Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2015

СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ АМЕРИКАНСКОЙ ТОРГОВЛИ ОРУЖИЕМ

P. И. Зименков,
доктор экономических наук,
главный научный сотрудник,
Института США и Канады РАН,
e-mail:

Аннотация. Статья посвящена анализу положения США на мировом рынке вооружений и военной техники (ВВТ). Рассмотрены основные проблемы, стоящие на пути американского экспорта вооружения и затрудняющие Вашингтону зарубежные поставки оружия. Показаны перспективы США на мировом рынке ВВТ, определяемые целым рядом экономических и военно-политических факторов.

Ключевые слова: Военно-промышленные корпорации, мировой рынок вооружений, политика экспортного контроля, соглашение о поставках оружия, военные расходы, военный бюджет.

SITUATION AND PROSPECTS OF AMERICAN ARMS TRADE

Rudolf Zimenkov,
Ph. D in Economics,
Chief Researcher,
The Institute for the U.S. and Canadian Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article is devoted to analysis of U.S. situation on world arms market. The main problems facing American arms export and creating difficulties to Washington to deliver arms abroad are considered. The U.S. prospects on world arms market influenced by a number of economic, political and military factors are shown.

Keywords: Military industrial corporations, world arms market, policy of export control, agreements of arms transfer, military expenditure, military budget.

Функционирование мирового рынка вооружений и военной техники (ВВТ), где США занимают лидирующие позиции, происходит в сложнейших условиях и под непосредственным влиянием разнообразных факторов как политического, так и экономического характера. Поэтому экономический спад, последовавший за мировым финансовым кризисом и вызванными им мерами строгой экономии, принятыми в США, в 2011-2013 гг. начал влиять на объемы продаж американской военной промышленности. В условиях сокращения военных расходов – несмотря на сохраняющийся высокий уровень военных расходов США на системы оружия – администрация и военно-промышленные компании США вынуждены активизировать свои действия на экспортных рынках Азии, Латинской Америки и на Ближнем и Среднем Востоке. Это в значительной степени объясняется тем, что торговля оружием, являясь для США важным средством укрепления военно-политических связей с соответствующими странами, продолжает оставаться для них выгодным видом бизнеса, приносящим значительные прибыли, улучшающим структуру внешнеторгового баланса и обеспечивающим дополнительную занятость.

В последнее десятилетие экспорт ВВТ стал приобретать все возрастающее значение для американской оборонной промышленности. Если ранее поставки на экспорт занимали подчинённое положение по сравнению с удовлетворением потребностей национальных вооружённых сил США, то теперь в связи с резким увеличением дефицита платёжного баланса и относительным сокращением военных расходов в последние годы положение изменилось: производство многих видов американских ВВТ в большей степени стало ориентированным на экспорт, в частности боевых самолетов различных типов, вертолетов, танков и легких бронетранспортеров.

С целью расширения военных поставок за границу США вводят новые механизмы содействия американскому экспорту вооружений: оказывают прямое государственное содействие экспорту оружия, поддерживают меры по сокращению себестоимости военных товаров и услуг, несколько упрощают процесс выдачи лицензий на поставки вооружений, пересматривают правила экспортного контроля, нередко устраняют административные барьеры при реализации совместных проектов, осуществляют политику диверсификации экспорта и т.д.

В результате по данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (СИПРИ) США занимают лидирующие позиции среди мировых экспортеров ВВТ: в 2014 г. на их долю пришлось более трети общемировых поставок вооружений.[1] Они поставляют оружие примерно 150 странам и территориям. США - крупнейшие поставщики оружия в развивающиеся страны, на которые в 2011 г. пришлось 78,7% всех контрактов, заключенных в мире на поставку оружия в эту группу стран. США являются крупнейшими поставщиками оружия в страны Западной Европы, Ближнего и Среднего Востока, занимают второе место по поставкам оружия в Азию и Океанию, а также Латинскую Америку, активно осваивают рынок постсоциалистических государств Центральной и Восточной Европы.

Проблемы на пути американского экспорта вооружений

В этом соревновании на мировом рынке вооружений США не всегда добиваются преимущества над другими странами-экспортёрами ВВТ. Так, в 2009-2013 гг. на долю пяти стран (США, Россию, ФРГ, КНР и Францию) приходилось 74% мирового объема экспорта вооружений, что усиливало конкуренцию между этими поставщиками ВВТ.[1] Причём конкуренция охватывает как сферу производства оружия, так и различные аспекты торговли оружием, нередко создавая трудности для Вашингтона на различных сегментах мирового рынка вооружений и затрудняя сбыт оружия в ряде регионов, некогда традиционно входивших в сферу влияния США.

США обладают наиболее мощной оборонной промышленностью, которая в состоянии производить самые современные виды вооружений. Однако и другие страны не стоят на месте, укрепляя свой военно-промышленный потенциал и создавая конкуренцию американским корпорациям. В этой связи определенные опасения в США вызывают интеграционные процессы в оборонной промышленности стран Европы, активизировавшиеся в последние десятилетия. Усилия стран членов ЕС направлены главным образом на создание единого европейского оборонного и оборонно-промышленного пространства как альтернативы усиливающемуся влиянию США на мировом рынке вооружений.

Важным институциональным достижением военно-технического сотрудничества стран Западной Европы стало создание в 1997 г. межправительственной Организации для сотрудничества в вопросах совместного производства вооружений (OCCAR), которая, по сути, явилась межгосударственной организацией по координации военных потребностей, проведению НИОКОР, контролю над экспортом, обеспечению бесперебойности поставок и режима секретности. Кроме того, Европейской комиссией был стимулирован рост инвестиций в совместные научные исследования и разработки.

В начале ХХI века в условиях продолжения процессов институционализации военно-политической интеграции Евросоюза в целях наиболее эффективного обеспечения его политического влияния в мире, а также максимально эффективного использования финансовых и научно-производственных ресурсов появилась потребность перевода сотрудничества в разряд интеграционного процесса и создания управленческой структуры, координирующей работу всех механизмов военно-технического сотрудничества стран ЕС. В результате в июле 2004 г. было создано Европейское агентство по вопросам обороны, призванное заняться интеграцией военно-промышленных комплексов в качестве головного заказчика, покупателя и координатора на пути к достижению перспективной цели – создания конкурентного европейского рынка вооружений.

