Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№2, 2017

ВЫБОРЫ 2016 ГОДА В США И ПЕРСПЕКТИВЫ ПОЛИТИКИ ДОНАЛЬДА ТРАМПА (материалы научной конференции, день первый)

Часть 1. Итоги выборов в США 2016 года - глобальное измерение.

22-23 декабря 2016 года в Институте США и Канады РАН прошла ежегодная научная конференция «РОССИЯ И США В 2016 ГОДУ» («Выборы 2016 года в США и перспективы политики Дональда Трампа»), посвященная важнейшему событию в жизни Америки -избирательной кампании в США, анализу и оценке ее итогов, обсуждению дальнейшего возможного развития курса государства в разных сферах политики и экономического строительства, в области российско-американских отношений. Пленарные заседания открывали и завершали деятельность конференции, в ходе их работы выступали гости мероприятия, определялись основные темы для анализа проблем и дискуссий, подводились итоги обсуждений и намечались будущие перспективные исследования. В соответствии с задачами конференции была организована работа четырех тематических секций: «Социально-экономическая политика США», «Внешняя политика США», «Оборонная политика США», «Внутренняя политика США», представлявших основной спектр научных интересов участников конференции. В качестве гостей мероприятия были приглашены видные ученые в области международных отношений и страноведения -научный руководитель Института Латинской Америки РАН, член-корреспондент РАН В.М. Давыдов; научный руководитель Института востоковедения, академик РАН В.В. Наумкин; директор Института Европы, член-корреспондент РАН А.А. Громыко; исполняющий обязанности директора ИМЭМО, член-корреспондент РАН Ф.Г. Войтоловский.

Пленарное заседание конференции открыл директор ИСКРАН, д.и.н. Гарбузов Валерий Николаевич. Он приветствовал гостей и участников конференции, пожелал им успешной и плодотворной работы. Было отмечено, что на протяжении всего 2016 года - года президентских выборов в США - в Институте проводилось много научных мероприятий, посвященных анализу процессов, сдвигов и явлений происходивших в американском обществе, со всей очевидностью проявивших себя во время ярких предвыборных баталий. Американский народ сделал свой выбор и требуется всесторонний анализ, оценка итогов избирательной кампании и перспектив нового президентства. Такое обсуждение, заметил В.Н. Гарбузов, будет проведено в ходе работы нашей конференции и продолжится в дальнейшем в научных исследованиях Института. Возвращаясь к проблеме процессов, происходящих в США в последнее время, директор ИСКРАН подчеркнул, что несомненным результатом предвыборной кампании является подтверждение смены политических приоритетов в американском обществе в сторону республиканской партии. Происходит это под влиянием самых разных объективных обстоятельств, а, в частности, обусловлено изменениями, происходящими в недрах самого партийного объединения, сдвигов в элите республиканской партии. Личность Д.Трампа, как отметил В.Н.Гарбузов, оказалась фигурой раскола американского общества. Если традиционно, вновь избранный президент является символом согласия избирателей, так называемым «отцом нации», то в сложившейся ситуации этого не произошло – слишком большое число американцев говорит о Дональде Трампе «не мой президент». Реакция мирового сообщества также свидетельствует о неоднозначном отношении к личности вновь избранного президента США – страны, играющей важнейшую роль на мировой политической сцене. Сегодня США вступают на путь перемен, и очень важно понять и очертить контуры возможных изменений на внешнеполитическом, экономическом и внутриполитическом направлениях, сделав необходимый акцент на то, каким образом эти трансформации могут отразиться на российско-американских отношениях. Далее В.Н. Гарбузов предоставил слово научному руководителю ИСКРАН, академику РАН С.М. Рогову.

