Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№1, 2016

ПРЕЗИДЕНТСКАЯ КАМПАНИЯ 2016 ГОДА КАК ОТРАЖЕНИЕ ЭВОЛЮЦИОННЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ США

Н. М. Травкина,
доктор политических наук,
руководитель Центра внутриполитических исследований
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация 58-е по счету выборы президента США, которые состоятся 8 ноября 2016 г., вступают в свою решающую стадию. И, несмотря на то, что каждая президентская кампания по-своему своеобразна, применительно к нынешней кампании по выборам 45-го президента есть все основания говорить о целом ряде её отличительных особенностей, которые свидетельствуют о том, что американская политическая система претерпевает серьезные эволюционные изменения. Они отчетливо проявились в ходе предвыборной кампании и очевидно будут иметь последствия в будущем. В настоящей статье анализируются факторы, отражающие основные тенденции развития внутриполитической обстановки в США 2016 г.

Ключевые слова: президентская кампания 2016 г., партийный истеблишмент, Демократическая партия, Республиканская партия, гендерный фактор, политическая и идеологическая поляризация.

EVOLUTIONARY FEATURES OF THE US POLITICAL SYSTEM AND THE PRESIDENTIAL ELECTIONS 2016

Travkina Natalia Michailovna,
Ph. D in Politics
Center for U.S. Domestic Politics Head
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The 58th US presidential elections, scheduled for November 8, 2016, are at their decisive stage. A number of distinctive features, which indicate that the American political system is undergoing a major evolutionary change, characterizes them. This article analyzes the main factors that reflect the dominant trends in development of the internal political situation in the US.

Keywords: 2016 presidential campaign; party establishment, Democratic party, Republican party, gender, political and ideological polarization.

Избирательная кампания 2016 г., по всей видимости, войдет в американскую историю, как своего рода веха, которая обозначила новый этап в эволюционном развитии политической системы США, в рамках которой проявились две противоборствующие тенденции – традиционная, нацеленная на решение задач в рамках устоявшихся политических правил, и модернистская, порожденная вызовами нового времени и угрожающая перевернуть привычную систему и установившийся порядок. К 2016 году 31% имеющих право голоса составило «поколение Миллениума», которое количественно сравнялось с политически активным послевоенным поколением бейби-бумеров, причем, этот рост произошел в основном благодаря испаноязычной молодежи, [24, 25] – это демографический факт, который не может игнорировать ни одна политическая партия и ни один политический деятель. Возникновение в политическом поле нового мощного поколения – это серьезный вызов, который влечет за собой переформатирование социальных и политических приоритетов, ведет к перекройке системы взаимоотношений власти и общества. Оно требует адекватного ответа политической системы, как это уже случалось в американской истории, когда была создана Республиканская партия А. Линкольна или возникла современная Демократическая партия, созданная Ф.Д. Рузвельтом. Сегодня от того, кто встанет во главе страны, во многом зависит, в какую сторону пойдёт эволюция демократической политической системы США. В президентской кампании 2016 г., похоже, наметились основные направления этих изменений.

Партийному истеблишменту брошен вызов

Первое, что бросается в глаза любому наблюдателю, следящему за ходом президентской кампании 2016 г., так это то, что уже с самого начала избирательной гонки вперед вырвались нетипичные для американской политической жизни кандидаты. И первое место среди них, безусловно, занимает Дональд Трамп – самый богатый и самый непредсказуемый претендент в новейшей истории американских президентских выборов.

16 июня 2015 г. в своей штаб-квартире, расположенной в небоскрёбе «Трамп-тауэр» на Манхэттене, он официально объявил о намерении стать кандидатом в президенты США от Республиканской партии, заверив своих сторонников, что он «будет величайшим президентом изо всех, когда-либо сотворённых Богом».[10] Включившись в борьбу за пост президента последним со стартовым рейтингом на уровне статистической погрешности – 3% - 4%, он в считанные месяцы вырвался в неоспоримые лидеры президентской гонки с двухзначным рейтингом поддержки, обогнав целый набор республиканских претендентов на любой вкус − молодых и престарелых, белых и цветных, мужского и женского пола, ориентированных на внутренние проблемы и сделавших ставку на внешнюю политику, опытных политиков и новичков – в общей сложности 17 человек. Он оказался впереди таких серьёзных конкурентов, как Джеб Буш, Джон Кейсик, Скотт Уокер, Тед Круз и Марко Рубио,[38] и сразу же внес принципиально новую струю в этот политический симфонический оркестр Республиканской партии.

Столь стремительное выдвижение Трампа на первое место среди республиканских претендентов уже на первых этапах президентской гонки коренится, прежде всего, в том, что для современной американской политической системы это новое лицо, не связанное с традиционным политическим истэблишментом Республиканской партии. Он – аутсайдер политической системы, «свободный радикал». Трамп никогда не был профессиональным политиком, не избирался в Конгресс — это тот «минус», который он превратил в свой главный «плюс».

Трамп - самовыдвиженец. И он любит подчеркивать свою самостоятельность и финансовую независимость от спонсоров и партийной бюрократии. В то время как все претенденты озабочены поиском финансовых доноров, Трамп не устает повторять, что он ведет свою кампанию на свои деньги. Это – исключительно сильный аргумент. Он означает, что Трамп никому не обязан (по крайней мере, пока), он свободен в своих высказываниях и поступках, а главное − от «уплаты» политических долгов и, как следствие, - нет предпосылок для коррупции. Этот козырь Трамп умело использует.

Для руководства Республиканской партии Трамп – крайне неудобная фигура, которую невозможно контролировать. Не имея четко выраженных партийных предпочтений, он с конца 1980-х годов активно поддерживал финансами кандидатов и Республиканской, и Демократической партий. Попытки партийного руководства как-то дисциплинировать Трампа в лице президента Национального комитета Республиканской партии Райнса Прибуса и осадить советом несколько понизить градус его риторики не только не были приняты во внимание, а возымели обратный эффект. В своей кампании Трамп вовсю задействовал весь арсенал средств из шоу бизнеса. Он доминирует в новостных передачах, он обладает тефлоновым эффектом к многочисленным скандалам, которые сам же вольно или невольно провоцирует, и это находит отклик в самых различных социальных группах.

Феномен Трампа не случаен. И дело не в эпатажности его высказываний, которые до недавнего времени отвергала американская политическая культура, а сегодня с воодушевлением воспринимается республиканскими рядовыми избирателями. Современной американской демократией управляет истеблишмент. Трамп же воспринимается значительной частью избирателей, как бунтарь, бросивший вызов партийному истеблишменту. В этом и кроется его успех − в его нестандартности и противопоставлении себя политической элите.

Не толерантный, лишённый даже намека на политкорректность, «фрик» и «клоун» - Трамп — это вызов американской политической системе, с которым она, пожалуй, давно не сталкивалась. Он вытеснил на обочину предвыборной гонки представителя могущественного политического клана − Дж. Буша, на которого сделала ставку Республиканская партия и который, несмотря на колоссальный объём средств, потраченных на предвыборную кампанию – порядка 125 млн. долл., сошел с дистанции.[7] Немногим дольше продержался и также вышел из борьбы Марко Рубио – следующий претендент, к поддержке которого стало склоняться руководство Республиканской партии. В своей саркастической, доходящей до грубости манере он вытащил «все скелеты из шкафа» Х. Клинтон – представителя не менее влиятельного партийного клана, на которую поставили демократы, и сделал ее кампанию крайне уязвимой. И именно Трамп имеет сегодня шансы претендовать на то, чтобы стать соперником кандидата-демократа.

