Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№1, 2016

ОТНОШЕНИЯ В ТРЕУГОЛЬНИКЕ РОССИЯ-США-КИТАЙ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ СИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ[1]

А. С. Степанов,
м.н.с. Центра Военно-политических исследований
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. В статье рассматривается комплекс двусторонних отношений России, США и Китая на современном этапе международных отношений. Анализируется сущность противостояния между Россией и Западом и влияние Китая на этот процесс. Говорится о том, каким образом Китай стремится продвигать свои геополитические и экономические интересы, используя при этом тенденции современной международной обстановки. Анализируется, как Россия и Китай противостоят тем глобализационным процессам, которые, по их мнению, носят негативный характер.

Ключевые слова: Китай, Россия, США, глобализация, экономика, внешняя политика, конфликт, сотрудничество, миропорядок.

RELATIONS IN THE RUSSIA-USA-CHINA TRIANGLE IN THE CONTEXT OF THE CURRENT STATE OF INTERNATIONAL RELATIONS SYSTEM

Alexey Stepanov,
Junior Research Fellow, Center for Military and Political Research,
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article observes the complex of bilateral relations of Russia, the U.S. and China during the present stage of the international relations’ development. It analyses the nature of the Russia-West confrontation and how China influences this process. The article takes a look on how China seeks to promote its geopolitical and economic interests using modern international trends. It examines how Russia and China oppose those globalization processes, which they consider negative.

Keywords: China, Russia, USA, globalization, economy, foreign policy, conflict, cooperation, world order.

Обострение российско-американских отношений – одна из самых ярких и форматообразующих тенденций современной мировой политики. По мнению некоторых экспертов, ухудшение двусторонних отношений между ведущими ядерными державами ставит мир на грань новой холодной войны, потенциально более опасной, чем та, что разыгралась в 20-м веке[2].

Радикальное ухудшение отношений между Россией и США обычно связывают с кризисом на Украине, возникшим в результате государственного переворота в феврале 2014 года, последовавшим за ним присоединением Крыма к России и самопровозглашением Донецкой и Луганской народных республик. Однако отношения между двумя странами были полны противоречий ещё задолго до этого – с самого начала 21 века. Для этого было немало поводов: это и признание США независимости Косово, и планы по размещению систем ПРО в странах Восточной Европы, и расширение НАТО на восток вплоть до рассмотрения возможности включения в альянс Грузии и Украины. После того, как из-за войны в Грузии в августе 2008 года двусторонние отношения зашли в очередной тупик, Россия и США решили принять меры по их урегулированию. Итогом этих устремлений стала политика перезагрузки, инициированная первой администрацией Барака Обамы. Одной из причин подобного курса послужило избрание на пост президента России Д.А. Медведева, известного более либеральными взглядами, чем у его предшественника, В.В. Путина. Началось тесное двустороннее сотрудничество, которое дало немалые результаты. Так был подписан договор «о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений», также известный, как СНВ-3 – наиболее значимый договор в области ядерного разоружения за более чем 20-летний период. Кроме того, Россия поддержала США в вопросе ядерной программы Ирана и проголосовала в ООН за резолюцию, налагающую на Иран жёсткие санкции. Россия оказала помощь в осуществлении военной миссии НАТО в Афганистане, согласившись предоставить своё воздушное пространство для перевозки некоторых военных грузов.

Однако, как показала практика, реальной перезагрузки российско-американских отношений не состоялось. Возникла лишь пауза перед их дальнейшим обострением.

Последний виток противоречий начал набирать обороты в конце 2011 года, незадолго до того, как В.В. Путин вновь занял пост президента. Тогда в России начались массовые протесты в связи с якобы имевшими место фальсификациями результатов парламентских выборов. Крупнейшие манифестации проходили в Москве и Санкт-Петербурге. Аналогичные протесты сопровождали и преддверие президентских выборов весной 2012 года. Многие эксперты, СМИ, равно как и представители власти, усмотрели в организации протестов американский след и обвинили США в подготовке в России «цветной революции». В июле 2012 года Госдума РФ приняла закон, согласно которому все некоммерческие организации, получающие финансирование из-за рубежа и занимающиеся политической деятельностью должны регистрироваться в качестве “организации, выполняющей функции иностранного агента”. На Западе этот шаг был воспринят как акт подавления инакомыслия. В декабре того же года в США был принят закон, получивший известность как «закон Магнитского», названный так по имени аудитора Сергея Магнитского, умершего в следственном изоляторе «Матросская тишина». Закон отменял поправку Джексона-Вэника и вводил санкции в отношении ряда лиц, якобы причастных к смерти Магнитского, а также создал механизм введения подобных санкций и в будущем по отношению к гражданам зарубежных стран, заподозренных в коррупции и других преступлениях. Закон вызвал волну возмущения в России, где вскоре был принят аналогичный закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», известный как «Закон Димы Яковлева», так он, в частности, содержал запрет на усыновление российских детей-сирот американскими гражданами. Летом 2013 года в России был принят закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних, который был воспринят на западе, как начало репрессий против представителей ЛГБТ-сообщества. Под этим предлогом главы многих западных стран, включая Барака Обаму, бойкотировали церемонию открытия Зимних Олимпийских игр в Сочи 2014 года. Были приостановлены контакты и между лидерами двух стран. В частности были отменены запланированные на 2012 и 2013 гг. визиты Барака Обамы в Россию.

Серьёзные разногласия возникли между двумя державами и по поводу интерпретации событий «арабской весны». США восприняли те события как народный протест против авторитаризма и за демократизацию общества, тогда как в России они были расценены как тревожные признаки грядущей нестабильности в регионе, а также усиления позиций исламских фундаменталистов.

На украинский кризис Россия отреагировала особенно болезненно, так как внешнеполитическая и экономическая ориентация Украины всегда имела для России огромное значение. Кроме того, он шёл вразрез с проводимой В. Путиным политикой усиления влияния России на постсоветском пространстве и желанием инкорпорировать Украину в состав Евразийского экономического сообщества.

С самого начала массовых протестных акций в Киеве США и другие западные страны выступили в поддержку протестующих, а затем и новой киевской власти. Со стороны США, многих западных стран и международных структур Киеву была предоставлена дипломатическая и финансовая помощь. После проведения в Крыму референдума, но до его официального присоединения к России Генассамблея ООН приняла резолюцию, в которой подтверждалась территориальная целостность Украины и осуждался любой пересмотр статуса Крыма и Севастополя, а референдум признавался не имеющим юридической силы. Данная резолюция дала США и другим западным странам повод ввести против России жёсткие экономические санкции. Одновременно с этим ряду граждан России из числа политических деятелей и бизнесменов был запрещён въезд в США и Евросоюз. Кроме того Россия была исключена из состава участников саммита «Большой восьмёрки». Также российская делегация временно приостановила своё участие в Парламентской ассамблее Совета Европы. Для оказания дальнейшего влияния на Россию, США постоянно заявляют, что рассматривают возможность поставки на Украину летального вооружения[3]. Несмотря на заключённые ранее минские соглашения, санкции с России не снимаются под предлогом того, что выполнены они не до конца. США же продолжают угрожать введением новых санкций, в случае, если Россия будет и дальше поддерживать самопровозглашённые республики на Юго-Востоке Украины.