С.М. Рогов начал свое выступление с приветствия гостей, которых поблагодарил за участие в работе конференции. С.М. Рогов сказал, что хотел бы поделиться своими впечатлениями, т.к. только что вернулся из поездки в Вашингтон, где провел много полезных и интересных встреч. Столица США, как заметил С.М.Рогов, выглядит как город, где только что произошло землетрясение. Очевидно, что результаты выборов ведут к очень серьезным изменениям на политической арене США, обозначился раскол в обеих партиях: демократы просто находятся в состоянии истерики – никак не могут понять, как партия умудрилась проиграть, когда победа сама шла в руки, и вместо того, чтобы винить свое руководство и Хиллари Клинтон в ошибках, которые были допущены, они обвиняют Россию и президента В.В. Путина во вмешательстве в демократические американские выборы. С.М. Рогов отметил, что антироссийская пропагандистская кампания в США достигла невиданного пика. Даже в самые худшие времена российско-американских отношений, по его воспоминаниям, не было такой степени озабоченности поисками агентов Кремля. У республиканцев, которые тоже принимают участие в этой истерике, несколько другая ситуация: с одной стороны, они победили на президентских выборах, сохранили большинство в обеих палатах Конгресса США, упрочили свои позиции в законодательных собраниях штатов, но с другой – ликования в рядах не ощущается, потому что новый президент воспринимается, как «чужой среди своих». В 2017 году в США устанавливается однопартийное правление, что, само по себе, достаточно редкое явление, и становится ясным, что будет назначен крайне консервативный девятый член Верховного суда США и, таким образом, все три ветви власти будут находиться под контролем республиканцев. Однако, по словам С.М. Рогова, Д.Трамп опасается, что однопартийное правление может оказаться для него ловушкой.

Далее академик С.М. Рогов высказал свое мнение о процессе формирования команды Д.Трампа и ее источниках. Процедура эта длится до сих пор и складывается впечатление, что Д.Трамп, проводя избирательную кампанию, не верил в свою победу, и, фактически, будучи избранным президентом, оказался без своей собственной команды. Поразительным является факт, что в этой формирующейся команде нет ни одного политического деятеля, служившего в администрации Дж. Буша-младшего и Дж. Буша-старшего. Ведь обычно бывшие крупные чиновники после победы своей партии занимают ведущие посты с повышением. Таких сейчас нет ни одного. Существуют три крупные резервуара, из которых Д.Трамп черпает кадры. Первый - это большой бизнес. И, действительно, назначение крупнейших бизнесменов, руководителей «Голдман Сакс», «Эксон Мобил» - абсолютно нестандартная ситуация. И хотя раньше бизнесмены и приходили в политику, но никогда не было такой «экономической команды», которая представляет большой бизнес. Вторая группа – это отставные военные, известные своей жесткой позицией, которые в свое время не поладили с Б.Обамой и были им досрочно уволены с воинской службы. Новый министр обороны, Дж. Мэттис, был назначен впервые со времен Джорджа Маршалла в нарушение сложившейся традиции гражданского политического контроля (требуется даже специальное разрешение конгресса, чтобы его утвердить, поскольку после завершения воинской службы должно пройти семь лет). Генерал Флинн – советник по национальной безопасности – личность тоже достаточно экзотическая. И третья группа, на которую опирается Д.Трамп, формируя свою команду, – это республиканские члены Конгресса США «второго разряда». Никого из видных деятелей республиканской партии из сената и палаты представителей в команде Д.Трампа нет. Соответственно, продолжил С.М.Рогов, возникает много вопросов и демократы полагают, что такая команда не сможет сработаться и эффективно действовать. Он также заметил, что в рядах демократов существует мнение, что за год Д.Трамп может наделать серьезных ошибок и, как следствие, будет подвергнут импичменту.

Далее в своем выступлении С.М. Рогов провел оценку перспектив действий
администрации Д.Трампа в области внешней и внутренней политики. Основными приоритетами администрации Д.Трампа, по мнению С.М.Рогова, будут внутриполитические и экономические вопросы. Он сделал предположение, что будет произведено крупнейшее сокращение подоходного налога, причем социальные программы «Медикэр» и «Медикейд» Д.Трамп оставит без изменений, а программа «Обамакэр» подвергнется значительному сокращению, хотя и не полной отмене. Следствием таких шагов, вполне вероятно, может стать бюджетный кризис, когда государственный долг будет увеличиваться и возникнет дефицитное финансирование. Правда, республиканцы надеются, что такая реформа приведет экономику к росту, но не скоро.

Еще одним приоритетом новой администрации является ужесточение иммиграционной политики: депортация нелегальных иммигрантов, закрытие въезда в США для мусульман. И хотя в этом вопросе уже появились признаки отхода Д.Трампа от своей жесткой риторики, но не окончательно – стена на границе с Мексикой строится будет, но, видимо, масштаб строительства будет скромнее.