По результатам серии праймериз и кокусов, состоявшихся в феврале и марте, Трамп заручился поддержкой 739 голосов делегатов из 1237 необходимых для номинации, одержав победу в 20 штатах из 33, в то время как его ближайший соперник Т. Круз может рассчитывать пока только на 465, победив в 8 штатах.[42] Помимо большого отрыва от своих оппонентов. Трамп одержал еще 2 победы: накануне супервторника 1 марта один из республиканских претендентов губернатор Нью-Джерси Крис Кристи заявил о своем выходе из борьбы и поддержке Д. Трампа, назвав его «лучшим кандидатом для республиканцев». А спустя две недели то же самое сделал еще один претендент от Республиканской партии - Бен Карсон, заявив, что «голос народа должен быть услышан».[26]

Согласно опросам общественного мнения, среди республиканцев и им симпатизирующих, Трампа оценивают как потенциального очень хорошего президента 56% респондентов. Его ближайшего соперника по Республиканской партии Т. Круза – 53%. В то же время его фигура в значительной степени поляризует республиканских избирателей, среди которых у Трампа высокий негативный рейтинг: 22% республиканских респондентов считают, что он будет плохим или очень плохим президентом, а Круза так оценивают лишь 13%.[44]

«Революция Трампа»

Американская политика – это серьезный бизнес. И Д.Трамп хорошо это понимает. Он строит свою кампанию на модели своего успеха в бизнесе, открыто декларируя принцип, согласно которому во главе страны должен стоять человек, преуспевший в экономике. Только в этом случае, считает Трамп, он может бескорыстно служить обществу, не думая об использовании выборной должности для целей личного обогащения или зависимости от финансовых спонсоров и доноров, поэтому Трамп и заявляет, что откажется от зарплаты президента, в случае его избрания на высокий пост.[41]

Трамп ведет свою кампанию чрезвычайно эффективно. На момент начала активной фазы президентской гонки его предвыборный фонд достиг всего 27,4 млн. долл., из которых он потратил почти 25,8 млн., причем почти 18 млн. долл. из них пришлись на его собственные средства – абсолютный рекорд среди всех кандидатов, участвующих в президентской гонке 2016 г. Впрочем, Трамп в последнее время стал охотно принимать внешние взносы, мотивируя это тем, что он хочет тем самым лишить других кандидатов возможных источников финансирования.[6]

Трамп сегодня, как и Б. Обама 8 лет назад, который выступил под лозунгом «Да, мы сможем!», уловил главное стремление американцев, которое он сформулировал в своей фразе: «Сделаем Америку снова великой!» «Сегодня американская мечта мертва, − заявляет Трамп, − надо её возродить!»[43]

Как показывают результаты опроса, проведенного службой Гэллапа, американцы считают для себя главными четыре вопроса, по которым позиции кандидатов будут определять их выбор в ноябре. Это экономика, терроризм, рабочие места и здравоохранение. И, несмотря на то, что приоритетность этих проблем у республиканцев и демократов не совпадает, те и другие обозначили их как в высшей степени или очень важные (среди республиканцев: 92%, 92%, 80% и 75% соответственно, у демократов: 85%, 82%, 88%, 83% соответственно).[36]

Вряд ли можно согласиться с многочисленными наблюдателями, утверждающими, что у Трампа нет программы, нет четкого видения проблем. В действительности, у Трампа мало идеологии. У него программа конкретных действий, которые нацелены на большие изменения и очевидно приведут, в случае их реализации, к усилению роли федерального правительства, что противоречит базовым идеологическим постулатам республиканцев. В своем программном выступлении он не обошел ни одну болевую точку сегодняшней Америки, четко и конкретно обозначив свою позицию по каждой из них.

На первое место своей избирательной кампании он поставил вопрос нелегальной иммиграции, причем в весьма резкой форме, связав его с терроризмом, что не случайно (обеспокоенность ростом терроризма занимает в списке особых озабоченностей и республиканцев, и демократов второе и четвертое место соответственно). В решении вопроса иммиграции Трамп стоит на самых радикальных позициях среди основных претендентов от Республиканской партии. «Все иммигранты, – утверждает Трамп, − преступные элементы. Необходимо провести массовую депортацию 11 миллионов нелегальных иммигрантов, запретить мусульманам въезжать в США». Мечети, - считает Трамп, - должны быть под наблюдением американских спецслужб либо закрыты. А «на границе с Мексикой нужно построить стену за её счет». Он обязался немедленно отменить «незаконное распоряжение» президента Обамы по вопросам иммиграции.[43]

Как свидетельствуют опросы общественного мнения, вопросы иммиграции важны, но они не являются доминирующими среди приоритетов американцев в избирательной кампании 2016 г., занимая восьмое место с 66% американцев, относящих эту проблему к категории в высшей степени важной или очень важной.[36] Однако в ситуации, когда 63% американцев считают, что иммиграция в целом полезна для Америки, 87% выступают за то, чтобы иммигранты, которые уже находятся в стране, получили гражданство, но при этом 77% считают чрезвычайно важным, чтобы правительство установило строгий контроль за нелегальной иммиграцией на границе, а 8 из 10 выступают за принятие нового закона, ужесточающего меры безопасности на границе,[32,a] Трампу, в случае его выдвижения кандидатом от Республиканской партии, потребуется очень выверенный подход к этому вопросу, особенно учитывая, что общественное мнение по этой проблеме крайне расколото. На вопрос, что наиболее позитивного может совершить Трамп на посту президента, респонденты ставят на первое место проблему иммиграции, контроль над границей и строительство стены. Одновременно на вопрос о вероятных негативных деяниях Трампа на посту президента на второе место после внешней политики поставлены те же вопросы, связанные с иммиграцией.[33]

Особый акцент Трамп сделал на решение проблем экономики и занятости, причем в своей обычной яркой манере: «Наша страна находится в серьезной опасности, − объявил Трамп. − У нас больше нет побед. Рост ВВП − ниже нуля, уровень занятости – низший с 1978 г. Наша реальная безработица колеблется от 18% до 20% − не верьте, что это 5,6%».[43] Констатация Трампом состояния американской экономики находит свое отражение в цифрах реальной статистики и экономическом самочувствии американцев, для которых экономические проблемы и вопросы занятости стоят на первом и втором месте в числе особо значимых задач.

В действительности, если после спада 1981-1982 гг. ВВП США в течение шести лет рос темпами 4,5%, то после финансового краха 2008 г. и Великой рецессии 2007-2009 гг. его ежегодный прирост колеблется около 2%. По данным Бюро статистики труда США, численность взрослого населения, которое имеет полный рабочий день, с 2010 г. составят около 50%. Это самый низкий уровень полной занятости с 1983 г.[8] Процессы глобализации, офшоризации и автоматизации привели к тому, что, начиная с 1980 года, США потеряли около 7 миллионов производственных рабочих мест (занятость в обрабатывающей промышленности сократилась с 18,9 млн. рабочих мест до 12,2 млн.) и более одной трети своего производства.[31]

Рецепт Трампа в решении экономических вопросов прост: надо вернуть рабочие места и производство из Китая, Мексики, Японии, из других мест. «Надо вернуть в Америку деньги. Мы должны восстановить нашу инфраструктуру. Без этого мы разрушим нашу систему социального обеспечения», − говорит он. Одновременно он указывает на опасность огромного государственного долга в 18 трлн. долл., поскольку это, по сути, - надутый финансовый пузырь.[43]

