Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2015

АНТИРОССИЙСКИЕ НАСТРОЕНИЯ В США: ЭВОЛЮЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ

Н. М. Травкина,
доктор политических наук,
руководитель Центра внутриполитических исследований
Института США и Канады РАН,
e-mail:

Аннотация. Политики США и России квалифицируют очередное охлаждение отношений между двумя странами как начало нового этапа холодной войны. А как в этих условиях себя проявляет американское общественное мнение? Что им движет? Какие тенденции являются определяющими, а какие лишь отражением сиюминутной конъюнктуры? Как изменялось общественное мнение Америки по отношению к России на протяжении последних 25 лет после распада СССР и что можно ожидать в ближайшей перспективе? Эти и другие вопросы, связанные с динамикой восприятия России общественным мнением США, рассматриваются в данной статье.

Ключевые слова: манипулятивно-пропагандистский фактор, стереотипы сознания, русофобский компонент, волнообразный характер динамики общественного мнения.

Anti-Russian sentiment in the United States: EVOLUTIONARY FEATURES

Travkina Natalia Michailovna,
Ph. D in Politics,
Chief, Centre of Domestics Policy Research,
The Institute of USA and Canada Studies
of Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. US and Russian politicians classify current cooling of relations between the two countries as the beginning of a new phase of the Cold War. How in these conditions American public opinion manifests itself? What motivates it? What trends are crucial and which are merely a reflection of the momentary situation? How was changing American public opinion against Russia over the past 25 years after the collapse of the Soviet Union and what could be expected in the near future? These and other questions related to the perception of Russia by American public opinion, are discussed in this article.

Keywords: manipulative-raising factors, stereotypes of consciousness, Russophobian component, wave-like nature of the dynamics of public opinion.

Резкое ухудшение российско-американских отношений в самом начале второго срока президентства Б.Обамы, т.е. начиная примерно с 2013 г., главным образом, под влиянием двух событий – предоставления Россией бывшему сотруднику американских спецслужб Э. Сноудену временного политического убежища, а впоследствии и под влиянием набиравшего обороты кризиса на Украине, вплотную подвело обе страны к началу новой «холодной войны». В марте 2014 г. после начала политики экономических санкций против России в связи с воссоединением Крыма и России, согласно опросу общественного мнения, проведённому социологической службой Гэллапа, на вопрос о том, возвращаются ли США и Россия к состоянию «холодной войны», положительно ответили 50% американских респондентов, в то время как 43% высказались отрицательно, а ещё 7% затруднились с ответом.[1]

Этот ответ, однако, ни в коей мере не следует считать окончательным вердиктом американского общественного мнения по вопросу долгосрочных перспектив взаимоотношений между двумя нашими странами.

Опросы общественного мнения, проводившиеся в США на протяжении последних 25 лет после распада СССР, имевшие своей целью выявить отношение американцев как к России в целом, так и к различным сторонам российско-американских отношений, убедительно показали их волнообразный характер и наличие заметного перепада в динамике «приливов и отливов»в восприятии американским общественным мнением российской политики. В частности, обострение российско-американских отношений в марте 1999 г. в связи с началом США и их союзниками по НАТО бомбардировок Югославии, которое сравнительно быстро сошло на нет, сразу же реанимировало привычное отношение американцев к России как к самому главному противнику США на мировой арене, навеянное долгими десятилетиями противостояния во времена «холодной войны». В частности, на вопрос о том, в какой степени разногласия между Россией и странами НАТО в отношении к событиям в Югославии означают вероятное возникновение новой «холодной войны» между Россией и США, положительно ответили 59% опрошенных, отрицательно – 33%, а ещё 8% затруднились с ответом.[1]

Иными словами, несмотря на коренную трансформацию политических и социально-экономических институтов российского общества по сравнению с СССР, американское общественное мнение по-прежнему было склонно оценивать российско-американские отношения скорее в категориях «тёмного» Прошлого, нежели «светлого» Будущего. Вместе с тем представляется важным выявить динамику изменений настроений американцев в отношении России под углом зрения перепадов изменчивой политической конъюнктуры, оставив в стороне факт существования исторических констант, которые препятствуют резким сдвигам в российско-американских отношениях в сторону их заметного улучшения.

Основные этапы «приливов и отливов» в американском общественном мнении в отношении России

На протяжении последних примерно 25 лет можно выявить 7 основных этапов изменения знаков в отношении американцев к России - с «+» на «−» и наоборот. Этот перепад настроений является существенным, ибо он свидетельствует о значительной волатильности симпатий и антипатий американцев к России. Эволюционные особенности отношения американского общественного мнения к России в период 1989-2015 гг. приведены на графике.

