Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№2, 2016

ФОРМИРОВАНИЕ МЕХАНИЗМОВ ВЕНЧУРНОГО ИНВЕСТИРОВАНИЯ В РОССИИ

Л. С. Овчинникова,
бакалавр экономики
РЭУ им. Г.В. Плеханова
профиль: мировая экономика
e-mail:

Аннотация. В настоящее время российская экономика столкнулась с серьезными кризисными явлениями. Основной фактор экономического роста в виде экспорта энергоресурсов исчерпал себя. А развитие и внедрение инноваций требует мощной финансовой поддержки. В современных условиях одним из инструментов финансирования инноваций, передовых исследований является венчурное инвестирование, поэтому в России стоит задача развития механизмов венчурного инвестирования.

Ключевые слова: венчурное инвестирование, инновации, Россия, бизнесы-ангелы, венчурные фонды, институты развития.

FORMATION OF VENTURE INVESTMENT VEHICLES IN RUSSIA

Liudmila Ovchinnikova,
Bachelor of Economics in
Plekhanov Russian University of Economics
Major: International Economics
e-mail:

Annotation. The Russian economy has faced the signs of economic crisis. The main factor of economic growth in the form of oil and gas export is exhausted. This makes the Russian government count on the development of innovations. However, for the development and implementation of innovations huge financial backing is needed. Under current conditions, venture investment is one of the key sources of finance in the sphere of innovation. For this reason, the Russian government considers the creation and expansion of venture capital market as one of its main goals.

Keywords: venture investments, innovation, Russia, business angels, venture capital funds, Institutes for development.

Вопросы инновационной активности, ресурсного обеспечения научных исследований и разработок, использования их результатов для повышения национальной конкурентоспособности находятся в центре внимания российских и зарубежных исследователей.[5],[8] Зарубежный опыт свидетельствует о многообразии форм и методов мобилизации и освоения финансовых ресурсов, в том числе стимулирования инновационной деятельности малого бизнеса.[4],[9] Диверсификация источников финансирования инноваций – сегодня одна из ключевых российских проблем. Необходимость модернизации российской экономики в настоящее время ни у кого не вызывает сомнений. В период кризиса особенно явно проступили ее главные проблемы: чрезмерная зависимость от мировых цен на энергоресурсы, неконкурентоспособность многих российских предприятий, их отсталая техническая и технологическая база. «Укрепление и даже сохранение имеющихся позиций в мировой экономике возможно лишь при условии повышения конкурентоспособности на базе инноваций; осуществления комплекса мер научно-технической, промышленной, торговой политики в их взаимосвязи, в том числе значительных инвестиций на постоянной основе в сферу НИОКР, создания условий для коммерциализации результатов исследований и разработок.»[10]

Правительством Российской Федерации были сформулированы основные задачи модернизации отечественной экономики. Среди них важнейшей является переход к инновационному пути развития. Важным фактором роста российской экономики должен стать переход на высокотехнологичное производство, в частности увеличение доли продукции перерабатывающей промышленности в структуре экспорта.

Однако проведение научных исследований, реализация и внедрение инноваций невозможны без мощной финансовой поддержки. Так как банковское финансирование в России является очень дорогим и труднодоступным, особенно для высокотехнологичных стартапов, а акционерное финансирование еще недостаточно развито и не может выступать в качестве доступного и стабильного источника ресурсов, то венчурное инвестирование представляется наиболее удобным и дешевым способом финансирования малых высокотехнологичных компаний.

Становление венчурного бизнеса в России началось в 1990-е годы. В 1993 году на саммите Большой семерки в Токио были достигнуты договоренности между Европейским банком реконструкции и развития и странами – донорами (Францией, Германией, Италией, Японией, США и др.) о создании региональных фондов поддержки малого и среднего предпринимательства в России.

В результате этих договоренностей в России было создано 11 региональных фондов венчурного капитала. К числу их задач относилась поддержка компаний с количеством сотрудников от 200 до 5000 человек и концентрировались на секторе товаров народного потребления. По сути они занимались прямым инвестированием, а их деятельность оценивалась как венчурная из-за высоких страновых рисках.