Трамп предельно четко обозначил свою позицию по социальным вопросам, которые считают для себя выше среднего по значимости от 83% до 90% демократов и от 67% до 75% республиканцев.[36] «Необходимо отменить систему доступного медицинского страхования, созданную в 2010 г. Б. Обамой, сохранить программу медицинского обслуживания пенсионеров и инвалидов, а также программу медицинского обслуживания малоимущих слоёв и оставить без изменений программу пенсионного обеспечения». Он также поднимает и проблему образования, которую ставят на первое место в числе своих приоритетов демократические избиратели. Правда, Трамп лишь констатирует проблему, не расшифровывая свой подход к ее решению: «Мы устали тратить на образование больше средств на душу населения, чем все развитые страны мира, но при этом занимаем лишь 26 место в мире по качеству образования».[43]

Трамп прекрасно ориентируется в политической ситуации, в которой сегодня остро обсуждается, причем в негативном контексте, вопрос о лидерстве страны в мире и лидерские качества действующего президента. Поэтому он в весьма комплементарной для себя форме высказался и по этой проблеме: «Обама − не лидер. Нам нужен кто-то, кто может взять на себя это бремя и вывести Соединенные Штаты снова в лидеры».[43] И однозначно дал понять, что такого лидера американцы получат в его лице. Трамп действительно лидирует в такой области, как сильные лидерские качества. «Его сильный, властный, доминирующий стиль необычного кандидата, по контрасту с действующим президентом, приносит ему очки», − пишут американские блогеры, которые поддерживают Трампа, называя его кампанию «трамповой революцией».[17]

Среди наиболее выдающихся привлекательных качеств Трампа республиканские избиратели на первое место ставят «его честность», подразумевая, что он «говорит то, что чувствует», а на второе − его качества бизнесмена и его лидерские качества.[33]

За Трампа голосуют те, кто устал от политкорректности и испытывает на себе бремя экономических неурядиц, кто больше не верит политической элите и хочет реальных перемен. Вообще, в этой избирательной кампании слишком много парадоксов. То, что миллиардера Трампа СМИ не без основания окрестили «выразителем интересов рассерженного белого рабочего класса», - один из них. Среди республиканских избирателей Трампа поддерживают как женщины, так и мужчины, белые избиратели с небольшими доходами, выпускники колледжей (50%), а также менее образованные избиратели (59%).[44] За Трампом сегодня идут «синие воротнички», которые традиционно голосовали за демократов и которые непосредственно пострадали от состояния экономики и, как правило, относят себя скорее к умеренным, чем к консерваторам.[15] Он уверенно побеждает как на глубоко консервативном и религиозном евангелистском Юге, так и на менее религиозном либеральном Северо-Востоке. Среди умеренных и либералов Трампа рассматривают как потенциально очень хорошего президента 47% республиканцев, но он уступает Теду Крузу среди очень консервативных избирателей (66% − у Круза и 61% − у Трампа).[44] Однако, что вызывает удивление, он имеет большую поддержку, чем Круз, среди белых евангелистов и христиан (52% − у Трампа и 49% − у Круза),[13] несмотря на свой стиль жизни и позиции по социальным вопросам, которые во многом противоречат основополагающим постулатам этих групп избирателей. Поддержка среди республиканских избирателей, которую получает Трамп, обгоняя соперников, сделавших ставку на религиозные ценности, говорит о текущем настроении среди республиканцев – сильный волевой лидер сегодня в большей степени востребован даже среди избирателей, которые ценят благочестие и смирение.

Фигура Трампа причудливым образом объединила самые разные группы недовольных американцев, и, если бы у Трампа хватило профессиональных качеств политика и он смог бы сформулировать некое подобие идеологии, то можно было бы говорить о возникновении нового общественно-политического движения.

Феномен Трампа можно описать так: «У него всё не так, как всегда, и не так, как у всех». Трамп – это новый взгляд на привычные вещи. После 8 лет социальных усилий Обамы, после мощного протестного движения «Захватить Уолл-Стрит» и выступлений против богатых − «жирных котов» − ему удалось овладеть сознанием значительной части американцев, утверждая, что приход больших денег в большую политику – это благо для Америки. Его лозунг: «Я заработал свое состояние, и я знаю, как сделать Америку снова великой, а американцев богатыми» − находит отклик. По сути, Трамп − это сегодня воплощенная американская мечта. Его состояние оценивается в 4,5 млрд. долл. Он занимает 133 место в списке Форбса самых богатых людей Америки.[14]

Несмотря на то, что неблагоприятные результаты опросов в свое время притормозили его стремление побороться за пост президента в 2000, 2004, 2008 и 2012 гг., сегодня он демонстрирует самые серьезные намерения прорваться на верх политического Олимпа. Согласно опросам, 31% респондентов считает, что Трамп будет прекрасным президентом, 28% так оценивают ближайшего его конкурента Т. Круза. У Х. Клинтон, которая в настоящее время рассматривается как наиболее вероятный кандидат от Демократической партии, этот показатель равен 35%.[44]

Однако, несмотря на успехи Трампа в предвыборной борьбе, на данный момент его перспективы стать кандидатом от Республиканской партии на пост президента выглядят проблематично, поскольку выдвижение кандидата – это традиционная прерогатива партийных элит, а республиканский истеблишмент отнюдь не спешит поддержать неуправляемого «самозваного» претендента.

Более того, республиканский партийный истеблишмент воспринимает непредсказуемого и неуправляемого Трампа как вызов, поставивший под угрозу сами устои Великой Старой партии, и развернул против него настоящие военные действия под лозунгом: «Остановить Трампа!», мобилизовав для этой цели весь партийный аппарат, поддержанный традиционными республиканскими донорами и СМИ.[4] Публичное резкое выступление против Трампа политического тяжеловеса М. Ромни – это лишь один из эпизодов этой борьбы.[40] В принципе, демократическая американская партийная система хорошо застрахована от самозваных пришельцев – это и несвязанное голосование членов республиканской партии, и открытое голосование на партийных собраниях, мощная организационная машина, финансовые рычаги, СМИ и многое другое.

Сумеет ли Трамп преодолеть это сопротивление или ему предстоит стать «раскольником», и, разделив электорат Республиканской партии, практически свести на нет возможности победы республиканского кандидата, покажет время. Не исключено, что при большом отрыве от своих соперников − республиканцев ему удастся договориться с руководством своей партии. Однако если у лидеров республиканцев к съезду партии в июле в Кливленде будут хоть какие-то шансы отказать Трампу в номинации кандидатом партии на пост президента, оно почти наверняка это сделает.

У демократов партийная машина также подает тревожные сигналы

Если успех Трампа – это вызов партийному истеблишменту в стане республиканцев, то неожиданно высокий рейтинг сенатора от шт. Вермонт Берни Сандерса, априори считавшегося аутсайдером этой кампании, – это удар по партийной бюрократии демократов.

Берни Сандерс, демократический социалист и феминист, как он сам себя называет,[39] позиционирует себя в качестве защитника интересов рабочего и среднего класса, а также молодежи, отстаивает гражданские, трудовые и социальные права, выступает против влияния корпораций и Уолл-стрита. С самого начала президентской гонки он вдруг стал уверенно набирать очки, внеся сумятицу в хорошо отлаженную и выстроенную, поддержанную и финансово, и организационно демократическим партийным истеблишментом избирательную кампанию Х. Клинтон. И сегодня, несмотря на свое существенное отставание, Сандерс не сходит с дистанции и продолжает набирать очки. Более того, Он формирует дискуссию по повестке дня демократов. Сандерс, как и Трамп, не является членом партии, от имени которой выступает, - отличительная черта этих выборов. Он − примкнувший к демократам независимый, член Вермонтской прогрессивной партии.

