Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№2, 2016

МЕЖДУ ГЛОБАЛИЗМОМ И НАЦИОНАЛИЗМОМ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ВЫБОР АМЕРИКИ (анализ предвыборных партийных программ)

В.С. Васильев,
д.э.н.,
главный научный сотрудник
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. Анализируются предвыборные программы Республиканской и Демократической партий США, утвержденные на партийных съездах во второй половине июля с.г. Указывается, что эти программы очерчивают два принципиально разных вектора политического и социально-экономического развития США на ближайшую перспективу. Главным приоритетом республиканцев является упор на дальнейшее поступательное развитие США преимущественно за счёт внутренних источников социально-экономического развития, в то время как демократы отдают приоритет внешнему миру и мировой экономике как главным факторам социально-экономического и политического развития США в будущем. Президентские выборы 2016 г. могут действительно стать судьбоносными для американского общества.

Ключевые слова: Демократическая партия, Республиканская партия, Д.Трамп vs Х.Клинтон, программы кандидатов, НАТО, российско-американские отношения

BETWEEN GLOBALISM AND NATIONALISM: AMERICA AT HISTORICAL CROSSROADS (analysis of the main political parties electoral platforms)

Vladimir Sergeevich Vasiliev,
Ph. D. in Economics
Chief Scientific Researcher (CSR)
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The election programs of the US Republican and Democratic parties, adopted at party conventions during the second half of July, are analyzed. It is stated that these programs outline two fundamentally different vectors of the US political and socio-economic development in the near future. The main priority of the Republicans is the emphasis on the further progressive development of the United States due mainly to internal sources of economic and social development, while the Democrats give priority to the outside world and the world economy as the major drivers of socio-economic and political development of the USA. The presidential elections in 2016 can indeed be decisive to the American society.

Keywords: Republican Party, Democratic Party, D.Tramp vs H.Clinton, NATO, Russian-american relations.

Важнейшим этапом президентской кампании 2016 г. стали национальные съезды Республиканской и Демократической партий США, состоявшиеся соответственно с 18 по 21 июля в г. Кливленде и с 25 по 28 июля в г. Филадельфия. Итогом этих съездов стало официальное выдвижение на пост президента и вице-президента США республиканского тандема Д.Трампа-М.Пенса и демократической пары Х.Клинтон-Т.Кейна. Помимо этого, в ходе работы съездов были приняты предвыборные программы («платформы») партий. Эти программы содержат перечень основных направлений внутренней и внешней политики партий, которые они будут претворять в жизнь в случае избрания выдвинутых ими кандидатов президентом и вице-президентом США. Помимо этого, в них отражаются базовые принципы и системы ценностей, которыми руководствуются партии и которые они предлагают широким массам избирателей. Трактовка и понимание основополагающей партийной «философии» и мировоззренческих установок с течением времени в американском обществе претерпевают изменения, что находит отражение в акцентах и нюансах нового понимания американской системы фундаментальных ценностей.

Республиканская партия: суверенное понимание «американской исключительности»

Повышенное внимание к предвыборной политической программе Республиканской партии в текущей президентской кампании объясняется одной принципиально важной проблемой: в какой степени её итоговый текст отразил в себе «эпатажные» установки и «неполиткорректные» заявления Д.Трампа, сделанные в его многочисленных речах и выступлениях, начиная с июня 2015 г., и в какой − позицию и взгляды руководства Республиканской партии, которое до съезда оказывало ему всяческое противодействие, стремясь не допустить его выдвижения кандидатом в президенты. Характеризуя общее впечатление от предвыборной программы республиканцев общим объёмом примерно в 35,5 тыс. слов[1], газета «Нью-Йорк Таймс» отметила в своей редакционной статье, посвященной анализу её ключевых положений, что программа явилась «самой экстремистской за всю новейшую историю США».

Компромисс между Д.Трампом и руководством Республиканской партии был достигнут за счёт того, что к «шокирующим» заявлениям Д.Трампа верхушка республиканцев просто добавила «экстремистскую» форму традиционных положений республиканской «философии», с которыми партия выступала на президентских выборах на протяжении последних 15-20 лет. В результате, как указала «Нью-Йорк Таймс», вместо того чтобы «пытаться примирить еретические взгляды Д. Трампа с консервативной ортодоксией, составители программы просто решили соединить экстремальные редакции каждой позиции».[2]

Предвыборная программа, принятая на республиканском съезде в Кливленде, по сути, представляет собой «список заветных мечтаний и пожеланий республиканских фракций в Конгрессе США и самого Д.Трампа, которые они хотели бы навязать Америке. Самое удивительное в этом списке состоит в том, что он идёт гораздо дальше вправо по отношению к тому, что говорил сам Трамп на предвыборных собраниях и митингах, включая обещания построить стену вдоль мексиканской границы и узаконить религиозные принципы правоконсервативных сил в отношении абортов, прав ЛГБТ сообщества и т.п.».[3]

Вместе с тем за достаточно хаотично и бессистемно составленным списком мечтаний в отношении «желаемого будущего» для США достаточно отчётливо просматривается стратегическая установка на укрепление и возрождение США как суверенного и самобытного американского общества, восходящего своими истоками к периоду конца XVIII – началу XIX вв. Значительная часть устоев современной Америки оказалась разрушенной процессами глобализации и интернационализации, в которые США оказались активно вовлеченными с начала 1990-х годов, и которые ассоциируются именно с деятельностью «космополитичной» администрации У.Клинтона (1993-2001 гг.).