Приблизительно в то же время к участникам зарождающегося рынка венчурных инвестиций присоединилась Международная финансовая корпорация. Стартовала российско-американская инвестиционная программа. Под эгидой этой программы был создан Инвестиционный фонд «США-Россия» с капиталом 440 млн долл.

Но реальное становление венчурной индустрии в России началось в 1997 году с образования Российской Ассоциации Венчурного Инвестирования (РАВИ). В ее состав входили 12 действующих на территории России венчурных фондов. Цель РАВИ состоит в формировании благоприятного климата для осуществления инвестиционной деятельности. В июне того же года РАВИ стала членом Европейской ассоциации венчурного капитала и вошла в европейский Совет национальных ассоциаций венчурного капитала.

В это же время были созданы первые венчурные фонды. Они были аффилированы с крупными российскими банками и предприятиями. В 1997 году в стране действовало 26 инвестиционных фонда с общим капиталом около 1,5 млрд долл.[1]

Однако в 1998 году из-за экономического кризиса большая часть российских фондов прекратила свою деятельность, были реструктурированы региональные фонды венчурного капитала, в результате чего из 11 фондов сохранилось только три — Quadriga Capital, Eagle и Norum [1].

Но уже в начале 2000-х годов Россия, хоть и с задержкой, почувствовала на себе влияние «бума доткомов», который спровоцировал рост инвестиций в инновационные компании и восстановление рынка прямых и венчурных инвестиций после кризиса. К числу наиболее успешных инвестиций этого времени относятся интернет-компании — Рамблер, Ozon и Яндекс. Уже тогда выявились наиболее привлекательные сектора для российского рынка венчурных инвестиций: сектор потребительских товаров и услуг, информационные технологии (в частности, телекоммункиации) (Рисунок 1). В 2001 году одному из фондов ЕБРР удалось впервые в Россиисовершить успешный выход из портфельной компании.

Рисунок 1.
Распределение венчурных инвестиций по отраслям, 1994-2004 гг.

Источник: РАВИ.

Кроме того, в начале 2000-х годов понятие венчурного финансирования появляется на государственном уровне. Впервые оно было упомянуто в «Основных направлениях развития внебюджетного финансирования высокорисковых проектов в научно-технической сфере на 2000-2005 годы». «Основные направления» впервые определяли понятия венчурного инвестирования, венчурного предприятия и системы венчурного инвестирования. Документ предполагал необходимые изменения в законодательстве и создание региональных и отраслевых венчурных фондов.

Первым этапом реализации «Основных направлений» стало создание Венчурного инновационного фонда 10 марта 2000 года. Эта некоммерческая организация была создана Правительством Российской Федерации по предложению Министерства науки в качестве фонда фондов. Основная задача фонда заключалась в создании совместных структур с частными управляющими компаниями.

Препятствием для реализации программы стало отсутствие в российском законодательстве необходимых венчурным фондам организационно-правовых форм (в частности, товарищества с ограниченной ответственностью) и схем налогообложения. Итогом деятельности фонда за последовавшие шесть лет стало участие в создании «Инновационного венчурного фонда аэрокосмической и оборонной промышленности» объёмом 10 миллионов долларов.[3]

За подъемом последовал серьезный спад и приостановка деятельности венчурных инвесторов. Некоторые фонды свернули деятельность, другие — переориентировались на сферу розничной торговли и недвижимости. К 2002 году единственным чисто венчурным фондом в стране оставался Mint Capital, Он осуществлял инвестиции в информационные и телекоммуникационные активы.