Также как и Трамп, Сандерс еще совсем недавно воспринимался партийной бюрократией как досадная помеха в этой кампании. Оба почти не получили весомой поддержки со стороны партийных функционеров, которые подобных политиков воспринимают как вызов партийным устоям. Только 26 суперделегатов – представителей руководства Демократической партии решили поддержать Сандерса.[12]

Фигуры Сандерса и Трампа знаковые. Они отражают усталость американцев от всевластия партийного аппарата, от клановости, кумовства и коррупции. В настоящее время 75% опрошенных американцев считают, что коррупция широко распространена в правительстве США (правительство понимается в широком смысле как федеральная власть). Эта тревожная цифра стабильно держится с 2010 г., увеличившись с 66% c 2009 г. [8]

Сознание рядовых американцев самым логичным образом замыкается на простую мысль: коррумпированное правительство создает правила и законы, которые не служат их интересам, оно регламентирует жизнь не в их интересах, а обслуживает интересы коррумпированных чиновников, коррумпированных политиков, коррумпированных инсайдеров и коррумпированных групп специальных интересов. Здесь и возникают феномен Трампа и Сандерса − кандидатов, которые находятся за пределами этой системы. Характерно, что у Сандерса, также как и у Трампа, на первое место среди его достоинств избиратели ставят такое качество, как то, что «он – новое лицо» и «его честность».[34] И Сандерс, и Трапм не обходят стороной болезненный для американцев вопрос коррупции – «надо избавить страну от мошенничества и коррупции», − заявляет Трамп как одно из положений программы своих действий.[43] Сандерс провозглашает лозунг «политической революции». Он пользуется репутацией человека, готового идти против существующей системы, которую он считает несправедливой. «Демократический социализм означает, что мы должны реформировать политическую систему, которая является не только крайне несправедливой, но, во многих отношениях, коррумпированной», − заявляет Сандерс.[18]

Широко распространенное в американском обществе мнение о коррупции в федеральном правительстве является одной из составляющих роста недоверия к правительству, разочарования в его деятельности и, как следствие − источником роста популярности нетрадиционных, несистемных кандидатов и падения престижа обеих партий. Как свидетельствуют результаты опросов, только 46% имеющих право голоса положительно относятся к Демократической партии и еще меньше – 28% симпатизируют республиканцам. Это самые низкие положительные показатели, когда-либо зафиксированные службой CBS News / Нью-Йорк Таймс.

Побочным эффектом этого явления стал растущий абсентеизм избирателей. На президентские выборы 2012 г. пришло почти на 5 миллионов меньше американцев, чем в 2008 г., а промежуточные выборы 2014 г. отличились самой низкой явкой избирателей (36,3%) за последние 72 года.[8]

Исторически сложилось, что избиратели, которые слабо себя идентифицируют с какой-либо партией, как правило, редко ходят на выборы. Это люди с более низким уровнем образования и молодежь, которые традиционно редко голосуют. Нужны сильные стимулы, чтобы эти категории потенциальных избирателей пошли на выборы. В 2008 г. Б. Обаме удалось в ряде штатов удвоить количество голосовавших.[23] Если то же самое удастся Д. Трампу и Б. Сандерсу, то это существенно повысит шансы первого стать кандидатом и рейтинг второго. Сегодня опросы показывают, что интерес к избирательной кампании стал расти в марте прошлого года, и с тех пор эта тенденция не меняется, а к январю с.г. она вышла на более высокий уровень, чем в 2008 г. (56% и 50% соответственно).[44] Причем, скачок произошел за счет республиканских избирателей (63% в нынешней кампании и 51% - в кампании 2007-2008 гг.).[44] Это эффект Д. Трампа.

Сандерс и Трамп апеллируют к разным аудиториям, однако, делают это очень похожим образом. Они пробуждают и мотивируют к более активной политической жизни группы людей, которые традиционно отличаются низким уровнем участия. Это избиратели, которые хотят нового президента с новым подходом. Им опять, как и в 2008 г., нужен Маверик, который сможет встряхнуть Вашингтон. Они ничего не ждут от "сострадательного консерватизма" а-ля Буш, их не вдохновляет сухая респектабельность Б. Обамы. Они готовы поддержать кандидата, который вселяет надежду на перемены. На этом схожесть двух претендентов заканчивается.

Программа Сандерса – это идеологический антипод программы Трампа. Слово социалист давно выпало из расхожего лексикона американских политиков. Сандерс вернул ему звучание. 12% избирателей, которым был задан вопрос, какие ассоциации приходят на ум при упоминании имени Сандерс, указывали, что он - социалист, и 3% − что он - коммунист.[34] На вопрос, поддержат ли американцы кандидатуру социалиста на пост президента на грядущих выборах, если его выдвинет партия и это будет высоко квалифицированный и грамотный человек, 47% ответили, что поддержат социалиста, а 50% высказались против. Если учесть, что 90% опрошенных заявили о своём положительном отношении к потенциальному кандидату − католику, женщине, представителю цветных или еврею, то результат − менее половины респондентов − выглядит достаточно скромно.

Однако существует вполне заметная разница между представителями двух партий в их отношении к кандидату-социалисту, которая измеряется 33 процентными пунктами – 59% демократов готовы проголосовать за социалиста, 49% независимых и только 26% республиканцев.[28]

Характерно, что молодые избиратели относятся к кандидату-социалисту более позитивно, чем старшее поколение. Картина их симпатий выглядит следующим образом: 69% молодых людей в возрасте от 18 до 29 лет и 50% в возрасте от 30 до 49 лет готовы проголосовать за социалиста, в то время, как в возрастных группах от 50 до 64 лет и 65+ − только 34% и 37% соответственно.[28] И, как показывают итоги праймериз, программа Сандерса находит поддержку среди молодых избирателей, которые более толерантны и менее идеологизированы.

Высокая популярность престарелого социалиста среди молодых городских интеллектуалов от 18 до 29 лет вне зависимости от пола и цвета кожи стала сенсацией этих выборов. Именно они сегодня активно поддерживают демократического социалиста Сандерса. Например, в Айове 80% молодых (моложе 30 лет) избирателей отдали свои голоса Сандерсу, в Нью-Гэмпшире – 85%.[3]

Сандерс выступил с программой, которую назвал «Повестка дня для Америки: 12 шагов вперед». Она предусматривает:

− возрождение разрушающейся инфраструктуры. (Нужны крупные инвестиции в инфраструктуру, а не в военные действия);

− разработку программ по улучшению климата. (Совершенствовать энергосистему в направлении защиты окружающей среды, что также будет стимулировать создание рабочих мест);

− создание рабочих кооперативов (Разработать новые экономические модели, вместо огромных налоговых льгот для корпораций, которые уводят рабочие места в страны с низким уровнем заработной платы, способствовать созданию американскими рабочими собственного бизнеса);

− стимулирование роста профсоюзного движения, которое будет реально отстаивать интересы работников;

− повышение минимального размера оплаты труда с 7,25 долл. в час до прожиточного минимума;

- установление справедливой оплаты труда для женщин. (Работающие женщины получают 78% от зарплаты своего коллеги-мужчины. Равную оплату за равный труд!);

- изменение политики в области торговли в пользу американских рабочих. (С 2001 г. США потеряли более 60 тысяч заводов и более 4,9 миллионов, достойно оплачиваемых, производственных рабочих мест. Необходимо положить конец губительной торговой политике – НАФТА, ЦАФТА и другим объединениям, которые работают исключительно в интересах корпоративной Америки). Этот пункт программы Сандерса, также, как и первый, удивительным образом совпадает с экономической программой Трампа;

− обеспечение доступного высшего образования. (Без качественного и доступного образования США не смогут конкурировать на глобальном уровне);

− наступление на Уолл-стрит. (Финансовая сфера не должна работать сама на себя. Сегодня шесть огромных финансовых институтов Уолл-стрита владеют активами, эквивалентными 61% ВВП США − более 9,8 трлн. долл. Они погрузили страну в худший финансовый кризис со времен 1930-х годов. С ними надо бороться!);