График.

Показатели изменений американского общественного мнения к России

Первый период положительного восприятия позднего Советского Союза и России продолжался примерно 10 лет (с конца 1980-х до конца 1990-х годов, хотя и характеризовался постепенным понижением доли лиц, относившихся благоприятно к России, которая уменьшилась с 66% в конце 1991 г. до 33% опрошенных в 1999 г. Точкой перегиба стали упоминавшиеся выше события в Югославии, когда Россия не поддержала бомбардировки НАТО населенных пунктов этой страны. Соотношение долей респондентов, положительно и негативно относившихся к России составило весной-летом 1999 г. 33%: 59%, т.е. американцы фактически поменяли знаки своего отношения к России по сравнению с предыдущим периодом с «+» на «-», сохранив при этом неизменными абсолютные значения.

Однако смена политического руководства в России в 2000 г. быстро привела к тому, что доля положительно воспринимающих Россию стала постепенно расти, а доля лиц, негативно относившихся к России, стала медленно, но неуклонно уменьшаться. Второй период фактически закончился 11 сентября 2001 г., когда Россия стала союзником США в борьбе против мирового терроризма, и соотношение показателей одобрительного и негативного отношения к нашей стране – 66%: 27% − фактически вышло на уровень начала 1990-х годов, когда молодая демократическая и рыночная Россия начала новый отсчёт своего исторического времени.

В 2003 г., когда США начали вторжение в Ирак, которое не было поддержано Россией, произошла кратковременная смена знаков положительного и отрицательного отношения к России, при котором возобладали негативные настроения, однако после падения режима С.Хуссейна и вплоть до начала войны на Кавказе в августе 2008 г. союзнический настрой в борьбе против терроризма дал в целом положительное восприятие России американцами, при этом максимум разрыва в положительном и отрицательном отношении, зафиксированный в 2005 г. – 61% : 33% − вновь вышел на рекордные уровни начала 1990-х и 2000-х годов.

Кризис в российско-американских отношениях во второй половине 2008 г. – начале 2009 г. сменившийся периодом «перезагрузки», которую провозгласила пришедшая к власти в январе 2009 г. демократическая администрация Б.Обамы, вновь ознаменовался ростом положительного настроя в США, хотя максимальный разрыв долей респондентов, положительно (50%) и негативно относящихся к России (40%), зафиксированный в 2011 г., составил всего 10%, т.е. был значительно меньше абсолютных уровней разрывов, наблюдавшихся для периодов 1990-х (41%) и 2000-х годов (39%).

И, наконец, в 2013 г. под влиянием политического скандала, связанного с Э.Сноуденом и кризиса на Украине, начался текущий период преобладания негативного отношения американцев к России, который в 2015 г. вышел на рекордно высокие отметки негативного отношения к России (70%) при 24%положительного восприятия нашей страны, которых никогда не наблюдалось с конца 1980-х – начала 1990-х годов. Однако, учитывая предыдущую динамику перепадов в положительном и отрицательном отношении американского общественного мнения к России, можно допустить предположение, что и в будущем возможно ожидать возникновения «точки перегиба» в преобладающей тенденции негативных настроений над положительными эмоциями по отношению к нашей стране.

И основная причина этого состоит в том, что доминирующий в данный момент настрой американского общественного мнения по отношению к России определяется не наличием двух противоположных полюсов, жестко структурированных стереотипов восприятия России, независимых от конъюнктуры российско-американских отношений, а именно присутствием подавляющей массы респондентов, не имеющих подобного рода стереотипов. Можно также отметить, что в период с 1989 по 2015 гг., т.е. за 26 лет, суммарная продолжительность периода положительного отношения к России составила примерно 19-20 лет, а отрицательного – порядка 6-7 лет, т.е. в три раза меньше. Поэтому вполне можно рассчитывать на то, что инерция положительного восприятия новой России будет проявляться и в дальнейшем.

Детальный анализ структуры американского общественного мнения в отношении России

Две линии - положительного и отрицательного отношения к России, приведённые в графике, являются результирующими из 5 составляющих. Социологическая служба Гэллапа симметрично оценивает положительное восприятие России американцами как сумму двух долей (в %) – 1) «очень положительное» и «в основном благоприятное», и 2) «очень отрицательное» и «в основном неблагоприятное». Пятым параметром является доля респондентов, которые не имеют мнения или затрудняются с ответом.