Одновременно с институциональными реформами европейцы постепенно набирают ценный опыт реализации международных военно-промышленных программ. Пока что многие из них не увенчались исключительными технологическими и коммерческими успехами. И всё же коммерческая судьба отдельных многосторонних проектов оказывалась нередко счастливее, чем у национальных программ. Так, после долгого периода неопределённости, связанного с преодолением технических трудностей и финансовых проблем, программа европейского истребителя Еврофайтер, который создала корпорация EADS, объединяющая авиастроительные компании Великобритании, Германии, Франции, Швеции, Испании и Италии, вступила в фазу серийного производства и активного маркетинга на мировом рынке. Другими примерами успешной европейской кооперации в производстве вооружений можно назвать создание боевого вертолета Еврокоптер Тайгер и серийное производство военно-транспортного самолета А-400М и самолета-дозаправщика А-330МРТТ.

В случае успешного создания интегрированных европейских структур в области разработки и производства вооружений страны Западной Европы будут стремиться к свёртыванию закупок ВВТ в США, за исключением обеспечения потребностей вооружённых сил НАТО, а также закупок новейших видов вооружений для национальных вооруженных сил, в частности, истребителей пятого поколения.

Другие страны из числа прежних традиционных импортёров вооружений также активно развивают собственную военную промышленность (Бразилия, Израиль, ЮАР, Индия, Индонезия, Сингапур), за счёт чего планируется повысить степень самообеспеченности в оружии и военной технике и устранить чрезмерную зависимость от иностранных поставщиков. Индийское руководство объявило о планах достижения во второй половине текущего десятилетия 80% уровня удовлетворения потребностей национальной армии в военной технике силами собственного ВПК. Масштабные программы разработки собственных образцов вооружений имеет Израиль, реализация которых, по мнению израильских специалистов, даст стране возможность исключить закупки подобной боевой техники за рубежом и поможет развитию различных секторов национальной военной промышленности. Энергичные усилия по расширению производства военной техники и оружия предпринимает Бразилия. Естественно, что в результате такой политики экспортные возможности США в отношении как данных государств, так и других потенциальных партнёров значительно сужаются. А через 5-6 лет можно ожидать появления в мире ещё целого ряда государств (судя по всему, из Азиатско-Тихоокеанского региона), способных предложить на экспорт различную высокотехнологичную боевую технику, что, естественно, вызовет дальнейшее обострение конкурентной борьбы на мировом рынке.

Значительные трудности создают для Вашингтона различия в подходах к системе экспортного контроля за передачей ВВТ между США и Евросоюзом. Для удовлетворения потребностей национальных вооруженных сил в вооружении и военных технологиях США и страны Европы стремятся расширить рамки сотрудничества между поставщиками ВВТ, о чем свидетельствует саммит НАТО в Чикаго (май 2012 г.), на котором члены организации договорились о предстоящей реализаций 20 многонациональных проектов.[2] В то же время они выступают за установление контроля за международной передачей оружия и военных технологий. Наиболее эффективное использование ресурсов и действенный контроль за передачей технологий являются объективными целями, которые разделяются всеми странами, однако единого согласованного подхода относительно способов их достижения не существует.

США, например, обладают наиболее развитой в мире оборонной промышленностью и являются крупнейшим центром военных НИОКР. Поэтому они располагают наибольшей номенклатурой продукции военного назначения и военных технологий, подлежащей контролю и защите. США имеют также отличную от европейских стран конституционную и юридическую систему. Национальное законодательство в области экспортного контроля обязано принимать во внимание соображения внешней политики, интересы национальной и экономической безопасности при принятии решений о поставках оружия. Исполнительная власть обязана предоставлять Конгрессу США регулярные отчёты об исполнении требований, установленных национальным законодательством. Система экспортного контроля нередко подвергается критике за сложность и дорогостоящий характер в выполнении, поэтому нынешнее руководство США намерено ее модифицировать с целью повышения ее эффективности.

В то же время европейское законодательство в области экспортного контроля предоставляет национальным чиновникам большую свободу в широком толковании существующих нормативов при рассмотрении заявок на выдачу экспортных лицензий. Хотя уровень транспарантности и парламентского контроля в некоторых странах Европы в последние годы значительно вырос, тем не менее система экспортного контроля в европейском регионе в целом менее всеобъемлющая и эффективная по сравнению с США. Отсутствие ясности и подотчётности в сочетании с более мягким подходом к контролю за конечным использованием экспортируемых критических технологий вызывает озабоченность США относительно надёжности европейской системы экспортного контроля.

И эта озабоченность США имеет на то основания. Так, в ходе военной операции в Ираке на его территории были обнаружены современные французские вооружения. Кроме того, некоторые страны-союзники США продают оружие, содержащее американские компоненты или технологии в страны, которые представляют или могут представить опасность для США. Наконец, даже некоторые американские компании осуществляли поставки ВВТ иностранным государствам, которые представляют опасность национальным интересам США. Так, эксперты Главного контрольно-счётного управления Конгресса США, пришли к выводу, что Государственному департаменту не удалось провести необходимые мероприятия для противодействия нелегальному экспорту американского оружия и военных технологий, в его работе существуют недостатки, которые ставят под угрозу национальную безопасность страны.

Жёсткая политика контроля над экспортом вооружений, а также технологий, которая применяется не выборочно, а в отношении большинства стран-импортёров, оборачивается потерями крупных контрактов, что вызывает критику и недовольство многих военно-промышленных корпораций США. Вопрос заключается в том, что характерной чертой современного рынка ВВТ становится стремление многих государств, особенно из Южной, Восточной и Юго-Восточной Азии, участвовать в импорте не только самих вооружений, но и технологий их производства на основе получения от экспортеров вооружений лицензий на новейшие технологии.

Однако США, редко передают подобные лицензии за границу, ограничивая этот процесс только наиболее надёжными союзниками, что сужает их возможности в поставках оружия. Так, в середине прошлого десятилетия компания «Локхид-Мартин» лишилась крупного контракта на поставку Индии истребителей F-16 из-за отказа продать технологию их производства. В 2012 г. по той же причине США потеряли контракт на поставку в Индию крупной партии противотанковых управляемых ракет.[2]

В то же время страны-конкуренты США по торговле вооружениями, особенно Россия, Франция, Великобритания, активно передают новые технологии странам-импортёрам, тем самым увеличивая поставки ВВТ и укрепляя свои позиции на мировом рынке.