Что касается курса внешней политики новой администрации, то С.М. Рогов напомнил, что избирательная кампания Д.Трампа была полна лозунгов неоизоляционистского и протекционистского содержания. В этой связи С.М. Рогов отметил, что Америка не будет возвращаться к изоляционизму, а протекционизм – угроза поднять тарифы на китайские и мексиканские товары - встретит жесткую реакцию со стороны республиканской партии, где преобладают сторонники свободной торговли.

Еще одним лозунгом Д.Трампа было сокращение американских обязательств, которые Америка несет на себе, защищая своих союзников. Эти заявления произвели неизгладимое впечатление на союзников США по НАТО, и отношения Д.Трампа с Европой сейчас находятся в подвешенном состоянии. Вероятнее всего, будет достигнут «модус вивенди», но отношения с союзниками останутся в прежнем состоянии. Несмотря на то, что согласно появившейся информации о намерении Д.Трампа сместить назначенную на пост заместителя генерального секретаря НАТО Розу Гетемюллер, сделать это технически будет невозможно, поскольку она имеет статут служащей международной организации.

По мнению С.М. Рогова, двумя приоритетами внешней политики новой администрации являются борьба с исламской угрозой и сдерживание Китая. Риторика Д.Трампа в отношении ислама выходит за рамки политкорректности и влечет за собой достаточно серьёзные последствия на Ближнем Востоке. Китай, по всем признакам, назначается на роль главного геоэкономического и геополитического конкурента США, в отношении которого администрация Д.Трампа будет проводить политику жесткого сдерживания. Этим можно объяснить столь неожиданную позицию Д.Трампа в отношении России. Д.Трамп и после избрания продолжает положительно отзываться о нашей стране и президенте В.В. Путине, и ни для кого не является секретом, что эта позиция противоречит сложившемуся негативному двухпартийному американскому консенсусу в отношении России. С.М. Рогов высказал мнение, что двойное сдерживание – и России, и Китая – Америке не по силам. И поэтому Д.Трамп будет делать попытку «оторвать» Россию от Китая, чтобы не дать сформироваться китайско-российскому союзу против США. В треугольнике Китай-Россия-США возникли отношения, получившие название «Киссинджер наоборот»: таким же образом, как Г. Киссинджер в 1972 году использовал Китай, чтобы «давить» на Советский Союз, сейчас сделана попытка использовать Россию, чтобы «давить» на Китай, при этом Россия не рассматривается как экономический и геополитический соперник США. Ядерное оружие России может уничтожить Америку, но конкурировать с Америкой, как считает Д.Трамп и его команда, Россия не способна.

С.М. Рогов предположил, что Д.Трамп будет предлагать России стать младшим партнером США, ведь статус равноправного партнера США никому и никогда не предлагали, однако, сомнительно, что Россия пойдет на это. Он также отметил, что законопроект о помощи Украине, который был принят большинством в палате представителей в 2016 году, даже не стал рассматриваться в сенате. Это означает, что в 2017 году законопроект нужно будет вносить заново, что говорит о явном давлении Д.Трампа.

В своем выступлении С.М. Рогов не обошел вниманием сенсационное назначение на пост государственного секретаря США Рекса Тиллерсона. Д.Трамп делал это, прекрасно понимая, что последует «политическая драка». Нужно отметить, что это назначение является «фирменным» стилем Д.Трампа - «остриё против острия», когда он провоцирует своих противников и сам идет на риск. Скорее всего, Р. Тиллерсон будет утвержден и это станет большой победой Д.Трампа, который тем самым покажет, «кто в доме хозяин». Но при этом, возможности изменения российско-американских отношений останутся достаточно ограниченными. Против нормализации сотрудничества будут выступать демократы, которые настроены более жёстко против России, чем республиканцы. Среди противников улучшения российско-американских отношений в республиканской партии можно назвать сенаторов Д.Маккейна, Л.Грэма и М.Рубио, нельзя также сбрасывать со счетов и оппозицию внутри администрации.

В конце своего выступления С.М. Рогов сделал несколько выводов. Не стоит питать иллюзий по поводу быстрого улучшения российско-американских отношений при новой американской администрации. Возможности для сотрудничества существуют и эти улучшения могут начаться, но по своей природе они будут очень хрупкими и частичными. Прежде всего, это касается борьбы с ИГИЛ, в рамках которой возможно создание военной коалиции, чего не происходило со времен Второй мировой войны. В таком случае будут восстанавливаться полностью прерванные Б. Обамой двусторонние контакты в военной сфере и на уровне Россия-НАТО. Это, в свою очередь, позволит добиться договоренностей по снижению военной опасности и военных угроз. Вместе с тем, отметил С.М. Рогов, в докладе «Риски в 2017 году», изданным Советом по внешней политике в середине декабря 2016 года, на первое место была поставлена возможность войны между Россией и НАТО.