В 2002 году стали разрабатываться основы законодательства, регулирующего деятельность венчурных фондов в России. В январе 2002 года вступила в силу 25 глава Налогового кодекса, определившая принципы налогообложения инвестиционной деятельности. Новые положения освободили от налогов доходы, получаемые от продажи или эмиссии акций, средства и активы, полученные в виде инвестиций на конкурсах и торгах, и внесли ряд других ценных для отрасли изменений.[7]

Кроме того, в опубликованном Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг 14 августа 2002 года положении «О составе и структуре активов акционерных инвестиционных фондов и активов паевых инвестиционных фондов» венчурные фонды получили статус закрытых паевых фондов. Это положение определило государственные требования к структуре активов венчурных фондов и обязательства управляющих компаний перед акционерами.[12]

В конце 2002 года Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации представило для публичного обсуждения «Концепцию развития венчурной индустрии в России». Проект предполагал создание 10 новых региональных фондов для инвестиций в инновационные компании, агентств, занимающихся трансфером технологий, а также изменения в налоговом законодательстве и популяризацию науки и технологического бизнеса [1]. Концепция получила неоднозначную оценку от участников рынка, и Министерство экономического развития начало реализацию программы по созданию региональных фондов только в 2005 году. Однако вскоре сформированные Министерством фонды перешли под управление Российской венчурной компании, созданной в 2006 году в результате принятия Правительством Российской Федерации постановления «Об открытом акционерном обществе «Российская венчурная компания»».

Российская венчурная компания была создана как государственный фонд , и ее уставный капитал составлял 15 млрд рублей. Основными ее задачами являлись стимулирование венчурной индустрии в России, отбор на конкурсной основе частных управляющих компаний и участие в капитале венчурных фондов в сфере нанотехнологий, информационных технологий, энергосбережения, противодействия терроризму и др.[11]

Начиная с 2007 года рынок венчурного капитала вошел в стадию устойчивого роста и быстро преодолел кризисные явления в российской экономике в 2008-2009 годах и показал положительную динамику в 2010 (Рисунок 2). Ускоренное развитие российского венчурного рынка стало заметным и в глобальном масштабе. Согласно исследованию Dow Jones VentureSource, опубликованному в начале 2013 года, по итогам 2012 года Россия поднялась на 4 – е место в Европе по объему венчурных инвестиций в отраслях высоких технологий.[6]

Рисунок 2.
Объем венчурных инвестиций на российском венчурном рынке, 2007-2012 гг.

Источник: Ильин В., Балашов В. и др. Исследование российского и мирового венчурного рынка за 2007-2013 гг. // Ernst&Young, 2014, p. 43. URL: https://www.rusventure.ru/ru/programm/analytics/docs/201402_RVC_EY_venture_markets_RU.pdf (дата обращения: 26.03.2016).

Значительную роль в развитии российской отрасли венчурного инвестирования в период 2007-2012 гг. играли государство и созданные им институты инновационного развития (ОАО «РВК», ОАО «РОСНАНО» и Фонд «Сколково», Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере и др.), деятельность которых способствовала не только росту интереса к технологическому предпринимательству в обществе и деловых кругах, но и выводу на рынок широкого спектра специализированных финансовых и нефинансовых инструментов поддержки инновационного бизнеса.

Благодаря всплеску активности частных инвесторов доля создаваемых при участии РВК фондов в годовом объеме новых инвестиций на российском рынке в период 2007-2012 гг. снизилась с 58,9% до 8,5% в 2012 году. Таким образом, государственным институтам развития удалось придать мощный импульс венчурной индустрии и привлечь частных зарубежных и российских инвесторов [6].

Кроме того, начиная с 2010 года значительные усилия государства, РВК и других институтов развития были направлены на создание финансовых инструментов коррекции рынка на ранних (предпосевная и посевная) стадиях, а также в приоритетных отраслевых направлениях.

Другим важным направлением стало формирование сервисной инфраструктуры венчурного рынка — специализированных нефинансовых инструментов, нацеленных на развитие компетенций венчурных инвесторов и бизнес-ангелов, поддержку выхода российских инновационных и сервисных бизнесов на глобальный рынок.