Подобная ситуация характерна и для поставок передовых систем вооружения. Так, сохранение ограничений на экспорт из США крылатых ракет Tomahawk увеличивает экспортный потенциал таких систем, как европейские крылатые ракеты Storm Spadow / SCALP и Taurus KEPD-350, а также аналогичных типов российского оружия. Следует, однако подчеркнуть, что в отдельных случаях, стремясь укрепиться на новых рынках, США делают исключения в этом вопросе. Так, в конце 2012 г. Индия получила первый из 12 заказанных противолодочных самолетов Р-81. Эта модель является настолько новой разработкой, что лишь недавно вооруженные силы США получили первые несколько единиц таких самолетов.

Крупной проблемой становится и обостряющаяся конкуренция, с которой США сталкиваются на различных товарных сегментах мирового рынка вооружений. Хотя американские корпорации производят большинство видов ВВТ, многие из которых считаются лучшими в мире, тем не менее они не в состоянии производить все виды вооружений к тому же простого в эксплуатации. Многие государства, и в первую очередь Россия и страны ЕС, также производят первоклассное оружие, с которым выходят на зарубежные рынки, создавая конкуренцию американским вооружениям. Так, например, долгое время на рынке военной авиационной техники конкурировали американские истребители марки F-15 и F-16 и российские истребители семейства Су-27 и Су-31. Однако американские самолёты, на которые приходится 62% военного экспорта США, помимо высокой цены сложны в эксплуатации и требуют высокого уровня квалификации обслуживающего персонала, что часто неприемлемо для стран «третьего мира». Поэтому нередко выбор этих стран в пользу известного своей надёжностью и неприхотливостью российского оружия вполне объясним. Так, самолёты марки «Су» состоят сейчас на вооружении более 20 стран мира. В последние годы на этот рынок также вышел ЕС с истребителями EF-2000 и Франция с Rafale, создав конкуренцию американским компаниям. К числу своих главных конкурентов США относит также компании Англии, Бразилии, ЮАР, Японии и КНР, деятельность которых на региональных рынках вооружений оказывает давление на ценовую политику американских корпораций, усиливая конкуренцию в различных сегментах авиационного рынка.

Высокая стоимость американских самолетов также является препятствием на пути расширения экспортных поставок Пентагона. Так США первые в мире создали истребитель-штурмовик пятого поколения F-35, что позволило им расширить номенклатуру поставляемых самолетов. Первые два самолета F-35 были поставлены Великобритании в 2012 г. Однако в конце указанного года программа по экспортным поставкам этого самолета столкнулась с серьезными проблемами из-за увеличения стоимости этой модели и запаздыванием в его производстве, что привело к тому, что ряд стран, в частности Канада, Италия, Турция и Нидерланды или аннулировали заказы на поставку этих самолетов или сократили число запланированных закупок F-35. В тоже время более старые модели продолжали пользоваться спросом, в 2012-2013 гг. было заказано 220 американских самолетов F-16 и F-15.

Не простая ситуация складывается для США и на рынке вертолётной техники. США занимают прочные позиции на рынке боевых вертолётов, поставляя известные машины марки Bell AH-1, AH-64 Apache. Однако сильную конкуренцию им составляют российские вертолёты Ми-17 и К-50 «Черная акула», которые подтвердили свои высокие лётно-технические характеристики во время военных действий в различных частях планеты, а также западноевропейские вертолёты EС-145. В начале текущего десятилетия в мире эксплуатировалось примерно по 2000 американских и российских боевых вертолётов. Однако в последние годы США испытывают трудности с выходом на рынок вертолётной продукции. По данным исследовательской службы конгресса США (CRS), в 2008-2011 гг. США поставили за границу 57 вертолётов, в то время как Россия – 270 и ведущие страны Европы (ФРГ, Великобритания, Франция и Италия) – 110 боевых вертолётов. [3]

Россия, например, достигла больших успехов в производстве вертолетов, расширяя свое присутствие на мировом вертолетном рынке. В начале 2010 г. начат серийный выпуск сразу двух боевых вертолетов – Ми-28 Н и Ка-52 «Аллигатор». Заканчивается доработка новейшего ударного вертолета Ми-28НМ, который в уже в 2015 г. будет поставляться не только на внутренний, но и внешний рынок. Параллельно ведутся работы и по другим машинам, что в ближайшем будущем составит жесткую конкуренцию американской стороне.

Подобное положение складывается и в области систем противовоздушной и противоракетной обороны. Так, российские мобильные зенитно-ракетные системы дальнего действия С-400 и Антей-2500 по своим основным характеристикам превосходят ближайший аналог – американский зенитно-ракетный комплекс Patriot РАС-3. Этим в значительной степени объясняется предпочтение, сделанное в 2005 г. Индией в пользу российского оружия. Тем не менее, в 2012 г. крупные партии зенитно-ракетных систем американского производства были закуплены Кувейтом, ОАЭ и Катаром.

Бронетанковая техника США испытывает конкуренцию со стороны подобных аналогов из России, Франции, Великобритании и Германии. Американские танки Paton и Abrahams хорошо зарекомендовали себя в ряде вооружённых конфликтов. Однако российский танк Т-90 не только не уступает американскому аналогу по боевым характеристикам, но, по мнению экспертов, даже их превосходит. Кроме того, в мире нет более маневренного танка, чем российский Т-80У. Этим объясняется тот факт, что в 2008-2011 гг. США поставили развивающимся странам 348 танков и самоходных артиллерийских установок, Россия – 570 и ведущие страны Европы – 360 единиц.[3]

Большие трудности для США на мировом рынке вооружений создают некоторые страны ЕС – экспортёры оружия, в особенности Франция, которая не только занимает особую, отличную от США позицию по ряду международных проблем, но и является жёстким конкурентом США на мировом рынке вооружений. Франция, например, активнее многих других стран выступала за снятие Европейским Союзом эмбарго на поставки оружия в Китай, что кардинальным образом противоречило интересам Вашингтона. Более того, Франция, используя самые различные рычаги, создаёт конкуренцию США не только в Африке и Ближнем и Среднем Востоке, но и на одном из крупнейших азиатских рынков – Индии, куда в последние годы активно стремятся военно-промышленные корпорации США. Так, в конце 2012 г. Индия предпочла французский Rafale в противовес американскому F-16 победителем конкурса на поставку партии в 126 этих боевых самолетов.[2]

Отдельные рынки вооружений, в которых у США преобладающие интересы, становятся ареной противоборства США и Великобритании, страной, считающейся основным союзником Вашингтона. Великобритания, например, активно работает в странах Ближнего и Среднего Востока, создавая конкуренцию военно-промышленным корпорациям. Так, в ноябре 2012 г. Британский премьер-министр Дэвид Камерон посетил Оман, Саудовскую Аравию и ОАЭ, пытаясь увеличить объем продаж оружия государствам региона. В результате в 2012 г. Саудовская Аравия, традиционный покупатель американского оружия, заключила контракт с Лондоном на сумму 2,2 млрд. долл., а Оман согласовал сделку стоимостью 4 млрд. долл. на поставку крупной партии боевых самолетов.