Однако стоит заметить, что не все контакты между Россией и США были разорваны. Обе страны входят в шестёрку стран-переговорщиц по иранской ядерной программе. Продолжается сотрудничество России и НАТО в Афганистане. Крупным достижением двух стран стала ликвидация химического оружия в Сирии.

Ещё одним «камнем преткновения» между двумя странами стала операция воздушно-космических сил России в Сирии, начавшаяся в сентябре 2015 года. Операция осуществлялась в полном соответствии с международным правом по просьбе президента Сирии Башара Асада. До начала кампании была проведена её дипломатическая подготовка в виде переговоров с представителями ключевых стран региона. Так в августе-сентябре 2015 года Владимир Путин, Сергей Лавров и другие российские представители власти встретились с министром иностранных дел Катара, министром иностранных дел Ирана, главой МИД Саудовской Аравии и некоторыми членами королевской семьи, президентом Турции Реджепом Эрдоганом и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Кроме того В. Путин провёл переговоры с королём Иордании Абдаллой II.

Однако начало военной операции России вызвало волну критики со стороны как США, так и других западных стран. В основном, американские СМИ и представители власти обвиняют Россию в том, что её авиация наносит удары не по целям ИГИЛ, а по так называемой «умеренной оппозиции», воюющей против Башара Асада. В частности, об этом сообщает Wall Street Journal[4], New York Times[5] и другие. Другое труднопреодолимое разногласие заключается во взглядах России и США на дальнейшую судьбу Башара Асада. В то время как США и Саудовская Аравия продолжают настаивать на том, что у него нет политического будущего, Россия считает, что президент Сирии играет ключевую роль в борьбе с терроризмом в стране.

В целях урегулирования сирийского конфликта ведутся международные переговоры, в которых принимают участие, среди прочих стран, Россия и США. Первый раунд таких переговоров прошёл в 2012 году в Женеве, где состоялась встреча «Группы действий по Сирии», созданной по инициативе Кофи Аннана. Конференция проходила без участия таких важнейших акторов региона, как Иран, Саудовская Аравия, Иордания и Ливан. По итогам переговоров стороны согласились, что конфликт можно урегулировать только политическим путём. Было решено добиваться создания переходного управляющего органа, в который вошли бы как представители действующей власти, так и оппозиции, проведения президентских и парламентских выборов и формирования новых органов государственной власти. Россия настояла на том, чтобы отстранение Асада от власти не признавалось обязательным условием политического урегулирования.

В сентябре 2013 года в Женеве состоялись переговоры госсекретаря США Джона Керри и главы МИД РФ Сергея Лаврова. В результате встречи была достигнута договорённость об уничтожении запасов химического оружия в Сирии.

В конце января-начале февраля 2014 года состоялось несколько раундов переговоров по сирийскому вопросу, получивших название «Женева-2». Участникам встречи не удалось достичь каких-либо конкретных договорённостей, однако правительственные войска и силы оппозиции заключили перемирие, позволившее начать эвакуацию мирных жителей из сирийского Хомса и доставить туда гуманитарную помощь и медикаменты.

14 ноября 2015 года состоялись переговоры по сирийскому вопросу в Вене. Впервые в них принимали участие представители Ирана. По их итогам, процесс политического урегулирования в Сирии должен быть возобновлён в течение полутора лет и должен завершиться выборами и принятием новой конституции. Кроме того было заявлено о необходимости создания единой делегации от оппозиции и единого списка террористических организаций.

Ещё одним инцидентом, осложнившим российско-американские отношения, стало предоставления Россией временного убежища Эдварду Сноудену, техническому специалисту, работавшему на ЦРУ и АНБ США. После того, как он обнародовал более 200 тысяч секретных документов о деятельности американских спецслужб, в частности о существовании таких программ массовой слежки, как PRISM и Tempora, он предусмотрительно покинул территорию США. Вначале он отправился в Гонконг, потом оказался в московском аэропорту Шереметьево, а впоследствии получил в России политическое убежище сроком на 1 год, которое позднее было продлено до 3-х лет. Результатом стал шквал критики, обрушившийся на администрацию Обамы как со стороны России, фактически обвинившей Америку в лицемерии, так и со стороны американских СМИ и экспертного сообщества, которые упрекали Обаму в недальновидности и неспособности справляться с ситуациями такого рода.

Разумеется, противоречия между Россией и США нельзя объяснить лишь различными негативными событиями в новейшей истории двусторонних отношений. Необходимо понимать, что они проистекают из различий во взглядах каждой из сторон на современное мироустройство. Это обстоятельство особенно ярко отразилось в выступлениях лидеров двух стран на открытии 70-й сессии Генассамблеи ООН. В то время, как Барак Обама говорил о том, что его страна является образцом для подражания («что верно для Америки, верно и для всех демократий»[6]) и о том, что США являются ведущей державой мира, потому что привержены определённым ценностям и идеалам, которым должны следовать и другие страны, чтобы добиться такого же положения, а также жёстко высказался по поводу диктаторов, провоцирующих нестабильность в своих странах, тезисы Путина носили прямо противоположный характер. Не упоминая США, но ясно дав понять, что речь идёт о них, он заявил, что действия Америки, читающей всему миру нотации о демократических ценностях, сильно расходятся с их заявлениями. На самом деле США сами неоднократно нарушали международное право, защитниками которого себя называют. По словам Путина, непродуманные вмешательства США в дела других стран, имеющие целью смену действующей власти, принесли их жителям и всему ближневосточному региону ужасные беды. В частности, такие действия следует «благодарить» за возникновение ИГИЛ и миграционный кризис в Европе.

Такая разная трактовка происходящих событий говорит о глубоких противоречиях, существующих в сегодняшнем миропорядке, созданном под руководством США, а также об ошибочности их политики в отношении России. Главная ошибка Америки, на наш взгляд состоит в том, что её руководство оказалось неспособно взглянуть на существующие проблемы под другим углом и по-настоящему услышать и попытаться понять точку зрения России. Они не смогли осознать, что Россия почувствовала себя униженной после окончания Холодной войны и что продвижение инфраструктуры НАТО на восток и попытки увести постсоветские страны из-под влияния России будут восприняты последней как угроза своей безопасности.