Прогресс в области формирования как финансовых, так и нефинансовых механизмов поддержки инновационного предпринимательства и венчурного инвестирования в значительной мере способствовал достижению рекордных объемов венчурных инвестиций в Российской Федерации по итогам 2012 года.

Таким образом, к концу 2012 года задача создания венчурной индустрии в России при масштабной поддержке государства была, в целом, решена. Общий объем капитала венчурных фондов, работающих на рынке РФ, вырос с 0,8 млрд в 2007 году до 4,54 млрд долларов по итогам 2012 года, число активно действующих фондов — с 20 до 160, а количество венчурных сделок за год — с 34 до не менее чем 188 (соответственно, в 2007 и 2012 году) [6].

Современное состояние рынка венчурного инвестирования в России. Начиная с 2013 года под влиянием внешних и внутренних факторов отмечалось некоторое сокращение темпов роста российской индустрии венчурного инвестирования. С учетом опыта создания и развития венчурной индустрии в других странах такая тенденция может свидетельствовать о естественной коррекции после ускоренного роста, вслед за которой возможно наступление стадии долговременного и устойчивого развития. Общий объем сделок на рынке в 2013 году несколько уменьшился, однако подобная динамика в значительной мере объяснялась повышением профессионального уровня участников рынка и снижением уровня «необдуманных» инвестиций, «пик» которых пришелся на 2012 год.

Однако уже к концу 2013 года влияние общеэкономических факторов значительно усилилось. Оно выразилось в существенном сокращении темпов роста российской экономики. Сложная макроэкономическая ситуация сказалась на темпах реализации ряда программ, направленных на поддержку процессов технологической модернизации в России и, в целом, не способствовали ускоренному развитию российского венчурного рынка.

Общее количество технологических стартапов на российском рынке в 2013 году продолжало расти, однако с точки зрения качественных характеристик ситуация оставалась неоднозначной. В проектах, связанных с электронной коммерцией и потребительскими Интернет-сервисами, на которые приходилась подавляющая доля венчурных инвестиций, уровень предлагаемых технологий оценивался как достаточно высокий. При этом преобладали не столько оригинальные идеи, сколько копии западных продуктов, характеризующиеся ограниченной конкурентоспособностью на мировом рынке.

Средний размер сделки на российском венчурном рынке в 2013 году уменьшился с 5,6 млн до 3,1 млн долл., что объяснялось, в том числе, «взрослением» отрасли и корректировкой инвесторами своих подходов к оценке компаний и рискам при осуществлении инвестиций.[13] Многие из инвесторов, начавших свою деятельность 3–4 года назад, завершили первый инвестиционный цикл и сосредоточились на управлении портфелями. Вследствие этого уровень их активности и интереса к участию в новых проектах частично снизился. Государство и его институты развития продолжали играть значимую роль в инновационной экономики, оставаясь основными инвесторами в наиболее капиталоемких и высокорисковых секторах. В частности, на протяжении 2013 года РВК на фоне непростой макроэкономической ситуации прилагала необходимые усилия к поддержанию и усилению позиций, достигнутых российским венчурным рынком в предшествующий период.

Несмотря на целый ряд проблем развития, в 2013 году система венчурных фондов в Российской Федерации продолжала демонстрировать рост. Под управлением 200 венчурных фондов находилось 5,5 млрд долларов. В то же время, количество и совокупный объем венчурных сделок изменялись разнонаправленно. Число сделок выросло на 18% и составило не менее 222 по сравнению с 188 сделками годом ранее, однако общий объем сделок сократился до 653 млн долл. в 2013 году [13].

Одним из важных позитивных итогов 2013 года стал ощутимый рост активности бизнес-ангелов: Россия заняла третье место в Европе по объему рынка бизнес-ангельских инвестиций.

В 2014 году уровень воздействия негативных внешнеполитических и макроэкономических факторов на российскую венчурную индустрию существенно возрос. На фоне обострения международной обстановки зарубежные венчурные инвесторы заняли консервативную позицию, существенно снизив или даже полностью свернув свою активность в России. Сократилась активность и российских венчурных инвесторов.