Европейские военно-промышленные корпорации начинают успешно конкурировать с компаниями США даже на американском внутреннем рынке. Европейский концерн ЕАДС, например, пробился на американский рынок, заключив с Министерством обороны США несколько крупных контрактов, в частности, выиграл контракт стоимостью 11 млрд. долл. на модернизацию авиационной техники, боевых кораблей и систем связи Береговой охраны США. Успешно соперничают с американскими корпорациями известная английская компания «BAE Systems», сумевшая неоднократно получать крупные заказы военного ведомства США.

Жёсткая конкуренция, с которой сталкиваются американские компании в разных странах, приводит к тому, что на рынках ряда регионов развивающегося мира США начинают терять свои лидирующие позиции. Так, например, поставки оружия США в страны Латинской Америки сократились с 18,6% от общих поставок оружия в этот регион в 2004-2007 гг. до 14,1% в 2008-2011 гг., в то время как у КНР они выросли с 1,6% до 6%, а у России – с 30,3% до 30,9% за тот же период.[3]

Франция является главным конкурентом США среди стран-членов ЕС на мировом рынке ВВТ. Используя всё своё экономическое и военно-политическое влияние, США стараются оттеснить её с ряда традиционных для этой страны рынков вооружений. Под давлением США некоторые ближневосточные страны (ОАЭ и Саудовская Аравия) отказались от закупок французских вооружений, которое они приобретали в течение ряда десятилетий. В то же время Франция создаёт жесткую конкуренцию США в ряде стран Азии (Индия, Сингапур, Южная Корея) и пытается утвердиться на рынках вооружений стран Латинской Америки. Так, в 2009 г. тогдашний президент Франции Н. Саркози посетил Бразилию, где заключил контракт на сумму в 10 млрд. долл. на поставку этой стране 4 подводных лодок.

Однако главным субъектом мирового рынка вооружений, с которым приходится конкурировать США, выступает Россия. При этом Вашингтон беспокоит не столько доля России в суммарной экспортной выручке на мировом рынке, сколько укрепление Россией своих международных позиций, усиление её влияния в различных районах мира, финансовое оздоровление предприятий российского ОПК, получающих значительные средства за счёт экспорта ВВТ.

В первой половине прошлого десятилетия Россия значительно активизировала свою торговлю вооружением, прочно занимая второе место после США среди крупнейших поставщиков ВВТ. Ныне Россия является ведущим поставщиком вооружений в страны Азии и Латинской Америки. На рынке государств Ближайшего и Среднего Востока российские оружейники, по данным CRS, уступают только США, создавая при этом значительные трудности для американских военно-промышленных корпораций.

Главную проблему для США создаёт военно-техническое сотрудничество России со странами, которые, с точки зрения США, подпадают под разряд нежелательных получателей вооружений (Сирия, Иран, Венесуэла). Любые попытки России активизировать военные контакты с этой группой стран вызывают не только скрытое, но и прямое противодействие со стороны США и их союзников, доходящее до дипломатических демаршей и угроз введения санкций.

Достаточно вспомнить скандалы, связанные с поставками Ирану российской военной техники. Военные контакты между двумя странами стали активно развиваться с 2000 г., когда Россия начала полномасштабное военно-техническое сотрудничество с Ираном. По данным США, в текущем десятилетии Россия продала Ирану современного оружия на сотни миллионов долларов, но самое главное – поставила антикорабельные ракеты и зенитно-ракетные системы TOP-M1, что, по мнению США, способствовало изменению баланса сил на Ближнем и Среднем Востоке. Жёсткая позиция США в этом вопросе приводила к «похолоданию» в дипломатических отношениях США и России, введению экономических санкций против оборонных предприятий нашей страны, однако не могла остановить поставки российского оружия в Иран.

Важной проблемой для США остаётся Китай, один из крупнейших импортёров современных систем вооружений. В 2009-2014 гг. Китай занимал 2 место среди основных получателей оружия в мире.[1] Основным поставщиком оружия является Россия, которая занимает на рынке КНР почти монопольное положение. Однако Россия не в состоянии предоставить весь комплекс современных вооружений. Поэтому Китай стремится приобретать отдельные новейшие системы вооружений у европейских и израильских поставщиков. Например, в 2005-2009 гг. в общем объеме китайского импорта ВВТ на Россию приходилось 88%, на Францию – 3,3%, на Украину – 3,2% и на Швецию – 3%. При этом Китай активно развивает свою собственную оборонную промышленность и является крупным экспортером ВВТ, занимая в 2009-2013 гг. по этому показателю 4 место в мире.

Возрастающие военные возможности Китая и то влияние, которое он оказывает на стратегическую стабильность в Восточной Азии, вызывает озабоченность США. Стремясь не допустить получением Китаем современного оружия и новейших технологий, по которым отставание Китая от Запада составляет порядка 10-15 лет, США не поставляют китайской стороне никаких видов вооружений. Более того, США тесно сотрудничают с Японией и странами Западной Европы в ограничении внешней торговли оружием Китая, неоднократно вынуждая Израиль и других своих союзников отказаться от выгодных военных контрактов с этой страной.

Следует, однако, подчеркнуть, что наряду с проблемами, которые часто возникали без участия США, но которые США были вынуждены разрешать, исходя из защиты национальных интересов, Вашингтон нередко сам создавал себе трудности в ходе осуществления торговых операций вооружением. Причём подобные проблемы затрагивали авторитет США на международной арене, представляли опасность для США и были трудно разрешимы. Так, в докладе Института мировой политики «Применение оружия США в военных действиях: поддержка свободы или разжигание конфликта?» подчёркивается мысль о том, что ни одна из составляющих внешней политики США не приходит в противоречие с декларируемым положением Вашингтона «покончить с тиранией в нашем мире», как политика США в области торговли вооружением. Хотя экспорт американских ВВТ часто оправдывался получением крупных экономических выгод, обеспечением доступа к зарубежным базам и другим объектам военной инфраструктуры для оказания помощи своим союзникам, за него приходилось платить высокую цену. Нередко американские поставки вооружений способствовали разжиганию конфликтов, предоставлялись недемократическим режимам, нарушавшим гражданские права, а также попадали в руки американских врагов.