В отношении перспектив политики США по Украине С.М. Рогов предположил, что если его гипотеза насчет Китая верна, то основные американские интересы с Украиной не связаны, и проблема Донбасса и Крыма на этом фоне выглядит не столь значительной. Хотя Запад, похоже, не откажется от поддержки Киева и удастся ли в этой связи сдвинуть с мертвой точки процесс урегулирования проблемы предсказать очень сложно.

Об отмене экономических санкций, введённых США против России, Сергей Михайлович пояснил следующее: в марте 2017 года истекает их срок, и для Д.Трампа возникнет дилемма о продлении «Донбасского» пакета. Его отмена вызовет жёсткое сопротивление в Америке, а продление – будет воспринято Кремлем как продолжение Д.Трампом политики «экономической дубинки» в отношении России. Какова будет реакция Кремля на их продление, покажет будущее. Что касается санкций, введенных по Крыму, то в обозримом будущем они сохранятся.

Подводя итоги своего выступления, С.М. Рогов сказал, что мы являемся свидетелями интереснейших исторических событий. Многие вещи, и с точки зрения политики нашей страны, и с точки зрения деятельности нашего Института требуют переосмысления, и безусловным аргументом для этого является результат прошедших выборов в США и приход к власти Д.Трампа, что вносит серьёзные изменения в наши представления о процессах, идущих в американском обществе.

В.Н. Гарбузов отметил, что наше внимание к фигуре Д.Трампа и ожидания по поводу политики его администрации в значительной степени связаны с высокой степенью его «аутсайдерства». В связи с этим, в настоящее время происходит большое количество дискуссий о вероятности воплощения в жизнь его предвыборных обещаний, о стабильности его намерений, о расстановке политических сил в Вашингтоне.

Для освещения перспектив отношений США со странами Латинской Америки В.Н. Гарбузов предоставил слово научному руководителю Института Латинской Америки РАН, члену-корреспонденту РАН В.М. Давыдову.

В.М. Давыдов начал свою речь с обсуждения тезиса-дилеммы «случайны или закономерны итоги выборов в США в 2016 году». Свою позицию и мнение своих коллег из стран Латинской Америки он сформулировал следующим образом – в экономике США, в социальной сфере происходят серьезные изменения, влияющие на все развитие государства, что делает результаты выборов в США 2016 года закономерными. Ключевое подтверждение в пользу такой характеристики итогов избирательной кампании можно найти в исследовании мексиканских ученых на рубеже 2015-2016 годов, содержащем выводы, предсказывающие такой вариант развития событий. Хотя в целом, реакцию Латинской Америки на результаты выборов в США можно охарактеризовать как фрустрацию и ожидание худшего. Администрация Б.Обамы сделала очень немногое в отношении Латинской Америки, несмотря на его предвыборные обещания. Особо В.М. Давыдов подчеркнул нормализацию отношений с Кубой и тот факт, что такой шаг имел положительный резонанс в Латинской Америке, но этот жест удовлетворил ожидания от политики США в латиноамериканском регионе лишь частично.

Процесс переосмысления и отказа от стереотипов, по словам В.М. Давыдова, идет и в Институте Латинской Америки РАН, хотя при этом нужно быть очень осмотрительными, чтобы «с водой не выплеснуть дитя». К сожалению, признал В.М. Давыдов, в ИЛА РАН отошли от серьезного изучения социального состава общества, его структуры. В свое время в 70-80-х годах в ИЛА РАН была фундаментальная школа, связанная с именем А.Ф. Шульговского, выпущена серия монографий, содержащих исследования, отражающие классовую структуру латиноамериканского общества. Ведь именно изучение социального состава общества и его ключевых пропорций позволяет понять и оценить возможные изменения в политическом спектре и тенденциях политической психологии. По мнению В.М. Давыдова, результаты выборов в США являются призывом к возрождению на серьезной основе именно социологических исследований в школе международных исследований.

