом США.

Рамочный документ программы был подписан Министром иностранных дел России в Брюсселе 22 июня 1994 г. По итогам обсуждений был принят Протокол. Согласно Протоколу стороны согласились готовить широкую индивидуальную Программу партнерства Россия-НАТО и, параллельно, развивать сотрудничество по направлениям, выходящим за рамки ПРМ. Российский Презентационный документ руководству альянса был передан 5 июля 1994 г.

На основе документов НАТО (Приглашение, Рамочный документ, Рабочая программа партнерства), а также российского Презентационного документа экспертами России и НАТО была подготовлена Программа партнерства Россия - НАТО, которая была одобрена в Брюсселе 1 декабря 1994 г.

Программа включала два документа: двустороннюю программу Россия-НАТО «Области широкого, углубленного диалога и сотрудничества между Россией и НАТО» и индивидуальную Программу партнерства России в рамках ПРМ.

Двусторонняя программа предполагала сотрудничество в таких областях, как обмен информацией по проблемам европейской политики и безопасности, политические консультации по вопросам нераспространения ОМУ, выполнения Конвенций о запрещении химического, биологического и токсинного оружия, а также другие вопросы, представляющие взаимный интерес.

В индивидуальную программу партнерства были включены такие направления в военной области как: сотрудничество в области оборонного планирования; обмен мнениями по содержанию военных доктрин, концептуальным основам строительства вооруженных сил, формированию военных бюджетов; укрепление мер доверия в военной области и открытость военной деятельности; совместные шаги в области контроля над вооружениями и разоружения; совместная проработка проблем нераспространения ОМУ и средств его доставки; миротворческая деятельность и др. Индивидуальная программа партнерства предусматривала широкое участие представителей России, в том числе и военных, в мероприятиях, проводимых в рамках ПРМ.

При этом основными формами сотрудничества были: участие в работе Координационной ячейке партнерства (КЯП); участие в заседаниях руководящих органов ПРМ и СЕАП; участие российских наблюдателей и подразделений ВС РФ в полевых учениях, КШУ, учениях на картах, штабных тренировках; обмен делегациями и отдельными представителями; проведение штабных переговоров; ознакомительные поездки; участие в работе семинаров конференций; обмен информацией и публикациями; обучение на курсах; обмен лекторами и преподавателями.

2 декабря 1994 г. на заседании в Брюсселе планировалось подписание Программы Россией. Однако этого не произошло. Причина - принятое НАТО накануне коммюнике по вопросу расширения альянса (в коммюнике были включены положения о создании групп по изучению условий и критериев приема новых членов блока и о практической реализации идеи расширения альянса).

На полгода участие России в конкретных мероприятиях программы ПРМ было приостановлено и велись лишь консультации с НАТО по линии МИДа.

В дальнейшем 10 мая 1995 г. на встрече президентов России и США в г. Москве была достигнута договоренность о том, что Россия продолжит реализацию своей индивидуальной программы партнерства в рамках программы ПРМ и стороны приступят к выработке документа по широкому и более глубокому диалогу и сотрудничеству между Россией и НАТО.

Программа партнерства Россия-НАТО была введена в действие 31 мая 1995 года.

Подписание в 1997 году Основополагающего акта НАТО-Россия создало основу для более глубокого развития отношений. В этой связи формат ПРМ/СЕАП утратил для России первоначальное значение.

Отсутствие целей у России по интеграции в НАТО и политика неучастия на военном уровне в текущих операциях альянса воспрепятствовали присоединению России к основополагающим программам ПРМ.

В последующем участие представителей МО РФ в работе структур СЕАП в штаб-квартире НАТО было ограничено двумя структурами: Военно-политическим руководящим комитетом Программы ПРМ (ВПРК) и Рабочей группой по сотрудничеству Военного комитета НАТО.

ВПРК является главным рабочим органом, занимающимся вопросами ПРМ. К его основным задачам относятся:

- ответственность за общую координацию Рабочей программы партнёрства;

-разработка политических и военных рекомендаций для руководящих военных органов НАТО и для подготовки их вклада в Рабочую программу партнёрства в связи с военными учениями и мероприятиями;

-общее руководство при подготовке Индивидуальных программ партнёрства и представление их на утверждение Совету НАТО;

-развитие и координация работы, связанной с Процессом планирования и анализа Партнёрства (ППА).

Рабочим совещательным органом ПРМ в военной сфере является Рабочая группа по сотрудничеству Военного комитета (РГСВК), которая выступает в качестве консультативной структуры Военного комитета НАТО. Заседания РГСВК проводятся либо в составе только союзников по НАТО, либо также с участием партнёров (один раз в неделю). Военный комитет НАТО также проводит свои заседания с представителями партнёров для обсуждения военных аспектов сотрудничества по Программе ПРМ (один раз в два месяца). Два раза в год эти мероприятия проходят на уровне НГШ.

Основными мероприятиями в ВПРК, в которых представители МО РФ принимали участие, являются плановые заседания в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, а также ежегодные симпозиумы по вопросам планирования партнёрства на базе школы НАТО в Обераммергау.

Одновременно проводилась работа в КЯП. С апреля 2005 г. участие российского офицера связи и взаимодействия в работе КЯП осуществлялось на постоянной основе. Это позволило оперативно и качественно решать вопросы участия представителей РФ в программах, мероприятиях и учениях в рамках программы ПРМ, поддерживающих усилия России и НАТО в сфере оперативной совместимости войск и указанных в рабочем плане СРН на уровне ВП. Офицер связи и взаимодействия обеспечивал участие представителей МО РФ в рамках ежегодного Перечня мероприятий по повышению оперативной совместимости войск (сил) России и НАТО. Он также регулярно принимал участие в ежемесячных заседаниях КЯП, в ходе которых рассматривались ближайшие мероприятия, предусмотренные ПРМ, освещались перспективные направления сотрудничества и давались брифинги о текущей деятельности НАТО. Представители МО РФ принимали участие в ежегодных конференциях КЯП (две конференции), на которых на регулярной основе производился анализ эффективности выполнения программ странами-участницами ПРМ, определялись наиболее перспективные направления сотрудничества, осуществлялась коррекция планов в соответствии с запросами и потребностями стран-участниц.

Борьба с терроризмом

Сотрудничество России и НАТО в области борьбы с терроризмом получило своё развитие после принятия Российской Федерацией Закона от 25 июля 1998 г. №130-Ф3 «О борьбе с терроризмом», определившего принципы и основы организации борьбы с терроризмом, а также основные организации, осуществляющие в пределах своей компетенции данную деятельность.

Активная фаза сотрудничества между Россией и НАТО началась после трагических событий в США 11 сентября 2001 г. и ряда террористических актов на территории России. 7 декабря 2001 г. СПС на уровне министров иностранных дел согласовал решение об усилении сотрудничества в борьбе с терроризмом. Одним из результатов решения было учреждение совместной группы с поручением представить оценки России и НАТО террористической угрозы для Сил в Косово и БиГ. Совместная группа приступила к работе сразу после заседания СПС на уровне послов 28 января 2002 г. и в процессе своей деятельности выработала оценки и рекомендации от прямых террористических угроз со стороны международной террористической организации «Аль-Каиды». В документе раскрывались цели, тактика и направленность действий этой террористической организации, её связь с боевиками в Чечне и на Балканах. Оценки были доведены до командования РВК и внесены в оперативные планы для КФОР и СФОР.

После подписания Римской Декларации сотрудничество в области борьбы с терроризмом стало одним из приоритетных направлений взаимодействия России и НАТО. На основе принятых решений, СРН на уровне послов уже 11 июня 2002 г. была создана Специальная рабочая группа по борьбе с терроризмом. В качестве первых шагов группа разработала документ по совместным оценкам террористической угрозы вооруженным силам стран «двадцатки» в Евроатлантическом регионе, утвержденный СРН МО. Специальной рабочей группой, в соответствии с рабочей программой СРН, были также разработаны и утверждены:

-оценка террористических угроз гражданским воздушным судам и со стороны воздушных судов важным объектам инфраструктуры;

-оценка угрозы со стороны исламских экстремистов в странах Центральной Азии, а также оценка угроз информационным системам и технологиям государств СРН;

-концептуальный документ по системе признаков и предупреждению терроризма.

Совместно с рабочей группой по нераспространению выработали оценку угроз от незаконного приобретения, применения или угрозы применения химического, биологического, радиологического и ядерного оружия террористам.

Были подготовлены и проведены три конференции высокого уровня «О роли военных в борьбе с терроризмом».

В феврале 2002 г. состоялась первая конференция в г. Риме. В конференции приняли участие генеральный секретарь НАТО, председатель СРН Дж. Робертсон, Министр обороны России С.Б. Иванов, первый заместитель начальника ГШ ВС РФ Ю.Н. Балуевский.

Вторая конференция была проведена 9 декабря 2002 г. в г. Москве. Конференцию открыли Министр обороны РФ С.Б. Иванов и Генеральный секретарь НАТО Дж. Робертсон. В состав российской делегации входили: министр иностранных дел И.С. Иванов, зам. председателя Государственной Думы Л.К. Слиска, а также представители МО РФ, МИД РФ, Государственной Думы, Федеральной пограничной службы, Совета безопасности, Федеральной службы безопасности, Службы внешней разведки. Среди представителей НАТО были послы стран НАТО в РФ, должностные лица высокого уровня, а также ряд экспертов-ученых и профессионалов. Были представлены все двадцать государств-членов СРН.

Третья конференция прошла в апреле 2004 г. в г. Норфолке (США). Основными докладчиками на конференции были Министр обороны РФ С.Б. Иванов, Генеральный секретарь НАТО Я. Схеффер, первый зам. начальника ГШ ВС РФ генерал-полковник Ю.Н. Балуевский, ВГК командования по стратегическим исследованиям НАТО адмирал Э. Джамбастиа.

В соответствии с практическими рекомендациями, выработанными в ходе этих конференций, был проведен ряд семинаров, круглых столов и выставок, где участники обменялись оценками и мнениями о состоянии сотрудничества в области борьбы с терроризмом, определили пути его совершенствования, предоставили современные научно-технические достижения и отдельные образцы технических средств, используемых в контртеррористических операциях.

21 марта 2005 г. в Брюсселе состоялся семинар экспертов СРН по улучшению взаимопонимания военных концепций/доктрин в области защиты от терроризма, который продолжил серию конференций СРН о роли военных в борьбе с терроризмом.

На состоявшемся 9 июня 2005 г. заседании СРН-МО Министр обороны РФ С.Б. Иванов предложил разработать «Политико-военные указания о роли военных в борьбе с терроризмом», что заложило основу для последующих дискуссий, направленных на развитие сотрудничества и улучшение взаимопонимания. Презентация проекта документа состоялась 15 октября 2005 г. и получила поддержку военных экспертов и представителей международного военного штаба НАТО. Несмотря на это, представители ряда стран (Англия, США и др.) заблокировали дальнейшую работу над его проектом, заявив, что, по их мнению, данный документ может нести серьезные политические последствия, требующие расширения рамок существующего сотрудничества между военными, что не соответствует национальным законодательствам отдельных стран, ограничивающих участие военных в борьбе с терроризмом.

В период с 2005 по 2006 годы наиболее значимым мероприятием явилась конференция СРН в г. Любляне «Уроки, извлеченные из недавних терактов: строительство национальных потенциалов и институтов», которая способствовала неформальному обмену мнениями и экспертными знаниями в сфере разрешения кризисов, связанных с захватом заложников. Участники мероприятия согласились с необходимостью более эффективной координации между структурами законодательной и исполнительной власти, приведения в соответствие действующего национального и международного законодательства, вложения дополнительных средств в подготовку квалифицированных специалистов по переговорам с террористами, захватившими заложников и бойцов спецподразделений.

В рамках программы НАТО по борьбе с терроризмом СРН были определены по военно-техническому сотрудничеству два приоритетных направления совместных исследований: борьба с самодельными взрывными устройствами и утилизация взрывчатых веществ и материалов. Данное решение нашло свое практическое развитие в организованном в г. Брюсселе круглом столе СРН «Промышленные технологии на борьбу с терроризмом». Так же были проведены полевые показы технологий российского ВПК в области технических средств борьбы с терроризмом на полигоне ФГУП НИИ «Прикладной химии» в Сергиевом Посаде. Состоялись конференция НАТО по борьбе с самодельными взрывными устройствами в г. Мадриде и ряд заседаний рабочей группы по стандартизации в г. Брюсселе, г. Виктории (Канада) и г. Братиславе (Словения) по процедурам обнаружения и обезвреживания взрывчатых веществ и материалов с целью недопущения попадания их в руки террористов.

По инициативе МО Бельгии, представители МО РФ посетили Центр по разминированию и утилизации боеприпасов в бельгийском г. Меердаль и Центр подготовки водолазов в г. Зеебрюгге. Организаторами был осуществлен показ средств и методов обнаружения и обезвреживания самодельных взрывных устройств, а также защиты портовых объектов инфраструктуры от терроризма.

В 2007 году основные усилия были сосредоточены на участии в третьей Международной конференции НАТО по вопросам обезвреживания и утилизации взрывчатых материалов в рамках борьбы с терроризмом (г. Вена), где был осуществлен показ новейших технологий в этой сфере. Организаторами выступили представители Австрии и Словакии. От России участниками конференции были ведущие специалисты «Рособоронэкспорта», МИДа и МО РФ.