− обеспечение доступного здравоохранения – это право, а не привилегия. (Более 40 млн. американцев не имеют медицинской страховки, но США тратят почти вдвое больше на душу населения на здравоохранение, чем любая другая страна);

− защита наиболее уязвимых групп американцев. (Миллионы пожилых людей в США живут в нищете, самый высокий уровень детской бедности среди развитых стран. Необходимо укреплять систему социального обеспечения и основные программы социальной защиты);

− проведение налоговой реформы. (Нужна прогрессивная налоговая система).[2]

Сандерс − сторонник экономического равенства. Он последовательно выступает против любого социального неравенства – гендерного, расового, национального.[18] В свое время он поддержал движение «Захватить Уолл-стрит», выступив против всевластия крупного капитала, и сегодня это протестное движение поддержало Сандерса в его избирательной кампании. «Миллиардеры, − заявляет Сандерс, − владеют экономикой, и они круглосуточно трудятся над тем, чтобы завладеть еще и правительством США». «Многие люди имеют ошибочное представление о том, что Конгресс регламентирует Уолл-стрит. Истина заключается в том, что это Уолл-стрит регулирует Конгресс». «Эта страна, эта великая страна принадлежит всем нам. Мы не можем позволить, чтобы кучка людей наверху держала её под контролем».[18] «Основная проблема современной Америки состоит в том», − говорит Сандерс, − сохранят ли США демократические основы своего государства или постепенно эволюционируют в олигархический тип общества, в котором небольшая группа миллионеров получит почти абсолютный контроль над политической и экономической жизнью нации».[5]

Программа Сандерса оказалась привлекательна для самых различных социальных групп, особенно тех, кто в свое время пошел за Б. Обамой, но оказался за бортом его плана возрождения экономики. Сандерса положительно воспринимают 75% белых демократов, однако у него проблемы с цветными избирателями (53% темнокожих и 47% испаноговорящих небелых избирателей позитивно относятся к Сандерсу) при низком проценте его узнаваемости - 31% афроамериканских респондентов и 46% испаноязычных заявили, что они его плохо знают и не имеют своего мнения об этом политике.[36]

Программа Сандерса, по большому счету, выглядит невыполнимой в стране, разделенной все более размежевывающимися партийными идеологиями, а сам Сандерс по этой же причине не избираемым, однако она отражает растущее недовольство среди либералов и умеренных, которые считают, что существующая система не только не учитывает их интересы, но и направлена против них, а потому они выступают за изменения. Это «разгневанные избиратели», настроения которых прекрасно уловил Б. Сандерс, но которые оказались за бортом кампании его соперницы Х. Клинтон. Это по большому счету протестное голосование. Это голосование и лично против Х. Клинтон, к которой у многих рядовых членов ее партии сложилось негативное отношение. Это голосование против четы Клинтонов, против династического правления. Это, наконец, выражение недоверия партийной элите демократов.

В отличие от других претендентов на президентское кресло, Сандерс принципиально отказался от финансирования своей кампании корпорациями, принимая исключительно частные пожертвования от избирателей. Он построил свою кампанию как «народный кандидат», финансирующий её за счёт небольших пожертвований (до 200 долл.) рядовых избирателей. Только за первые сутки после своего выдвижения Сандерс собрал 1,5 млн. долл. в виде пожертвований мелких доноров. Он фактически не имеет поддержки в деловых кругах Америки. Зато рядовые избиратели собрали в его предвыборный фонд почти 100 млн. долл., из которых к моменту начала активной фазы кампании Сандерс потратил свыше 80 млн. долл., или почти 4/5 собранных средств,[5] что внушило его оппонентам надежду на то, что кампания Сандерса с течением времени «выдохнется» просто по причине отсутствия солидной финансовой подпитки.

Участие в избирательной кампании еще год назад мало кому известного Сандерса, несущего в массы свою уникальную для американского общества идеологию, имеет свой глубокий смысл. Его активная борьба за звание кандидата стала неожиданным сюрпризом для избирательной кампании демократов, изменив её динамику и стилистику, сдвинув её влево, подняв целый ряд преданных забвению животрепещущих для многих избирателей вопросов, потенциально готовых отдать свой голос за кандидата Демократической партии, но вынужденных проявлять пассивность, не находя отклика на свои проблемы у политиков – представителей господствующих политических элит.

«Та риторика, к которой прибег Сандерс во время своей предвыборной гонки, привлекла на сторону демократов молодых энергичных избирателей прогрессистов, вынудила Х. Клинтон думать, говорить и решать целый ряд вопросов − неравенство доходов, всевластие корпораций, финансирование избирательных кампаний и многие другие, - о которых изначальный лидер гонки – Х. Клинтон – не стала говорить со своими избирателями».[19]

Сандерс − это новое лицо, которое привносит в президентскую кампанию свежие, хотя и слишком левые для Америки, идеи. И от этих идей просто так нелегко отмахнуться его оппоненту – Х. Клинтон и демократам в целом.

Женский фактор кампании 2016 г.

На сегодняшний день у Хилари Клинтон большие шансы быть номинированной кандидатом от Демократической партии, несмотря на длинный шлейф скандалов, связанных и с девятимиллионным иностранным финансированием, и с гонорарными лекциями, принесшими ей почти 700 тысяч долл., трагедией в Бенгази и электронными письмами, содержавшими секретную информацию, посланными ею с собственного сервера в бытность государственным секретарём США. (Хотя последний скандал продолжает раскручиваться, угрожая обрушить её политическую карьеру). К этим минусам стоит также присовокупить то, что она имеет репутацию кандидата, которому «нельзя доверять» (21%), плюс к этому еще 7% респондентов в своей характеристике Х Клинтон используют еще более сильные эпитеты, такие как «склонная к нарушению закона и жульничеству».[34] Причем эти характеристики Х. Клинтон обозначили себя уже 8 лет назад во время избирательной кампании, когда она сражалась с Б. Обамой и количество респондентов, настроенных к ней позитивно, было почти в 2 раза меньше, чем негативно (30% и 55% соответственно).[22]

В настоящее время данная ситуация изменилась в лучшую сторону. Но не абсолютно: негативное восприятие Х. Клинтон и сегодня существенно выше (51%), чем позитивное (42 %) даже среди демократов.[34] Объяснение этому можно найти в её длительном послужном списке на протяжении более двух десятков лет, когда она последовательно выступала в роли первой леди, сенатора, государственного секретаря, кандидата в президенты. Она прекрасно узнаваема и хорошо раскручена – только 4% белых, 4% темнокожих и 8% испаноязычных респондентов заявили, что недостаточно её знают. У неё вполне сложившийся за годы карьеры имидж, который имеет свои плюсы и минусы. Её активно поддерживают афроамериканцы – 82%, испаноговорящие – 71%, еще со времен, когда она в 1993 г. стала первой леди (Сандерс тогда еще только входил в публичную политику на национальном уровне).

Однако у нее есть проблемы среди белых демократов, 67% которых относятся к ней позитивно при 28% относящихся негативно. Так, например, в Нью-Гэмпшире, где она проиграла Сандерсу, чернокожие избиратели составляют только 1,5% населения. В Айове, где её противник практически наступал ей на пятки, они составляют 3,3% населения штата, а вот в Южной Каролине – 28%, Неваде − 30%, что сыграло на руку Х. Клинтон.[35] В штате Мичиган за Х. Клинтон проголосовало 68% темнокожих избирателей, в то время, как за ее соперника – 62% белых.[30] Её полностью поддержал негритянский Юг. Поддержка цветных избирателей критически важна для Х. Клинтон. Это её базовый электоральный ресурс. Согласно последним данным белые избиратели составляют 57% демократов и независимых, симпатизирующих демократам, темнокожие избиратели – около 22% и испаноязычные – 16%.[35]

Основу программы Хиллари Клинтон составляет политика Б. Обамы, где главное место отведено Закону о доступном медицинском страховании. Этот закон имеет особое значение для цветного населения и старшего поколения избирателей, женская половина которого в большинстве своем симпатизирует Х. Клинтон.