Далее В.М. Давыдов остановился на рассмотрении объективных факторов, с его точки зрения, повлиявших на результаты выборов в США. В частности, в экономике - это эффект глобализации, который отнюдь не оказался в пользу развитых стран. Апелляция Д.Трампа именно к негативным последствиям глобализации принесла ему определенные дивиденды и нашла отклик в американском обществе. По мнению В.М. Давыдова, грядут большие изменения в финансовой сфере США. Это касается повышения ставки банковского рефинансирования, которое окажет влияние и на мировую экономику в целом. В своем выступлении В.М. Давыдов дал свою оценку намерений Д.Трампа по пересмотру договоров о свободной торговле и изменению миграционной политики. Однако, он предупредил, что предвыборные обещания Д.Трампа не стоит воспринимать буквально, что они, очевидно, будут претерпевать определенные изменения.

Затем В.М. Давыдов представил картину того, как различные страны Латинской Америки «готовятся» к президентству Д.Трампа и высказал некоторые предположения по поводу развития политики Д.Трампа в отношении этого региона. В частности, самые большие издержки от курса Д.Трампа будут у Мексики, что выразится в оттоке капитала и в потере экономического роста. Как следствие, в Мексике может возрасти социальная напряженность. Более половины стран Латинской Америки имеют с США двусторонние договоры о свободной торговле. Несмотря на то, что инвестиционная активность США в последнее время снизилась, возможный разрыв этих договоров сулит серьёзные последствия для экономики этих стран. В.М. Давыдов также высказал свое мнение о том, что выход США из соглашений Транс-Тихоокеанского партнерства (ТТП) и Транс­Атлантического партнерства (ТАП) нерационален. Но, если все-таки США выйдут из ТТП, то, по мнению чилийских политиков, партнерство не распадется, а место США займет Китай. Такая позиция близка и руководству Перу. Страны атлантического региона -Аргентина и Бразилия - имеют тесные экономические и культурные связи с Европой и возможность выхода США из ТАП восприняли без большого разочарования. Что касается Кубы, то реакцией на высказывания Д.Трампа по блокированию решений администрации Б.Обамы стало проведение трехдневных военных учений. Вместе с тем В.М. Давыдов высказал предположения, что отношения США с Кубой не развернуться вспять, а скорее всего будут просто «заморожены» на современном уровне. В конце своего выступления В.М. Давыдов, касаясь развития американо-латиноамериканских отношений, сделал предположение, что их интенсификацию можно ожидать не ранее, чем через семь лет.

В.Н.Гарбузов поблагодарил В.М. Давыдова за выступление и подчеркнул, что приглашение для участия в конференции руководителей институтов Отделения глобальных проблем и международных отношений РАН не случайно. В рамках основной темы конференции большой интерес представляют мнения ведущих специалистов в области мировой политики, изучающих различные регионы мира. В.Н.Гарбузов также заметил, что международные отношения, в каком-то смысле, подобны музыкальному инструменту очень тонкой настройки и весьма чувствительному. Далее слово было предоставлено директору Института Европы РАН члену-корреспонденту РАН А.А.Громыко.

А.А. Громыко в начале своего выступления напомнил, что совсем недавно вся Европа была возбуждена рассуждениями о Брекзите, но с ноября 2016 года эта тема была смещена на вторую позицию в связи с избранием Д.Трампа Президентом США. А.А.Громыко также отметил, что на заседании Научного Совета МИД под председательством С.В.Лаврова был заслушан доклад ИСКРАН по итогам выборов в США, который сделал В.Н.Гарбузов. Дискуссия получилась интенсивной, но закончилась, как и многие обсуждения такого рода, многоточием. И это понятно, ведь остается слишком много неясного и можно ожидать разных сценариев развития событий. Далее А.А. Громыко заметил, что победа Д.Трампа рассматривается как элемент феномена под названием «постправда». «Брекзит» и «постправда» - слова лидеры, и по данным Оксфордского словаря вошли в лексикон, стали признанными новыми словами-неологизмами. При внимательном изучении событий, происходящих в США, Европе и других регионах мира, становится ясным, что в основе этих явлений лежат социальные процессы, происходящие в обществе, такие как расслоение среднего класса, стагнация доходов, объединение нижних слоев и т.д. После 1945 года несколько поколений европейцев существовали в парадигме «дети должны жить лучше, чем родители». В последнее время этого не происходит. Речь не идет об абсолютном обнищании, дело в понижении уровня благосостояния детей по отношению к их родителям. Условия для благополучного выполнения «социального контракта» в странах коллективного Запада изменились и наступают новые времена полные рисков и, возможно, неожиданностей. А.А. Громыко также отметил, что политические элиты в Евросоюзе находятся в состоянии подавленности и растерянности.