Националистический подход отчётливо просматривается уже с преамбулы программы, в которой американская исключительность напрямую связывается с тем, что «американская нация не похожа ни на какую другую нацию в мире»; однако исключительность США проистекает от двух документов, относящихся к первым годам образования страны – от Декларации независимости и от Конституции США. При этом Конституция, положившая начало современной Америки, «была составлена не как документ, который надо видоизменять с течением времени, а как непреходящий завет американскому обществу».[4] Представление об исключительности США, построенной на тексте американской Конституции, принятой в 1776 г., едва ли является основанием для признания американской непохожести внешним миром; а вот в качестве инструмента укрепления базовых основ американского национального самосознания ссылка на Конституцию подходит как нельзя лучше.

При этом Республиканская партия объявляется «партией Декларации независимости и Конституции»; Конституция декларативно провозглашается «величайшим из когда-либо написанных политических документов».[5] По сути, в развитие этого тезиса в программе содержатся два положения, имеющие далекоидущие последствия для культурного развития американского общества. Во-первых, выдвигается требование признания английского языка «единственным официальным государственным языком – объединяющей силой, необходимой для дальнейшего развития иммигрантских общин и всей нации в целом».[6]

Во-вторых, признаётся необходимым утвердить христианство в качестве единственной официальной религии американского общества. Это требование обосновывается тем, что «в обществе должна публично утверждаться мораль 10 христианских заповедей как отражение американской истории и иудео-христианского наследия страны и, кроме того, должны соблюдаться права религиозно настроенных школьников на участие в добровольных молитвах на территории общественных школьных заведений, которые должны иметь право на равный доступ к школьным помещениям».[7]

В этом же ключе следует рассматривать призыв отклонить все попытки реформирования существующей системы выборов президента США, основанной на коллегии выборщиков от штатов, которая и выбирает главу государства, и заменить её прямыми общенародными президентскими выборами. Сохранение прежней двухступенчатой системы выборов президента мотивируется тем, что «неконституционная попытка навязать стране прямое народное голосование явилась бы серьёзной угрозой для американского федерализма и гарантией коррупции, поскольку тогда бы возникла опасность кражи голосов на президентских выборах на каждом избирательном участке в каждом штате».[8] Консервация архаичной коллегии выборщиков важна именно по причине укрепления национальной самоидентичности США. Кроме того, в этом же русле следует рассматривать и поддержку «законодательства, требующего предъявления документов, подтверждающих американское гражданство для участия в выборах, включая фотографию избирателя».[9]

Язык и дух Декларации независимости, принятой 4 июля 1776 г., провозгласившей независимость 13 бывших колоний Великобритании, признав их суверенными американскими государствами, также нашли прямое отражение в программном документе республиканцев. В нём, в частности, говорится о том, что «законотворческая власть государства проистекает от согласия американского народа. Повышенная активность судебной ветви власти, наблюдавшаяся в последнее время, включая полагание на иностранное законодательство или нератифицированные договоры, подрывает американский суверенитет (выделено мною – авт.). Иностранные законы и прецеденты не должны использоваться для интерпретации нашей Конституции или законодательства, а иностранные источники права не должны применяться при вынесении судебных решений по уголовным и гражданским делам».[10]

При этом составители программного документа Республиканской партии пошли ещё дальше, и, полностью солидаризируясь с Д.Трампом, провозгласили принцип «отказа от принятия или ратификации всех международных соглашений, которые могут ослабить или посягнуть на американский суверенитет, или которые могут быть истолкованы судебными органами как способствующие достижению этих целей». Показательно и то, что при этом республиканцы сослались на авторитет первого президента США Дж.Вашингтона (1789-1797 гг.), который в своё время «мудро предостерегал от втягивания США во внешние авантюры и участия в ненужных союзах". Этот завет первого президента США на протяжении первых 1,5 столетий существования США служил основой американского изоляционизма, с которым США полностью расстались только после окончания Второй мировой войны, итогом которой явилось их превращение в ядерную сверхдержаву с устремлением к глобальному доминированию и мировому господству.

Этот раздел предвыборной программы Республиканской партии также обозначает её отношение к уже заключённым международным договорам или которые будут заключаться в будущем; республиканцы твёрдо стоят на той позиции, что они не будут «признавать обязательными для Соединённых Штатов любые международные соглашения, заключенные без требуемого Конституцией согласия двух третей Сената США».[11] В круг таких договоров входят Киотский протокол 1997 г. (дополнение к Рамочной конвенции ООН об изменении климата) и Совместный всеобъемлющий план действий, который в июле 2015 г. согласовали США, РФ, КНР, Франция, Великобритания, Германия, Европейский Союз и Иран, известный как «соглашение по иранской ядерной программе».

Контуры «суверенной» внешней политики США

Декларативно внешнеполитический раздел предвыборной программы Республиканской партии ностальгически строится вокруг модели Р.Рейгана, которая охарактеризована как «достижение мира с позиции силы». Как подчёркивается в программе, в основу этой модели 1980-х годов, обеспечившей США победу в «холодной войне», положена концепция «силы, способной успешно справиться с каждой и со всеми угрозами для национальной безопасности». Эта модель предполагает формирование таких вооружённых сил, которые «способны вести одновременно две с половиной войны по всему земному шару, начиная от войны с терроризмом и кончая сдерживанием возможной агрессии со стороны основных военных держав».[12] Под этими основными военными противниками США легко угадываются Россия, КНР и Иран.