В г. Анкаре одновременно состоялись две конференции. Первая, организованная Международным штабом НАТО и Центром им. Дж. Маршала на тему: «Противодействие идеологической поддержке терроризма», вторая - в рамках СРН на тему: «Дальнейшая кооперация и взаимопонимание по тактике и методам террористов».

В ходе первой конференции участники обсудили вопросы, связанные с влиянием экономики, политики, образования, религии, этических и семейных ценностей на идеологическую подпитку терроризма. Кроме этого рассмотрели перечень мер, направленных на борьбу с терроризмом, его идеологической основой и поддержали развитие контртеррористических инициатив, принимаемых в рамках СРН и российско-американской рабочей группы по противодействию терроризму.

В ходе второй конференции участники обменялись взглядами и опытом по мерам кризисного реагирования, в том числе на региональном и национальном уровнях, а также по вопросам, связанным с использованием террористами Интернета для подстрекательства, рекрутирования новых членов и сбора финансовых средств.

Сотрудничество в области ПРО ТВД

Взаимодействие России и НАТО в области ПРО ТВД являлось составной частью российской инициативы о сотрудничестве с европейскими государствами в области создания нестратегических систем ПРО.

В целях укрепления стратегической стабильности, развития взаимопонимания и сотрудничества в мае 2000 г. Президент Российской Федерации В.В. Путин выдвинул инициативу о создании общеевропейской системы нестратегической противоракетной обороны (ЕвроПРО).

В развитии этой инициативы в ноябре 2000 г. Министром обороны РФ И.Д. Сергеевым был передан Генеральному секретарю НАТО Дж. Робертсону документ, в котором были изложены российские предложения по назначению, возможным этапам создания, а также основным мероприятиям, которые могли бы осуществляться Россией и НАТО в интересах совместного создания ЕвроПРО. Предполагалось, что эта система должна обеспечить защиту от баллистических ракет с дальностью полета до 3500 км, быть экономически целесообразной, а ее масштаб и боевые возможности должны соизмеряться с рисками, с которыми сталкивается Европа.

После принятия Римской декларации в рамках СРН была создана Специальная рабочая группа по ПРО ТВД (СРГ ПРО ТВД) и сформированы другие вспомогательные органы СРН, в частности военно-подготовительный комитет по ПРО ТВД.

В соответствии со своим мандатом, СРГ ПРО ТВД оценивала терминологию и концепцию ПРО ТВД, изучала возможность активизации практического взаимодействия, включая совместные учения. Она обеспечивала проведение консультаций по соответствующим системам ПРО ТВД и возможностям этих систем для анализа и оценки возможных уровней их совместимости, а также путей поэтапного достижения такой совместимости на основе соответствующих экспериментальных концепций их применения.

На эту группу возлагались такие задачи как:

- разработка глоссария терминов и определений по проблематике ПРО ТВД;

- подготовка Экспериментальной концепции сотрудничества России и НАТО в области ПРО ТВД и подготовка Концепции операций взаимодействия между Россией и НАТО в области ПРО ТВД при проведении операций кризисного реагирования;

- разработка концепции совместных учений и тренировок, подготовка программы учений для практической отработки и проверки положений разработанных концепций;

- проведение исследования совместимости средств ПРО ТВД России и НАТО и подготовка предложений по путям и способам ее практической реализации.

Глоссарий в области ПРО ТВД был разработан и согласован представителями России и НАТО в 2003году. В документ вошло около 250 терминов и определений. В дальнейшем работа над его дополнением и корректировками была продолжена.

Разработка экспериментальных концепций

В сентябре 2005 г. при активном участии представителей МО РФ была завершена работа над очередной редакцией экспериментальной концепции сотрудничества между России и НАТО в области ПРО ТВД. Эта концепция предназначалась для использования в ходе проведения операций по кризисному реагированию (ОКР). Она явилась основой для разработки и корректировки Экспериментальной концепции операций (СONOPS), проведения учений и тренировок, а также способствовала разработке архитектур систем командования и управления России и НАТО. Экспериментальная концепция могла пересматриваться и дополняться по мере получения опыта в ходе учений и тренировок, а также исследований совместимости средств и систем. Кроме того, в концепции сотрудничества было представлено описание уровней совместимости и уровней сопряжения систем, что необходимо для более четкого формулирования долгосрочных целей и задач в рамках сотрудничества.

В последующем, в октябре 2005 года была подготовлена Экспериментальная Концепция операций взаимодействия между Россией и НАТО в области ПРО ТВД при проведении ОКР. В ней были закреплены положения о создании координационной группы, которая должна занимать центральное место в структуре независимых, но скоординированных цепей управления силами и средствами ПВО-ПРО России и НАТО. В документе также отражался характер той деятельности, которая ведется по созданию новых и изменению существующих рабочих документов (план координации, правила применения силы, порядок определения приоритетности обороняемых объектов, правила ведения огня боевыми подразделениями и др.).

Проведение учений

Под эгидой СРН были проведены три совместных КШУ по ПРО ТВД. Первое из них проходило в два этапа в декабре 2003 года в г. Гаага (Нидерланды) и в марте 2004 года в г. Колорадо-Спрингс, (США). Второе совместное КШУ состоялось в марте 2005 г. в Нидерландах на базе ВВС «Де Пил». Третье провели в октябре 2006 г. в г. Москве на базе 4 Центрального научно-исследовательского института МО.

В ходе КШУ-3 проводилась работа по решению вопросов организации связи, были протестированы процедуры деятельности координационной группы и предоставления информации об обстановке на поле боя, отработан порядок координации действий при перехвате в так называемых зонах перехлеста (т.е. когда перехват может быть осуществлен силами обеих группировок). На открытии учения присутствовал Председатель военного комитета НАТО генерал Р. Эно.

Основными целями и задачами КШУ-3 были:

- проверка положений уточненных экспериментальных Концепции сотрудничества, Концепции взаимодействия и оперативных процедур координационной группы в ходе организации ПРО ТВД в рамках проведения операции кризисного реагирования;

- отработка процедур планирования ПРО ТВД и координации применения группировок ПРО ТВД России и НАТО при подготовке и ведении независимых скоординированных боевых действий;

- совершенствование действий органов боевого управления силами и средствами ПРО ТВД России и НАТО и координационной группы;

- изучение и оценка структуры, функций, обязанностей и процедур органов боевого управления при заблаговременном и кризисном планировании ПРО ТВД и ведении боевых действий в различных условиях обстановки;

- совершенствование структуры боевого управления группировками ПРО ТВД России и НАТО.

На КШУ-3, в отличие от предыдущих учений, были введены этапы развертывания группировок ПРО ТВД и их передислокация, расширен перечень приоритетных объектов обороны, путем ввода в их состав мобильных и стационарных объектов сухопутных группировок войск. В ходе ведения боевых действий отработка тактических эпизодов проводилась с учетом предыдущих действий (учитывалось изменение характера угроз в связи с расходом ракет противника, расход своих противоракет, возможности пополнения ракет - перехватчиков и др.). Также в ходе отработки эпизодов имитировался временный выход из строя информационных и огневых средств ПРО ТВД, маневры подразделений ПРО ТВД и мобильных пусковых установок баллистических ракет условного противника.

В КШУ-3 приняли участие 58 представителей 11 государств-членов НАТО, органов военного управления НАТО и ряда Агентств НАТО. С Российской стороны в учениях приняло участие 80 человек, включая инженерно-технический персонал.

В последующем, по инициативе Германии, в январе 2008 г. на ее территории было проведено очередное компьютерное КШУ, главной целью которого стала отработка вопросов планирования при проведении операции ПРО ТВД.

В ноябре 2006 г. Россия выступила с инициативой изучить возможность провести в 2008 г. реальные учения с боевой стрельбой на российской полигоне ПВО «Ашулук» (Астраханская обл.).

Однако в первое время это предложение не вызвало энтузиазма у натовцев. К нему вернулись только в первой половине 2008 года. МО РФ представило натовцам развернутые обоснования российского видения сроков проведения учения, целей задач и организации проведения. Такое учение предлагалось провести в 2010-2011 годах, и на нем можно было бы на практике отработать порядок взаимодействия группировок ПРО ТВД России и НАТО при ведении боевых действий в реальных условиях обстановки.

Исследование совместимости средств и систем ПРО

Одним их ключевых направлений сотрудничества являлось исследование совместимости средств и систем ПРО ТВД России и НАТО, проводимое экспертами Минобороны России и Агентства С-ЗА. В мае 2004 г. завершилась первая фаза исследования. Результатом совместной работы группы технических экспертов стало создание базы данных по возможным ракетным угрозам и характеристикам средств ПВО-ПРО России и НАТО. В феврале 2007 г. завершены работы по фазе 2, в ходе которых был проведен анализ и сравнение результатов компьютерного моделирования боевых действий по ПРО ТВД. В итоговых документах отмечено, что скоординированное боевое применение группировок ПРО ТВД России и НАТО в ходе проведения совместной операции позволит существенно повысить эффективность противоракетной обороны. Выводы, сделанные российскими и натовскими экспертами совместно, свидетельствуют о том, что при организации взаимодействия между группировками ПРО ТВД России и НАТО их боевые возможности увеличились.

Сотрудничество в военно-морской области. Поиск и спасание на море

Сотрудничество России и альянса в военно-морской области практически началось после августа 2000 г., когда в Баренцевом море была проведена международная операция по спасанию экипажа российской атомной подводной лодки (ПЛ) «Курск».

Поиск и спасание на море

С учетом опыта совместной работы на ПЛ «Курск» было принято решение о необходимости развития дальнейшего сотрудничества в сфере спасания экипажей аварийных ПЛ в любом районе Мирового океана.

Уже в 2001 году российские военные спасатели приняли непосредственное участие в КШУ НАТО по поиску и спасанию аварийных ПЛ "Феникс - 2001". При этом представители Главного штаба ВМФ (ГШ ВМФ) впервые были подключены к процедуре принятия решения.

Была определена цель сотрудничества - достижение эффективного взаимодействия по вопросам, начиная с обсуждения задач стандартизации оборудования и процедур спасания, налаживания системы взаимного обмена информацией об инцидентах с подлодками, и, заканчивая последующим выходом на разработку концепции поиска и спасания на море и перевод сотрудничества в практическую область.

В мае 2002 г. было проведено военно-морское учение НАТО "Сорбет Ройял-2002". Целью учения являлась отработка процедур поиска аварийной ПЛ и спасания ее экипажа. Российские специалисты приняли участие во всех этапах учения, впервые присутствуя на борту натовских ПЛ и спускаемых аппаратов.

Позитивный вклад в развитие взаимодействия внес состоявшийся 18-19 июня 2002 г. в г. Санкт-Петербурге совместный семинар Россия-НАТО по гидрографическому и навигационному обеспечению поисково-спасательных операций на море.

8 февраля 2003 года, в ходе 39-й Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности, был подписан Рамочный документ между Россией и НАТО по спасанию экипажей аварийных ПЛ. Подписание данного документа позволило упорядочить взаимодействие спасательных сил России и НАТО при проведении совместных спасательных операций и создать международно-правовую основу дальнейших действий.

Примером масштабности проводимой работы стала организация в начале июля 2004 года в г. Санкт-Петербурге беспрецедентного по составу участников (99 представителей из 24 стран) заседания Рабочей группы по аварийному поиску и спасанию экипажей ПЛ.

С 2004 года специалисты Минобороны и ВМФ России по линии Конференции национальных директоров по вооружениям и Агентства НАТО по стандартизации на постоянной основе принимали участие в таких рабочих группах НАТО, как:

- Консультативно-промышленная группа № 81 по исследованию совместимости систем поиска и спасания экипажей ПЛ;

- Военно-морская группа (ВМГ) НАТО по морским вооружениям;

- ВМГ НАТО № 3 "Минное оружие и противоминная борьба";

- ВМГ НАТО № 6 "Кораблестроение";

- Группа по покиданию и спасанию аварийных ПЛ и ее медицинская секция;

- Группа по водолазному снаряжению и оборудованию.

Наглядным подтверждением уровня взаимного доверия стало участие российских экспертов в исследовании в рамках натовского проекта «Виртуальный корабль», связанного с созданием системы по спасанию аварийных ПЛ. Ввод в строй данной системы ожидался в 2008 году. Привлечение потенциала российского кораблестроения к этой работе позволило создать спасательную систему, как для НАТО, так и для России.

В 2005 г. получило высокую оценку учение «Сорбет Ройял-2005» (20 июня - 1 июля г. Таранто, Италия). В нем принимало участие российское спасательное буксирное судно "Шахтер" и группами водолазных и медицинских специалистов на борту. В штаб руководства учениями был включен начальник Управления аварийных и поисково-спасательных работ ВМФ. В последующем была развернута подготовка к следующим подобным учениям - «Болд Монарх-2008». На планирующих конференциях был разработан план мероприятия, направленный на достижение высокого уровня взаимодействия по стандартизации оборудования и процедур спасания, налаживание взаимного обмена информацией.