Кроме того, выступления обоих лидеров многое говорят об одной из основных особенностей возникновения кризисов в современном мире: о том, что их главной причиной является не противостояние между государствами, а нестабильность внутри них, или же угроза такой нестабильности. Последние события в международной жизни показывают, насколько легче стало получить или потерять власть и насколько труднее – её удержать, прежде всего, потому, что слабой стороне внутригосударственного или межгосударственного конфликта стало намного проще нанести ущерб более сильной. Результатом подобных внутренних противостояний чаще всего становится разрушение экономики, беззаконие, падение уровня жизни населения или гораздо более ужасные последствия. Россия выступает резко против этой особенности глобализационного процесса и недоумевает, почему после окончания Холодной войны ведущие станы мира стали уделять государственному суверенитету столь малое значение. В соответствии с этими представлениями Россия выступает за создание такого международного порядка, который способствовал бы сохранению внутренней политической стабильности.

Ещё одной крупной ошибкой американского руководства явилась его реакция на неугодное им поведение России – её изоляция. Американское руководство посчитало, что ближнее окружение Путина заботится лишь о своих бизнес-интересах, тесно связанных с Западом, а потому не допустит ничего, чтобы им угрожало. Однако, как выяснилось, такой подход не сработал. По всей видимости, действия США и их союзников подстегнули великодержавно-реваншистские настроения в российской элите и заставили их поддержать курс на конфронтацию с Западом, взятый Владимиром Путиным и высшим руководством страны.

Политика США и стан Запада по отношению к России повлияла не только на элитарные настроения, но и на точку зрения рядовых граждан. Так, согласно исследованиям «Левада-центра» число россиян, полагающих, что у их родины есть внешние враги в 2014 году составляло 78%. Для сравнения, в 1989 году доля утвердительных ответов на этот вопрос равнялась 13%[7]. Резко изменилось в худшую сторону и отношение к США. По данным ВЦИОМ в 2015 году 59% респондентов считало, что американское правительство относится к России враждебно, тогда как в 1990 году эту точку зрения разделяли 2% опрошенных[8]. Эти данные и высокий уровень поддержки курса российского руководства свидетельствуют о том, что россияне даже готовы терпеть некоторые негативные экономические последствия во имя того, чтобы их страну вновь уважали на международной арене. Таким образом, своими действиями Россия даёт понять, что её не устраивает сложившийся мировой порядок и её роль в нём, а также реализуемая модель глобализации.

Отрицательные последствия изоляции России проявляются также в том, что элита страны, а вслед за ней и её рядовые граждане теряют финансовую, а отчасти и культурную зависимость от США и Запада в целом. Это приводит лишь к тому, что запад утрачивает способность влиять на Россию, выводя её из-под своего контроля. Таким образом, стремление продемонстрировать России степень её зависимости от Запада приводит к обратному результату. Политика изоляции со стороны западных стран, таким образом, по сути продолжила курс руководства страны на движение своим «особым путём» и на ограничение свободы действий американских и европейских организаций в России, а также привела к дальнейшей дискредитации в глазах россиян общественно-политических деятелей, выступающих за сближение с США. Развиваясь в таком ключе и дальше, в будущем руководство России имеет все шансы радикализироваться ещё больше и быть менее готовым к сотрудничеству с США и Западом. Кроме того, любые положительные для России результаты такой политики могут сподвигнуть и другие страны действовать в схожем ключе. Кроме того, США не демонстрируют готовность возобновить сотрудничество с Россией и недостаточно ясно формулируют, какие именно действия они готовы предпринять в случае, если Россия пойдёт на уступки.

В таком международном контексте большой интерес представляет позиция Китая, который старается соблюсти баланс в своих отношениях с Россией и США. Так КНР вместе с Россией выступает против некоторых американских инициатив в Совбезе ООН или воздерживается от голосования. В то же время Китай продолжает тесное сотрудничество с Соединёнными Штатами и сохраняет нейтральную позицию по отношению к кризису на Украине, присоединению Крыма к России, при этом осуждая антироссийские санкции.

Объясняется такая позиция, прежде всего, тем, что главным приоритетом во внешней политике Китая является обеспечение его экономических интересов. КНР является едва ли не единственной страной мира, сформулировавшей подлинно долгосрочную стратегию своего развития. В общих чертах она была обозначена Си Цзиньпином в конце 2012 года. По его словам, к столетию со времени основания Коммунистической партии Китая (КПК) – к 2021 году - в Китае будет создано общество средней зажиточности, а к столетнему юбилею КНР (2049 г.) страна будет находиться в числе ведущих мировых держав по большинству показателей: «…Будет выполнена задача по созданию богатого и могущественного, демократического и цивилизованного, гармоничного и современного социалистического государства»[9]. Эти задачи планируется выполнить в рамках достижения стратегической цели – осуществления «мечты о великом возрождении китайской нации». На её достижение и направлены внешнеполитические устремления Китая.

В сентябре 2013 года, в Астане Си Цзиньпин выступил с предложением проекта «Экономического пояса Великого шёлкового пути» - особой экономической зоны, где взаимодействие между различными странами Европы и Азии стало бы более тесным без наличия какой-либо наднациональной управляющей структуры. Причём, как отмечают эксперты, сотрудничество предусматривается по широчайшему спектру видов деятельности: торговое, инвестиционное, строительное, транспортное, коммуникационное, образовательное и т.д. Вскоре после этого заявления, выступая в индонезийском парламенте председатель КНР объявил ещё об одном проекте – «Морском шёлковом пути XXI века». Впоследствии во многих СМИ со ссылкой на агентство «Синьхуа» появились и карты двух экономических поясов[10]. Судя по имеющимся данным, сухопутный вариант «пояса» затронет северные провинции Китая, Казахстан, Киргизию, Узбекистан, Таджикистан, Туркмению, Иран, Турцию, Россию, Германию, Нидерланды и Италию. Морской «Шёлковый путь» проляжет через юго-восточные провинции Китая, Вьетнам, Индонезию, Индию, Шри-Ланку, Кению, Грецию и встретится с наземным «поясом» в Италии.