Отдав дань «славному» американскому военно-политическому прошлому, программа в духе суверенного понимания задач внешней политики при ранжировании конкретных региональных приоритетов внешней политики начинает с достаточно тонкого разграничения между «интересами национальной безопасности и продвижением свободы по всему миру». При этом демократическая администрации Б.Обамы обвиняется в том, что она пошла на поводу «у мирового общественного мнения и пренебрегла национальными интересами».[13] Иными словами, демократы слишком увлеклись идеями продвижения свободы и демократии в глобальном масштабе за счёт интересов обеспечения национальной безопасности США. И вот здесь в качестве «образцовой модели» соотношения интересов обеспечения национальной безопасности США и свободы во всем мире выдвигается «традиция мирового лидерства, начало которой было положено президентом Эйзенхауэром»; как указывается в программе, «эта традиция основана на колоссальной мощи и её благоразумном использовании выборочно, точечно и только в случае крайней необходимости. Она предполагает вовлеченность, но не интервенционизм».[14]

В этой связи можно указать на то, что время пребывания у власти президента-генерала Д.Эйзенхауэра (1953-1961 гг.) действительно охарактеризовалось ограниченным использованием американских вооруженных сил за пределами США. Американская хронология использования воинских контингентов и ВМС за пределами США насчитывает всего 5 случаев (дважды в Тайваньском проливе, в Египте, Ливане и в Карибском бассейне);[15] помимо этого, официально в этот период в военных действиях за пределами своей территории США не участвовали.[16]

Символом «суверенного» подхода к формированию внешней политики, ориентированной на защиту национальных интересов, стала идея создания стены вдоль всей американо-мексиканской границы. Она была впервые озвучена Д.Трампом на первых этапах президентской кампании, вызвала значительное непринятие в американском обществе, но, тем не менее, заняла важное место в списке внешнеполитических инициатив возможной будущей республиканской администрации. Дословно в программе говорится о том, что «наивысшим приоритетом должна стать надёжная защита границ и всех морских портов, и она станет самым важным фактором соблюдения иммиграционных законов». «Именно поэтому, - утверждается в программе, - мы поддерживаем проект по сооружению стены вдоль нашей южной границы …. Пограничная стена должна идти вдоль всей южной границы и надёжно пресекать все попытки незаконного транспортного и пешеходного перехода через границу».[17]

В региональном разрезе программа на первое место ставит задачу стабилизации политической ситуации на Ближнем и Среднем Востоке, которая является «в настоящее время самой опасной со времени окончания Второй мировой войны».[18] Республиканская стратегия «умиротворения» Ближнего и Среднего Востока строится на «безоговорочной» поддержке Израиля. В свою очередь эта поддержка мотивируется тем, что «помимо взаимных стратегических интересов, Израиль, подобно США, является исключительной страной, которая разделяет большую часть общих ценностей. Израиль является единственным государством на Ближнем и Среднем Востоке, в котором соблюдается свобода слова и свобода вероисповедания. Поэтому поддержка Израиля является выражением американизма …».[19]

Поддержка Израиля как главный внешнеполитический приоритет возможной будущей республиканской администрации позволит успешно вести борьбу с ИГИЛ и с другими террористическими группировками в этом регионе, включая «Хезболлу», базирующуюся в Ливане.[20] Безоговорочная поддержка Израиля поэтому предполагает, во-первых, отказ от «соглашения по иранской ядерной программе», против которой активно выступал Израиль, и, во-вторых, означает отказ США признать право палестинской автономии на создание своего собственного государства.

Истоки дестабилизации ситуации на Ближнем и Среднем Востоке и превращение его в главный «рассадник» мирового терроризма составители республиканской программы усматривают в том, «что «администрация Обамы и его государственный секретарь в тот период способствовали такому развитию "арабской весны", в результате чего дестабилизированным оказался весь регион. Надежды, которые вселила "арабская весна" во многих людей, сменились горькими разочарованиями».

В результате разрушения суверенных государств на протяжении последних 4-х лет в этом регионе «сформировался смертоносный фанатизм в виде ИГИЛ – так называемое Исламское государство. Его щупальца теперь протянулись далеко за пределы Ближнего и Среднего Востока, охватывая практически каждый континент. ИГИЛ принёс средневековое варварство в ХХI век. Нации разрушаются, стирая давно установившиеся границы».[21] В оценке ситуации на Ближнем и Среднем Востоке и причинах её дестабилизации ещё более категорическую позицию занял сам Д.Трамп, который в своей программной речи на съезде Республиканской партии 21 июля с.г. дословно заявил следующее: «В 2009 г., когда Х.Клинтон ещё не преступила к исполнению своих обязанностей госсекретаря, ИГИЛа даже не было на карте. Ливия была стабильной. Египет был мирным. Насилие в Ираке шло на убыль. Иран был зажат санкциями. Ситуация в Сирии более или менее контролировалась.

И что же мы получили спустя 4 года пребывания Х.Клинтон в должности госсекретаря? ИГИЛ распространился по всему региону и во всём мире. Ливия лежит в руинах, а наш посол и его сотрудники оказались беспомощными и погибли от рук убийц-дикарей. Египет был отдан на растерзание радикальных "Братьев-мусульман", что вынудило военных вмешаться и взять власть в свои руки. Ирак погрузился в хаос. Иран находится на пути превращения в ядерную державу. Сирия охвачена гражданской войной и кризисом беженцев, который угрожает Западу. Спустя 15 лет непрерывных военных действий на Ближнем и Среднем Востоке, потраченных на них нескольких триллионов долларов и тысяч потерянных жизней ситуация там в настоящее время хуже, чем когда-либо прежде.