В августе 2005 г. специалисты ВМФ и НАТО приняли участие в обеспечении международной операции у берегов Камчатки по спасанию экипажа российского батискафа «АС-28». Успех операции доказал правильность выбранного курса на развитие сотрудничества в данной сфере.

Главным событием в российско-натовском сотрудничестве стало проведение с 26 мая по 6 июня 2008 г. в территориальных водах Норвегии в проливе Скагеррак учения «Болд Монарх-2008». Россия для участия в нем направила спасательное судно «Георгий Титов» со спасательным аппаратом АС-34 на борту, спасательную парашютно-десантную группу, водолазную группу и медицинскую группу спасательного отряда. В учении также приняли участие силы и средства ВМС НАТО; водолазные группы ВМС Италии, Турции, Израиля, Нидерландов, Канады, Украины и Норвегии; спасательные парашютно-десантные группы ВМС Великобритании, Греции, Украины и Италии; самолеты базовой и ВТА, поисково-спасательные вертолеты ВМС НАТО. Кроме того, в учении «Болд Монарх - 2008» приняли участие военные наблюдатели от 24 стран мира, а так же представители российских и зарубежных средств массовой информации.

В результате проведенного учения:

- впервые в ВМФ осуществлена стыковка спасательного подводного аппарата ВМФ РФ для вывода подводников из «аварийной» ПЛ ВМС НАТО, лежащей на грунте;

- проверена и отработана организация звукоподводной связи спасательного судна «Титов» с ПЛ ВМС НАТО.

Основным итогом учения можно считать подтверждение возможности стыковки российского спасательного аппарата с ПЛ НАТО без проведения дополнительных технических доработок.

Сотрудничество в военно-морской области

Вопрос возможного задействования российских военных кораблей в антитеррористической операции НАТО "Активные усилия" стал активно прорабатываться в Брюсселе после визита в 2004 году в Москву Генерального секретаря НАТО Я. Схеффера и его встреч с Президентом РФ В.В. Путиным и Министром обороны РФ С.Б. Ивановым. По результатам данных встреч в штаб-квартире НАТО был проведен целый ряд совместных мероприятий по согласованию отдельных положений проекта Соглашения.

В итоге 9 декабря 2004 г. в г. Брюсселе состоялось подписание Соглашения между РФ и НАТО в форме обменных писем о присоединении России к операции «Активные усилия».

В штаб ВГК ОВС НАТО в Европе был передан весь комплект материалов, регламентирующих российское участие в операции, проводилась координация мероприятий, направленных на обеспечение процесса интеграции, организовывалась работа по направлению мобильных групп альянса по обучению в г. Москву и г. Севастополь.

Только в 2006 году в целях подготовки сил и средств Черноморского флота к операции проведено обеспечение трехэтапной тренировки по подготовке российских моряков к участию в операции «Активные усилия» и повышению уровня оперативной совместимости сил ВМФ России и ВМС НАТО. Особенностью данной тренировки было ее сопряжение с официальным визитом в Италию отряда боевых кораблей Черноморского флота, приуроченного к годовщине землетрясения 1908 года, когда моряки российского императорского флота пришли на помощь жителям разрушенного стихией г. Неаполь.

Тренировка началась сразу же после выхода отряда кораблей из Севастополя, где на борту флагманского корабля Черноморского флота ракетного крейсера «Москва» была впервые размещена мобильная группа НАТО по обучению. Практические занятия с руководством экипажей российских сторожевых кораблей «Пытливый» и «Сметливый» не прекращались и в порту Мессина в ходе официального визита, когда крейсер «Москва» посетили Генеральный секретарь альянса Я. Схеффер и министр обороны Италии, где им были продемонстрированы элементы подготовки к практическим действиям в рамках операции.

По окончании визита российские и натовские корабли провели в Средиземном море совместные учения, подводящие итог целевой тренировке российских моряков. На практике были отработаны элементы совместного маневрирования, обмена информацией в море, а также осуществление соответствующих действий в отношении судов, подозреваемых к причастности к терроризму и перевозке ОМУ.

В мае-июне 2006 г. процесс интеграции России в операцию завершился проведением заключительных совместных учений сторожевого корабля «Пытливый» и кораблей альянса. Отработаны процедуры взаимодействия при отражении различных угроз, обмена информацией, совместного маневрирования с кораблями из состава ВМС НАТО. Состоялся ряд визитов мобильных групп альянса по обучению на корабли и объекты Черноморского флота.

Также был разработан Тактический меморандум о взаимодействии, комплексно регламентирующий вопросы организации взаимного участия, обмена информацией и разведывательными данными, защиты информации в море и совместимости систем связи в ходе операции.

После принятия Советом НАТО решения о допуске российских сил и средств к операции, принятого на основе совместного доклада Командующих Черноморским флотом и ВМС НАТО в Неаполе о выполнении сторожевым кораблем «Пытливый» всего комплекса подготовительных мероприятий, в сентябре 2006 г. , произошло первое подключение российского корабля к военно-морской группировке альянса в Средиземном море. Все поставленные перед кораблем задачи были успешно решены, профессионализм российских моряков получил высокую оценку руководства НАТО.

16 ноября 2006 г. СРН-НГШ принял к сведению и одобрил доклад, касающийся уроков, извлеченных из процесса подготовки сторожевого корабля «Пытливый» к участию в операции «Активные усилия». Целью данного доклада был анализ опыта деятельности сторон по подготовке сил и средств Черноморского флота к участию в операции альянса, поиск возможных путей совместного решения возникших проблем. Также были выработаны рекомендации по интеграции в операцию странам - не членам альянса, желающим принять участие в борьбе с терроризмом на море в составе группировки кораблей НАТО. В нем нашли отражение и взгляды российских моряков, принимавших непосредственное участие в операции.

Окончательная редакция данного документа была дополнена опытом подготовки следующего сторожевого корабля «Ладный», подключенным к операции в сентябре 2007 года. ГШ ВМФ был подготовлен план интеграции этого корабля на 2007 год. Был организован ряд рабочих встреч в штаб- квартирах альянса, ВГК ОВС НАТО в Европе (8 февраля 2006 г.) и в ГШ ВС РФ (19 - 21 февраля 2007 г.), в ходе которых определен состав сил российского участия в операции и их обеспечения. Были решены вопросы согласования положений нового, универсального Тактического меморандума о взаимопонимании. Обсуждались перспективы подписания российско - американского соглашения о поставке в штаб Черноморского флота Аппаратуры засекреченной связи 8У-71Е. Проведены совместные учения сторожевого корабля «Ладного» и кораблей НАТО из состава постоянной группировки альянса в Средиземном море.

В рамках российского участия в операции «Активные усилия» был расширен список рабочих групп альянса, связанных с деятельностью надводных сил. Наряду с традиционным участие в деятельности рабочей группы ВМГ НАТО № 1 «Ведение боевых действий надводными силами», на которой обсуждались текущие вопросы операции, в 2006 году представители МО РФ приступили к работе в группе по проведению вертолетных операций с кораблей. С 2007 года была начата работа в группе по повышению военно-морского потенциала в области контроля обстановки на море.

Инициатива по сотрудничеству в воздушном пространстве

Реализация Инициативы по сотрудничеству в воздушном пространстве (ИСВП) проходила с июня 2002 года. Цель проекта была обозначена следующим образом - повышение общего потенциала противодействия угрозе терроризма на воздушном транспорте, повышение транспарентности и предсказуемости развития обстановки в воздушном пространстве, укрепление мер доверия вдоль линии соприкосновения России и НАТО. С учетом этого предполагалось построить систему обмена радиолокационными данными о воздушной обстановке вдоль западной границы России и стран-членов НАТО (от г. Мурманска до г. Ростова с российской стороны и от г. Будё, Норвегия до г. Анкары - с натовской). В перспективе география Инициативы могла бы быть расширена, и на соседние страны, при их согласии. По оценке натовской стороны, с учетом прогноза развития воздушного движения в Европе, в перспективе ИСВП можно было бы расширить в первую очередь на Финляндию и Украину (страны Балтии в то время к Инициативе относились с осторожностью, дожидаясь ее практического запуска).

Проект ИСВП финансировали десять государств: Россия, Польша, Норвегия, Турция, США, Канада, Франция, Италия, Греция, Венгрия. Эстония, Латвия и Литва участвовали в работе в качестве наблюдателей.

В сентябре 2002 г. в ходе заседания Подготовительного комитета СРН были одобрены мандат и задачи Рабочей группы (РГ) для реализации ИСВП. Председателем РГ ИСВП являлся помощник Генерального секретаря НАТО по оборонным инвестиция. В группу со стороны России входили представители МИД, Минобороны, ОАО «концерн ПВО Алмаз-Антей», Госкорпорации по организации воздушного движения и Росаэронавигации.

Работа по выполнению проекта была разбита на фазы. Был создан Исполнительный руководящий комитета (ИРК) Инициативы. Заседания ИРГ, а также различные технические встречи проводились в Агентстве НАТО по консультациям, командованию и управлению (NС3А) в Гааге.

Первая (исследовательская) фаза ИСВП завершилась в феврале 2005 г. По ее результатам был подготовлен всеобъемлющий доклад, в котором содержалось обоснование возможности создания общей картины воздушного движения, охватывающей упомянутые выше регионы. В июне 2005 г. было принято решение о переходе к следующей фазе инициативы.

В ходе второй (практической) фазы создания системы было предусмотрено развертывание Координационных центров в Москве и Варшаве, между которыми происходил бы централизованный обмен данными о воздушной обстановке, полученными из локальных координационных пунктов в гг. Калининграде, Мурманске, Ростове, Будё и Анкаре (обмен данными непосредственно между этими пунктами предусмотрен не был).

В сентябре 2005 г. был проведен эксперимент по налаживанию обмена радиолокационными данными между центрами управления воздушным движением (УВД) в г. Москве и г. Варшаве с использованием аппаратно-программного продукта «АРТАС-СИМАКТ» Евроконтроля и российского изделия «Синтез», разработанного Концерном ПВО «Алмаз-Антей». Эксперимент подтвердил реализуемость теоретических наработок, а также возможности системы по оперативному выявлению фактов отклонения воздушных судов от заявленных маршрутов.

В период с 19 по 26 июня 2006 г. состоялись визиты российских и натовских экспертов в центр УВД в г. Магадане и, затем в аналогичный объект системы ПВО североамериканского континента (NORAD) и Федерального агентства США по авиации г. Анкоридж, Аляска. В ходе визитов обсуждались различные технические вопросы по организации обмена данными по воздушной обстановке в районе Берингового моря и перспективы подключения к проекту США и Канады. Организовывались различные встречи и заседания в России (п. Внуково, Московская область, городах Москве, Санкт-Петербурге и Великие Луки), и за рубежом (г.г. Вашингтон, Панама-Сити (США), Варшава, Рим, Гаага, Лион) с посещением российских и натовских центров УВД.

В рамках второй фазы продолжалась работа над рядом документов. Основные из них - «Оперативная концепция» и «Процедуры координации». Эти документы определили систему обмена радиолокационными данными и порядок взаимодействия персонала координационных центров.

В декабре 2007 г. натовцы закончили установку своего оборудования Евроконтроля в Координационном центре в Варшаве и локальных координационных пунктах (г. Будё и г. Анкара) и провели тестовые испытания по обмену радиолокационной информацией между Координационными центрами в г. Москве и г. Варшаве. Российская сторона была готова к третьему этапу Инициативы и с февраля 2008 года проводила периодическое тестирование системы с целью ее отладки и устранения выявляемых недоработок.

С учетом возникших с натовской стороны финансовых проблем решением ИРК в январе 2008 года предварительный срок завершения второй фазы был перенесен с апреля 2008 г. на вторую половину 2008 г.

С целью разрешения возникших юридических противоречий и окончательной доработки документов в первой половине 2008 года был проведен ряд рабочих совещаний представителей юридических служб участников Инициативы, на которых было определено основное содержание юридически обязывающего страны-участницы соглашения по третьей фазе ИСВП.

ИРК была утверждена Программа работы ИСВП на 2008-2009 годы, в которой, в частности, определялись этапы третьей фазы Инициативы. Выполнение данной фазы было разделено на три последовательных стадии.

В ходе первой проводилась подготовка и первоначальное опробование программы тренировок (учений) с акцентом на оперативное тестирование системы и процедур в реальном времени, включая подготовку персонала и обслуживание системы. Первая стадия заканчивалась с объявлением первичной оперативной готовности системы.

В ходе второй стадии завершилась программа тренировок (учений) с акцентом на завершение подготовки системы, процедур, тренировки персонала для утверждения всех операций ИСВП и возможности бороться с террористическими угрозами гражданской авиации.

Первоначально вторую стадию планировалось завершить объявлением полной оперативной готовности системы. Однако на заседании ИРК 17 марта 2008 г. Польша выступила с одобренным в дальнейшем обоснованием о переносе объявления о полной оперативной готовности системы на конец третьей стадии третьей фазы, т.е. на конец 2009 года. В ходе этого же заседания ИРК впервые был использован термин четвертая фаза ИСВП, которая подразумевала практическую работу системы в целом.

Третья стадия третей фазы должна была быть сфокусирована на среднесрочных функциональных, оперативных и технических решениях с целью повышения эффективности действий в рамках ИСВП, подготовки персонала и содержания системы в целом.