Наибольшая опасность для США, по мнению американских экспертов, заключается не в количестве подобных стран, получающих в больших количествах оружие и американскую военную помощь, а в потенциальном влиянии этих поставок на авторитет, доверие и безопасность самих США. Такая политика создаёт трудности для США и в том, чтобы убедить другие страны соблюдать права человека, другие принципы и нормы международного права. Предоставление американского оружия недемократическим режимам нередко укрепляет позиции этих стран, что часто заканчивается вооружёнными конфликтами и нарушениями гражданских прав населения. Подобные удары по репутации США в свою очередь затрудняют победу США в «войне идей» с мусульманским миром и, более того, являются критическим моментом, препятствующим сокращению финансовой и политической поддержки террористических групп.[4] Наконец, во многих случаях американское оружие оказывается в руках противников США как это случилось в 80-е годы в Ираке и Панаме, а также попадает правым фундаменталистам, «борцам за свободу», многие из которых сейчас поддерживают такую террористическую группировку, как «Исламское Государство».

Таким образом, хотя в последние годы США укрепили свои позиции на мировом рынке вооружений, они сталкиваются с большими трудностями, которые не всегда могут преодолеть. Основная проблема – усиление конкуренции, которую американские военно-промышленные компании испытывают как на отдельных сегментах рынка вооружений, так и в разных странах и регионах. При этом конкуренция ужесточается и охватывает новые сферы торговли вооружениями, что может способствовать вытеснению США или ослаблению их позиций на отдельных участках мирового рынка.

Перспективы развития американской торговли оружием

Развитие торговли США вооружением и военной техникой в предстоящие годы будет определяться целым рядом разнообразных экономических и военно-политических факторов, носящих как объективный, так и субъективный характер. Кроме того, жизнь постоянно вносит коррективы в политику США, других стран-экспортёров продукции военного назначения, в развитие мирового рынка ВВТ, которые трудно прогнозировать. Поэтому, не претендуя на всеобъемлющий анализ данного вопроса, автор останавливается только на некоторых аспектах, относящихся к данной части исследования и представляющих наиболее важное значение для рассмотрения перспектив развития торговли оружием США.

Одним из основных факторов, определяющим будущие позиции США на мировом рынке вооружений, является состояние американской оборонной промышленности. США уделяют этой отрасли экономики большое внимание, выделяя крупные ассигнования на закупки вооружений и проведение военных НИОКР. В 2009 г. из военного бюджета США (670 млрд. долл.), равному 42% суммарного объёма расходов всех остальных стран мира на военные нужды, 104,2 млрд. долл. было выделено на приобретение оружия и военной техники и 79,6 млрд. долл. – на военные исследования и разработки.

Огромный бюджет Пентагона способствует укреплению позиций военно-промышленных корпораций США. Об этом говорит тот факт, что в 2011 г. из 100 ведущих компаний производителей оружия 44 компании были американские, а общий объем продаж ВВТ ста крупнейшими компаниями в 2011 г. составил 410 млрд. долл.

В последние 15-20 лет оборонная промышленность США и других ведущих государств мира претерпела серьезную реорганизацию. В её развитии обозначались новые явления, направления и тенденции. Как подчёркивается в докладе «Оборонная промышленность в 21 веке», подготовленном авторитетной американской консалтинговой компанией «ПрайсвотерхаусКуперс», в последние годы одной из основных тенденций в развитии мировой оборонной промышленности является стремление США и других ведущих стран мира приобретать как можно больше оружия у национальных производителей.[5] Страны-экспортёры также всё чаще предпринимают активные усилия по поиску новых ниш на мировом рынке ВВТ. Важным моментом являются попытки обеспечить равное участие различных отраслей промышленности в производстве вооружений и максимально использовать технологии гражданского назначения в военных целях.

На базе анализа этих тенденций в докладе рассматриваются два возможных сценария будущего развития оборонной промышленности. По первому из них мировой оборонный комплекс может «американизироваться», т.е. в нём лидирующие позиции займут США. Здесь указываются несколько факторов, которые будут способствовать усилению военной экономики США. Так, в докладе анализируется рост военных расходов США, которые за 2003-2012 гг. увеличились на 32%. Кроме того, США продолжат политику обеспечения дальнейшего технологического превосходства страны и будут всячески препятствовать утечке национальных военных достижений за рубеж, в тоже время активно, используя в своих интересах новейшие научные разработки других государств. Важную роль может сыграть и тот факт, что только США в перспективе будут иметь все необходимые возможности и средства, чтобы приступить к реализации крупных программ создания новых систем вооружений. При таком развитии событий, по мнению американских специалистов, США станут единолично определять, когда, сколько, какое оружие и по каким ценам они будут поставлять его другим странам.

Согласно второму сценарию, определяемому в докладе как взаимозависимый путь развития оборонной промышленности, страны-союзники США, возможно, начнут совместное с США развитие национальных отраслей оборонной промышленности в соответствии с традиционно сложившимися областями специализации. При этом они будут вынуждены увеличить свои военные расходы, осуществлять обмен военными технологиями и принимать различные меры, чтобы исключить ситуацию, когда только одна страна будет способна монопольно изготавливать и поставлять на мировой рынок системы вооружений, а не делать это на корпоративной основе. Кроме того, как отмечается в докладе, решения об осуществлении крупных программ создания современных систем вооружений будут приниматься сообща специальными органами всех союзнических государств.

По мнению экспертов, сценарий, связанный с «американизацией» оборонной промышленности, может привести к усилению конкуренции, к торговым войнам между ведущими военно-промышленными компаниями и толкнёт многие страны назад, на путь развития собственных мощностей по производству вооружений, что сегодня не под силу даже многим развитым странам. Второй сценарий возможного развития военной экономики считается более гибким и приемлемым для большинства европейских государств.[5]

Как показывает практика последних лет, оба сценария развития оборонной промышленности вряд ли будут реализованы в том виде, в каком они представлены в докладе. Непрерывно меняющаяся обстановка в мире постоянно вносит коррективы в реализацию вышеупомянутых сценариев, выдвигая на авансцену мировой политики новые варианты развития оборонной промышленности, в том числе значительно обновляя уже представленные.