Наметив этот план, Китай приступил к его реализации. В правительстве КНР была создана специальная структура, отвечающая за оба проекта. Финансировать проект планируется из особого фонда «Шёлковый путь» с уставным капиталом 40 млрд. долларов[11]. Кроме того, для финансирования инфраструктурных проектов в Азиатско-Тихоокеанском регионе, одним из которых как раз и является проект «Шёлкового пути», по инициативе Китая был создан Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. Учредителями банка являются 57 государств[12], среди которых самыми влиятельными являются КНР, Индия и Россия. При этом Китай обладает больше 26% голосов, что даёт ему право вето[13]. Уставной капитал банка составляет 100 миллиардов долларов[14]. Ещё одним инструментом финансово-экономического влияния Китая является Новый банк Развития БРИКС, созданный в 2015 году, со штаб-квартирой в Шанхае. Уставной капитал банка составил 100 миллиардов долларов[15]

При этом Китай тесно сотрудничает с США на международной арене, претворяя в жизнь то, что председатель КНР Си Цзиньпин и министр иностранных дел страны Ван И называют «новой моделью отношений между ведущими державами». В частности, обе страны ведут активное сотрудничество по ядерной программе Ирана и по Ближнему Востоку в целом. За помощь в достижении договорённостей по иранской ядерной программе китайскому лидеру выразил личную благодарность Барак Обама[16]. Прежде всего, роль Китая обусловлена тем, что он поддерживает хорошие дипломатические отношения и экономическое сотрудничество с большинством стран региона. Его влияние на Иран объясняется тесными экономическими связями, а также заинтересованностью последнего во вступлении в Шанхайскую организацию сотрудничества. Китай, в свою очередь, был заинтересован в заключении соглашения по ядерной программе, так как введённые против Ирана санкции серьёзно затронули экономические отношения двух стран, в первую очередь в нефтяном секторе. Снизился импорт иранской нефти в Китай, а китайские нефтяные компании стали меньше инвестировать в добывающий сектор Ирана. Стороны регулярно проводят консультации по вопросам Ближнего Востока на уровне заместителей министров иностранных дел.

Потенциально, Китай имеет большие шансы на успешное сотрудничество с США в Афганистане, так как проявляет на этом направлении значительную активность. Обе страны принимают активное участие в реструктуризации Афганистана, однако КНР делает упор на экономические методы. На протяжении нескольких лет Китай активно инвестирует в добывающий и энергетический сектор Афганистана, обеспечивая жителей страны рабочими местами. Совместно с США Китай участвует в подготовке афганских дипломатических кадров, сил полиции и технического персонала[17]. Существуют увеличивающиеся в объёме программы по обучению в Китае афганских студентов. В последние годы Китай участвует практически во всех международных конференциях, посвящённых афганскому вопросу. В 2014 году в КНР прошёл четвёртый раунд встречи министров иностранных дел под названием «Стамбульский процесс». В том же году состоялся визит в Китай президента Афганистана Ашрафа Гани, в ходе которого стороны наметили основные направления дальнейшего сотрудничества. Афганистан, как и Иран, является страной-наблюдателем в ШОС и хочет присоединиться к организации. В связи с тем, что страна граничит с нестабильным Синьцзян-Уйгурским автономным районом Китая, КНР опасается последствий вывода из Афганистана американских войск. Поэтому Китай старается убедить афганские власти в необходимости заключения соглашений о сотрудничестве с США[18].

Ключевые вопросы совместной повестки дня США и Китай обсуждают на особом форуме под названием Стратегический и экономический диалог (U.S.–China Strategic and Economic Dialogue), проводящийся ежегодно с 2009 года. На нём высокопоставленные представители власти США и Китая параллельно обсуждают важнейшие вопросы стратегического и экономического направлений, как требующие немедленного внимания, так и долгосрочные. Председателями стратегического направления являются госсекретарь США Джон Керри и Ян Цзечи, член Госсовета КНР. Экономическое направление возглавляют министр финансов США Джейкоб Лью и вице-премьер Госсовета КНР Ван Ян. Во избежание недопонимания в сфере обороны и безопасности, стороны также проводят регулярные консультации на уровне министерств обороны (China-US Defense Consultation).

Тесно взаимодействуют между собой и лидеры обеих стран. Так, в июне 2013 года Барак Обама и Си Цзиньпин провели неформальную встречу в американском городе Саннилэндс, штат Калифорния. Целью встречи было выработать эффективный подход к взаимодействию между двумя странами, чтобы избежать попадания в так называемую «ловушку Фукидида»[19], когда страх доминирующей державы перед быстроразвивающимся новым игроком приводит к конфликту или войне между ними. Стороны условились работать над улучшением контактов между военными ведомствами обеих стран с целью сократить взаимное недоверие (Китай даже был приглашён принять участие в крупнейших в мире военно-морских учениях “Rim of the Pacific”, проходящих раз в два года под эгидой США), а также пытаться уладить территориальные споры, чтобы избежать возможных конфликтов.

Лидеры США и Китая встречались и на саммите АТЭС 2014 года, проходившем в Пекине. По итогам стороны анонсировали целый ряд двусторонних соглашений в таких областях, как борьба с изменением климата, облегчение визового режима и двусторонние отношения в военной сфере.

В сентябре 2015 года Си Цзиньпин вновь посетил США, на этот раз со своим первым официальным визитом. Сначала председатель КНР прибыл в Сиэтл, где выступил с программной речью, а затем направился в Вашингтон, на переговоры с Бараком Обамой. Помимо встреч с официальными лицами, китайский лидер заключил контракт на покупку 300 гражданских самолётов фирмы Boeing и встретился со специалистами в сфере IT. Целью его визита вновь стало укрепление доверия между Пекином и Вашингтоном, повышение взаимного уважения и претворение в жизнь курса на мирное сосуществование. Стороны подписали соглашение в сфере кибербезопасности. Си Цзиньпин заявил, что Китай и дальше будет продолжать идти путём реформ и открытости по отношению к остальному миру. Обе стороны оценили прошедший визит как весьма продуктивный.

Не секрет, что США и Китай весьма тесно связаны друг с другом экономически. Страны имеют значительные торговые связи, которые начали развиваться после того, как стороны возобновили дипломатические отношения и подписали соглашение о взаимной торговле в 1979 году. С 1980 года Китаю предоставлен режим наибольшего благоприятствования в торговле с Соединёнными Штатами. За прошедшие годы объём двусторонней торговли значительно увеличился, с $2 млрд в 1979 году до $592 млрд в 2014-м.[20] На данный момент Китай является вторым крупнейшим торговым партнёром США после Канады и крупнейшим импортёром в США. КНР также представляет для США крупнейший рынок товаров и услуг, который становится всё более перспективным по мере роста китайской экономики, благодаря которому увеличивается покупательная способность населения Китая, а также растёт потребность страны в импорте высокотехнологичной продукции, производимой в США. В американо-китайских торговых отношениях существует значительный дефицит торгового баланса. Он вырос с $10 млрд в 1990 году до $342 млрд в 2014 году[21]. Это самый значительный дефицит торгового баланса по сравнению с любым другим торговым партнёром США. Доля Китая в общем объёме американского импорта возросла с 8,2% в 2000 году до 20,7% в 2014 году[22]. Крупнейшие статьи импорта из КНР включают в себя компьютерное и коммуникационное оборудование, товары широкого потребления, одежду, а также полупроводники и другие электронные компоненты. Кроме того, Китай – третий по величине источник импорта в США продукции сельского хозяйства и восьмой по величине импортёр услуг. В конце 20-го века основу китайского импорта в США составляли дешёвые товары широкого потребления, одежда, обувь и простейшая электроника. Однако в последние годы Китай начал импортировать значительное количество продвинутой технической продукции. Так, в 2014 году общая стоимость импортированной в США высокотехнологичной продукции составила $156,4 млрд, что равняется более 33% от общего объёма китайского импорта в США.[23]. Дефицит в американо-китайской торговле продукцией высокотехнологичных отраслей на 2014 год был равен $123,8 млрд[24]. Этот факт вызывает в Америке значительную обеспокоенность, так как свидетельствует о том, что Китай способен потеснить в этой сфере американские компании. Однако необходимо отметить, что значительную часть этого импорта составляет продукция, собранная в Китае из высокотехнологичных компонентов, закупленных в других странах. Эксперты объясняют значительный рост импорта в США из Китая тем, что многие государства Азиатско-тихоокеанского региона, перевели в Китай свои производственные мощности[25].