Финансовые вливания крупных доноров,[1] рано начатая кампания, поддержка руководства партии дали ей большое преимущество в предвыборной борьбе. Она завоевала голоса 1690 голосов делегатов из необходимых для номинации 2383, против 946 у её политического противника.[42]

Интрига этих выборов состоит в том, что Демократический истеблишмент активно поддерживает женщину на высший пост в государстве. Это беспрецедентно в американской истории. Характерно, что сразу же после праймериз в Айове, на которых её соперник оказался с ней на равных, стали публично выступать видные сенаторы-демократы – представители партийного истеблишмента, которые заявили, что они «с президентом – Сандерсом» работать не будут. В то же время о своей поддержке Х. Клинтон уже объявили 467 суперделегатов (из 712),[12] среди которых такие влиятельные члены партии, как например лидер демократов в сенате Гари Рид.[9] Согласно опросам, у неё более предпочтительные шансы на избрание по сравнению с наиболее вероятными кандидатами от Республиканской партии: с Трампом – в соотношении 50,4% : 39%, по сравнению с Крузом – в соотношении 47% : 44,6%, однако в паре с Кейсиком, который по количеству делегатов (143) находится на четвертом месте, она проигрывает 6,6 процентных пункта.[16]

Своеобразие её предвыборной кампании состоит и в том, что при сильном звучании вне гендерных факторов – т.е. партийной принадлежности, идеологической общности с руководством демократов, поддержки истеблишмента – в этой кампании самым активным образом проявляет себя чисто женский фактор, на который делает упор в своей предвыборной гонке Х. Клинтон. Чего стоит только её публичная поддержка со стороны Мадлен Олбрайт, которая пригрозила карой небесной всем женщинам, которые отказываются поддержать женщину на пост президента.[27]

Однако, факт, который не подлежит никакому иному толкованию, состоит в том, что, если Х. Клинтон победит, она будет первой женщиной-президентом в истории Соединенных Штатов.

В большую политику входят новые лица

Явлением нынешней кампании в рамках Республиканской партии стало выдвижение с самого её начала в первые ряды президентской гонки молодых республиканских политиков - Марко Рубио, который все-таки сошел с дистанции после неудач, постигших его в результате праймериз во второй супервторник 15 марта, и Теда Круза, который заявил о себе всерьез и, вероятно, дойдет до решающего съезда республиканцев. И это беспрецедентно для Великой Старой партии последних десятилетий.

Дело в том, что Республиканская партия, по меньшей мере, в послевоенный период всегда выдвигала на высокие государственные посты заслуженных людей истеблишмента, которые доказали свою преданность партии и годами высиживали свое место в высших эшелонах власти. Такими кандидатами были Боб Доул, (1996 г.), Джон Маккейн (2008 г.), Мит Ромни (2012 г.). Пример Дж. Буша-мл. ситуацию не меняет, т.к. признано, что его правление – это правление клана Бушей, составляющего основу партийной элиты.

Республиканская партия сегодня выглядит как партия правящей геронтократии «65 +». Однако в нынешней кампании – Дж. Буш, К. Кристи, М. Хаккаби, – целая линейка представителей республиканского истеблишмента − потерпела сокрушительное поражение уже на начальном этапе предвыборной гонки. Перед республиканской элитой встал вопрос выбора между двумя «чайниками» - между сдвинувшимся поближе к центру консерватором М. Рубио, который казался ей более предпочтительным, и подчеркивающим свою религиозность консерватором Т. Крузом, к которому республиканское руководство относится с большой настороженностью, ввиду его идеологической и религиозной ортодоксальности.

И Круз, и Рубио – это представители нового, молодого поколения политиков: Крузу - 45 лет, Рубио – 44 года. Еще совсем недавно они не воспринимались всерьез, т.к. первый вышел на уровень федеральной политики и был избран в Сенат США только в 2012 г., а Рубио – в 2010 г., и, согласно партийной традиции, им еще надо было долго работать на свою репутацию в рядах своей партии.

Характерно, что, только еще сделав заявку на участие в президентской гонке, М. Рубио заявил: «То, что было вчера, отошло в прошлое и никогда не вернется», и пообещал «Новый век для Америки».[45, 21] Очевидно, что Рубио нашел определенный идеологический компромисс, который позволил ему связать идеологию «Чайной партии» с республиканским истеблишментом, что, однако, не добавило ему симпатии рядовых республиканских избирателей. В результате, проиграв 15 марта даже в своем родном штате – во Флориде, он вышел из борьбы. И теперь перед республиканскими лидерами возникла незавидная дилемма по принципу «плохо – еще хуже»: попытаться договориться со всех точек зрения неприемлемым для неё Трампом или начать поддерживать Круза, который еще до недавнего времени не вызывал у них никакого энтузиазма ввиду чуждости его радикальной идеологии правящему истеблишменту. К тому же, Круз имеет весьма спорный для номинации факт своего рождения в Канаде, что не соответствует Конституции США.

Эксперты констатируют партийный кризис и всерьез обсуждают вероятность раскола в лагере республиканцев, что угрожает втянуть партию в «брокерский» съезд, когда у неё не будет единого фаворита.

Сенатор Круз также решил оседлать протестную волну и выступил против Вашингтона, который: «всегда ищет решения, которые выгодны самому Вашингтону, а не помогают простым американцам добиться успеха. То, что делает Вашингтон, помогает только тем, кто богат и обладает связями». И «Жирные коты становятся богаче и богаче. Картель карьерных политиков и лоббистов каждый день плетет заговор против интересов американцев. Как только в Конгресс вносится какой-то закон, конгрессмены открывают свои уши и кошельки тому, кто предложит лучшую цену».[20]

То, что два молодых консервативных члена Республиканской партии с разной степенью успешности стали играющими фигурами, ведущими предвыборную кампанию, означает, что партия становится адептом крайне консервативной идеологии, по крайней мере, на уровне её рядовых членов. По результатам опроса Гэллапа, проведенного среди республиканских избирателей, 62% респондентов причислили себя к консерваторам, причем 15% из них указали, что они определяют свои взгляды как очень консервативные.[32 b]

Все это дает основание думать, что в идеологии Республиканской партии образовалась ниша, которую все больше занимает система ценностей консервативного фундаментализма, основанная на религиозных принципах. Эта идеология оказалась востребованной среди значительной части рядовых республиканских избирателей. Причем эта востребованность проявляет себя в выдвижении на первый план политических деятелей, не только являющихся её носителями, но и рассматривающих её как мировоззренческую основу для своей политической деятельности - по контрасту с прагматически компромиссным стилем, принятым на вооружение руководством республиканцев, что и предопределило кризис идеологической идентичности верхушки Республиканской партии. И первым проявлением этого кризиса, недооцененным и неадекватно интерпретированным республиканским руководством, стало появление на политической авансцене в 2009-2010 гг. «Чайной партии», которую партийные функционеры после президентских выборов 2012 г. причислили к маргинальному спектру, пытаясь вытолкнуть её на обочину своей идеологии. Похоже, что Крузу удалось политически реализовать этот потенциал. Феномен Круза состоит в том, что, безотносительно к итогам выборов, он будет персонифицировать меняющуюся идеологическую парадигму республиканцев.