Согласно авторскому расчёту, в период с 1989 по 2015 гг. средняя величина доли респондентов, имеющих «очень положительное» восприятие России, составила 6%. Иными словами, это доля лиц, которые положительно воспринимают нашу страну, независимо от текущей политической конъюнктуры и остроты конфронтации между Россией и США. Этим американцам противостоит доля лиц, которые хронически имеют «очень отрицательное» отношение к России; за указанный период она составила примерно 11%, т.е. была в два раза больше доли лиц, имеющих «очень положительное» восприятие России. Это превышение доли лиц, имеющих «очень отрицательное» отношение» к России, по отношению к доле лиц с «очень положительным» восприятием России безусловно является наследием «холодной войны», хотя одновременно следует признать, что в целом этот процент не является значительным.

А вот соотношение долей лиц, имеющих «в основном благоприятное» и «в основном неблагоприятное» впечатление от России, за указанный период составило 44%: 31%. Это соотношение говорит о том, что даже в настоящее время результирующий настрой американского общественного мнения определяют американцы, формирующие свое отношение к России под влиянием информации, получаемой в «онлайновом режиме» или на основе заявлений высшего политического руководства США.

Таким образом, эти показатели свидетельствуют о значительном влиянии манипулятивно-пропагандистских факторов в формировании стереотипов отношения американцев к России, которое может быть в принципе сравнительно быстро трансформировано в любую сторону в зависимости от направленности работы американских СМИ и тональности заявлений из Вашингтона. Помимо этого, надо иметь в виду, что средняя доля респондентов, затруднившихся с ответом или не имевших мнения о России на протяжении последних 25 лет, составила 8%, что также является довольно существенным показателем при сопоставлении со значениями отношений «очень положительное» (6%) и «очень отрицательное» (11%).[2]

Россия: недружественная страна, но воевать с ней американцы не намерены.

Союзнические отношения в первом десятилетии XXI в. в борьбе с мировым терроризмом способствовали возрождению представлений о России как о геополитическом союзнике США, восходящим своими истоками к периоду Второй мировой войны. В частности, если в конце ХХ в. только 2% опрошенных американцев считали Россию союзником США, то после событий 11 сентября 2001 г. этот показатель неуклонно возрастал и к марту 2003 г. его значение достигло рекордных 23%. В дальнейшем он стал столь же неуклонно снижаться, но даже летом 2006 г., т.е. на момент проведения саммита лидеров стран «большой восьмёрки» в Санкт-Петербурге, 18% опрошенных американцев по-прежнему относили Россию к числу союзников США. Показательно, что в сентябре 2013 г., когда США приняли российский план о ликвидации запасов химического оружия в Сирии, 13% респондентов расценили этот шаг как проявление союзнических отношений между нашими странами. И, несмотря на кризис на Украине и начало Соединенными Штатами политики экономических санкций в отношении России в марте 2014 г., весной 2014 г. 5% опрошенных американцев относились к России как к союзнику США, возможно имея в виду долгосрочную перспективу российско-американских отношений.

Показательно и то, что резкое ухудшение российско-американских отношений, начиная с 2013 г., повысило долю американцев, которые считали Россию «врагом» США до рекордных 24%. Вместе с тем следует отметить, что в период 1999-2006 гг. средняя доля американцев, которые считали Россию врагом США, не превышало 9%.

Таким образом, при анализе динамики антироссийских настроений в США следует учитывать русофобский компонент, всегда присутствующий у определённой части американского общества по отношению к России, независимо от вектора отношений между нашими странами.[3]

Поэтому доминантой современного восприятия России американцами является большая часть спектра общественного мнения – примерно 70%, которая колеблется в зависимости от текущей политической конъюнктуры межу признанием России «дружественной» и «недружественной» странной. Разрыв в оценках между этими двумя категориями достиг максимума летом 2006 г., когда 55% респондентов отнесли Россию к категории дружественных стран, а 16% − к недружественной стране. И даже резкое ухудшение российско-американских отношений в 2013-2014 гг. не повлияло на то обстоятельство, что весной 2014 г. 21% опрошенных по-прежнему считало Россию дружественной страной, в то время как 44% − недружественным государством, но не врагом![3]

Эти нюансы необходимо учитывать в российской пропаганде и риторике в отношении США, по всей видимости, проводя различие между позицией официального Вашингтона и подавляющей частью американского общества.