Америка, в свою очередь экспортирует в Китай такие товары, как зерно и растительное масло, продукцию авиакосмической отрасли, автомобили, отходы и лом, полупроводники и электронные компоненты. Китай также является четвёртым по значимости для США рынком экспорта услуг.

Ещё одним крайне значимым элементом экономического взаимодействия между Китаем и США являются китайские инвестиции в американские государственные и коммерческие облигации. Значительный объём китайского импорта в США позволил китайскому правительству накопить крупные долларовые сбережения (это объясняется, в том числе, и тем, что китайские экспортёры обязаны обменивать большую часть своей выручки, полученной в иностранной валюте, на юани), которые оно вкладывает в облигации Казначейства США, спонсируемых государством компаний, таких как ипотечные гиганты Freddie Mac и Fannie Mae, а также частных корпораций. Инвестиции в гособлигации представляются выгодными как китайской стороне, так как гарантируют надёжность вложений, так и США, поскольку китайские инвестиции позволяют финансировать внешний долг Америки. Общая стоимость американских гособлигаций, которыми владеет КНР на 2014 год составила $1,22 трлн или 6,8% от общей суммы внешнего долга США; для сравнения, в 2002 году эта цифра равнялась $118 млрд[26]. Теоретически Китай может использовать эту позицию для оказания давления на США, если пригрозит продать значительную часть имеющихся в его распоряжении облигаций. Однако, такой вариант развития событий представляется маловероятным, так как это дестабилизирует американскую экономику, что, в условиях тесной взаимозависимости двух стран, будет невыгодно КНР.

Разумеется, есть в отношениях между двумя странами и острые моменты. В частности, Соединённые Штаты серьёзно обеспокоены ростом военного бюджета и военных возможностей Китая, а также недостаточной прозрачностью публикуемых Китаем отчётов в этой сфере. За период с 2005 по 2015 год военный бюджет КНР рос в среднем на 9,5% в год и составляет около 1,3% от ВВП страны. Кроме того, Китай постоянно совершенствует и модернизирует имеющиеся образцы вооружения и начинает использовать новые[27].

Традиционным камнем преткновения между двумя сторонами остаётся проблема Тайваня. Тайваньский вопрос представлял и представляет для Соединённых Штатов значительные политические трудности. С одной стороны, США признают Тайвань демократическим режимом, политическому становлению которого они немало способствовали. Но с тех пор, как Китай стал пользоваться методами рыночной экономики, его политическое, экономическое и военное значение стало неуклонно возрастать. Именно поэтому политический конфликт между Китаем и Тайванем является серьёзной проблемой для Соединённых Штатов и определяющим фактором американо-тайваньских отношений, особенно когда дело касается экспорта вооружений или обеспечения безопасности Тайваня. За время нахождения у власти администрации Обамы решение о продаже вооружений этой стране принималось дважды: в январе 2010 года и в сентябре 2011-го. Результатом этих действий становилась приостановка военных контактов между двумя странами и перенос встреч между высокопоставленными должностными лицами двух стран на неопределённые сроки. Однако через некоторое время отношения в области безопасности всё равно возобновлялись.

Помимо этого, недовольство американской стороны вызывают претензии Китая на ряд участков суши и моря в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Речь идёт об островах Сенкаку (Дяоюйдао), которые Китай оспаривает у Японии, Парасельских островах, которые оспаривают Китай и Вьетнам и островах Спратли, на которые кроме Китая в той или иной степени претендуют Малайзия, Вьетнам и Филиппины. Кроме того, на определённую часть оспариваемой Китаем зоны имеет право претендовать Бруней[28]. В большей степени претензии Китая объясняются тем, что через эту акваторию (в особенности речь идёт о Южно-Китайском море) проходят важнейшие морские торговые пути в АТР и, что наиболее важно, это кратчайший путь доставки товаров из Китая в Европу и энергоносителей из стран Ближнего Востока в Китай, который с годами будет становиться всё более значимым. По данным Белого дома, каждый год через Южно-Китайское море перевозятся товары на сумму $5,3 трлн[29]. Поэтому если этот путь окажется перекрытым вследствие военных действий или политических конфликтов, это приведёт к кризису китайской экономики, в особенности – промышленного юга страны. В свою очередь, остальные страны региона также хотят контролировать эту зону, чтобы не допустить гегемонии Китая. Они ищут поддержку у США, а те охотно её оказывают, чтобы иметь возможность оказывать на Китай давление. Кроме того, там находятся крупные месторождения нефти, доказанные запасы которой составляют 11 млрд баррелей, и природного газа (более 5 трлн кубометров)[30]. Заполучив эти месторождения и наладив добычу ресурсов, Китай станет менее зависимым от поставок энергоносителей из стран Ближнего Востока.

В свою очередь, Китай обеспокоен наращиванием военного присутствия США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, обусловленным курсом на «разворот в сторону Азии» (Asia Pivot), объявленном в 2011 году. Он подразумевал интенсификацию сотрудничества США со своими союзниками в регионе (включая военное и экономическое) а также размещение в регионе 60% американского военно-морского и военно-воздушного потенциала. В рамках реализации этого курса были обновлены договорённости в области обороны с такими важнейшими союзниками США в регионе, как Япония, Южная Корея, Австралия и Филиппины. Были подписаны соглашения о размещении в Австралии и на Филиппинах дополнительных контингентов вооружённых сил. Кроме того, было принято решение закончить работу над Транстихоокеанским партнёрством, задуманным ещё при администрации Джорджа Буша-младшего. 5 октября 2015 года было достигнуто соглашение о создании ТТП между 12 странами: США, Японией, Малайзией, Вьетнамом, Сингапуром, Брунеем, Австралией, Новой Зеландией, Канадой, Мексикой, Чили и Перу. В рамках торгового соглашения планируется устранить тарифные и нетарифные торговые барьеры, способствовать развитию цепочек производства и снабжения, развивать электронную экономику, увеличивать роль государственных предприятий в мировой экономике. Кроме того, соглашение подразумевает обязательства участников по развитию национальной экономики и укреплению торгового потенциала. Соглашение открыто для участия других стран Азиатско-Тихоокеанского региона[31].