Так, в последние годы значительно расширили свою деятельность на американском рынке крупные европейские компании. В 2012 г., например, компания EADS выделила средства для поглощения ряда американских компаний. «BAE Systems» ставила цель увеличить свою долю на рынке военного судостроения США, усилил свою активность на рынке США филиал шведской компании «Saab» и т.д.[2] При этом активность европейских компаний на американском рынке в последние годы была значительно выше американских корпораций, действующих на рынке стран Европейского Союза. Американский истребитель F-35 создан с участием шести европейских государств и Канады. Великобритания участвует в ряде американских программ по разработке и производству высокотехнологичных вооружений. Несколько европейских компаний («BAE Systems», «Rolls-Royce» и «Thales») в последние десятилетия неоднократно получали крупные контракты от Министерства обороны США. Все эти факты свидетельствуют о том, что рынок вооружений США становится более открытым, а в американской оборонной промышленности появляются элементы большей взаимозависимости и глобальности.

С другой стороны, усиливается тенденция к «американизации» мировой оборонной промышленности. Свидетельство тому – сохраняющийся высокий уровень военных расходов Пентагона, включая расходы на закупки новых вооружений, которые значительно превосходят подобные показатели всех стран – союзников США, вместе взятых.

Особенно это хорошо просматривается при сравнении военных расходов США и стран Западной Европы – союзников США по трансатлантическому военно-техническому сотрудничеству. В 2012 г. Минобороны США затратило на оборону в 2,5 раза больше средств, чем все страны Европейского Союза. Кроме того, при меньших затратах на оборону страны ЕС менее эффективно расходуют эти средства, чем США. Это связано с тем, что европейские страны в виду разобщённости их рынков и несогласованности политики закупки вооружений, нередко платят более высокую цену за дорогостоящее дублирование систем вооружений и сталкиваются с большими трудностями при попытках объединить свои ресурсы в целях их эффективного использования.

Следует также подчеркнуть, что происходит увеличение разрыва в научно-технологическом потенциале между США и Европейским Союзом. Сравнительный анализ расходов США и Западной Европы на НИОКР военного назначения показал, что Европа стоит на пороге настоящего технологического разоружения, поскольку совокупные расходы европейских стран составляли всего 40% от расходов США на военные НИОКР в 1980 г., 30% - в 1990 г., 23% - в 2000 г. и менее 18% в 2012 г. В последние годы положение существенным образом не изменилось.

Страны Западной Европы будут стремиться приобрести современные американские технологии. Однако США держат этот процесс под жёстким контролем и сопротивляются призывам Европы смягчить контроль за передачей технологий и позволить своим союзникам пользоваться американскими научно-техническими достижениями в военной области. Так, Великобритания и Австралия являются единственными странами, с которыми США заключили договоры по юридически обязывающим нормам экспортного контроля и которые в сентябре 2010 г. были одобрены Сенатом США.[6] Ведутся переговоры с другими партнёрами по их исключению из списка Государственного департамента США, запрещающего свободную передачу новейших технологий. В целом же, как показали результаты переговоров последних лет Вашингтон всё ещё проводит различие между «надёжными» и «менее надёжными» союзниками, хотя его позиция по вопросу передачи военных технологий несколько меняется.

Наконец, частный капитал США играет всё более активную роль в приобретении европейских военных компаний и тем самым придаёт новые очертания оборонной промышленности ЕС. В связи с тем, что интеграция в Европе в сфере производства вооружений для сухопутных войск и военного кораблестроения потерпела поражение и позиции европейских компаний оказались слабыми в сравнении с их американскими партнёрами, компании США увеличили скупку этих предприятий. В 2012-2013 гг. на европейском рынке активно действовали такие компании как «Nortrop Grumman», «General Dynamics», «Lockheed Martin», «L-3 Communacations», «General Electric» и др.[2]

В вышеупомянутом докладе четко не определено, какой из двух сценариев развития оборонной промышленности одержит верх, но приводимые в нём цифры и факты подводят к мысли о том, что победу одержит первый сценарий, правда, впитав в себя некоторые элементы второго. Как отмечается в докладе, американская оборонная промышленность в настоящее время находится на подъёме, и эта тенденция даёт основание утверждать, что и в будущем США «будут доминирующим поставщиком на мировом рынке вооружений».

Укрепление оборонной промышленности США, обладающей мощным экономическим, производственным и технологическим потенциалом, несомненно будет способствовать обновлению ассортимента, улучшению качества вооружений и сокращений их себестоимости, что усилит позиции США на рынках продукции военного назначения. Причём основные виды вооружений уже создаются и будут создаваться в соответствии с концепцией воздушно-наземного сражения, которая опирается на господство в воздухе, широкое использование высокоточного оружия, подавление сопротивления противника на расстоянии, вне контактного столкновения.

В настоящее время большинство из 60 крупнейших военных программ мира, рассчитанных на многие годы, реализуются в США. Среди них первое место долгое время занимал международный проект по созданию, производству и продажам истребителя-штурмовика пятого поколения F-35. Начало проекту стоимостью в 245 млрд. долл. было положено в 2001 г., его генеральный подрядчик – компания «Локхид-Мартин» создала подобные машины, которые в 2017 г. заменят истребитель F-16. По заявлению министра обороны США Роберта Гейтса, сделанному в начале 2010 года, к 2020 году американские вооруженные силы будут иметь около 1200 самолетов пятого поколения, которые на долгое время могут обеспечить превосходство США над вероятными противниками. С созданием этого самолёта, стоимость которого варьируется от 40 до 50 млн. долл., США связывают большие надежды по захвату крупного сегмента рынка военной авиационной техники. Дело в том, что аналогов этому самолёту в мире практически нет. По оценке президента европейского аэрокосмического концерна, EADS Р. Гертриха, европейский самолёт пятого поколения появится в серии ближе к 2020 г. Российский истребитель (условное название Т-50) мог бы составить конкуренцию F-35, однако его серийное производство начнется только в 2016г. В настоящее время большую заинтересованность в закупках F-35 проявляют не только Министерство обороны США, но и государства Европы и Азии, что в будущем укрепит позиции США на мировом рынке боевых самолётов.[7]

Хорошие перспективы США имеют и на рынке военно-транспортной авиации. По прогнозам американской компании «Форекаст интернэшнл», объём этого сегмента мирового рынка вооружений в течение 10 лет (2010 – 2020) составит порядка 53 млрд. долл. (922 военно-транспортных самолёта), при этом более 60% этого рынка будут контролировать две компании – «Боинг» и «Локхид-Мартин».