Вот таким является наследие Хиллари Клинтон - смерть, разрушение, терроризм и ослабление Америки».[22]

Ориентированная исключительно на Израиль возможная будущая политика республиканцев на Ближнем и Среднем Востоке вылилась в то, что в этом разделе республиканской программы упомянуты только Ирак, народ которого ведёт мужественную борьбу против терроризма, и курды, «отвага которых и тесное взаимодействие с американскими вооруженными силами» даёт им право «на создание собственной автономии».[23] Турция отдельно в разделе, посвящённом Ближнему и Среднему Востоку, не упоминается.

Вторым приоритетом внешней политики республиканцев является укрепление американского лидерства в Азиатско-тихоокеанском регионе. Принципиально важное значение этого раздела состоит в том, что КНР почти официально объявлена главным геополитическим противником Америки. Составители программы указали при этом на то, что «поведение Китая свело на нет оптимистический настрой республиканской платформы 2012 г. относительно будущего американо-китайских отношений». Нынешнему руководству КНР вменяется в вину то, что «либеральная политика последних десятилетий была резко обращена вспять, инакомыслие жестоко подавлено, религиозные гонения значительно усилены, развитие Интернета замедлилось, варварская политика ограничения рождаемости и принудительных абортов сохранена, а культ Мао возрожден».

Однако главное беспокойство республиканцев вызывает то обстоятельство, что КНР «увеличивает свою военную мощь, используя её для подкрепления беспочвенных претензий на всю акваторию Южно-китайского моря, сооружая в спорных водах порты и насыпные острова, которые там никогда не существовали, и приближается тем самым к территориям США и (американских – авт.) союзников, создавая одновременно военно-морские силы, далеко выходящие за нужды обороны».[24]

В экономическом разделе предвыборной программы республиканцев КНР обвиняется в том, что она «продолжает политику валютного манипулирования, не допускает американские товары в систему государственных закупок продукции и продолжает субсидировать китайские компании для подрыва американского импорта».[25]

Интересно отметить, что также, как и в случае раздела, посвящённого ближневосточному региону, составители программы выделяют и апеллируют к каждой стране отдельно, перечисляя союзников – Японию, Южную Корею, Австралию, Филиппины и Таиланд, а также дружественно настроенные по отношению к США государства – Тайвань, Индию, Бирму.

Третьим приоритетным направлением внешней политики объявлено обновление НАТО и Европейского Союза в широком смысле этого слова. Главной задачей, стоящей перед НАТО, объявлено увеличение европейскими странами НАТО их военных расходов. При этом в программе не упоминается конечная цель доведения военных бюджетов европейских стран до уровня 2% ВВП, а по сути вводится совершенно иной показатель – военные расходы на душу населения. Дословно в программе говорится следующее: «Поскольку американский народ тратит на военные нужды в 4 раза больше европейцев по показателю военных расходов на душу населения, мы требуем, как и ранее, чтобы наши союзники по НАТО полностью выполняли взятые на себя обязательства и больше инвестировали в свои вооруженные силы».[26]

Раздел республиканской программы по обновлению НАТО, по всей видимости, явился результатом компромисса между программными установками Трампа и традиционным взглядом руководства Республиканской партии на НАТО как главный фактор сдерживания России. Согласно озвученному Трампом подходу к обновлению НАТО, оно должно в основном происходить на основе борьбы с реальной угрозой – борьбы с мировым терроризмом. Фактор российской угрозы должен быть отодвинут на второй план. В программе республиканцев говорится о том, что они «подтверждают своё уважение и свою решимость иметь дружеские отношения c Россией и противодействовать проискам тех сил, которые хотели бы поссорить две наши страны. У нас имеются сферы общих интересов: борьба с терроризмом и с распространением ядерного оружия, содействие развитию торговли».[27]

Этой «бочке мёда» от Трампа противостоит «ложка дёгтя» от руководства Республиканской партии. Оно обещает «встретить возвращение российской агрессивности с той же решимостью, которая в своё время привела к коллапсу Советского Союза».[28] Таким образом, в принципе главная стратегическая цель американской политики по отношению к России – способствовать распаду и исчезновению с географической карты РФ − не снимается с повестки дня. Тем не менее, выступая 21 июля с.г. на съезде Республиканской партии, Трамп специально заострил внимание на своих недавних словах о том, что «НАТО является устаревшей организацией, поскольку не борется должным образом с терроризмом, а также о том, что страны-члены альянса не финансируют его должным образом. Как обычно, все издержки берут на себя Соединённые Штаты». «Вскоре после моего выступления, - заявляет Трамп, - было объявлено о том, что НАТО начинает реализацию новой программы по борьбе с терроризмом – реальный шаг в правильном направлении».[29] Показательно, что в своей программной речи на съезде Трамп вообще не упомянул ни Россию, ни Украину.

Обращение на индивидуальной основе к европейским странам становится понятным на основе республиканской оценки итогов британского референдума о выходе страны из Евросоюза (ЕС), состоявшегося 23 июня с.г. В платформе говорится о том, что республиканцы «с уважением относятся к решению Великобритании о формах взаимоотношения с Европейским Союзом»,[30] и будут всячески помогать Великобритании в обретении ею её нового статуса. Этот раздел программы может быть истолкован таким образом, что при республиканцах США последовательно будут проводить курс на дальнейший «развал» ЕС, именно опираясь на принцип сохранения или обретения европейскими странами их суверенного статуса.