В свою очередь, Китай выступает за создание схожего экономического объединения под названием Азиатско-Тихоокеанская зона свободной торговли, которая должна включить в себя членов АТЭС. Инициатива была предложена на саммите АТЭС в 2006 году. Тогда о ней одобрительно высказалось большинство членов организации, включая США, где президентом в то время был Джордж Буш-младший. Однако по мере продвижения переговоров по ТТП, Америка охладела к этой идее. Несмотря на то, что такие страны АТЭС как Япония, Австралия, Сингапур и другие члены организации регулярно заявляют о необходимости работать над воплощением инициативы в жизнь, значительного прогресса пока достигнуто не было. Во многом это объясняется тем, что страны АТЭС имеют слишком различающиеся экономические интересы. В последнее время высказываются идеи о том, что зона свободной торговли может быть создана на базе инфраструктуры ТТП или Регионального комплексного экономического партнёрства под эгидой АСЕАН[32].

Наконец, США очень серьёзно опасаются противоспутниковых возможностей Китая. 11 января 2007 года китайские военные сбили метеорологический спутник Фэнъюнь 1-3 при помощи ракеты Дунфэн-21[33]. Это событие наглядно продемонстрировало всему миру, что Китай обладает целым комплексом инфраструктуры, которая может быть использована для точного поражения находящихся в космосе небольших целей. В результате взрыва образовалось более 900 частиц космического мусора размером более 10 см, тем самым общий объём космического мусора, находящегося на земной орбите, увеличился на 10%. Через год Америка пошла на такой же шаг: американский спутник-шпион USA-193, сошедший с орбиты и начавший падение на Землю, был сбит ракетой SM-3, выпущенной с борта ракетного крейсера USS Lake Erie.

США обеспокоились возможностью того, что Китай, поставил себе целью приобрести противоспутниковое оружие, то есть создать определённое количество противоспутниковых установок, чтобы получить возможность уничтожать американские спутники на низкой околоземной орбите и, благодаря этому, получить преимущество в возможном конфликте. Хотя США намного опережают Китай по возможности сбивать спутники, зависимость Китая от бесперебойной работы намного ниже, чем у США. Однако космический потенциал Китая всё больше увеличивается, так что это преимущество носит скорее временный характер. Кроме того, если бы предполагаемый конфликт произошел, и США вознамерились бы атаковать китайские наземные противоспутниковые объекты (такие как командные центры), это сразу же резко усилило бы эскалацию конфликта, что делает такой сценарий маловероятным.

Российско-китайские отношения характеризуются, в первую очередь, дихотомией между интенсивностью политического и экономического сотрудничества, а также между декларативным сотрудничеством и реально воплощаемыми в жизнь инициативами. В основе современных российско-китайских отношений лежит Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве до 2021 года, заключённый в июле 2001 года. Этот документ отражает представления двух стран как о двусторонних отношениях, так и о надлежащем характере международных отношений. Договор не налагает на стороны никаких обязательств в политической или экономической сфере или в области безопасности, однако отражает желание двух стран тесно сотрудничать друг с другом в различных сферах: торгово-экономической, политической, военной, энергетической и так далее. В случае возникновения угрозы безопасности одной из сторон, в документе предусмотрено проведение консультаций. При этом отмечается, что договор не направлен против какой-либо третьей стороны. В договоре говорится о недопущении принижения роли ООН и суверенитета национальных государств. Таким образом, страны выразили своё негативное отношение к характеру происходящих в мире процессов глобализации и по сути выступили за сохранение миропорядка в том виде, в котором он существовал в 20-м веке за исключением идеологического противостояния и блоковости. В документе также говорится о взаимном невмешательстве двух стран во внутренние дела друг друга. Кроме того договор запрещает использование территории России и Китая третьими странами для нанесения ущерба какой-либо из стран. Сделано это было с целью предотвратить использование территории России или КНР террористическими и сепаратистскими организациями.

Упомянутый выше кризис в отношениях между Россией и странами ЕС способствует дальнейшему укреплению отношений между Россией и Китаем. Китай постарался занять в конфликте нейтрально-дружественную по отношению к России позицию, не поддержав действия России на Украине, воздержавшись на голосовании за резолюцию, осуждающую присоединение Крыма, в ГА ООН и выступив против наложенных на РФ санкций. В условиях кризиса в отношениях с Западом, Россия, стремясь восполнить экономические и иные потери естественным образом переориентируется в сторону Азии и Китая. Однако союзнические отношения между двумя странами не оформлены несмотря на тесное сотрудничество в области безопасности, включая поставки российских вооружений в Китай и регулярное проведение совместных учений. Созданию союзнических отношений мешает, в основном то, что обе стороны считают невыгодным взятие на себя обязательств по взаимопомощи в случае возможного конфликта и полагают, что нарушение таких обязательств может спровоцировать кризис в двусторонних отношениях.

В определённой степени последствия кризиса на Украине оказались выгодными для Китая, поскольку фактически обеспечили ему лидирующие позиции в торговле с Россией. Кроме того, в связи с экономическим ослаблением России и одновременным ограничением доступа к западным рынкам, Россия теряет переговорные позиции при заключении с КНР экономических контрактов.