На заседание рабочей группы 20 июня 2008 г. российская сторона вновь вышла с предложением приступить к проведению тестовых дежурств, с целью отработки взаимодействия и поддержания аппаратуры в рабочем состоянии.

Сотрудничество в области тылового обеспечения

Первая встреча экспертов в области тылового обеспечения состоялась 14 января 2003 г. в штаб-квартире НАТО. Основным вопросом, выносимым на рассмотрение, стал план работы на 2003 год. В ходе встречи натовцы предложили создать Специальную рабочую группу по координации выполнения запланированных на текущий год мероприятий. Было решено рассматривать как концептуальные положения, так и сообщать об уроках и выводах из национального опыта тылового обеспечения войск. Кроме того, натовцы предложили организовать обучение российских специалистов в национальных учебных центра.

Руководителями Группы были назначены – зам. начальника тылового управления Международного военного штаба НАТО и начальник материально-технического отдела Международного секретариата НАТО.

Несмотря на недостаточное взаимопонимание между национальными представителями, финансовые ограничения, несовершенство нормативно-правовой базы в 2003 году российские и натовские эксперты всё-таки смогли провести ряд встреч. Так, на состоявшемся 10 марта в Будапеште первом семинаре по тылу обсуждались вопроса: общая система тылового обеспечения, структура органов и служб тыла, правовые основы деятельности. Представители Канады, Бельгии, Норвегии, Чехии довели информацию о реорганизации своих тыловых служб. Российские представители получили ответы на вопросы использования в интересах войск НАТО гражданских предприятий и фирм. Освещалась тема возможных воздушных перебросок сил НАТО российской транспортной авиацией, а также вопросы проведения тендеров.

Две другие встречи - в Канаде по рассмотрению подходов и концепций тылового обеспечения совместных оперативных формирований и в Германии по топливной совместимости позволили выявить дальнейшие направления взаимодействия.

В 2004 год планом действий по тылу было предусмотрено проведение четырех совместных встреч. 29-31 марта прошел семинар в Чехии по обмену информацией о политике, принципах и организации обеспечения войск принимающим государством, роли и ответственности сторон в этом процессе. Глава российской делегации начальник штаба Тыла ВС генерал-полковник Д.В. Булгаков отметил, что «поддержка страны пребывания охватывает целый комплекс вопросов, связанных с обеспечением, снабжением и разграничением функций направляющего и принимающего государства» и предложил рассматривать эту тему в более широком контексте, соотнося ее прежде всего с соглашением о статусе войск.

Под руководством начальника Главного военного клинического госпиталя имени Н. Н. Бурденко прошла апрельская встреча медиков высокого уровня по обмену информацией в области организации медицинского обеспечения миротворческих контингентов.

Основным информационным мероприятием стало посещение в конце сентября 2004 г. национальными представителями специальной рабочей группы Военной академии тыла и транспорта в Санкт-Петербурге. Были заслушаны выступления по организации подготовки военных специалистов в области тыла оперативного звена в РФ и стран НАТО.

План 2005 года насчитывал десять пунктов совместного взаимодействия. Формат встреч оставался тот же, но был сделан акцент на практическую работу. Натовцы «навязывали» проведение брифингов по решению вопросов транзита воинских грузов в Афганистан через территорию России и вопросы «поддержки страны пребывания войск», но российские представители от обсуждения этих вопросов отказывались. Взамен было предложено рассмотреть «калининградский воинский транзит» через территорию Литвы.

Успешно прошла мартовская встреча в Люксембурге по информационным системам в области тыла и электронной коммерции. Участие в ней российских специалистов во главе с зам. Центрального продовольственного управления МО РФ оказался весьма полезным, так как в это время был создан Центр заказов и поставок, не имеющий опыта коммерческой работы. Представители МО РФ ознакомились с самыми современными технологиями, применяемыми странами НАТО в сфере тылового обеспечения и электронной торговли.

В октябре в г. Путлос (Германии) состоялся семинар по вопросам совместимости топлив с практическим показом заправочного оборудования в учебном инженерном центре. В работе семинара приняла участие российская делегация, а также военные и гражданские специалисты из 7 государств - США, Великобритании, Франции, Германии, Испании, Канады, Нидерландов. Основной акцент был сделан на обсуждении полевых технических средств транспортирования, хранения и заправки нефтепродуктами образцов военной техники НАТО и России. В ходе дискуссии обсуждались и проблемы, с которыми натовцы столкнулись в Персидском заливе и Афганистане. Представители Тыла ВС поделились опытом обеспечения топливом российских ВС в мирное время и в чрезвычайных ситуациях, в том числе в тяжелых дорожных и климатических условиях. Эта встреча дала импульс всей дальнейшей работе в этой области.

В этом же году руководство Тылом ВС и ГВМУ приняло участие во всех плановых встречах в рамках Конференции директоров управлений материально-технического обеспечения и медицинских служб НАТО, проходящих в Брюсселе. В ходе заседаний рассматривались тыловые аспекты натовских текущих операций и их поддержка гражданским сектором, возможности воздушных и морских стратегических перебросок, видение проблем многонационального тыла и медицинского обеспечения.

В 2006 году количество совместных мероприятий выросло до 15.

Так, в Румынии российская делегация под руководством начальника Академии тыла и транспорта приняли участие в семинаре по проблемным вопросам многонационального тылового обеспечения войск, на котором поделились опытом снабжения материальными и медицинскими средствами стотысячного Ограниченного контингента советских войск в Афганистане с 1979 по 1989 годы. Состоялись визиты по обучению и подготовке российских специалистов в Колледже сухопутных войск в Великобритании и в школе НАТО в Обераммергау.

В Венгрии прошла встреча экспертов по вопросам совместимости топлив с практическим показом заправочного оборудования и центрального хранилища топлив. В работе семинара приняла участие российская делегация Военно-научного комитета Тыла ВС а также военные и гражданские специалисты из 12 государств (в т. ч. США, Великобритании, Франции, Германии, Испании, Канады, Нидерландов и другие) и представители стратегических командований ОВС НАТО в Европе и по трансформации. Основной акцент семинара был сделан на обсуждении полевых технических средств транспортирования, хранения и заправки нефтепродуктами образцов военной техники России и НАТО. В ходе дискуссии обсуждались и проблемные вопросы, с которыми представители альянса столкнулись в Афганистане, а именно: отслеживание и охрана поставок топлива в конкретные группировки войск; совершенствование системы контроля за состоянием топлива и его последующая ликвидация, если оно не отвечает стандартам; совместимость оборудования для закачки топлива в развернутые полевые резервуары. Представители Тыла ВС выступили с сообщениями по проблемам взаимозаменяемости горюче-смазочных материалов при объединенных действиях войск и совместимости технических средств обеспечения топливом ВС РФ и стран НАТО.

В течение года активно развивалось сотрудничество военных медиков. В 2006 году в России прошли две Конференции высокого уровня. В г. Москве - по обмену опытом в организации медицинского обеспечения войск, приуроченная к 300-летию образования Главного военного клинического госпиталя имени академика Н. Н. Бурденко и в г. Санкт- Петербурге - по новым технологиям в военно-полевой хирургии и хирургии повреждений мирного времени. На конференции в г. Санкт-Петербурге обсуждались вопросы применения новых технологий, а также организация неотложной медицинской помощи раненым в вооруженных конфликтах. В конференции приняли участие видные российские военные ученые и специалисты стран СНГ, США, Великобритании, Германии, Швеции, стран Балтии. Было заслушано более сорока докладов по актуальным проблемам и новым технологиям в лечении политравм и оказании специализированной многопрофильной помощи военнослужащим. Обозначены согласованные подходы по терминологии и классификации боевых травм, а также обобщен накопленный передовой опыт кафедры военно-полевой хирургии Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова. На выставке медицинского оборудования и медикаментов были показаны: мобильный (полевой) эндо хирургический комплекс, способный выполнить любые виды вмешательства мало травматическим способом; оборудование для оказания первой медицинской помощи при чрезвычайных обстоятельствах; новейшие медицинские инструменты для военно-лечебных окружных (флотских) базовых госпиталей.

В конце 2006 года в штаб-квартире НАТО состоялось заседание комитета НАТО по трубопроводам. Кроме специалистов тыла ВС РФ в работе комитета впервые приняли участие представители компании «Транснефтепродукт» «Мостранснефтепродукт». Российские эксперты отметили общность подходов к вопросу об использовании трубопроводных систем. Представителями «Транснефтепродукт» было заявлено, что Россия сделала серьезные шаги в техническом совершенствовании сборно - разборных трубопроводов и механизации операций по их развертыванию. Было предложено натовской стороне проработать вопрос о комплектовании войск, планируемых к участию в совместных миротворческих операциях, техническими средствами по стандартам России и НАТО.

Результативность проведенных мероприятий показала, что теоретическая база сотрудничества (брифинги, семинары, лекции) позволяет создать фундамент для практических отношений. Использование результатов работы по совместимости топлив, информационным технологиям в области электронных закупок и рассмотрение подходов по трансформации многонационального натовского тыла дают МО РФ, по сути дела более глубокие направления реформирования.

29-31 мая 2007 г. в г. Москве с участием экспертов НАТО был проведен семинар по совместимости топлив и заправочного оборудования. По его итогам дана оценка совместимости полевых технических средств транспортирования, хранения и заправки нефтепродуктами и осуществлен показ заправочной техники, мест хранения топлив в компании «Транснефтепродукт». Обсуждались проблемные вопросы, с которыми натовцы столкнулись в Афганистане при транспортировании топлив. Представители Тыла ВС выступили по взаимозаменяемости горюче-смазочных материалов при объединенных действиях войск и совместимости технических средств обеспечения топливом ВС России и НАТО.

В ходе встреч 2007 года обсуждались возможности содействия российской стороны Международным силам в Афганистане и афганской армии. Представители России указывали на необходимость сотрудничества по линии ОДКБ - НАТО, что позволило бы заключить документ о транзите воинских грузов через территории государств ОДКБ в Афганистан. При этом обращали внимание на успешно действующие двухсторонние соглашения по воинскому транзиту с ФРГ и Францией.

Соглашение между НАТО и РФ по транзиту невоенных грузов через территорию РФ в Афганистан для обеспечения военных действий Международных сил было подписано в начале апреля 2008 г. в Бухаресте. Представители МО РФ принимали непосредственное участие в его подготовке.

С марта 2008 года с военным руководством НАТО обсуждался вопрос транзита российских воинских транспортов из Калининградской области через территорию Литвы. Было передано письмо председателю Военного комитета НАТО генерала Р. Эно с просьбой оказать содействие в получении ходатайства НАТО, как международной организации, членом которой Литва является, в транзите через ее территорию российских воинских транспортов с вооружением, ракетами и боеприпасами.

В период с 18 по 19 марта 2008 года в Брюсселе состоялось плановое заседание Комитета НАТО по трубопроводам, в котором приняли участие представители штаба Тыла ВС РФ и представители компаний «Транснефтепродукт» и «Транснефть». Рассматривались вопросы, внедрения политики единого топлива, исследования технологий альтернативного топлива, а также видения перспектив ГСМ будущего. Со стороны Комитета НАТО по нефтепродуктам поступило предложение об участии представителей ВС РФ в заседаниях рабочих групп комитета по авиационному топливу, топливу ВМФ и сухопутных войск, а также предложение по обучению российских специалистов на курсах (горюче смазочных материалов) в учебном центре Обераммергау. Одновременно в неформальных беседах американской стороной была затронута проблема обмена техническими специалистами между военными научно- исследовательскими институтами армии США и ВС РФ по вопросам, представляющим взаимный интерес.

В период с 7 по 11 апреля 2008 года в г. Риме состоялся семинар по тыловому и медицинскому обеспечению. В ходе семинара были рассмотрены вопросы системы медицинского образования и медицинского обеспечения ВС Италии, а также их материально- технического обеспечения. Российская делегация нанесла визиты в Римский военный госпиталь, медицинскую школу и школу материально-технического обеспечения. Состоялся обмен мнениями по вопросам подготовки и обучения специалистов медицинского и тылового обеспечения. В ходе визита на авиабазу обсудили вопросы подготовки летного состава к выполнению задач в сложных метеоусловиях с признаками потери ориентации и восстановления летного состава.

Конференция руководителей служб материально - технического обеспечения НАТО с участием стран - партнеров состоялась в Брюсселе 23-24 апреля 2008 г. В ней приняли участие руководители служб МТО альянса и партнеров, со стороны МО РФ представители военно-научного комитета Тыла ВС РФ. В ходе заседания рассматривались вопросы тылового обеспечения текущих операций, система управления оперативным тылом, а также вопросы подготовки специалистов Тыла и проведения различных видов учений.

С 9 по 11 июня 2008 года представители МО РФ посетили координационный центр по морским перевозкам (г. Афины). В ходе визита российская делегация ознакомилась со структурой и задачами координационного центра по стратегическим морским перевозкам.