Заключительные разделы внешнеполитической части посвящены возможной будущей политике США в Западном полушарии и в Африке. Помимо продолжения политики добрососедских отношений с Канадой и Мексикой, республиканцы в целом положительно восприняли восстановление нормальных дипломатических отношений с Кубой. Вместе с тем они решительно заявили о том, что будут всячески стремиться освободить Кубу от нынешнего социалистического режима, а Венесуэлу – от «марксистского диктатора».[31] Республиканцы предполагают сохранить и даже расширить программы экономической и гуманитарной помощи странам Африки, а также оказывать военную помощь тем странам, которые ведут борьбу против террористических организаций. При этом американские аналитики обратили внимание на то, что в разделе об Африке нет упоминания ни одной конкретной страны – Африка рассматривается как единый континент, что само по себе «заслуживает серьёзного внимания и анализа».[32]

«Рассчитали на бумаге, но забыли про …"бюджетные" овраги»

Фундаментальная проблема внешней политики, построенной на принципе «мир с позиции силы», состоит именно в размерах военного бюджета США. Составители программы громогласно заявили о том, что «Республиканская партия является приверженицей концепции превращения вооружённых сил США в самые сильные на земле, мощь которых намного превышает силу любой другой страны или группы стран».[33] В 1980-е годы президенту-республиканцу Р.Рейгану удалось увеличить размеры военного бюджета США примерно в 1,5 раза – с 361,3 млрд. долл. в 1980 фин.г. до 537,6 млрд. долл. в 1989 фин.г (в постоянных ценах 2009 фин.г.).[34] Именно это колоссальное наращивание военной мощи и позволило США на рубеже 1980-х – 1990-х годов кардинально повлиять на геополитическую расстановку сил.

В течение второго срока пребывания у власти администрации Б.Обамы, как подчеркивают республиканцы, военный бюджет США был сокращён в реальном выражении на 25%. «Мы выступаем за снятие ограничений на рост военных расходов и отвергаем попытки демократов превратить военный бюджет в заложника приоритетов внутренней политики, - говорится в программе. - Конгресс и администрация должны совместно установить приемлемый уровень военных расходов, необходимых для обеспечения обороны страны».[35]

Последняя фраза является самой примечательной по той причине, что составители предвыборной платформы республиканцев и сами не знают ни абсолютных, ни относительных размеров необходимого увеличения военных расходов. Эта неосведомленность объясняется тем, что, согласно прогностическим оценкам Бюджетного управления при Конгрессе США (БУК), в ближайшие 10 лет военный бюджет США так и останется примерно на нынешнем уровне порядка 600 млрд. долл. (в реальном выражении в ценах 2016 г.).[36] Сокращение военных расходов, о котором говорится в программном документе республиканцев, было произведено исключительно за счёт расходов на борьбу с международным терроризмом, т.е. расходов на содержание американских воинских контингентов за пределами США. В итоге, если в 2016 фин.г. военные расходы составили 3,2% ВВП США, то к 2026 фин.г. они должны сократиться до 2,6% ВВП.[37]

Причина невозможности резкого наращивания военных бюджетов объясняется в самой программе республиканцев: США практически исчерпали возможности для значительного наращивания своих военных расходов за счёт увеличения долга федерального правительства. Республиканцы одновременно выдвигают требование «наложить жёсткие ограничения на дальнейший рост государственного долга и ускорить погашение триллионов долларов долговых обязательств с тем, чтобы вновь подтвердить свои принципы ответственного государства с ограниченным набором общественных функций».[38]

Таким образом, главная сквозная идея предвыборной программы республиканцев, выраженная в лозунге «Америка – на первом месте», является не чем иным, как стратегией и тактикой «упорядоченного» внешнеполитического отступления, прикрываемого «грозной», но ничем не подкреплённой риторикой. В этих условиях важнейшим фоновым фактором «планового» внешнеполитического отступления является стабилизация ситуации и не раскачивание «маятника противостояния» с другими геополитическими центрами силы, в том числе и с Россией, по устоявшемуся периметру интересов американской «либерально-демократической» империи.

Демократическая партия: последовательно следовать «испытанным» курсом Б.Обамы-Х.Клинтон

Предвыборная программа Демократической партии, принятая на съезде партии, общим объёмом 26 тыс. слов,[39] по сути, представляет собой набор обещаний и деклараций, общая направленность которых сводится к тому, что Х.Клинтон, являясь ближайшей сподвижницей и единомышленницей Б.Обамы, достойно продолжит все внутри- и внешнеполитические начиная администрации Обамы. Не будет преувеличением сказать, что эта программа представляет собой ни что иное, как стратегию действий администрации Обамы на третий «виртуальный» срок.

Выступая на съезде Демократической партии, Обама дал исключительно лестную характеристику Х.Клинтон. Он, в частности сказал, что не существует никаких программ подготовки претендентов к требованиям Овального кабинета Белого Дома: «Вы все это хорошо знаете. Можно даже заранее начать готовить себя к исполнению обязанностей президента страны. Но до тех пор, пока вы не станете хозяином этого кабинета, вы не прочувствуете, что значит находить решение глобального кризиса или посылать молодых людей на войну. Но Хиллари неоднократно бывала в Овальном кабинете, когда здесь принимались судьбоносные решения. Она хорошо знает, что поставлено на карту, когда принимаются эти решения, и что они значат для рабочих семей, пенсионеров, владельцев малых предприятий, для военнослужащих и ветеранов. И даже в самый разгар кризисов она умела слушать людей, относясь к ним уважительно и с холодным рассудком. И она продемонстрировала удивительную стойкость духа в любой ситуации, независимо от того, насколько она была сложной и запутанной.