Однако несмотря на это, торговые отношения между Россией и Китаем пережили спад в 2009 году в связи с мировым экономическим кризисом, восстановились в 2010-2012 годах, а затем стабилизировались до очередного спада в 2015 году[34]. По данным на 2014 год товарооборот между Россией и Китаем составлял около $45 млрд. Из них на экспорт приходилось около $22 млрд, а на импорт – примерно $23 млрд. Россия находилась на 9 месте среди наиболее значимых торговых партнёров Китая[35]. Однако в 2015 году во взаимной торговле произошёл резкий спад. В первом квартале года товарооборот между двумя странами снизился на 33,6% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. При этом экспорт снизился на 33%, а импорт из Китая – на 34,5%[36]. Эксперты Минэкономразвития России объясняют это спадом российской экономики и замедлением роста экономики Китая, падением цены на нефть и колебаниями курса рубля[37]. В российском экспорте в Китай преобладают такие товары, как минеральное топливо, древесина, цветные и чёрные металлы и химикаты. Однако, как уже было отмечено, Основные статьи импорта из Китая составляют машины и оборудование, изделия из меха и кожи, одежда, обувь и товары химической промышленности[38]. При этом доля энергоносителей в российском экспорте составляет более 62%, а доля машин и оборудования в импорте из Китая – 37%. Доля машин и оборудования в российском экспорте составляет чуть более 2%. Подобный дисбаланс свидетельствует о серьёзной разнице в экономических потенциалах двух стран. При этом возрастает как сырьевая направленность российского экспорта, так и увеличение доли машин и оборудования в импорте из Китая. Продукция российского машиностроения зачастую оказывается неконкурентоспособной на китайском рынке, или её себестоимость оказывается чрезмерно высокой. Отличительной чертой российско-китайских торговых отношений является то, что основным стимулом к их развитию являются договорённости, достигнутые между представителями власти двух стран, а не активность частного сектора, что во многом объясняет их низкую эффективность. Так из огромного количества подписанных соглашений лишь небольшая часть получает полномасштабную реализацию.

Большое значение имеет энергетическое сотрудничество двух стран. Основной его формой является предоставление Китаем кредитов на крупные энергетические проекты и сопутствующую инфраструктуру в счёт будущих поставок энергоносителей из России. В последние годы Россия занимала четвёртое-пятое место в рейтинге крупнейших поставщиков энергоносителей в Китай. Особенно перспективными выглядят проекты в газовой сфере. Ещё в 2004 году «Газпром» и «Китайская национальная нефтегазовая корпорация» (CNPC) заключили соглашение о сотрудничестве. В 2006 году стороны договорились о том, что поставки российского газа в Китай будут проходить по двум маршрутам – восточному и западному. В мае 2014 года стороны подписали соглашение на поставку газа по восточному маршруту сроком на 30 лет через газопровод «Сила Сибири». Стоимость контракта составила $400 млрд. Одновременно с этим ведутся переговоры о западном маршруте (газопровод «Сила Сибири-2»). Ожидалось, что соответствующий контракт будет подписан в 2015 году, но вместо этого было подписано лишь соглашение об основных условиях поставок.

Кроме того, возможно усиление сотрудничества с Китаем в сфере электроэнергетики (учитывая высокий гидроэлектропотенциал Сибири и Дальнего Востока) и атомной энергетики.

Две страны тесно сотрудничают в военно-технической сфере. В основном, это касается поставок в Китай российских самолётов и запчастей к ним[39]. В 2015 году появилась информация о том, что Китай станет первой в мире страной закупившей передовые зенитно-ракетные комплексы С-400 «Триумф»[40]. Российским оборонным предприятиям поступают и заказы на разработку различных компонентов для изделий, которые потом будут произведены в Китае. Перспективы дальнейшего сотрудничества в военно-технической сфере и других высокотехнологичных отраслях осложняются тем, что темпы научно-технического развития Китая намного выше, чем в России и вскоре сотрудничество во многих областях окажется нецелесообразным. Объясняется это прежде всего тем, что Китай активно инвестирует в производственную инфраструктуру, на базе которой создаются зоны высоких технологий, тесно связанные с производством. Кроме того, КНР вкладывает значительные средства в университетскую науку, что тоже приводит к созданию технопарков уже при высших учебных заведениях.

Развивается двустороннее сотрудничество и в финансовой сфере. Так Центробанк России и Национальный банк Китая заключили соглашение о проведении взаиморасчётов в национальных валютах[41]. Существует совместный российско-китайский инвестиционный фонд, планируется создание российско-китайского инвестиционного банка[42].

Две страны осуществляют совместные проекты и в транспортной сфере. Это и проекты строительства высокоскоростной магистрали «Москва-Казань», которая должна стать частью магистрали «Москва-Пекин»[43]. Также Россия и Китай осуществляют строительство моста через Амур[44]

Логичным с точки зрения России представляется привлекать Китай к развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока. Главными препятствиями на этом пути остаются неразвитость этих регионов с транспортно-логистической точки зрения и недостаточный объём финансирования, выделяемый Россией на эти цели. Сдерживает российско-китайское сотрудничество на этом направлении и традиционно настороженное отношение России к участию КНР в освоении этих регионов. Российская сторона опасается наплыва в регион китайских мигрантов при низкой плотности российского населения в этих районах, а также установления экономической зависимости регионов от Китая. Китайская, в свою очередь, не уверена в том, что Россия способна выработать соответствующие концепции развития Дальнего Востока и обеспечить их воплощение в жизнь таким образом, чтобы обеспечить его устойчивое развитие. Одним из решений экономического аспекта подобных противоречий могло бы стать широкое участие России в интеграционно-экономических проектах Китая, таких как вышеупомянутый «Экономический пояс Великого шёлкового пути».

Подводя итоги, можно констатировать, что при рассмотрении отношений между США, Россией и Китаем в виде треугольника, можно констатировать, что отношения с Китаем как у России, так и у США, развиваются намного успешнее, нежели друг с другом. При этом китайско-американские отношения намного более содержательны, нежели китайско-российские. Это обусловлено, прежде всего, не имеющей равных в мире экономической мощью двух стран. Однако, несмотря на это, Китай не готов строить с Америкой отношения по принципу G2 – американо-китайского тандема, управляющего миром - и выступает за полицентричный мир и господствующую в нём роль ООН, а также против доминирования какой-либо страны или группы стран. В политическом измерении Россия и Китай оказывают друг другу поддержку и нередко имеют общую позицию, противоречащую взглядам США и стран Запада. Однако издержки такого «противостояния» с западом сглаживаются обширными экономическими связями с США и тем, что большую часть негативных последствий этого противостояния берёт на себя Россия. Таким образом конфликт России и Запада и обстановка в современном мире вообще принесли Китаю немало косвенных выгод, не последняя из которых, например, заключается в том, что вызовы сегодняшнего дня затрудняют дальнейшее осуществление США стратегии «разворота в Азию», заставляя вновь сосредоточить внимание на европейском и ближневосточном направлении.

В целом, современная международная обстановка свидетельствует о том, что в условиях существующих кризисов Россия и Китай делают попытку противостоять американскому представлению о том, что эпоха сфер влияния закончилась и ни одна страна больше не может на неё претендовать. Теперь же при продолжающемся расширении НАТО, признании в оказании давления на Европу с целью принятия антироссийских санкций и частом использовании риторики холодной войны, США уже не могут всерьёз утверждать, что сами придерживаются этого принципа. При этом США оказались неспособны напрямую противостоять восстановлению сфер влияния России и Китая, а могут только увеличивать издержки последних, связанные с подобными действиями.