Сотрудничество в области миротворчества

В девяностые годы в силу ряда причин, участие подразделений ВС России в совместных с НАТО миротворческих учениях носило ограниченный характер. Начиная с 1994 года, российские подразделения ВС РФ непосредственно участвовали в учениях в духе или в рамках программы ПРМ. К ним можно отнести: совместные российско - американские учения «Миротворец-94» и «Миротворец-95» на территории России и США; «Центразбат» в 1996, 1997 и 1998 годах на территории Казахстана и Узбекистана; «Щит и меч» на территории Украины в 1996, 1997 и 1998 годах.

На тот момент основным документом, определяющим статус миротворческих сил России, являлось принятое Правительством РФ 19 октября 1996 г. за № 1251 «Положение о специальном воинском контингенте в составе ВС РФ для участия в деятельности по поддержанию или восстановлении международного мира и безопасности». В нем были определены порядок комплектования, функции и принципы использования специального воинского контингента, порядок финансирования, организация правовой и социальной защиты личного состава и другие.

Основополагающий акт Россия-НАТО впервые определил цели и принципы совместного миротворчества на основе норм международного права и равноправного совместного взаимодействия. В октябре 1997 г., была создана рабочая группа политико-военных экспертов по сотрудничеству в области миротворчества. Группа занималась вопросами формирования и укрепления миротворческого потенциала, разработкой основных принципов миротворческих операций, а также изучением возможностей практической совместимости сил и средств. Заседания проводились под председательством заведующего отделом Россия-Украина Международного секретариата НАТО. Кроме того, были предусмотрены ежегодные встречи рабочей группы по миротворчеству высокого уровня с участием экспертов из столиц.

До 1999 года основной задачей рабочей Группы было формирование общего видения миротворчества, а также теоретические исследования по осуществлению различных операций проводимых группировками многонациональных сил. Проводились регулярные консультации и обмен мнениями по общим проблемам и военным аспектам с участием представителя созданного в ГШ ВС РФ направления по «руководству силами поддержания мира».

Анализируя работу Группы того времени, можно сделать вывод, что позиция РФ и НАТО по базовым принципам миротворчества, таким как единство усилий, беспристрастность, точный мандат, соблюдение законов и правил принимающего государства в целом совпадали. Программа, порядок и способы подготовки воинских контингентов, предназначенных для участия в миротворческих операциях, были близки по своему содержанию. Принципиальным различием в наших подходах являлось то, что для нас были неприемлемы силовые способы проведения миротворческих операций.

В концепциях Германии, Великобритании и особенно США подчеркивалось, что основой подготовки их подразделений является приобретение навыков активного ведения боевых действий и возможность участия их стран в операциях по установлению мира с применением силовых методов. Практическая сторона миротворчества на заседаниях Группы рассматривалась в контексте миротворческой операции многонациональных сил в БиГ. Российское участие в этой операции определял Указ Президента России Б. Ельцина № 195 от 14 февраля 1996 года. В период с марта 1996 года по июль 1998 года российский воинский контингент численностью 1600 военнослужащих участвовал в данной операции.

23 марта 1999 г. альянс начал операцию «Союзническая сила» против Югославии. Агрессия НАТО против Югославии привела к серьезному политическому кризису. В период операции «Союзническая сила» официальные представители России занимали жесткую позицию по отношению к силовым действиям НАТО, одновременно принимая активное участие в поиске мирного разрешения конфликта.

Этап практического российско-натовского миротворчества в Косово начался в первой половине июня 1999 года. В то время проблемы совместного взаимодействия решались следующим образом:

1. Выбор сектора ответственности.

В ходе июньских переговоров между Россией и НАТО возникла проблема выделения для россиян отдельного сектора на территории края. Надо сказать, что стремление России закрепить за своим военным контингентом отдельный сектор, было вполне оправдано. Это, с одной стороны, формально уравняло бы Россию с пятью ведущими странами НАТО (США, Великобританией, Францией, Германией и Италией), а с другой, появился бы шанс разместить российских миротворцев в районах, населенных преимущественно сербами. Но такой подход встретил резкое неприятие некоторых стран НАТО и прежде всего политического руководства США. С их точки зрения, выделение в Косово отдельного сектора, не находящегося под прямым контролем альянса, означало бы фактический раздел края на оккупационные зоны и его расчленение. Результатом компромисса стало Хельсинское соглашение об участии РВК на территории Косово (КФОР), подписанное 18 июня 1999 г. министрами обороны РФ и США. В соответствии с этим соглашением российские подразделения разместились в американском, французском и германском секторах ответственности, а также в зоне аэропорта Слатина. Общая численность российских военнослужащих на территории Косово должна была составить не более 2850 человек, не считая 750 человек, обеспечивающих жизнедеятельность аэропорта.

2.Механизм управления и взаимодействия между национальными группировками войск.

Руководящими документами, определяющими участие РВК в составе международных сил по обеспечению безопасности в Косово, являлись: Указ Президента РФ от 25 июня 1999 г.; распоряжение Правительства РФ от 26 июня 1999 г.; директива министра обороны РФ от 29 мая 1999 г. и начальника Генерального штаба ВС от 24 июня 1999 г.

Национальные контингенты КФОР, в том числе и российский, руководствовались оперативным планом № 10413 операции «Объединенный стражник». РВК в Косово был подчинен натовскому командованию секторами и командующему КФОР. Вместе с тем российские подразделения, как и другие национальные формирования, имели право на отказ от исполнения отдельных задач. Непосредственное управление подразделениями (тактическими группами) в своих зонах ответственности осуществляли командиры многонациональных бригад через группы связи и взаимодействия при их штабах.

Взаимодействие с международными и местными косовскими гражданскими структурами рассматривалось в качестве одного из главных факторов, призванных способствовать успешному выполнению миротворческих задач, поставленных перед РВК. Оно осуществлялось на трех уровнях: центральном (в г. Приштине), региональном (в секторах, где находились зоны ответственности российских тактических групп) и местном (непосредственно в районах размещения тактических групп).

3. Правила применения силы (ППС).

Один из главных принципов, положенных в основу соглашения, определяли общие правила применения оружия. В соответствии с ним контингенты КФОР функционировали в соответствии с общими для всех ППС, которые действовали на всей территории Косово. При этом представители Минобороны России уточнили для себя отдельные положения ППС КФОР в сторону ограничения перечня возможных случаев ее использования.

4. Изъятие оружия в ходе совместных усилий России и НАТО в миротворческой операции.

Демилитаризация бывшей Освободительной Армии Косово (ОАК) стала важной задачей, вытекающей из резолюции 1224 СБ ООН и обязательств, подписанных в июне 1999 г. руководством ОАК. На этапе практического осуществления сбора оружия более 10 ООО тыс. единиц были сданы и помещены на склады для его безопасного хранения.

В течение 2002-2003 года Группой по миротворчеству постоянно отслеживалась ситуация на Балканах. Основной темой диалога было недопущение нового кровопролития и вооруженного противостояния в этом регионе, проведение совместных действий по контролю за деятельностью Корпуса защиты Косово. Группа вырабатывала решения по содействию налаживания меж общинного диалога и обеспечению безопасности возвращающихся беженцев и временно перемещенных лиц. В то время завершался процесс оптимизации российского военного присутствия в регионе. К 1 июля 2002 г. численность наших войск в Косово был доведен до 650 человек, а в Боснии и Герцеговине до 350. При этом активизировались усилия по повышению эффективности координации совместных действий с партнерами, включая отработку конкретных оперативных вопросов боевого применения подразделений и их совместимости. Представители МО РФ имели возможность участвовать в совместной оценке складывающейся военно-политической обстановки и хода операций, подготовке полугодовых обзоров, корректировке оперативных планов на стадии их разработки в штабе ГК ОВС НАТО в Европе. Конкретные формы такой работы были различными, но обязательно базировались на основных регламентирующих документах российско-натовского сотрудничества. Иногда отмечались попытки натовцев свести взаимодействие с российскими военными и дипломатами к простому информированию по отдельным вопросам.

Данной группой были подготовлены основные совместные документы: «Политические аспекты базовой концепции совместных миротворческих операций Россия - НАТО»; «Гуманитарная помощь и изъятие оружия в ходе совместных усилий России и НАТО в миротворческих операциях»; «Роль миротворческих сил в безопасном и устойчивом возвращении беженцев» и других.

В «Политических аспектах» были сформулированы основные принципы совместного миротворчества, включая международно-правовую основу, единство усилий, согласие сторон, беспристрастность, применение силы в соответствии с мандатом СБ ООН и Уставом ООН. Что касается правового статуса сил, то в документе подчеркивалось, что потенциальные поставщики сил оставляют за собой право на рассмотрение правового статуса своих миротворческих сил до дачи согласия на проведение любой миротворческой операции. В общих чертах в «Политических аспектах» впервые были прописаны процедуры проведения консультаций, планирования и принятия решений по миротворческим операциям, основываясь во всех случаях на принципе консенсуса. Под будущее сотрудничество России и НАТО в сфере кризисного урегулирования была подведена качественно новая политическая основа, построенная на принципах действительного равноправного партнерства.

После вывода РВК с Балкан деятельность Группы по миротворчеству сосредоточилась на теоретических концептуальных проблемах взаимодействия. В частности, военными экспертами велась работа по следующим направлениям: разработка основных принципов миротворческих операций, организация взаимодействия и управления миротворческим контингентом; рассмотрение правовых вопросов пребывания международного контингента в зоне конфликта; разрешение проблем соответствия понятий и военных терминов; выработка общих положений правил применения силы в условиях совместной операции.

В начале 2004 года велась проработка новых подходов к организации и ведению миротворческих операций как средству стабилизации обстановки. Разрабатывались определенные системы приемов и методов, направленных на урегулирование вооруженных конфликтов. Заседание экспертов миротворческой группы стали постоянными и проводились ежемесячно. Круг обсуждаемых вопросов значительно расширился. Возрос интерес руководства штаба ВГК ОВС НАТО в Европе к работе в рабочей группе, что проявлялось в повышении уровня активности натовских экспертов (на заседаниях, как правило, присутствовали от них 1-2 представителя). Вопрос применения совместных миротворческих контингентов стал активно прорабатываться в Брюсселе после апрельского визита в г. Москву Генерального секретаря НАТО Я. Схеффера.

Ключевым моментом 2004 года было проведение в сентябре военно-политического процедурного учения в штаб-квартире НАТО. Это было первое учение в рамках СРН. Оно отразило готовность государств-членов СРН вырабатывать процедуры действенных консультаций и сотрудничества при урегулировании кризисов по сценарию гипотетической миротворческой операции Россия - НАТО. На учении проверялись положения "Политических аспектов базовой концепции совместных миротворческих операций Россия - НАТО". В ходе учения военные эксперты ГШ ВС РФ проводили консультации с натовской стороной по создавшейся кризисной ситуации, а затем обсуждали различные аспекты первоначального планирования для развертывания совместного миротворческого контингента. Рассматривались задачи и цели контингента, правила применения силы, создание группировки войск (сил) России и НАТО и ее способность к длительным действиям, принципы командования и управления контингентом.

Результат учения показал, что Россия и НАТО должны стремиться к проведению учений более практического характера, перейти на оперативный и тактический уровень взаимодействия с тем, чтобы далее совершенствовать оперативную совместимость войск и укреплять миротворческий потенциал. Однако, рекомендации и выводы Процедурного учения не были утверждены государствами-членами НАТО по причине того, что американская сторона поставила под вопрос равноправное участие РФ в совместных миротворческих операциях.

В тот период в ВС РФ на повестку дня встал этап формирования воинских миротворческих контингентов - 15 отдельной мотострелковой бригады, частей и подразделений Коллективных Сил быстрого развертывания в Центрально-Азиатском регионе.

В 2005 году работа в Группе продолжалась в таких направлениях как: создание единых нормативно-правовых актов по проведению совместных миротворческих операций; выработки согласованных подходов к процедуре правил применения силы; создания единой системы мониторинга развития военно-политической обстановки в регионе. В марте 2005 г. на базе созданной 15 бригады прошел первый поисковый семинар, ознакомивший натовцев с задачами и предназначением принципиально нового для ВС РФ формирования. Кроме того, провели три плановых заседания рабочей группы с участием экспертов из столиц. На июньском заседании представитель МО РФ выступил с докладом, где рассказал об участии ВС РФ в операциях по поддержанию мира под эгидой ООН и на пространстве СНГ. Были заданы вопросы, в том числе касающиеся операции по поддержанию мира в зоне грузино-абхазского конфликта. Большинство участников заседания проявили заинтересованность по подготовке 15 российской бригады в будущих совместных миротворческих операциях, ее организационному составу, укомплектованности техникой и вооружением.

В октябре 2005 года была проработана и осуществлена программа посещения рабочей группы СРН по миротворчеству (до 30 человек военного и гражданского персонала) учебного центра «Выстрел» Общевойсковой академии Сухопутных войск. В ходе этого визита, натовцам впервые показали учебно-материальную базу центра, ознакомили с программой и методикой обучения миротворцев. На базе Таманской мотострелковой дивизии было продемонстрировано стрелковое вооружение российских миротворческих подразделений.

В начале 2006 года обострившиеся противоречия в группе, особенно между российской и американской стороной, привели к тому, что был утерян диалоговый контакт и взаимная инициатива. Причиной явилось отсутствие «точек соприкосновения» в практической области миротворчества и прекращение общего поиска «теоретических исследований». Не был разработан и конкретный план работы группы на год. Национальные эксперты были инертны и не хотели понимать проблем совместного миротворчества, а представитель США, занимая жесткую позицию, вообще предложил «закрыть» группу.