Однако конкуренцию США может составить военно-транспортный самолет А-400М, созданный в 2010 году в Европейском Союзе, а также итальянский транспортный самолет С-27J, контракты на поставки которого постоянно возрастают. Одновременно в США продолжаются активные разработки новых типов боевой авиационной техники. Среди них экспериментальный истребитель с крылом обратной стреловидности Х-29, который обладает примерно на 20% лучшими характеристиками на околозвуковых скоростях по сравнению с современными самолётами; новинкой станет и многоцелевой самолёт с поворотным крылом V-22 «Osprey», который может работать в вертолётном режиме, позволяющем самолёту подниматься и опускаться как вертолёт, но летать в виде самолёта. Значительное внимание уделяется и развитию военно-транспортной авиации.

Одним из наиболее перспективных направлений развития американской авиации становятся беспилотные летательные аппараты (БЛА). В апреле 2002 г. тогдашний министр обороны США Д. Рамсфельд провёл совещание министров трёх видов вооружённых сил, на котором призвал отказаться от морально устаревших систем времён «холодной войны», чтобы сделать «прыжок» к новому поколению вооружений, в которые были включены беспилотные аппараты. Перед беспилотными летательными аппаратами, продемонстрировавшими эффективность в ходе военных действий в Ираке, ставились не только разведывательные задачи, но и выполнение боевых действий. В текущем десятилетии в США прошли испытания сверхзвукового беспилотного ударного самолёта Х-45В, предназначенного для ведения боевых действий высокой эффективности, а с 2012 г. ВВС США имели в своём составе полноценные боевые БЛА. Хотя США создают это оружие в первую очередь для своих вооружённых сил, они также намерены начать его поставки за рубеж. Правительство США отказалось от ранее действовавшего запрета на продажу наиболее совершенных видов БЛА, таких как Global Hawk и Predator в пользу принятия решений в каждом конкретном случае экспорта таких систем, если поставки производятся в страны НАТО, а также Австралию и Японию. Принимая во внимание тот факт, что Пентагон опередил своих конкурентов в создании и производстве различных видов беспилотных летательных аппаратов, компания «Форекаст интернэшнл» делает прогноз, что в течении 2007-2016 гг. США будут доминировать в этом сегменте мирового рынка вооружений и контролировать около половины его объёма.

В настоящее время, по данным Министерства обороны, в США разрабатывается более 80 принципиально новых систем вооружений. Совокупная стоимость этих программ составляет 1,47 трлн. долл. и продолжает расти. Пентагон концентрирует свои усилия на разработке более экономичных двигателей, лазерного и микроволнового оружия, «активных» систем защиты боевой техники, боевых роботов, передовых систем связи и разведки, новых видов кораблей, истребителей и бомбардировщиков сверхдальнего радиуса действия. Расширение номенклатуры и повышение качества производимого в США оружия становится одним из важнейших факторов, который в ближайшей перспективе будет способствовать укреплению позиций США на мировом рынке вооружений.

Необходимо, однако, принимать во внимание тот факт, что США при проведении внешнеторговых операций постоянно будут сталкиваться с жёсткой конкуренцией как на отдельных товарных сегментах рынка вооружений, так и в различных регионах мира. Основными конкурентами США в ближайшем будущем останутся Россия и ведущие страны-экспортёры оружия Западной Европы, которые также будут стремиться не только сохранить, но и увеличить свою долю на мировом рынке. Помимо конкуренции с ними на внешних рынках, у США возникнут трудности при продажах вооружений на их внутренних рынках, в частности в странах Западной Европы, так как эти страны активно проводят политику по расширению закупок основных видов вооружений у национальных производителей.

Определённые проблемы для США могут создать и такие государства как Китай, Израиль, Бразилия, Республика Корея, Япония и Сингапур, располагающие оборонной промышленностью. Хотя большинство этих стран не в состоянии конкурировать с США в области новейших видов вооружений, они будут стремиться усилить свои позиции на отдельных рынках обычных вооружений и в сфере модернизации устаревших видов военной техники, что может затруднить попытки США укрепить свои позиции в этих сегментах рынка.[8]

С наибольшей конкуренцией США столкнутся на одном из крупнейших рынков вооружений – Азиатско-Тихоокеанском регионе, где прочные позиции занимает Россия, отдельные страны Западной Европы, а также Китай. Стремление расширить рынки сбыта вооружений, и в первую очередь за счёт Индии, будет способствовать применению США новых, более гибких методов торговой экспансии. В странах Ближнего и Среднего Востока США будут испытывать жёсткую конкуренцию со стороны Великобритании, Франции, а также России. В этих условиях США будут стремиться не только сохранить свои позиции на рынках традиционных покупателей оружия (Израиль, Египет, Саудовская Аравия, ОАЭ), но и закрепиться на рынках новых стран (Ирак, Афганистан, Кувейт, Катар). В Латинской Америке, несмотря на прочные позиции на оружейных рынках многих стран региона, США, как показывают последние события, будут испытывать усилившуюся конкуренцию со стороны России, а также Германии, Испании и Израиля. Поэтому, наряду с применением средств политического и экономического давления, США будут вынуждены на выборочной основе начать поставки современной военной техники, в первую очередь авиационной, с тем чтобы приостановить ослабление своих позиций в ряде латиноамериканских стран. На рынках вооружений стран Чёрной Африки по-прежнему будут доминировать ведущие экспортёры Западной Европы и Китай, в то время как интересы США будут сосредоточены в ряде африканских стран, главным образом, обладающих крупными запасами нефти и других видов стратегического сырья. Для укрепления своего влияния в этих странах США будут полагаться не столько на поставки оружия, сколько на оказание различных программ военно-технической помощи.

В условиях усиления конкуренции борьба за выгодные контракты станет более жёсткой, предпринимаемые для победы действия – разнообразными и изощрёнными. Несомненно, в ближайшем будущем сохранится использование США как различных средств государственной поддержки национальных экспортёров, так и методов экономического и политического давления на страны-импортёры для увеличения продаж оружия.