Что сближает некоторые страны Европы с США? В качестве примера А. А. Громыко привел Великобританию и США и отметил, что оба государства демонстрируют наличие и столкновение двух комплексов. С одной стороны, это – «комплекс величия», собственной исключительности, а с другой стороны – это комплекс «осажденной крепости». Многие европейцы и американцы рассматривали свои страны как «возничего» тех преимуществ, которые дает неолиберальная модель глобализации, теперь же значительная часть населения видит свои страны окруженными враждебными государствами и в них происходят такие явления, как приход чужаков, которые не смогут ассимилироваться в Европе.

Найджел Фарадж, британский политик, до июля 2016 года возглавлявший Партию независимости Соединенного Королевства, продолжил А.А.Громыко, участвовал в избирательной кампании Д.Трампа и открыто ратовал за него в США и Великобритании. Он встретился с Д.Трампом после избрания и на настоящий момент является политическим деятелем, который играет роль своеобразного «мостика» между политическим истеблишментом в США и Великобритании, а в каком-то смысле и в Европе. То, что связывает идею Брекзита и позиции Д.Трампа в своей фундаментальной основе – это дефекты неолиберальной модели, глобализации, вызвавшие те явления, которые подспудно готовились историей много лет. В Евросоюзе происходит «когнитивный диссонанс», когда некоторые европейцы пытаются быть более «американскими», чем сами американцы. Это проявляется в вопросе о России и содержится в таких документах, как Глобальная стратегия, озвученном Могерини в июле 2016 года, или недавняя резолюция Европарламента о противодействии пропаганде третьих сторон, где упоминаются Россия и ИГИЛ и фактически вражескими объявляются «Россорудничество» и «Russia Today». По мнению А.А. Громыко, это делается для того, чтобы создать новые и труднопреодолимые преграды для Д.Трампа.

Далее А.А.Громыко отметил, что с одной стороны – избрание Д.Трампа было неожиданностью, с другой стороны – трансформация социально-политических систем -процесс закономерный. В реалиях XXI века – это полицентризм, процесс перестройки взаимоотношений между различными центрами сил. На фоне избрания Д.Трампа будут происходить процессы укрепления стратегической автономии Евросоюза, который продемонстрировал свои амбиции в 2003 году, когда Франция и Германия отказались поддерживать США в Иракской кампании. А затем, после расширения Евросоюза в 2004 году, США, проведя определенную работу с ключеыми европейскими странами, смогли взять реванш и предотвратить дрейф Европы от США. В Евросоюзе существует некоторая раздвоенность мнений по поводу понятия «национального государства». С одной стороны, даже на уровне ведущих политических лидеров, предлагается отказаться от понятия «национального государства». С другой стороны, в Евросоюзе происходит ренессанс «национального государства», когда между странами нарастают противоречия, например, по миграционным вопросам, как это случилось между Польшей и Бельгией. Теперь попытка диссидентства Европы повторяется, но, правда, в неожиданном виде – в виде ажиотажной поддержки неолиберальной Америки и неприятия Америки Д.Трампа. Над всеми этими страстями, по мнению А.А.Громыко, возобладает главный тезис, которым руководствовалась Европа в своей внешней политике – это лидерство Соединенных Штатов. И в связи с этим в Евросоюзе идет процесс по адаптации к итогам выборов в США.

А.А.Громыко остановился на рассмотрении отношений США и Великобритании, полагая, что между данными государствами существуют особые отношения, которые, вместе с тем, воспринимаются в этих странах по-разному. В Великобритании считают, что оба государства являются ядром коллективного Запада, а в США это особое отношение рассматривают как нахождение Великобритании в ядре периферии коллективного Запада. «Троянский конь», как называл Великобританию Де Голль, собирается «ускакать» из Евросоюза и для Великобритании, таким образом, единственным рычагом особых отношений с США останется НАТО. Также надо ожидать, что Великобритания займет еще более жесткую антироссийскую позицию.