Вот такую Хиллари я и знаю. И такой Хиллари я восхищаюсь. И поэтому я могу уверенно сказать, что не существует другой такой женщины или другого такого мужчины, которые были бы лучше подготовлены к исполнению обязанностей президента США, чем Хиллари Клинтон».[40]

Таким образом, Х.Клинтон сама по себе и является персонифицированным воплощением предвыборной программы Демократической партии. Поскольку она на протяжении 4-х лет – с 2009 по 2013 гг. – занимала должность государственного секретаря США, то не приходится сомневаться, что внешнеполитические разделы программы демократов в значительной степени отражают её собственные взгляды и внешнеполитические приоритеты. Следует при этом учитывать тот факт принципиального значения, что глобализация в её нынешнем виде «стартовала» в начале 1990-х годов именно при У.Клинтоне. С именем Клинтона связано подписание в 1994 г. Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА) и создание в 1995 г. Всемирной торговой организации (ВТО). Договор НАФТА явился прообразом всех последующих международных торговых соглашений, заключенных с участием США. Семейство Клинтонов является символом современного космополитизма и глобализма; не случайно на этапе первичных выборов Х.Клинтон открыто называли ставленницей мирового финансового «спрута»[41] в отличие от Д.Трампа, который ассоциируется с национальным капиталом США, обращающимся в реальном секторе американской экономики.

Внешнеполитическая стратегия демократов представлена в ряде разделов предвыборной программы, многие из которых имеют одну примечательную особенность – они составлены как антитеза позиции Трампа с упоминанием его фамилии.

России посвящен специальный раздел в той части программы, в которой говорится о глобальных угрозах, с которыми сталкиваются США. Составители программы демократов насчитали 9 угроз подобного рода, и Россия занимает шестую позицию после 1) глобального терроризма; 2) Сирии; 3) Афганистана; 4) Ирана и 5) Северной Кореи. Россия замыкает список стран, угрожающих США. Три другие угрозы не имеют конкретной страновой привязки; в их число входит обеспечение кибербезопасности, нераспространение ядерного оружия и планетарное изменение климата.

Нынешний этап российско-американских отношений нередко характеризуется как «холодная война 2.0». Программные установки демократов на дальнейшее развитие американо-российских отношений нельзя охарактеризовать иначе, чем придание постоянного статуса этому состоянию. В отличие от аналогичного раздела республиканской программы, который начинается с робко протянутой российскому руководству, «пальмовой ветви», демократы с места в карьер обвинили Россию «в дестабилизирующих действиях вдоль своих границ, нарушении суверенитета Украины и в попытках восстановить сферы влияния, которые идут вразрез с американскими интересами».[42] Такого рода формулировки не оставляют никакого сомнения в том, что демократы и впредь намерены разговаривать с Россией исключительно языком ультиматумов, угроз, шантажа и санкций. По сути, России отказано в праве обеспечивать свою национальную безопасность непосредственно вблизи своих границ, а примыкающие к ним географические области и районы объявлены сферой интересов США (! – авт.). Собственно говоря, поставив Россию в один ряд с Сирией, Афганистаном, Ираном и КНДР, демократы почти автоматически придали ей статус «страны-изгоя», тем самым, возможно, давая также понять конечную цель и логику американо-российского противостояния.

Демократы чётко противопоставляют свой подход к американо-российским отношениям с подходом республиканцев, который они персонифицируют с Д.Трампом. По их заключению, Д.Трамп «намерен полностью изменить внешнюю политику США, которой они следовали в течение 50 лет, отказавшись от поддержки партнёров США по НАТО – стран, которые ежедневно помогают США бороться с терроризмом, − и вместо этого готов помириться с российским президентом Владимиром Путиным».[43] Одновременно демократы подчеркнули свою приверженность «сильным союзам, готовности отразить российскую агрессию, усилить военную мощь Европы и защитить союзников по НАТО».

России отводится в лучшем случае роль «младшего партнера», к услугам которого США будут прибегать при решении проблем, отвечающих исключительно «американским интересам, будь то сокращение ядерных арсеналов, недопущение Ирана к ядерному оружию, усиление санкций против Северной Кореи и оказание логистической поддержки американским войскам в Афганистане».[44] Согласно заключительным строкам раздела об американо-российских отношениях, демократы намерены «продолжать поддерживать российский народ и оказывать давление на российское государство с тем, чтобы оно уважало фундаментальные права своих граждан»[45]. Упоминание дважды имени российского президента в разделе о России не оставляет никаких сомнений в том, что важнейшей целью демократов в случае победы Х.Клинтон на президентских выборах будет «переформатирование» существующего политического режима в РФ и уход с политической арены действующего главы российского государства.[46]

Фактически демократы обвиняют Д.Трампа в том, что республиканцы действительно хотят «перевернуть» историческую страницу и отправить риторику и практику времён «холодной войны» в исторический архив ХХ в. Согласно программе демократов, НАТО по-прежнему должно оставаться инструментом времен «холодной войны», функции и миссия которой мало изменились с момента создания альянса в 1949 г. Развитие НАТО по-прежнему должно строиться преимущественно на противодействии российской угрозе. Соответствующий раздел предвыборной платформы демократов можно истолковать таким образом, что в повестке дня следующего президента-демократа стоит принятие в члены НАТО Грузии и Украины.[47]

Можно также отметить, что настойчивое упоминание в программе демократов их приверженности пятой статье Североатлантического договора (договора о создании НАТО) о коллективной безопасности стран-членов альянса, согласно которой «вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом», возможно, действительно является формой плавного видоизменения функций альянса, которое в настоящее время кулуарно рассматривается некоторой частью правящих кругов США.