Высокий рейтинг молодого политика Рубио на первом этапе предвыборной кампании, успех и позиция Круза, а также тот факт, что республиканский истеблишмент в поисках кандидатуры на высший пост в государстве всерьез обратил свои взоры на новое поколение политиков, позволяют говорить о том, что в Республиканской партии грядут перемены. Есть основания полагать, что эта кампания положила начало процессу смены поколений и идеологической парадигмы республиканцев, что будет иметь свое политическое измерение и, вероятно, далеко идущие последствия. В большую политику входят новые люди, представители молодого поколения со своим мировоззрением и миропониманием. Пойдет ли это на пользу Великой Старой партии?

Политическая поляризация общества все ощутимее дает о себе знать

Фундаментальная особенность нынешней избирательной кампании состоит в том, что она проходит в условиях острой политической поляризации американского общества, невиданной с конца ХIХ – начала ХХ вв. Политический спектр Америки сегодня достиг высокой степени дезинтеграции, когда о себе решительно заявили крайне правые и крайне левые силы. При этом они заявили о себе именно не как маргинальные или привходящие элементы политической системы. А как силы, которые будут определять стилистику американской политической жизни в дальнейшем.

На стороне Республиканской партии – те же Круз, и Рубио – это в разной степени ортодоксии адепты идеологии ультраконсервативной «Чайной партии». Идеология «чайников», которая считалась у республиканцев опасной, маргинальной и в политическом плане бесперспективной, сегодня становится ведущим компонентом идеологии Республиканской партии. И то, что республиканцы возвращаются к истокам, традиционным ценностям, находит свою поддержку на общенациональном уровне среди их избирателей.

В свою очередь Берни Сандерс – это левая составляющая демократического спектра. И в настоящее время очевидно, что левое крыло демократов также отнюдь не является маргинальным.

По существу, на сегодня можно констатировать, что в американском политическом спектре исчезает центр – то, что служило основой идеологической составляющей политической системы Америки со второй половины ХХ в. Базовой причиной этого явления стало постепенное размывание в силу целого ряда экономических причин (в том числе и указанных выше) роста национально-этнической разнородности среднего класса, традиционно выступавшего гарантом политической стабильности американского общества. В настоящее время республиканцы ускоренными темпами дрейфуют вправо, становясь партией консерваторов, а демократы устремились влево, становясь партией либералов. Как показывают исследования, 92% республиканцев по своим политическим и ценностным предпочтениям находятся существенно правее, чем среднестатистические демократы, а 94% демократов существенно левее, чем среднестатистические республиканцы. Наглядно это показано на графике.

Рисунок 1.

Источник: Political Polarization in the American Public. Pew Research Center. U.S. Politics & Policy, June 12, 2014. - http://www.people-press.org/2014/06/12/political-polarization-in-the-american-public/

Более того, в 2014 г. впервые в опросах общественного мнения появилась такая позиция, как угроза национальной безопасности и национальному благосостоянию страны. 27% демократов, согласно опросам, заявили, что политика республиканцев сегодня представляет угрозу безопасности страны, а 36% республиканцев то же самое утверждают в отношении политики своих оппонентов.[37]

Таким образом, на полюсах партий в настоящее время существуют значительные группы идеологически непримиримых политических сил, которые все больше определяют политическую полярность и непримиримость двух системообразующих партий, когда консервативные «чайники» тянут республиканцев вправо, а прогрессисты-демократы – влево. И эти тенденции со всей очевидностью проявились в нынешней избирательной кампании, и, прежде всего, в чрезвычайно ожесточенной риторике, против которой даже вынужден был выступить Белый Дом, заявивший устами своего пресс-секретаря Дж. Эрнеста о её недопустимости, поскольку она «подрывает основы базовых ценностей Америки». «Многие из декларативных высказываний республиканских кандидатов, - заявил он, - находятся в прямом противоречии с основополагающими американскими ценностями, непосредственно с теми, которые сыграли определяющую роль в деле создания этой нации. Они угрожают нашим базовым ценностям, которые завещаны нам многими поколениями американцев».[29]

В этой ситуации говорить о возможности компромиссов при принятии решений в высшем эшелоне федеральной власти, особенно в Конгрессе, к чему всегда стремилась американская политическая система, становится все более трудно выполнимой задачей, как и диалог двух правящих партий. За примером далеко ходить не приходится. Следуя десятилетиями действующей процедуре, 9 февраля с.г. президент Обама направил конгрессу проект федерального бюджета на следующий финансовый год. Реакция республиканцев оказалась за рамками правового поля – они заявили, что отказываются проводить установленные законом для этого случая слушания и вообще не собираются рассматривать проект президента - ситуация, не имевшая аналогов в законотворческой деятельности Конгресса США за всё время действия бюджетного законодательства 1974 г.

Так противоречиво сегодня выглядит политическая система США в свете президентской кампании 2016 г. Многие американские аналитики, как либеральные, так и консервативные, назвали эту ситуацию «системным кризисом политической системы». Она в значительной степени и определяет характер неординарных выборов. Естественно, конфигурация выборов 2016 г. к настоящему моменту еще окончательно не сложилась, и президентская кампания в США может преподнести свои сюрпризы. Тем более, что, как показывают результаты опросов общественного мнения, в настоящее время наиболее вероятные претенденты от обеих партий имеют чрезвычайно высокий негативный рейтинг среди американских избирателей – 57% у Д. Трампа и 52% у Х. Клинтон. И это самые высокие негативные показатели популярности претендентов с 1984 г.[11] Процесс избрания президента в США долог и сложен, где каждый новый этап может оказаться решающим и внезапно самым радикальным образом изменить всю картину национального выбора в ноябре 2016 г.


Ссылки

[1] Подробнее по вопросу финансирования избирательной кампании 2016 года см: Травкина Н.М. Президентская кампания 2016 г.: финансовая составляющая. – США: экономика, политика, культура, 2015, № 12.

[2] Agenda for America: 12 Steps Forward. - http://www.sanders.senate.gov/agenda/ https://twitter.com/SenSanders?ref_src=twsrc^tfw

[3] Atkin Emily . How Bernie Sanders Won New Hampshire. Thinkprogress, Feb 9, 2016. - http://thinkprogress.org/politics/2016/02/09/3747988/bernie-sanders-primary-winner

[4] Burns Alexandr, Habermanm Maggie and Martin Johathan. Inside the Republican Party’s Desperate Mission to Stop Donald Trump. The New York Times, 27.02.2016.- http://www.nytimes.com/2016/02/28/us/politics/donald-trump-republican-party.html?_r=0

[5] Center for Responsive Politics. Candidate Summary, 2016 Cycle. Bernie Sanders (D). − https://www.opensecrets.org/pres16/candidate.php?id=N00000528

[6] Center for Responsive Politics. Candidate Summary, 2016 Cycle. Donald Trump (R). − https://www.opensecrets.org/pres16/candidate.php?id=N00023864

[7] Center for Responsive Politics. Candidate Summary, 2016 Cycle. Jeb Bush (R). − https://www.opensecrets.org/pres16/candidate.php?id=N00037006

[8] Clifton Jim. Explaining Trump: Widespread Government Corruption. Gallup. January 6, 2016, p. 1. - http://www.gallup.com/opinion/chairman/188000/explaining-trump-widespread-government-corruption.aspx?version=print

[9] Cooper Allen. Harry Reid endorses Hillary Clinton. USA TODAY, February 24, 2016. - http://www.usatoday.com/story/news/politics/onpolitics/2016/02/24/harry-reid-endorses-hillary-clinton/80858622

[10] Donald Trump Announces 2016 Presidential Campaign: 'We Are Going Make our Country Great Again'. - http://abcnews.go.com/Politics/donald-trump-announces-2016-presidential-campaign-make-country/story?id=31799741