Конкретное содержание «недружественного» или «враждебного» по отношению к США государству американцы, по всей видимости, вслед за официальным Вашингтоном, связывают в военной мощью России. Поскольку Россия, также, как и СССР, обладает вторым в мире ракетно-ядерным потенциалом, то это обстоятельство всегда присутствует фоновым фактором в отношении американцев к России. В частности, даже в период союзнических отношений в борьбе с мировым терроризмом в 2004 г. 68% опрошенных относили военную мощь России к потенциальной угрозе жизненно важным интересам США; при этом 18% рассматривало военную мощь России как критически важную в категории угроз национальной безопасности США, а 50% − как серьёзную угрозу.[4]

Как это не парадоксально звучит, но резкое ухудшение российско-американских отношений в 2013-2015 гг. изменило скорее акценты в отношении к военной мощи России, нежели способствовало осознанию факта наличия такой угрозы как таковой. В частности, в феврале 2015 г. 90% опрошенных считали российскую военную мощь угрозой для США, при этом 49% относили её к категории критически важного фактора угрозы национальной безопасности США, а 41% − к категории серьёзной угрозы.[4]

Вместе с тем, хотя американское общество и осознает перспективу перерастания кризиса на Украине в возможный военный конфликт между США и Россией, большая часть опрошенных американцев в начале 2015 г. не одобряла идею поставок американских вооружений Украине для борьбы с «пророссийскими» повстанцами на юго-востоке Украины. Против начала поставок высказалось 54% опрошенных, за начало поставок – 40% респондентов.[5]

Возможно, это обстоятельство связано с тем, что американское общество – в отличие от политического руководства США – прекрасно осознает тот факт, что ситуация на Украине не затрагивает жизненно важных интересов Америки и никак не влияет на социально-экономическое благополучие страны. И, возможно, самым показательным в этом плане являются опросы общественного мнения, показавшие, что по мере обострения ситуации на Украине и вызванного этим ухудшения российско-американских отношений на протяжении последних 1,5 лет интерес американцев к событиям на Украине упал! Соответствующие данные, характеризующие падение интереса американского общественного мнения к ситуации на Украине, приведены в таблице.

Таблица
Динамика показателей интереса американцев к событиям на Украине в 2014-2015 гг., (в %)

Вопрос: насколько внимательно вы следите за событиями на Украине, включая вмешательство России?

Очень внимательно

Внимательно

Время от времени

Не слежу вообще

Затрудняюсь с ответом

2015 г., февраль

14

42

27

17

1

2014 г., март

30

38

18

14

менее 0,5%

Gallup. Russia | Gallup Historical Trends. How closely are you following the news about Russia's involvement in the situation in Ukraine? − www.gallup.com/poll/1642/russia.aspx.

Фактически, если считать самым индикативным ответ «очень внимательно», то интерес американцев к событиям на Украине за год кризиса упал в два раза. Категория лиц, которая внимательно отслеживает события на Украине, практически осталась без изменений, зато заметно выросла категория респондентов, которая проявляет небольшой интерес к развитию кризисных явлений в украинском обществе. Эти данные свидетельствуют о том, что американское общественное мнение начинает испытывать определённую усталость от бесконечных потрясений на Украине, и, возможно, хотело бы сравнительно быстрого разрешения украинского кризиса мирным путём. Помимо этого, безусловно падению интереса американцев к украинскому кризису способствует начавшаяся летом 2015 г. кампания по выборам президента США в 2016 г., ход которой, по всей видимости, и дальше будет отодвигать украинский фактор вниз в списке не только американских национальных приоритетов, но и приоритетов внешней политики США.


Источники

[1]. Gallup. Russia | Gallup Historical Trends. Trend: Americans' Opinions of Russia. Do you think the United States and Russia are heading back toward a Cold War, or not? − www.gallup.com/poll/1642/russia.aspx.

[2]. Рассчитано по: Gallup. Russia | Gallup Historical Trends. Trend: Next, I’d like your overall opinion of some foreign countries. What is your overall opinion of Russia? Is it very favorable, mostly favorable, mostly unfavorable, or very unfavorable? − www.gallup.com/poll/1642/russia.aspx.

[3]. Рассчитано по: Gallup. Russia | Gallup Historical Trends. Trend: Please say whether you consider Russia an ally of the United States, friendly, but not an ally, unfriendly, or an enemy of the United States. − www.gallup.com/poll/1642/russia.aspx.

[4]. Gallup. Russia | Gallup Historical Trends. Trend: Next, I am going to read you a list of possible threats to the vital interests of the United States in the next 10 years. For each one, please tell me if you see this as a critical threat, an important but not critical threat, or not an important threat at all. The military power of Russia. − www.gallup.com/poll/1642/russia.aspx.

[5]. Gallup. Russia | Gallup Historical Trends. Do you favor or oppose the U.S. sending military weapons and equipment to Ukraine government to use in fighting pro-Russian rebels in the eastern part of Ukraine? − www.gallup.com/poll/1642/russia.aspx.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.