Все остальные внешнеполитические разделы предвыборной программы Демократической партии идут в русле их общего подхода на глобальное доминирование США, которым они следовали в той или иной форме на протяжении последних 20-25 лет. Эта позиция прямо зафиксирована в разделе, который может быть переведён как «Последовательное мировое лидерство». В нём указывается, что демократы исходят из того, что «Америка должна лидировать в мире ради обеспечения роста экономики, защиты (своих- авт.) интересов и ценностей, для того, чтобы сделать нашу более безопасной и более процветающей».[48] Иными словами, источником американской мощи, в том числе и экономической, по замыслу демократов, должен по-прежнему быть внешний мир. Весьма примечательным в этом плане является и тезис о том, что американская «глобальная система альянсов является не бременем, а источником колоссального стратегического преимущества»[49] США.

Самым показательным с этой точки зрения является установка на ратификацию Транстихоокеанского партнерства.[50] Курс на заключение подобного рода соглашений является отражением представления верхушки Демократической партии о том, что «открытость мировой экономики является важнейшим источником американского лидерства и динамизма».[51] Поэтому в своей программе демократы поддержали и укрепление НАТО, и углубление интеграционных процессов в Европейском Союзе, включая заключение трансатлантического соглашения о партнёрстве, обойдя стороной результаты британского референдума о выходе страны из ЕС.[52]

В целом подход Демократической партии может быть определён как стратегия и тактика дальнейшего «цивилизационного наступления» Америки по всему земному шару, невзирая на состояние «американских тылов» и порождаемый этим фронтальным наступлением мировой политический и до известной степени экономический хаос. В глобализирующемся мире основную роль играли и будут играть международные финансовые центры и транснациональные корпорации, безразличные к состоянию национальных экономик и обществ. Для космополитического видения мира анафемой являются любые формы проявления национального суверенитета – как внутри США, так и за их пределами. Именно по этой причине Россия и была включена в круг основных противников США, руководимых демократическими администрациями, а Д.Трамп объявлен кандидатом, «наименее подготовленным для исполнения обязанностей президента Соединённых Штатов или Верховного главнокомандующего за всю историю выдвижения кандидатов на пост президента от основной политической партии страны»[53].

Президентские выборы 2016 г. возможно являются действительно судьбоносными после президентских выборов 1992 г., которые в тот период надолго определили основные направления внутренней и внешней политики США на период после окончания «холодной войны», способствовав в том числе и процессу смены американских послевоенных политических элит. Исход президентской гонки 2016 г. в случае победы Д.Трампа может потенциально стать своеобразной «точкой невозврата» по отношению к периоду «холодной войны», которая заложит фундаментально новые вехи социально-экономического и политического развития США на достаточно длительную перспективу.


Ссылки

[1] По этому параметру предвыборная программа Республиканской партии 2016 г. является одной из самых обширных, уступая лишь рекордному показателю аналогичного документа, который республиканцы приняли в 2004 г. и который насчитывал немногим более 41 тыс. слов.

[2] The Most Extreme Republican Platform in Memory. – «The New York Times», July 19, 2016, p. A26.

[3] Rosenfeld S. 50 Shockingly Extreme Right-Wing Proposals in the 2016 Republican Party Platform. What Trump, a GOP Congress and GOP-appointed Supreme Court would do to America. – «AlterNet», July 18, 2016. − http://www.alternet.org/election-2016/50-shockingly-extreme-right-wing-proposals-2016-republican-party-platform.

[4] Republican Platform 2016. RNC*2016. Cleveland. P. i. − https://www.gop.com/the-2016-republican-party-platform/

[5] Ibid., p. 9.

[6] Ibid., p. 25.

[7] Ibid., p. 12.

[8] Ibid., p. 16.

[9] Ibidem.

[10] Ibid., p. 10.

[11] Ibidem.

[12] Ibid., p. 42.

[13] Ibid., p. 46.

[14] Ibidem.

[15] CRS Report. Instances of Use of United States Armed Forces Abroad, 1798-2015.October 15, 2015. R42738. P. 10. − https://www.fas.org/sgp/crs/natsec/R42738.pdf.

[16] CRS Report. U.S. Periods of War and Dates of Recent Conflicts. February 27, 2015. RS21405. PP. 4-5. − https://www.fas.org/sgp/crs/natsec/RS21405.pdf.

[17] Republican Platform 2016. RNC*2016. Cleveland. P. 26. − https://www.gop.com/the-2016-republican-party-platform/

[18] Ibid., p. 46.

[19] Ibid., p. 47.

[20] Ibid., p. 46.

[21] Ibidem.