[11] Donald Trump and Hillary Clinton viewed unfavorably by majority - CBS/NYT poll. CBS News March 21, 2016. - http://www.cbsnews.com/news/donald-trump-and-hillary-clinton-viewed-unfavorably-by-majority-cbsnyt-poll

[12] Election 2016 — Democratic Delegate Count. RealClearPolitics. - http://www.realclearpolitics.com/epolls/2016/president/democratic_delegate_count.html

[13] Faith and the 2016 Campaign. Pew Research Center, January 27, 2016. - http://www.pewforum.org/2016/01/27/faith-and-the-2016-campaign

[14] Forbes. The Dollar’s Billionaires. Donald Trump on Forbes Lists.- http://www.forbes.com/profile/donald-trump/?list=billionaires

[15] Galston William A.. The enigma of Donald Trump. Brookings, February 19, 2016. - http://www.brookings.edu/blogs/fixgov/posts/2016/02/19-the-enigma-of-donald-trump-galston

[16] General Election Match-Ups. RealClear Politics. - http://www.realclearpolitics.com

[17] http://novayaflorida.com/дональд-трамп-как-зеркало-американской-революции

[18] https://twitter.com/SenSanders?ref_src=twsrc^tfw

[19] Hudak John. If Clinton wins in November, she'll have Sanders to thank. Brookings, February 21, 2016. - http://www.brookings.edu/blogs/fixgov/posts/2016/02/21-after-nevada-sanders-still-important-hudak

[20] ICYMI: Sen. Cruz: It’s Time to Break the Washington Cartel Delivers speech exposing big government, big business cronyism. US senator for Texas. June 24, 2015 - http://www.cruz.senate.gov/?p=press_release&id=2363

[21] Jaffe Alexandra and Bash, He's in: Marco Rubio announces presidential bid. CNN , April 14, 2015. - http://edition.cnn.com/2015/04/13/politics/election-2016-marco-rubio-presidential-campaign

[22] Jones Jeffrey M. Top-of-Mind Candidate Perceptions In-Depth. Gallup. April 30, 2008/ - http://www.gallup.com/poll/106909/topofmind-candidate-perceptions-indepth.aspx

[23] Kamarck Elaine. In Iowa, it’s all about who votes. Brookings, February 1, 2016.- http://www.brookings.edu/blogs/fixgov/posts/2016/02/01-iowa-all-about-turnout-kamarck

[24] Krogstad Jens Manuel, Lopez Mark Hugo, López Gustavo, Passel Jeffrey S. and Patten Eileen. Millennials Make Up Almost Half of Latino Eligible Voters in 2016. Pew Research Center, January 19, 2016. - http://www.pewhispanic.org/2016/01/19/millennials-make-up-almost-half-of-latino-eligible-voters-in-2016

[25] Krogstad Jens Manuel. 2016 electorate will be the most diverse in U.S. history. February 3, 2016. - http://www.pewresearch.org/fact-tank/2016/02/03/2016-electorate-will-be-the-most-diverse-in-u-s-history

[26] Lee MJ and Scott Eugene, Ben Carson endorses Donald Trump. CNN, March 11, 2016. - http://edition.cnn.com/2016/03/11/politics/ben-carson-endorses-donald-trump/index.html

[27] Madeleine Albright Makes Pitch to Younger Women for Clinton. Time. Feb. 6, 2016. – http://time.com/4210769/hillary-clinton-madeleine-albright-new-hampshire

[28] McCarthy Justin. U.S., Socialist Presidential Candidates Least Appealing. Gallup, June 22, 2015. - http://www.gallup.com/poll/183713/socialist-presidential-candidates-least-appealing.aspx?g_source=socialist&g_medium=search&g_campaign=tiles

[29] McCaskill Nolan D. White House: GOP candidates are hurting America. Politico, 03/07/16. - http://www.politico.com/blogs/2016-gop-primary-live-updates-and-results/2016/03/white-house-republican-candidates-hurting-america-220381

[30] Montanaro Domenico. Where Sanders Might Have His Best Shots Going Forward. NHPR, Mar 13, 2016. - http://nhpr.org/post/where-sanders-might-have-his-best-shots-going-forward

[31] Muro Mark and Kulkarni Siddhartha. Voter anger explained—in one chart. Brookings. March 15, 2016. - http://www.brookings.edu/blogs/the-avenue/posts/2016/03/15-voter-anger-explained-muro-kulkarni

[32] Newport Frank. a. American Public Opinion and Immigration. Gallup, July 20, 2015. - http://www.gallup.com/opinion/polling-matters/184262/american-public-opinion-immigration.aspx?version=print b. A Look at How Very Conservative Republicans View the Candidates. Gallup, July 30, 2015. - http://www.gallup.com/opinion/polling-matters/184430/look-conservative-republicans-view-candidates.aspx?version=print

[33] Newport Frank. Americans: Best and Worst Things About a Trump Presidency. Gallup, January 20, 2016. -http://www.gallup.com/poll/188738/americans-best-worst-things-trump-presidency.aspx?version=print

[34] Newport Frank and Saad Lydia. "Dishonest" and "Socialist" Lead U.S. Reactions to Dems. Gallup, February 23, 2016. - http://www.gallup.com/poll/189524/dishonest-socialist-lead-reactions-dems.aspx?version=print

[35] Newport Frank. Clinton's, Sanders' Images across Racial and Ethnic Groups. Gallup, February 16, 2016. - http://www.gallup.com/opinion/polling-matters/189263/clinton-sanders-images-across-racial-ethnic-groups.aspx?version=print

[36] Newport Frank. Democrats, Republicans Agree on Four Top Issues for Campaign. Gallup. February 1, 2016, p.2. - http://www.gallup.com/poll/188918/democrats-republicans-agree-four-top-issues-campaign.aspx?version=print

[37] Political Polarization in the American Public. Pew Research Center. U.S. Politics & Policy, June 12, 2014. - http://www.people-press.org/2014/06/12/political-polarization-in-the-american-public

[38] Poll: Trump surges to big lead in GOP presidential race. - https://www.washingtonpost.com/politics/poll-trump-surges-to-big-lead-in-gop-presidential-race/2015/07/20/efd2e0d0-2ef8-11e5-8f36-18d1d501920d_story.html

[39] Powell Michael. Exceedingly Social, But Doesn't Like Parties. The Washington Post, Sunday, November 5, 2006. − http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2006/11/04/AR2006110401124.html

[40] Romney Makes Case Against Trump. THE ASSOCIATED PRESS | Mar. 3, 2016. - http://www.nytimes.com/video/us/politics/100000004248992/romney-makes-case-against-trump.html

[41] Tani Maxwell. Donald Trump says he would refuse a presidential salary if he wins. Business Insider, Sep. 21, 2015. - http://www.politico.com/2016-election/results/delegate-count-tracker

[42] 2016 Delegate Tracker. Politico. - http://www.politico.com/2016-election/results/delegate-count-tracker

[43] 2016 Delegate Tracker. Updated 3.9.16. POLITICO. - http://www.politico.com/2016-election/results/delegate-count-tracker

[44] Transcript: Donald Trump announces his presidential candidacy. CBS News June 16, 2015. - http://www.cbsnews.com/news/transcript-donald-trump-announces-his-presidential-candidacy

[45] Voters Skeptical That 2016 Candidates Would Make Good Presidents. Pew Research Center. January 20, 2016. - http://www.people-press.org/2016/01/20/voters-skeptical-that-2016-candidates-would-make-good-presidents

[46] Yesterday is over, and we are never going back. - http://www.dailymail.co.uk/news/article-3037069/Marco-Rubio-enter-presidential-race-tonight-vow-America-new-direction.htm



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.