Суммарный объем сделок, заключенных в 2014 году в России, сократился на 26% к показателям 2013 года [13]. Однако, стоит отметить, что в 2014 году российская венчурная отрасль продемонстрировала высокую адаптивность. Так, совокупная капитализация венчурных фондов, работающих на рынке России, и число действующих на российском рынке фондов венчурных инвестиций показали положительный прирост по итогам года. При этом значительно вырос средний размер сделки на самых ранних стадиях, что свидетельствовало, в частности, о растущем качестве проектов.

В условиях нарастающей экономической и внешнеполитической неопределенности был зафиксирован и заметный рост количества «выходов» инвесторов (33 сделок) по сравнению с 2013 годом (21 «выход» инвесторов) (Рис.3), что содействовало сохранению долгосрочной мотивации у участников рынка к осуществлению новых инвестиций [13].

Рисунок 3.
Распределение числа реализованных выходов из портфельных компаний, 2006-2014 гг.

Источник: РАВИ.

На ранних стадиях, особенно на посевной, средний размер инвестиций в 2014 году существенно вырос (на 69%, с 0,55 млн долл. до 0,93 млн долл.). Совокупный объем посевных инвестиций увеличился на 30% (до 38,1 млн долл.), а общий объем инвестиций на посевной и предпосевной стадиях — до 141 млн долл. (136 млн долл. в 2013 г.)[2] Таким образом, в 2014 году удалось избежать недостатка инвестиций на ранних стадиях развития инновационных компаний.

В целом, на российском венчурном рынке по итогам 2014 года удалось сохранить активность частных инвесторов на значимом уровне; более того, российская венчурная индустрия заняла 3-е место в Европе по количеству сделок. К 2014 году государство перестало быть единственным источником финансирования для отечественной индустрии венчурного инвестирования, в наиболее развитых индустриальных секторах и в наименее рисковых стадиях инвестиций эффективно действует частный капитал.

Однако в 2015 году уровень воздействия негативных факторов внешней среды на российскую отрасль венчурного инвестирования приобрел экстремальный характер. Зарубежные венчурные инвесторы продолжали занимать консервативную позицию, существенно снизив или даже полностью свернув деятельность в России. Сократилась активность и российских венчурных инвесторов, отмечалась переориентация российского венчурного капитала на более зрелые и стабильные инновационные рынки зарубежных стран. Проблемы на российском венчурном рынке существенно обострились.

Проблемы и перспективы развития рынка венчурного инвестирования в России. Так как основная цель венчурной индустрии стимулирование развития высокотехнологичных стартапов, имеет смысл оценить ее влияние на развитие инноваций и определить степень ее самостоятельности. Для этого был проведен корреляционный анализ. В рамках данного анализа была проведена оценка зависимости уровня развития инноваций (в данном случае, количество поданных патентных заявок) в России от объема выделенных государством средств и венчурных инвестиций в период с 2004-2015 гг.

Было выявлено, что зависимость уровня развития инноваций от бюджетных средств в России на протяжении всего периода оставалась наиболее высокой, однако в период 2004-2012 гг. влияние государственных средств на развитие инноваций стало снижаться, в то время как влияние венчурных инвестиций возросло. Однако, начиная с 2013 года зависимость от государственных средств снова резко возросла, что можно связать с сокращением темпом роста российской экономики, неблагоприятными макроэкономическими факторами и, как следствие, ухудшением инвестиционного климата в стране. (Таблица 1).

Таблица 1.
Оценка влияния бюджетных средств и венчурных инвестиций на уровень развития инноваций

Период

Зависимость развития инноваций от бюджетных средств

Зависимость развития инноваций от венчурных инвестиций

2004-2006

0,79

0,53

2007-2009

0,63

0,59

2010-2012

0,63

0,62

2013-2015

0,94

0,28

Источник: рассчитано на основе данных РАВИ и Росстата.