Первое заседание группы прошло только в мае месяце. На этой встрече российская сторона предложила основные направления двухэтапного плана «восстановления» деятельности группы по миротворчеству.

В ходе первого этапа должны состояться мероприятия, обеспечивающие начало более интенсивного диалога, который бы включал разработку конкретного плана действий, ведение работы по созданию мандата группы, обсуждение вопросов и проблем совместного миротворчества.

Второй этап ознаменовался началом проведения мероприятий практической направленности. Натовцы одобрили двухэтапный план и предложили уже в сентябре месяце посещение миротворческого центра в Италии.

В октябре по линии оперативной совместимости войск и сил в Самару прибыла делегация штаба объединенных вооруженных сил НАТО в Европе. Представители альянса наблюдали за организацией жизнедеятельности и службы российской 15-й отдельной мотострелковой бригады. Целью мероприятия ставилось ознакомиться с организацией учебного процесса, вооружением и военной техникой российских миротворцев. Отрабатывались практические вопросы оперативной совместимости в рамках миротворческой деятельности. В частности, достижение совместимости средств связи при обмене информацией, управления, военной терминологии. Натовцы предложили свои возможности по направлению офицеров бригады в учебные заведения других государств для изучения особенностей проведения миротворческих операций и более глубокого изучения английского языка.

В декабре 2006 г. впервые за весь период взаимодействия с НАТО в России состоялся совместный семинар по проблемным вопросам военно- гражданского сотрудничества в ходе проведения миротворческих операций. На семинаре приняли участие представители ГШ ВС РФ, МИДа, эксперты из 14 государств НАТО (в т. ч. США, Великобритании, Франции, Германии, Турции, Италии, Греции и другие), а также представители Международного секретариата и руководители Военной миссии связи НАТО в г. Москве. Были рассмотрены вопросы функциональной деятельности военных и гражданских властей в ходе проведения миротворческих операций, комплекс мер по предотвращению военных конфликтов и стабилизации обстановки. В ходе выступлений натовцы поделились опытом военно-гражданского сотрудничества, полученного ими в миротворческих операциях в Афганистане и на Балканах. Анализ семинара показал, что механизм задействования гражданских и военных властей в ходе конфликта будет эффективен только при наличии согласованного плана их взаимодействия на каждом этапе миротворческой операции, а также мониторинга военно-политической обстановки, позволяющей своевременно вскрывать признаки зарождения конфликта и прогнозировать направления его развития.

Ознакомившись с выступлением представителя МО РФ, натовцы заинтересовались проводимой научной работой центра по подготовке «сравнительного анализа операций на постсоветском пространстве и миротворческих операций проводимых под эгидой ООН и НАТО», а также разработкой единых методик оценки их эффективности.

В 2007 году главной темой заседаний был вопрос подготовки мандата рабочей группы. В течение года проведены брифинги с участием представителей Минобороны и МВД России по тематике: «Сравнительный анализ миротворческих операций НАТО и России» и «Обеспечение общественной безопасности в зонах конфликта».

В 2008 году, в соответствии с документом «Политические аспекты базовой концепции совместных миротворческих операций Россия-НАТО» продолжалось рассмотрение оперативных, военных и политико-военных аспектов миротворчества. Разрабатывались рекомендации по выполнению работы в следующих областях: миротворческие аспекты текущих операций, борьба с торговлей людьми, военно-гражданское сотрудничество в контексте миротворческих операций. Продолжалось рассмотрение национального опыта и подходов по использованию превентивных мер и мер предосторожности в кризисном регулировании, проводился обмен опытом подготовки, включая посещение национальных учебных центров.

Так, 29-30 мая 2008 года, прошел визит Группы в институт армии США по миротворчеству и стабилизационным операциям в г. Карлайл (США). Представитель МО РФ выступил с презентацией по военно-гражданскому сотрудничеству в миротворческих операциях ООН. Обсуждался вопрос о проведении в 2008-2009 годах виртуальной штабной игры в масштабе группы, с отработкой эпизода миротворческой операции.

Сотрудничество в области ядерной безопасности

Группа экспертов по вопросам ядерного оружия (ЯО) для ведения консультаций по ядерной проблематике была создана в конце 2002 года. В феврале 2003 г. был согласован первый Рабочий план консультаций, который включал разработку совместного глоссария терминологии, связанной с ЯО, консультации, учения и обмен опытом в обеспечении безопасности и физической защиты ЯО, обсуждение ядерных доктрин и стратегий России и НАТО.

Работа над глоссарием относительно быстро была завершена, и он был принят на встрече экспертов 19 января 2004 г.

9 апреля 2003 г. МО РФ выдвинуло предложение о наблюдении за учениями по ликвидации последствий и реагированию на аварии и нештатные ситуации с ЯО и заявила о готовности принять экспертов натовских стран в ходе такого мероприятия на территории России.

В начале августа 2004 г. МО РФ провело на учебном полигоне в Мурманской области (г. Оленегорск) учение «Авария - 2004». Трехдневное полевое учение стало первой серьезной демонстрацией в рамках СРН открытости и транспарентности в вопросах безопасности и сохранности ЯО. Учение было организовано 12 Главным управлением МО РФ (12 ГУ МО РФ). В нем приняли участие около 2000 военнослужащих РФ. Кроме того, к учению привлекались подразделения Министерства по чрезвычайным ситуациям (МЧС) и Федерального агентства по атомной энергии РФ (РОСАТОМ). На нем присутствовали 50 экспертов из 17 стран-членов НАТО.

6-7 июля 2005 г. в г. Гармиш - Партенкирхен (Германия) состоялся семинар по ядерным доктринам и стратегиям. Основной целью семинара являлся обмен мнениями о роли ЯО в национальных доктринах и стратегиях ядерных держав, а также в стратегической концепции альянса. По общему мнению, семинар способствовал повышению взаимного доверия и открытости, а также лучшему пониманию роли ЯО в концепциях национальной безопасности и доктринах как исключительно политического инструмента сдерживания потенциальных агрессоров.

14-15 сентября 2005 г. в пригороде Эдинбурга Великобритания провела учение по реагированию на аварии с ЯО «Сенатор-2005». В наблюдении за этим мероприятием принимали участие специалисты из столиц и ядерные эксперты СРН. Россию представляла межведомственная делегация (МО, РОСАТОМ, МЧС, МИД).

В июне 2006 г. США провели на авиабазе Уоррен (г. Шайен, штат Вайоминг) учение по реагированию на инциденты с ЯО «Кэйпекс-2006». Основная цель учения состояла в демонстрации ядерным экспертам СРН процедур реагирования на аварию, произошедшую во время транспортировки имитационного ядерного боеприпаса. В ходе мероприятия американская сторона продемонстрировала возможности США по реагированию на аварии и инциденты с ЯО. Со стороны РФ в учении в качестве наблюдателей принимала участие межведомственная делегация в составе 10 человек, в том числе шесть представителей МО РФ.

В марте 2007 г. Франция провела учение по реагированию на инциденты с ЯО «Диньюкс-2007». Район его проведения - авиабаза Авор (г. Бурж, центральная Франции). Основная цель учения - демонстрация ядерным экспертам СРН процедур реагирования на аварию, произошедшую во время транспортировки имитационного ядерного боеприпаса. Учение являлось аналогичным уже состоявшимся ранее учениям по ликвидации последствий аварий с ЯО «Авария-2004», «Сенатор-2005» и «Кэйпекс-2006».Французская сторона продемонстрировала свои возможности по реагированию на аварии и инциденты с ЯО.

В ходе проведенного 11-12 декабря 2007 г. в штаб-квартире НАТО семинара ядерных экспертов СРН были подведены итоги прошедшего цикла демонстрационных учений и конкретизированы ближайшие планы. В результате обмена мнениями было запланировано: провести семинар по ядерным доктринам и стратегиям; подготовить совместное российско-натовское демонстрационное учение на территории одной из неядерных стран альянса; проработать вопрос о проведении нового цикла демонстрационных учений по ядерной безопасности на территории ядерных государств.

Во время проведенных в июне-июле 2008 г. консультаций экспертов семинар по ядерным доктринам и стратегиям планировалось провести 23-25 ноября 2008 г. в Осло (Норвегия). Была достигнута договоренность, что основными темами для консультаций ядерных экспертов в рамках СРН в ближайшие годы будут:

В краткосрочной перспективе: обсуждение ядерных доктрин и стратегий, в том числе российско- натовских позитивных гарантий безопасности;меры по обеспечению безопасности ЯО и средств его доставки;обмен информацией на взаимной основе о приобретенном опыте и уроках, извлеченных из аварий (инцидентов) с ЯО;

В среднесрочной перспективе: подготовка и проведение совместного российско-натовского учения по реагированию на аварии с ЯО на территории одного из неядерных государств альянса, а также нового цикла демонстрационных учений на территории ядерных государств;участие, в качестве наблюдателей, на учениях по реагированию на аварии с ЯО; обмен визитами сначала на высоком уровне, а затем и визитами специалистов структур, ответственных за безопасность ЯО между НАТО и Россией, а также соответствующими программами;обмен данными по стратегическим ядерным силам России и НАТО;разработка совместного российско-натовского документа в рамках публичной дипломатии для общественности; обновление российско-натовского глоссария ядерных терминов и определений.

В долгосрочной перспективе: проведение в рамках СРН семинара по обмену процедурами управления ядерным кризисом;проведение в рамках СРН семинара по вопросам политического контроля и управления ядерными силами.

Военно-техническое сотрудничество между Россией и НАТО

К сожалению взаимодействие России и НАТО в области военно-технического сотрудничества (ВТС) не нашло своего отражения в Римской декларации, однако являлось одним из перспективных направлений развития отношений с альянсом.

Наряду с созданием благоприятного фона для решения военно-политических задач, оно было призвано служить достижению широкого спектра следующих самостоятельных целей: обеспечению технической совместимости войск, как необходимого условия для совместных действий (борьба с терроризмом, спасание на море, проведение миротворческих операций); расширению присутствия российского ВПК на рынках вооружений; получения доступа к западным технологиям; ускорению работ по кодификации и защите интеллектуальной собственности; поиску альтернативных (внешних) источников финансирования для проведения НИОКР и привлечению инвестиций в российскую промышленность.

Кроме того, гибкое использование возможностей, предоставляемых ВТС с НАТО, должно было способствовать облегчению выхода на Европейское агентство по вооружениям.

Основная деятельность в области ВТС проводилась в рабочих группах, входящих в состав натовской Конференции национальных директоров по вооружению (КНДВ).

В период с 2002 по 2003 годы ВТС было сосредоточено на таких направлениях как: решение проблем технической совместимости (прежде всего систем и средств связи); проведение совместных исследований; поиск и спасание на море; утилизация противопехотных мин; проблемы стандартизации; технические аспекты в области борьбы с терроризмом. Представители МО РФ также приняли участие в выездных заседаниях рабочих групп: пленарное заседание Правления исследовательской и технологической организации НАТО в марте 2002 года в г. Манделье (Франция); 10-я сессия научно-исследовательского агентства НАТО в октябре 2002 года в г. Париже; семинар по утилизации противопехотных мин в июне 2003 года в г. Женева; семинар по поиску и спасанию на море в ноябре 2002 года в г. Ла Специя (Италия); участие в учении НАТО по поиску и спасанию на море «Кооператив Ангажемент 2003» в сентябре 2003 г. в г. Сплит (Хорватия).

С 2004 года ВТС с НАТО заметно активизировалось. Был расширен до 53 перечень рабочих групп КНДВ НАТО, открытых для участия российской стороны. В 19 из них началась реальная работа. Так, в феврале, апреле и мае 2004 года в Люксембурге состоялась серия совместных мероприятий по утилизации российских запасов противопехотных мин. В сентябре 2004 года в г. Берлине состоялась конференция по экономическим аспектам ВТС. В октябре 2004 года начальник вооружения ВС РФ генерал армии А.М. Московский выступил на КНДВ НАТО с докладом, в котором обозначил приоритеты ВТС на ближайшую перспективу.

В этот период натовцы объявляют об открытии для российской стороны двух из девяти направлений антитеррористической программы КНДВ НАТО:

утилизация излишков боеприпасов; борьба с самодельными взрывными устройствами. С декабря 2004 года начинаются встречи технических экспертов в рамках морских рабочих групп КНДВ НАТО, включая поиск и спасание экипажей аварийных ПЛ.

В 2005 и 2006 годах взаимодействие с НАТО уже строится на системной и комплексной основе, предполагающей активное участие в работе коллективных органов альянса: КНДВ, Агентство НАТО по техническому обеспечению и снабжению, Агентство по исследованиям и технологии, Консультативная промышленная группа, Агентство НАТО по стандартизации и другие.

В рамках рабочей группы по военной реформе была создана подгруппа по исследованию возможностей разворачивания сотрудничества в области ВТС России с НАТО.