[22] The American Presidency Project. Donald J. Trump. Address Accepting the Presidential Nomination at the Republican National Convention in Cleveland, Ohio. July 21, 2016. − http://www.presidency.ucsb.edu/ws/?pid=117935. Эти разделы выступления Д,Трамна можно сопоставить со знаменитой частью речи президента Р.Ф. В.В.Путина на 70-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН 28 сентября 2015 г.: «Достаточно посмотреть на ситуацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке … . Конечно, политические, социальные проблемы в этом регионе назревали давно, и люди там, конечно, хотели перемен. Но что получилось на деле? Агрессивное внешнее вмешательство привело к тому, что вместо реформ государственные институты да и сам уклад жизни были просто бесцеремонно разрушены. Вместо торжества демократии и прогресса – насилие, нищета, социальная катастрофа, а права человека, включая и право на жизнь, ни во что не ставятся. Так и хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: "Вы хоть понимаете теперь, чего вы натворили?". Но, боюсь, этот вопрос повиснет в воздухе, потому что от политики, в основе которой лежит самоуверенность, убеждённость в своей исключительности и безнаказанности, так и не отказались. Уже очевидно, что возникший в ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки вакуум власти привёл к образованию зон анархии, которые немедленно стали заполняться экстремистами и террористами» (Путин В.В. Выступление на пленарном заседании 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 28 сентября 2015 г. − http://kremlin.ru/events/president/transcripts/speeches/50385).

[23] Republican Platform 2016. RNC*2016. Cleveland. P. 27. − https://www.gop.com/the-2016-republican-party-platform/

[24] Ibid., p. 48.

[25] Ibid., p. 2.

[26] Ibid., p. 49.

[27] Ibidem.

[28] Ibidem.

[29] The American Presidency Project. Donald J. Trump. Address Accepting the Presidential Nomination at the Republican National Convention in Cleveland, Ohio. July 21, 2016. − http://www.presidency.ucsb.edu/ws/?pid=117935.

[30] Republican Platform 2016. RNC*2016. Cleveland. P. 49. − https://www.gop.com/the-2016-republican-party-platform/

[31] Ibid., p. 50.

[32] Warnke M. Opinion: Forget Melania Trump. The Republican Party platform is the circus we need to watch. – «Los Angeles Times», July 19, 2016. – http://www.latimes.com/opinion/opinion-la/la-ol-melania-donald-trump-republican-party-platform-gop-20160719-snap-story.html.

[33] Republican Platform 2016. RNC*2016. Cleveland. P. 41. − https://www.gop.com/the-2016-republican-party-platform/

[34] Fiscal Year 2017. Budget of the United States Government. Historical Tables. Wash: USGPO, 2016. Table 6.1.

[35] Republican Platform 2016. RNC*2016. Cleveland. P. 42. − https://www.gop.com/the-2016-republican-party-platform/

[36] CBO. Prospects for DoD’s Budget Over the Next Decade. May 3, 2016. Slide 26. −https://www.cbo.gov/publication/51513.

[37] Ibid. Slide 7.

[38] Republican Platform 2016. RNC*2016. Cleveland. P. 8. − https://www.gop.com/the-2016-republican-party-platform/

[39] По этому параметру она стала второй по объёму за всю историю составления этого документа демократами, уступая лишь рекорду 2012 г., когда объём программного документа превысил 26,5 тыс. слов.

[40] The White House. Office of the Press Secretary. Remarks by the President at the Democratic National Convention, Wells Fargo Center. Philadelphia, Pennsylvania. July 28, 2016. − https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2016/07/28/remarks-president-democratic-national-convention.

[41] Savransky R. Sanders disavows surrogate's corporate 'whore' remark. – «The Hill», April 14, 2016. − http://thehill.com/blogs/ballot-box/dem-primaries/276271-sanders-disavows-surrogates-corporate-whore-remark; MacMillan S. “Puppet on a String”: Hillary as President would be Catastrophic for the US and the World. – «Global Research», April 04, 2016. − http://www.globalresearch.ca/puppet-on-a-string-hillary-as-president-would-be-catastrophic-for-the-us-and-the-world/5518357.

[42] 2016 Democratic Party Platformю July 21, 2016. As Approved by the Democratic Platform Committee, July 8-9, 2016 - Orlando, FL. P. 43. − http://www.presidency.ucsb.edu/papers_pdf/117717.pdf.

[43] Ibid., p. 43-44.

[44] В этой связи можно отметить, что главной целью демократической администрации Обамы в Сирии, несмотря на упоминание «туманной» задачи победы над ИГИЛ, является вполне конкретно сформулированная цель − «совместное объединение усилий умеренной сирийской оппозиции, международного сообщества и наших региональных союзников для достижения договорного политического переходного периода, который положит конец правлению Асада» (Ibid., p.42).

[45] Ibid., p. 44.

[46] Выступая на съезде Демократической партии Б.Обама, искусно жонглируя словами, поставил российского президента в один ряд со свергнутым президентом Ирака С.Хуссейном (The White House. Office of the Press Secretary. Remarks by the President at the Democratic National Convention, Wells Fargo Center. Philadelphia, Pennsylvania. July 28, 2016. − https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2016/07/28/remarks-president-democratic-national-convention), а вице-президент Дж.Байден в своей речи на съезде назвал российского президента «диктатором» (FULL SPEECH: Vice President Biden speaks to the delegates. – «The Hill», July 27, 2016. − http://thehill.com/blogs/pundits-blog/presidential-campaign/289556-full-speech-vice-president-biden-speaks-to-the).

[47] 2016 Democratic Party Platformю July 21, 2016. As Approved by the Democratic Platform Committee, July 8-9, 2016 - Orlando, FL. P. 50. − http://www.presidency.ucsb.edu/papers_pdf/117717.pdf.

[48] 2016 Democratic Party Platformю July 21, 2016. As Approved by the Democratic Platform Committee, July 8-9, 2016 - Orlando, FL. P. 39. − http://www.presidency.ucsb.edu/papers_pdf/117717.pdf.

[49] Ibidem.

[50] Ibid., p. 14.

[51] Ibidem.

[52] Ibid., p. 50.

[53] Ibid., p. 40.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.