Таким образом, несмотря на положительную динамику 2007-2012 гг., на российском рынке венчурного инвестирования существует ряд серьезных проблем, которые побуждают полагать, что он еще не достиг этапа стабильного самостоятельного развития.

Во-первых, в России все еще преобладает рентная экономика, где благосостояние формируется за счет доступа и контроля над ресурсами;[14]

Во-вторых, помимо отраслевых и стадийных диспропорций имеет место «географическое неравенство»: инвестиционные инструменты венчурного рынка не одинаково доступны на всей территории страны. Доступ к информации о центрах компетенций все еще остается фрагментированным, и данные о программах правительственной поддержки не всегда легко доступны для стартапов.

В-третьих, российская венчурная отрасль практически не использует такой распространенный в мировой практике источник капитала, как средства институциональных инвесторов. Кроме того, механизмы распределения венчурных средств еще недостаточно развиты.

В-четвертых, отсутствует значимый спрос на продукцию инновационных технологических компаний на внутреннем рынке, в том числе со стороны реального сектора. Институциональная среда остается чрезмерно зарегулированной, что делает российский венчурный рынок недостаточно привлекательным и комфортным для венчурного капитала. В-пятых, на российском рынке венчурного инвестирования наблюдаются существенные ограничения для «выходов» венчурных фондов из проектов.

Как уже отмечалось, в мире распространены два основных способа «выхода»: IPO и продажа стратегическому инвестору (M&A). Первичное размещение акций, как правило, считается наиболее успешным вариантом, но в России возможности «выходов» через IPO для венчурных инвесторов в существенной мере ограничены возможностями национального фондового рынка, на котором активно торгуются лишь акции нескольких десятков крупных сырьевых компаний. Кроме того, к компании, выходящей на биржу, предъявляются высокие требования относительно уровня зрелости и масштабов деятельности, однако лишь немногие венчурные инвесторы имеют возможность поддерживать портфельные компании на таких поздних стадиях развития.

Продажа стратегическому инвестору — наиболее частый способ «выхода» инвесторов на большинстве рынков. Однако в России рынок таких сделок остается недостаточно развитым, в том числе из-за слабого интереса крупнейших российских компаний к повышению собственной эффективности и расширению бизнеса в новых, перспективных нишах.

Несмотря на сохраняющуюся неопределенность макроэкономической и геополитической ситуации, а также наличие многих серьезных проблем на российском рынке венчурного инвестирования, многие его участники сохраняют достаточно оптимистический взгляд на развитие отрасли в среднесрочной перспективе. Так, по данным исследования Venture Barometer Russia 2015, представленного венчурным фондом Prostor Capital и исследовательским агентством Data Insight, более 50% опрошенных инвесторов высказали предположение, что рынок вырастет в течение следующих 5 лет по числу сделок, причем большинство респондентов ожидали «значительного роста».[15]

Движущими силами для восстановления могут стать увеличение доходов инвесторов от «выходов» (тенденция к некоторому росту которых наметилась в 2014 году), а также обеспечение необходимого уровня доступности венчурного капитала на ранних стадиях (в том числе при участии институтов развития), что стимулирует приток на рынок новых проектов.

Кроме того, у российских производителей и предприятий в ряде сегментов рынка, которые подпали под действие санкций, появляются дополнительные возможности по замещению зарубежных технологий, что также создает потенциал роста российской отрасли венчурного инвестирования. В то же время девальвация рубля создала новые возможности для повышения конкурентоспособности экспортоориентированных российских высокотехнологичных компаний на глобальном рынке. Также фактором, создающим возможности для дальнейшего развития венчурного рынка в России, является относительно крупный внутренний рынок Российской Федерации, который позволяет осуществлять в ряде областей самостоятельные инновационные проекты, ориентированные на локальный спрос.