Помимо поиска и спасания экипажей аварийных ПЛ, специалисты ВМФ России приняли участие в работах, ведущихся в НАТО по созданию перспективных кораблей-носителей спасательного оборудования. Это позволила нашим кораблестроителям на этапе проектирования заложить в новый российский корабль-спасатель возможности его конкурентной способности на мировом рынке.

В марте 2005 года в адрес НАТО было направлено предложение об открытии совместных исследований в области борьбы с ПЗРК. Эта инициатива была воспринята достаточно сдержанно. В целях начала возможного сотрудничества по некоторым аспектам этой проблемы 3 ноября 2005 года представители РФ выступили на заседании авиационной рабочей группы № 3 с развернутым докладом «Защита широкофюзеляжной авиации с помощью инфракрасных средств противодействия». Никакой ответной реакции со стороны альянса не последовало, и это направление практически осталось закрытым для России.

В сентябре и октябре 2005 года в штаб-квартире альянса прошла серия консультаций руководства Агентства НАТО по стандартизации с представителями МО РФ и ФГУП «Рособоронэкспорт» по поиску путей взаимовыгодного сотрудничества в сфере стандартизации ВВТ, в том числе в вопросах технического обеспечения оперативной совместимости войск. Эксперты МО РФ проявили интерес к рабочей группе по стандартизации в области утилизации взрывчатых веществ. Итогом этого явилось включение представителя МО РФ в состав этой группы и его участие в ежегодном выездном заседании, которое прошло в марте 2006 г. в г. Ванкувер (Канада). Следующая встреча прошла в г. Стамбул (Турция) с 26 по 30 марта 2007 г. Представители МО РФ выступили с докладом о разработке по линии СРН глоссария по самодельным взрывным устройствам.

С сентября 2006 г. началась работа представителя МО РФ в группах КНДВ по беспилотным летательным аппаратам.

Наиболее значительным событием 2006 года явился показ на полигоне «НИИ Прикладной химии» в г. Сергиев Посад 23 мая отечественных разработок оружия не летального действия и технологий по утилизации взрывчатых веществ и материалов. Отчетный доклад был представлен на осеннем заседании КНДВ в октябре 2006 г. Началась работа по созданию каталога оружия не летального действия. В октябре 2007 г. КНДВ НАТО создание средств не летального действия вывела в отдельное направление программы борьбы с терроризмом, открытое только для стран альянса. Однако в июне 2008 г. НАТО дало согласие открыть это направление для РФ.

В числе других направлений в 2007 году выделялись: сотрудничество в области утилизации запасов боеприпасов советского производства, накопленных на складах альянса; развертывание совместных работ по стандартизации ВВТ, включая калибры артиллерийского вооружения; борьба с самодельными взрывными устройствами.

В период с 7 по 11 мая 2007 г. в Вене прошла третья конференция НАТО по утилизации взрывчатых веществ и материалов и показ новейших технологий по обезвреживанию неразорвавшихся боеприпасов и утилизации их излишков. Организаторами были Австрия и Словакия. В мероприятии участвовали представители «Рособоронэкспорта», МИД и МО РФ.

Следующая конференция прошла в апреле 2008 г. в г. Тренчин (Словакия), где были представлены эксперты МО РФ. Демонстрация новейших технологий (в том числе российских) прошла в г. Бурже (Франция) во второй половине сентября 2008 г.

В ноябре 2006 г. в г. Мадриде прошла международная конференция НАТО по борьбе с самодельными взрывными устройствами. Очередные встречи экспертов по данной проблеме были проведены в мае 2007 года в г. Толедо (Испания), в апреле 2008 года в г. Манхейм (Германия).

В стадии изучения находился вопрос участия России в исследованиях по защите критически важных объектов инфраструктуры от терроризма (ведущая страна - Бельгия). Предварительные консультации прошли в штаб-квартире альянса 30 января 2007 г.

С конца 2007 года началось активное сотрудничество с агентством НАТО по исследованиям и технологиям (г. Париж, Франция). Российские эксперты в области авиационной техники в рамках симпозиумов НАТО в Греции (декабрь 2007 г.) и Норвегии (май 2008 г.) получили возможность ознакомиться с новейшими разработками стран альянса.

Сотрудничество в области военных реформ

В июне 2002г. СРН-МО поставил задачу определить необходимость создания специальной рабочей группы по военным реформам (СРГВР). В октябре 2002 г. были проведены в г. Риме (Италия) семинар и встреча высокого уровня по взаимодействию в области военных реформ. В результате этого семинара и встречи и было принято решение о ее создании. Председателем был назначен - зам. генерального секретаря НАТО по оборонной политике и планированию.

На СРГВР были возложены такие направления как: развитие диалога и взаимного понимания между членами СРН по проблематике военной реформы; обмен опытом осуществления военных реформ в конкретных областях; определение представляющих взаимный интерес проектов военного реформирования. Группа определяла проекты по сотрудничеству, координировала и контролировала их осуществление, а также ежегодно докладывала о проделанной работе СРН-МО.

Также были определены четыре основные области сотрудничества:

- общие рамки военных реформ и развитие ВС (институционные и экономические составляющие военных реформ; роль и задачи ВС; развитие военных доктрин и их влияние на военные реформы; структура и организация ВС и приоритеты по повышению их возможностей);

-управление персоналом и финансовыми ресурсами (оценка затрат (методологические и статистические подходы); оптимальное распределение оборонных ресурсов; расчет мероприятий, процессов и управления; бюджетные процедуры; управление гражданским и военным персоналом МО и его подготовка);

-управление последствиями военных реформ (переподготовка личного состава, увольняемого из вооруженных сил; конверсия военных объектов, включая экономические, социальные и экологические аспекты; уничтожение мин и излишков боеприпасов; экологические аспекты демилитаризации материалов и средств);

-реформа оборонной промышленности (возможности промышленности и потребности ВС; конверсия военной промышленности; перспективы сотрудничества).

В практику работы были введены ежегодные заседания группы высокого уровня с участием представителей руководящего состава МО и ГШ ВС РФ.

Основными результатами работы группы в 2003 году стало организация участия российских офицеров на курсах и в научных программах Оборонного Колледжа НАТО. Были созданы региональные центры по переподготовке военнослужащих, уволенных или увольняемых из ВС РФ. Принято решение о подготовке терминологической базы по различным направлениям сотрудничества России и НАТО и созданию группы экспертов по разработке терминологической базе данных. С 2003 года стали регулярно проводиться семинары и круглые столы по вопросам управления финансовыми ресурсами, определения данных военной статистики и макроэкономики. В конце 2003 года состоялось заседание группы высокого уровня по обсуждению актуальных вопросов реформирования и развития ВС РФ. Российскую делегацию возглавил заместитель начальника ГШ ВС РФ генерал-полковник Ю.Н. Балуевский.

В 2004 году, помимо продолжения работы по указанным направлениям, на группу была возложена задача по подготовке проекта политико-военных указаний по повышению уровня оперативной совместимости войск (сил) России и НАТО. На заседании группы высокого уровня в Варшаве, был рассмотрен ход подготовки указаний, а также отчет о работе группы перед СРН-МО и проект программы на 2005 год.

Политико-военные указания по повышению уровня оперативной совместимости войск (сил) России и НАТО были утверждены на июньском заседании СРН-МО.

В 2006 году дополнительно появились такие направления, как:

-выработка приоритетов будущей работы и реализация конкретных целей в области военных реформ и управление ресурсами;

-исследование полученного опыта существующих механизмов взаимодействия программы ПРМ по повышению уровня оперативной совместимости;

-расширение программ обучения и подготовки на гражданский персонал и служащих вооруженных сил;

-изучение вопросов психологической адаптации военнослужащих, принимавших участие в боевых действиях.

Было достигнуто понимание, что для разъяснения целей и задач текущих и будущих инициатив в странах союзников и партнеров необходимо более эффективно использовать общественную дипломатию.

28 февраля 2007 г. в г. Вильнюсе состоялось заседание группы высокого уровня на котором рассмотрели вопросы: трансформация НАТО, военная реформа в России и оперативная совместимость войск (сил) России и НАТО, возможные направления сотрудничества на период 2008-2012 годы, возможные изменения и дополнения в программу работы группы на 2007 год.. По итогам заседания был подготовлен и представлен на утверждение министрам обороны в ходе июньского заседания СРН итоговый документ, который определил направления и перспективы дальнейшего сотрудничества.

Более подробно некоторые указанные выше направления работы представлены ниже.

Политико-военные указания по повышению уровня оперативной совместимости войск (сил) России и стран НАТО(ПВУ)

С самого начала работы по повышению оперативной совместимости войск (сил) России и НАТО возникла необходимость разработки концептуального документа, который бы определил цели и задачи СРН по этому направлению сотрудничества.

В начале 2004 года в рамках работы СРГВР был подготовлен так называемый пилотный документ на тему «Повышение оперативной совместимости войск (сил) России и НАТО».

Предназначение данного документа, состояло в том, чтобы начать дискуссию о путях и способах повышения оперативной совместимости с целью выработки соответствующих политических директив. В документе были отмечены некоторые инструменты, которые способствуют повышению оперативной совместимости, а также излагался возможный спектр военно-политических руководящих указаний, которые обеспечивали бы концептуальный подход. Предполагалось разработать требования, предъявляемые к национальным частям и подразделениям, способным действовать совместно, конкретные указания о видах операций, необходимых силах и средствах, механизмах и консультативных процессах.

При этом в начале работы над этим документом представителями МО РФ и МИД было заблокировано предложение Польши опираться в сотрудничестве по оперативной совместимости на возможности, предоставляемые программой ПРМ ПАРП (программа оценок и анализа), предусматривающую оценку состояния национальных ВС и выработку рекомендаций по их совершенствованию только натовцами.

Подготовленный в СРГВР документ носил предварительный характер и представлял из себя своего рода план-проспект будущего руководящего документа, а заложенные в него на тот момент формулировки, подходы и постановочные вопросы подлежали не только уточнению, но и если потребуется, корректировки в ходе последующей работы по наполнению содержанием всех пунктов «Первоначальных рамок».

На встрече в г. Пояна Брашов (Румыния) в октябре 2004 г. министры обороны стран СРН утвердили «Первоначальные рамки Политико- военных указаний по повышению уровня оперативной совместимости войск (сил) России и стран НАТО», и поручили СРГ-ВР разработать проект документа.

Работу по подготовке проекта планировалось завершить к очередному заседанию СРН-МО в июне 2005 г.

Ожидалось, что в ходе этой работы самому понятию «оперативная совместимость» будет дано четкое определение, согласованное в формате двадцати семи в контексте российско-натовского сотрудничества. К работе с российской стороны были подключены офицеры развернутой при штабе ВГК ОВС НАТО в Европе ГСиВ МО РФ, непосредственно участвующие в организации выполнения мероприятий по оперативной совместимости.

Работа над указаниями продолжилась с рассмотрения подготовительных документов, включающих типы операций, которые могут проводиться государствами СРН; задачи, для выполнения которых потребуется оснащать, готовить и обучать войска (силы); разработку стандартов; выбор между процессом, определяемым потенциалом, или функциональным подходом; цели оперативной совместимости; юридические аспекты.

В организационном плане работа была построена путем проведения регулярных ежемесячных заседаний СРГ- ВР.

При обсуждении (10 декабря 2004 г.) материалов по проблемам развития потенциала для оперативной совместимости потребовалось аргументировать приемлемость функционального подхода, который наилучшим образом соответствовал установленной цели повышения уровня оперативной совместимости. При этом отдельные направления сотрудничества (ПРО, тыл, спасание на море, управление воздушным движением) могли реализовывать внутри себя функциональный подход, объективно требующий совместимости в области связи, штабных процедур, языковой подготовки и проверки уровня совместимости в ходе учений и тренировок. Была высказана еще раз позиция неприемлемости использования для построения потенциала в рамках совместных операций СРН один к одному ПРМ ПАРП, специально разработанного для повышения оперативной совместимости и оборонной реформы в контексте ПРМ и являющегося аналогом системы планирования сил в НАТО.

При рассмотрении типов операций (13 января 2005 г.) договорились, что детальное изложение военных аспектов должно быть предметом других отдельных концептуальных документов по каждой их них.

Самым сложным было обсуждение материалов по стандартам (15 февраля 2005 г.). В ВС РФ под понятием «стандарт» понимаются численные параметры, установленные для образцов вооружения и военной техники, в то время как в НАТО термин «стандарт» трактуется шире - порядок разработки и реализации соглашений по стандартам в сфере оперативных, административных и военно-технических вопросов. Потребовалась работа лингвистов для того, чтобы прийти к согласованной формулировке, отражающей российскую специфику - «стандарты, термины и процедуры».

Кроме того в докладе представителя ГШ ВС РФ (4 марта 2005 г.) особо было подчеркнуто, что Россия против опоры в правовых аспектах только на один формат операций реагирования на кризис, а именно операций ведомых НАТО, к которым присоединяются не натовские государства. Нельзя полностью игнорировать другой формат операций - совместные операции, проводимые на равноправной основе, тем более, что это предусматривается Политическими аспектами базовой концепции совместных миротворческих операций Россия-НАТО и как это было апробировано на Процедурном учении. В качестве примера была приведена Концепция операций по ПРО ТВД. Было внесено предложение о необходимости четко прописать в этой связи роль СРН, который не только является основным руководящим органом всей совместной деятельности, в том числе и по оперативной совместимости, но и будет играть важнейшую роль при принятии решения и в процессе проведении будущих возможных операций. Именно к таким операциям под эгидой СРН российская сторона в первую очередь намерена готовить свои войска и силы. Эти положения были поддержаны и включены по тексту.