Кроме того, США будут стремиться расширить своё присутствие на региональных рынках вооружений за счёт применения новых маркетинговых стратегий, в частности, производства оружия за рубежом и оказание технического содействия своим союзникам, дружественным странам и государствам, занимающим важное место в американской военно-политической стратегии. Некоторые элементы нового подхода США уже обозначились в последние годы. Государственный департамент США на основании 655 статьи Закона о помощи иностранным государствам ежегодно увеличивает число лицензий на производство оружия для зарубежных стран и оказание им технической помощи. Более того, с целью упростить процесс выдачи лицензий на экспорт вооружений во все страны с 2010 г. пересматриваются американские правила экспортного контроля.

Новые направления в торговле оружием США хорошо видны на примере Индии. В последние годы продемонстрировали возросшую активность США в расширении и укреплении своих позиций на рынке вооружений этой страны за счёт средств и методов, которые раньше не использовались. Это попытки совместной реализации не только крупных проектов международного военного сотрудничества, но и малогабаритных проектов, в том числе с привлечением частного сектора Индии. По заявлению американских правительственных экспертов, кооперация и совместное производство вооружений США будут осуществлять также с отдельными странами – членами НАТО, а также с Японией, Австралией и Республикой Корея.

Стремление укрепиться на рынках вооружений и военной техники будет способствовать некоторому ослаблению контроля над передачей военных технологий. Как известно, США неоднократно теряли крупные контракты на поставки вооружений в результате жёсткой политики в этом вопросе. Такая политика вызывала критику не только со стороны союзников США, но и со стороны отечественных фирм-производителей. В последние годы администрация США также начала поддерживать либерализацию этой политики. Так, в 2012 г. вступили в силу соглашения о сотрудничестве в торговле продукцией оборонного назначения с Австралией и Великобританией, направленные на устранение административных барьеров для реализации совместных программ.

Расширится практика привлечения Пентагоном частных компаний для материально-технического обеспечения войск и проведения инженерно-строительных работ (аутсорсинг). В середине текущего десятилетия в США насчитывалось более 60 подобных компаний, которые привлекались даже к обслуживанию таких высокотехнологических систем как истребитель-невидимка F-117, боевой танк М1А1 Abrahams, система ПВО Patriot и беспилотный летательный аппарат Global Hawk. Многие из этих компаний по контрактам с Министерством обороны США оказывают различные военно-технические услуги зарубежным странам. Так, компания «Vinell» занимается подготовкой личного состава Национальной гвардии Саудовской Аравии по контракту стоимостью 800 млн. долл. Она же выиграла тендер на подготовку личного состава иракской армии. Правительство США также привлекло сотрудников компании «Dyn Corp. International» для подготовки сотрудников новой полиции в Афганистане, Ираке и Либерии.

В конце прошлого десятилетия США и другие развитые страны активно прибегали к помощи компаний, оказывающих различные виды военно-технических услуг. По данным экспертов СИПРИ, в последние годы особенно активно использовались компании, оказывающие военные услуги, а также компании, предоставляющие информационные, коммуникационные услуги, а также услуги, предназначенные для обеспечения компьютерной безопасности. Можно с определённой долей уверенности утверждать, что масштабы использования Пентагоном американских частных компаний в ближайшие годы ещё больше возрастут.

Усиливающаяся конкуренция между США и западноевропейскими странами, активизация России на рынке вооружений и рост требований стран-импортёров к тактико-техническим характеристикам и условиям поставок ВВТ приведет к расширению использования различных гибких схем кредитования при заключении контрактов.

Несомненно, многие контракты на поставку вооружений и военной техники в ближайшие годы будут сопровождаться офсетными программами, причём всё большую роль будет играть косвенный офсет. Практика сопровождения поставок ПВН офсетными программами непрерывно расширяется. Если в 1970-х гг. офсетные программы использовались только в 20 странах, то сегодня они охватывают уже более 130 государств, включая развитые и развивающиеся страны.

И, наконец, как подчеркивается в ежегоднике СИПРИ за 2013 г., перспективным методом получения прибыли и соответственно увеличения доли на рынке вооружений в ближайшем будущем для США может стать модернизация ранее поставленной в страны-импортёры продукции военного назначения. Объясняется это следующими причинами. Во-первых, значительный рост стоимости новых образцов ПВН резко уменьшил объёмы их закупок. Во-вторых, в странах-импортёрах накопился огромный парк устаревшей техники, срок службы которой может быть существенно продлён, а её боевые возможности приближены к современному уровню путём модернизации. При этом затраты на модернизацию старой ПВН могут быть существенно меньше (в 4-6 раз), чем на закупку новых образцов. В-третьих, мероприятия по модернизации устаревшей техники могут быть реализованы в короткие сроки (в течение 2-3 лет). Наконец, модернизация может осуществляться на производственной базе стран-импортёров, что позволит им создать новые рабочие места и обеспечит экономию средств. Модернизация военной техники принесет значительные доходы и американским корпорациям, учитывая. Что на них приходится примерно 1/5 стоимости всех американских контрактов, заключенных на мировом рынке ВВТ.[3]

Таким образом, исходя из проведённого анализа, можно прогнозировать, что перспективы торговли оружием для США довольно оптимистичные. Реализация крупных военных программ позволит США с успехом конвертировать свою технологическую и военно-производственную мощь в коммерческие успехи, т.е. позволит США укрепить свои довольно прочные позиции на мировом рынке вооружений. И хотя США столкнутся с жёсткой и постоянно возрастающей конкуренцией на многих товарных сегментах рынка и в различных регионах мира, геополитический вес, широкая номенклатура вооружений и их качественные коммерческие характеристики наряду с большим объёмом заключённых контрактов, определяющим динамику экспорта оружия в будущем, свидетельствуют о сохранении США в ближайшей перспективе роли ведущего экспортёра ВВТ в мире.


Список использованной литературы

[1] SIPRI Yearbook 2014 Armaments, Disarmaments and International Security. Oxford: Oxford University Press 2014, p. 10.

[2] Ежегодник СИПРИ 2012. Вооружения, разоружение и международная безопасность. М., Наука 2013. С. 226-269.

[3] Grimmett R.F. Conventional Arms Transfers to Developing Nations, 2004-2011. Washington, August 24, 2012, p. 33-64

[4] Зименков Р.И., Соколова Е.Н. США на мировом рынке вооружений в начале XXI века. М., Научная книга, 2011, с. 168.

[5] The Defense Industry in the 21st. PricewaterhouseCoopers. 2005. Washington, p. 2-40.

[6] Arms Control Today. October 2010, p. 34.

[7] SIPRI Arms Transfers Database http://www.sipri.org

[8] Прямые инвестиции, 2012, №2, с. 25.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.