Таким образом, существует потенциал дальнейшего развития венчурного рынка в России. Однако, для его реализации необходимо усовершенствовать институциональную среду, повысить привлекательность российской юрисдикции для зарубежного и российского венчурного капитала. В последние годы возникли также новые возможности для привлечения, например, китайских венчурных инвесторов на российский рынок. Так, в 2015 году на российско-китайском форуме «Большие возможности малого и среднего бизнеса было принято решение о создании совместного венчурного фонда с бюджетом 200 млн долл. Соглашение было подписано фондом «Сколково» и китайской Cybernaut Investment Group. Стороны решили создать совместные бизнес-инкубатор на территории инновационного центра «Сколково» и центр робототехники. Также в 2016 году АФК «Система» и китайская TUS Holding объявили о решении создать совместный венчурный фонд, предназначенный для инвестиций в технологические проекты. Капитал фонда составит до 100 млн долл. Для России весьма актуально и рассмотрение китайского опыта реформ, в том числе на венчурном рынке, в плане соединения передовой мировой практики с национальной спецификой, учетом конкретных условий страны их проведения.


Список литературы

[1] Аммосов Ю. П. Венчурный капитализм: от истоков до современности. СПб.: Российская ассоциация венчурного инвестирования, 2004, с. 409.

[2] Венчурный рынок Российской Федерации: итоги 2014 года. [Электронный ресурс]. URL: http://json.tv/ict_telecom_analytics_view/rynok-venchurnogo-finansirovaniya-rossiyskoy-federatsii-itogi-2014-g (дата обращения: 26.03.2016).

[3] Вишняков А.А. Прямое участие российского государства в процессе венчурного инвестирования: реалии и перспектив // Вестник Научно-исследовательского центра корпоративного права, управления и венчурного инвестирования Сыктывкарского государственного университета, 2008, №2, с. 19-26.

[4] Емельянов С.В., Щербина Е.А. Американский опыт государственной поддержки НИОКР в сфере малого бизнеса. Международная торговля и торговая политика. 2015. N 4(4).С. 110-121.

[5] Емельянов С.В. , Лебедева Л.Ф. политика администрации Обамы в сфере НИОКР. США и Канада: Экономика, политика, культура. 2013. N 10 (526). С. 085-092.

[6] Ильин В., Балашов В. и др. Исследование российского и мирового венчурного рынка за 2007-2013 гг. // Ernst&Young, 2014. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rusventure.ru/ru/programm/analytics/docs/201402_RVC_EY_venture_markets_RU.pdf (дата обращения: 26.03.2016).

[7] Калачева О. С. Венчурная деятельность и инновационная активность малого предпринимательства // Вестник Волгоградского института бизнеса, 2010, № 11, с. 155-159.

[8] Лебедева Л.Ф., Емельянов С.В., Белинский А.Н. Приоритеты научно-технологической политики США в начале XXI века: взаимодействие государства и бизнеса. Институт Соединенных Штатов Америки и Канады РАН. Москва, 2009.

[9] Лебедева Л.Ф. США: малое предпринимательство как образ жизни. Человек и труд. 2005. N9. С. 51-56.

[10] Лебедева Л.Ф. Россия в мировом хозяйстве: в поисках ответов на новые вызовы. Россия и Америка XXI веке. 2014. N3. C.6.

[11] Михайлова Е. В. Правовое обеспечение венчурного финансирования в России // Вестник Волгоградского института бизнеса, №37, с. 54-59.

[12] Никконен А. Введение в венчурный бизнес. СПб.: Российская ассоциация венчурного инвестирования, 2008, с. 355.

[13] РВК. Объединяем возможности. Годовой отчет 2014. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rusventure.ru/ru/programm/analytics/docs/Report_RVC_2014.pdf (дата обращения: 26.03.2016).

[14] Россия: курс на инновации. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rusventure.ru/ru/programm/analytics/docs/2015_Public_report_Strategy_Innovative_Development_RU_web.pdf (дата обращения: 26.03.2016).

[15] Venture Barometer Russia 2015. [Электронный ресурс]. URL: http://prostor-capital.ru/files/press-center/report_prostor_new.pdf (дата обращения: 26.03.2016)



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.