Ссылки

[1] Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта «Российско-американское сотрудничество и противоборство. Значение для национальной безопасности России», проект № 15-37-11138.

[2] Cohen S. Why the New US-Russian Cold War May Be More Dangerous Than the Last // The Nation, July 2, 2015

[3] См. http://www.wsj.com/articles/u-s-lawmakers-call-on-obama-to-provide-lethal-aid-to-ukraine-1425572759

[4] Entous A. U.S. Sees Russian Drive Against CIA-Backed Rebels in Syria // The Wall Street Journal, October 5, 2015 http://www.wsj.com/articles/u-s-concludes-russia-targeting-cia-backed-rebels-in-syria-1444088319

[5] См. http://www.nytimes.com/interactive/2015/09/30/world/middleeast/syria-control-map-isis-rebels-airstrikes.html?hp&action=click&pgtype=Homepage&module=photo-spot-region&region=top-news&WT.nav=top-news&_r=1

[6]«То, что верно для Америки, верно для всех демократий». Главные тезисы выступления Барака Обамы на 70-й сессии Генассамблеи ООН // Lenta.ru, 28 сентября 2015г. http://lenta.ru/articles/2015/09/28/obama/

[7] Цветкова Р. Есть ли у России враги? //Независимая газета, 18.03.2014 http://www.ng.ru/ng_politics/2014-03-18/9_enemies.html

[8]Пресс-выпуск №2917. Россия и Америка: вчера, сегодня... Завтра? //ВЦИОМ, 31.08.2015 http://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115365

[9] Феномен Си. Чем нынешний глава КНР отличается от своих предшественников //Lenta.ru, 21 мая 2015г.
http://lenta.ru/articles/2015/05/21/newleader

[10]Chandran N. 'New Silk Road' highlights China's two-speed reform //CNBC, 17.11.2014
http://www.cnbc.com/2014/11/17/new-silk-road-highlights-chinas-two-speed-reform.html

[11] Шелковый путь ценою в 40 млрд долларов // Вести Экономика, 17.02.2015 http://www.vestifinance.ru/articles/53417

[12] См. http://www.aiib.org/html/pagemembers/

[13] Huang C., Chen A. China to have 30 per cent stake, veto power under AIIB deal //South China Morning Post, 30.06.2015 http://www.scmp.com/news/china/diplomacy-defence/article/1829342/aiib-deal-seals-chinas-big-stake-new-lender

[14] Asian Infrastructure Investment Bank. Articles of Agreement
http://www.gov.cn/foot/site1/20150629/14931435546625843.pdf

[15] Кувакин И. Банк развития БРИКС открылся в Шанхае //РБК, 21.07.2015 http://www.rbc.ru/finances/21/07/2015/55adbd999a7947f0e0c42e24

[16] Xiaokun L. Xi,Obama review Iran deal on phone //China Daily USA, 22.07.2015
http://usa.chinadaily.com.cn/us/2015-07/22/content_21382603.htm

[17] Pantucci R. Petersen A. Finding Common Ground in Afghanistan //China in Central Asia, 17.08.2015
http://chinaincentralasia.com/2012/08/17/finding-common-ground-in-afghanistan/

[18]Weitz R. China Can Break Its Free Rider Reputation on Afghanistan //China-US Focus, 27.08.2015
http://www.chinausfocus.com/peace-security/china-can-break-its-free-rider-reputation-on-afghanistan/

[19] Англ. «Thucydides trap». Термин был введён американским политологом Грэхемом Эллисоном.

[20] Morrison W. China-U.S. Trade Issues. – Congressional Research Service, March 17, 2015, p. 2.

[21] Ibid., p. 3

[22] Ibid. p. 8

[23] Ibid. p. 9

[24] Ibid.

[25] Ibid.

[26] Morrison W. China-U.S. Trade Issues. – Congressional Research Service, March 17, 2015, p. 13.

[27] Подробнее см. напр. Annual Report to Congress: Military and Security Developments Involving the People’s Republic of China. - Office of the Secretary of Defense, 2015

http://www.defense.gov/Portals/1/Documents/pubs/2015_China_Military_Power_Report.pdf.

[28] См. карту
http://www.cfr.org/asia-and-pacific/chinas-maritime-disputes/p31345#!/?cid=otr-marketing_use-china_sea_InfoGuide#by-the-numbers

[29] Press Briefing by NSA for Strategic Communications Ben Rhodes and Admiral Robert Willard, U.S. Pacific Command //The White House, 13.11.2011
https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2011/11/13/press-briefing-nsa-strategic-communications-ben-rhodes-and-admiral-rober

[30] http://www.cfr.org/asia-and-pacific/chinas-maritime-disputes/p31345#!/?cid=otr-marketing_use-china_sea_InfoGuide#by-the-numbers

[31]Summary of the Trans-Pacific Partnership Agreement // Office of the United States Trade Representative, October, 2015
https://ustr.gov/about-us/policy-offices/press-office/press-releases/2015/october/summary-trans-pacific-partnership

[32] См. напр. http://www.chinausfocus.com/finance-economy/how-the-ftaap-incorporates-the-tpp/

[33], Kan Sh. China’s Anti-Satellite Weapon Test. – Congressional Research Service, 23.04.2007, p.1
http://fas.org/sgp/crs/row/RS22652.pdf

[34] Аналитическая справка о российско-китайском торговом сотрудничестве в январе-сентябре 2015 года // Портал внешнеэкономической информации Министерства экономического развития Российской Федерации,
http://www.ved.gov.ru/exportcountries/cn/cn_ru_relations/cn_ru_trade/

[35] Там же

[36] Там же

[37] Там же

[38] Там же

[39]Военное и военно-техническое сотрудничество России и Китая //РИА Новости, 20.05.2014
http://ria.ru/spravka/20140520/1008416110.html

[40]Гаврилов Ю. Достанет 36 целей. Китай первым из иностранных государств закупил российскую зенитную ракетную систему С-400 //Российская Газета, 13.04.2015
http://www.rg.ru/2015/04/13/triumf-site.html

[41] ЦБ РФ и Народный банк Китая согласовали проект соглашения о свопах в нацвалютах //ТАСС, 08.08.2014
http://tass.ru/ekonomika/1368304

[42] Орлов А., Калачихина Ю., Тодоров В., Романова Ю. Китай инвестирует в Россию //Газета.ru, 08.05.2015 http://www.gazeta.ru/business/2015/05/07/6677105.shtml

[43] Зотик М. Москва-Казань: проект столетия //Москва-Пекин, 20.05.2015
http://moscowbeijing.ru/ru/ru-analytics/moskva-kazan-proekt-stoletiya

[44] Пономарева Н. Путь через реку //Интерфакс Россия, 03.11.15
http://interfax-russia.ru/FarEast/view.asp?id=669370



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.