В результате 9 июня 2005 г. министры обороны на заседании СРН утвердили ПВУ. Страны-члены СРН получили очень важный работающий на долгосрочную перспективу концептуальный документ.

Российско-натовское сотрудничество в области макроэкономических и финансовых аспектов военных реформ

Одной из целей СРГВР являлось взаимодействие с НАТО по вопросам макроэкономических и финансовых аспектов военных реформ.

С российской стороны эту работу возглавляла начальник Службы экономики и финансов МО РФ. Со стороны НАТО – зам. помощника Генерального секретаря НАТО по проблемам региональной экономики и безопасности.

В основном осуществлялся обмен мнениями и опытом работы по таким направлениям деятельности как: централизованное начисление денежных выплат военнослужащим и гражданскому персоналу Вооруженных Сил; финансовое планирование; оптимизация и управление оборонными ресурсами; бюджетная кодификация и классификация; оценка эффективности финансового планирования; анализ финансовых рисков, исполнение оборонного бюджета, контроль над расходами на оборону; транспарентность и контроль оборонного бюджета; особенности увеличения расходов на оборону.

Ежегодно проводились два семинара по вопросам макроэкономических и военных аспектов оборонных реформ и встречи экспертов по глоссарию финансово-экономических терминов. В 2006 году на ноябрьском заседании было также принято решение расширить взаимодействие между МО РФ и НАТО в этой области четырьмя новыми направлениями, такими как: системы электронных закупок, управление финансовыми рисками, страхование рисков или опционы, взаимосвязь между вопросами обеспечения военнослужащих жильем и текучестью кадров персонала МО РФ.

Продолжилась работа по предоставлению Россией и НАТО статистических данных о расходах на национальную оборону и составлению ежегодного «Сборника финансовых и экономических данных России и НАТО, связанных с обороной».

Учебный центр переподготовки военнослужащих

Идея создания Совместного справочно-информационного учебного центра по вопросам переподготовки военнослужащих впервые прозвучала на заседании российских и натовских экспертов в г. Москве 4-5 декабря 1997 года во время проведения семинара Россия-НАТО по проблемам переподготовки увольняемых военнослужащих. Рабочие обсуждения проекта о создании СИУЦ были проведены в штаб-квартире НАТО 15 мая 1998 г., а затем в г. Владивостоке и в г. Москве в 1998 году.

Окончательное решение о создании центра было принято на заседании СПС Россия-НАТО на уровне послов 26 июня 2000 г.

Информационно-консультационный и учебный центр социальной адаптации военнослужащих, увольняемых и уволенных в запас из ВС РФ Россия-НАТО (Центр) был создан на основании подписанного 8 июня 2001 г. МО РФ (Главным управлением кадров ВС РФ) и НАТО (Экономическим директоратом) Меморандумом о согласии. Данный Меморандум являлся основополагающим правовым документом, регламентирующим деятельность Центра. В нем были сформулированы задачи, поставленные на первый год работы. Деятельность Центра была направлена на предоставление информации увольняемым и уволенным военнослужащим посредством их консультирования, создание и обновление базы данных в Интернете по вопросам социальной адаптации, организацию и проведение краткосрочных курсов для подготовки преподавателей, работающих в сфере социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей. Директором Центра Россия - НАТО со времени его создания являлся Л.С. Майоров (генерал-полковник запаса).

После завершения первого года работы, Меморандум был пролонгирован четырежды дополнительными соглашениями к нему. Наряду с прежними задачами основные направления деятельности Центра были значительно расширены в 2003 году (создание сети региональных филиалов, организация и проведение профессиональной переподготовки) и в конце 2004 года (создание отдела содействия в трудоустройстве).

Первоначально Центр размещался на базе Московского государственного университета экономики, статистики и информатики.

В феврале 2005 г. было принято решение об изменении местонахождения Центра Россия-НАТО и его размещении на базе Российского государственного социального университета.

Были созданы и успешно функционировали шесть региональных филиалов в городах Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Перми, Новосибирске, Ярославле и Калининграде.

В результате деятельности Центра в период до 2008 года более тысячи двухсот российских военнослужащих, увольняемых или уволенных в запас получили переподготовку на новые гражданские специальности. Около 600 человек из 62 субъектов РФ повысили квалификацию по программе «Организация работы по социальной адаптации военнослужащих».

Особое внимание Центр уделял обучению сотрудников внештатных справочно-консультационных пунктов при воинских частях МО РФ. В 2006 году прошли обучение 65 сотрудников справочно-консультационных пунктов при военных комиссариатах, гарнизонных Домах офицеров и воинских частях МО РФ.

Центр организовал выпуск учебно-методических материалов и ежеквартальных информационных бюллетеней «Векторы Россия-НАТО» для обеспечения увольняемых военнослужащих материалами справочного характера, а также в целях методического обеспечения учебного процесса и функционирования справочно-консультационных пунктов. В бюллетенях публиковались материалы по проблемам социальной адаптации: об опыте решения этих проблем в военных округах, изменениях в законодательстве, перспективах решения жилищных проблем. Кроме этого, в каждом номере бюллетеня печатались статьи выпускников, прошедших профессиональную переподготовку и открывших свое дело или успешно трудоустроившихся.

В период 2004-2008 гг. отделом по содействию в трудоустройстве уволенных военнослужащих было трудоустроено 390 человек и свыше 600 военнослужащим оказана консультативная помощь, которая включала в себя кроме собеседования и поиска работы, профессиональное и психологическое тестирование.

Более чем 132 тысячам увольняемым военнослужащим и членам их семей была оказана информационно-консультационная помощь по вопросам профессиональной ориентации, переподготовки и трудоустройства.

НАТО выделяло ощутимые финансовые средства на развитие программ переподготовки российских военнослужащих, так в период с 2006 по 2010 годы выделялось ежегодно 450 тысяч евро на социальную адаптацию российских военнослужащих. Расходы российской стороны на содержание Центра и его шести филиалов составляют приблизительно 195 тысяч евро в год. Эти расходы включали плату за аренду помещения, коммунальные платежи, услуги связи, командировочные расходы, оплату проезда к месту обучения.

В период с 2007 по 2010 годы Центр ежегодно планировал:

-осуществлять профессиональную переподготовку для 370 военнослужащих на гражданские специальности в Центральном, Северо- Западном, Южном и Сибирском федеральных округах;

-продолжать подготовку специалистов, работающих в области социальной адаптации военнослужащих на краткосрочных курсах повышения квалификации (не менее 120 человек);

-проводить 2 конференции по вопросам социальной адаптации военнослужащих и 2-3 семинара (круглых стола) по проблемам малого бизнеса и трудоустройства; оказывать содействие уволенным военнослужащим в организации ими предприятий малого и среднего бизнеса;

-проводить информационно-консультационную работу, корректировать ежемесячно содержание веб-сайта, насыщать его новыми материалами;

-трудоустраивать не менее 70-80 % слушателей, прошедших переподготовку в Центре;

-продолжать изготовление различной рекламной продукции с целью ознакомления общественности, региональных и федеральных органов власти, военного командования с его деятельностью.

Подготовка терминологической базы

Идея реализации совместных проектов в области разработки глоссариев терминов, используемых в различных областях сотрудничества России и НАТО, появилась в самом начале деятельности ГСиВ при ВГК ОВС НАТО в Европе. Именно тогда и был создан первый совместный труд российских и натовских лингвистов - Краткий англо-русский и русско-английский словарь военных и политических терминов по сотрудничеству между Россией и НАТО (г. Монс, Бельгия, 1997 год). Французская часть словаря была представлена позже. Этот сборник терминов активно использовался, в том числе, в ходе совместных действий подразделений России и НАТО на Балканах.

Следующим результатом сотрудничества России и НАТО в терминологической области в 2000-2001 гг. стал Словарь современных военно-политических и военных терминов «Россия-НАТО», в котором уже не просто приводились языковые соответствия, но и давались определения терминов сразу на трех языках - английском, русском и французском. В подготовке его с российской стороны активное участие принимал Институт военной истории МО РФ.

Во время существования СПС и в дальнейшем после создания СРН различные рабочие группы занимались подготовкой глоссариев по своей тематике. Так вышли в свет глоссарии по ПРО, ЯО, по финансовой терминологии, применяемой в военной сфере. Все эти глоссарии постоянно изменяются и дополняются по итогам различных совместных мероприятий - учений, семинаров, конференций и т.д.

В конце 2003 началась совместная работа над созданием терминологической базы данных по различным направлениям сотрудничества России и НАТО. Для этих целей была сформирована группа экспертов.

Первое заседание группы состоялось в марте 2004 г. в г. Брюсселе. Затем было решено проводить заседания четыре раза в год поочередно в городах Брюсселе и Москве. В ходе встреч 2004 года был разработан глоссарий по тематике военных реформ - одного из самых крупных направлений сотрудничества РФ и НАТО.

В 2005 году были разработаны глоссарии терминов в области борьбы с терроризмом и миротворчеству. Эти и другие, разработанные группой глоссарии, являлись уникальными по своей тематике и использовались не только в МО РФ, но и в других силовых ведомствах России.

В начале февраля 2006 г. группа экспертов оперативно подготовила глоссарий военно-морских терминов по тематике операции «Активные усилия», который вскоре после этого был представлен министрам обороны на заседании СРН в г. Таормина (Италия). После этого глоссарий был передан ВМФ России и ОВМС НАТО для использования в ходе подготовки и выполнения задач в рамках операции. Также в 2006 году был разработан глоссарий по действиям войск специального назначения России и НАТО.

Первый из разработанных глоссариев в 2007 году - глоссарий по борьбе с самодельными взрывными устройствами. В конце марта 2007 года в г. Стамбуле на заседании группы Агентства НАТО по стандартизации состоялась презентация глоссария по СВУ и всего российско-натовского проекта с прицелом на будущее.

Все разработанные глоссарии размещались на русском модуле веб-сайта НАТО, а также на сайте СРН. Продолжилась разработка тематических глоссариев по различным направлениям российско-натовского сотрудничества: поиску и спасанию на море, тыловому обеспечению, военно-техническому сотрудничеству, управлению воздушным движением и т.д.

В дальнейшем все глоссарии планировалось привести в единый формат и объединить в терминологическую базу данных. Предполагалось, что в единую базу данных будут включены термины не только на русском и английском, но и на французском языке. В будущем предусматривалась и подготовка печатной версии базы данных.

Выводы и заключение

Таким образом, приведенные выше некоторые аспекты организации и содержания военного и политического сотрудничества показывают, что объем взаимодействия был довольно значительным и практически сопоставим (а по некоторым направления и превышал) с военным сотрудничеством России со странами СНГ и в рамках Договора о коллективной безопасности.

К большому сожалению, приходится констатировать, что даже показанный выше объем российско-натовского политического и военного сотрудничества не смог остановить НАТО от принятия в августе 2008 году решения приостановить деятельность Совета Россия - НАТО в связи с развязанной Грузией войны против Южной Осетии и российских миротворцев и вынужденной ответной реакцией России. В тот момент НАТО, и прежде всего США предприняли ряд провокационных действий, не пожелали объективно разобраться в сложившейся ситуации и практически обнулили достигнутые результаты.

Зададимся вопросом – нужно ли было создавать систему сотрудничества Россия – НАТО в недалеком прошлом, и увеличилась ли в то время безопасность России. Что касается вопроса военной безопасности, то с достаточно большой уверенностью можно сказать - увеличилась. Главное подтверждение тому - проведение реформ в ВС РФ. Подобные реформы может позволить себе государство только при понимании, что военной опасности ни сейчас, ни в ближайшей перспективе для него нет. Ответ на вопрос напрашивается самим собой.

При всей склонности некоторых российских политологов и экспертов говорить о развале этой организации в ближайшей перспективе или о создании Европейских Вооруженных Сил, зная принципы построения и функционирования НАТО, можно утверждать, что НАТО это надолго. Другой альтернативы, чем повышение военной безопасности в Европе через политическое и военное сотрудничество с Россией у НАТО нет.

В настоящее время основной проблемой, стоящей на пути военного сотрудничества и партнерства, является отсутствие доверия сторон друг к другу. Для этого имеются как объективные, так и субъективные предпосылки и причины. Основное - это те стереотипы холодной войны, которые существуют прежде всего в политических и военных кругах НАТО по отношению к России - воспринимать противоположную сторону как потенциального противника, а в последнее время и как прямую военную угрозу. Примером могут служить решения НАТО в вопросах ПРО, использование ими в своих интересах существующих механизмов контроля над вооружением и возросшая демонстративная натовская военная активность в связи с конфликтом на Украине. Остается только надеяться, что руководство НАТО проявит политическую волю, трезво оценит сложившуюся ситуацию и найдет пути решения возникшего конфликта и других разногласий, а накопленный в прошлом опыт политического и военного сотрудничества будет востребован.


Литература

Материалы аппарата Главного военного представителя РФ при НАТО. 2008 г.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.