В отношении Германии, продолжил А.А.Громыко, считается, что эта страна вышла не только в неоспоримые экономические, но и в политические лидеры Евросоюза. Суверенитет Германии находится под двумя замками – наследие 1945 года – две трети золотовалютных запасов страны находятся во Франции и США, и добровольное делегирование части суверенитета, на что идут все страны, вступающие в Евросоюз. Кроме того, авторитет А. Меркель терпит все больший урон в связи с миграционной политикой.

Что касается других европейских государств, то во Франции в апреле-мае 2017 года будут проходить выборы президента и надо подождать их результатов; Италия и Испания поглощены своими внутренними проблемами – и экономическими, и политическими. На данный момент в Испании у власти Правительство меньшинства, и это после десяти месяцев жизни без правительства.

По поводу Украины есть интересная информация о том, что нынешний опальный депутат Украинской Рады Онищенко дружен с Д.Трампом по линии проведения конкурса «Мисс Вселенная». Д.Трамп был сильно возмущен не только тоном высказываний в свой адрес во время президентской кампании, который позволяла правящая элита в Киеве, но и гонениями на своего бывшего партнера. И вообще, создается впечатление, что Д.Трамп сильно озадачен, каким образом осуществлять внешнее управление Украиной.

Далее А.А.Громыко заметил, что в Европе боятся «большой сделки», которую Вашингтон может осуществить с Москвой. Об этом, например, заявлял В. Ишингер, считавший, что было бы вредным, если треугольник Россия-США-Евросоюз «скосился» бы на прямую линию, и тогда Европа вернулась бы к модели концерта держав, когда интересы малых и средних стран игнорируются. Представляется, что Европа останется встроенной в мировоззренческий и геополитический проект США, однако, в его рамках возможны всякие сценарии. Наиболее вероятным является постепенное укрепление стратегической автономии ЕС, по мере взросления этого экономического гиганта в качестве субъекта политических отношений. Со стороны России и США возможны ситуационные тактические подвижки. Но стратегически ясно, что фундаментальные изменения маловероятны. Если же произойдет некоторая нормализация отношений между Москвой и Вашингтоном, то не благодаря личностному фактору или случайному стечению обстоятельств, а исходя из трезвого расчета.

Конечно, Соединенные Штаты никогда не вернутся к признанию паритета с Россией, отметил докладчик. Но от нормализации российско-американских отношений США могли бы получить выгоду в двух сферах – борьбе с международным терроризмом и отношениях с Китаем. Но в то же время, Китай и Иран могут стать «яблоком раздора» между Москвой и новой администрацией в Вашингтоне. Многое зависит от того, найдут ли общий язык Москва и Вашингтон, считая, что их национальные интересы учтены.

В.Н. Гарбузов поблагодарил А.А. Громыко и согласился, что избрание Д.Трампа представляет собой очередной вызов для Европы. В.Н. Гарбузов далее отметил, что ход конференции убеждает его в том, что необходимо увеличить число подобных встреч и дикуссий. Ведь анализ проблем, сделанный его коллегами с другого угла зрения - с позиций знания процессов, происходящих в Европе и странах Латинской Америки, способствует пониманию и восприятию явлений, происходящих в американском обществе. Он предложил теперь обратиться к странам Востока, так как существующие там региональные проблемы, или значительная их часть, давно перестали быть локальными и приобрели глобальный характер в силу того, что в них вплетены интересы многих стран. В.Н. Гарбузов предоставил слово научному руководителю Института Востоковедения РАН, академику РАН В.В. Наумкину.

В.В. Наумкин в начале своего выступления отметил, что на данный момент у Д.Трампа нет продуманной и согласованной политики по ближневосточному направлению. С точки зрения стратегии, в его риторике существует набор взаимоисключающих положений и заявлений. Это касается и состава формирующейся команды нового президента, в которой, исходя из представленных кандидатур, крупные посты будут заняты людьми с противоположными взглядами. Сможет ли в такой ситуации Д.Трамп проводить четко свою линию - большой вопрос. Пока можно анализировать только сказанное в ходе предвыборной борьбы, и, судя по этим заявлениям, ближневосточная политика Д.Трампа будет иметь катастрофические последствия как для Соединенных Штатов, так и для всех остальных игроков в регионе.

Антииранская риторика, продолжил В.В.Наумкин, которая позволяет экспертам сделать вывод о возможности срыва так называемой «ядерной сделки», грозит вызвать серьезные осложнения в сфере нераспространения ядерного оружия и в самом регионе, и между членами шестерки, которые вели переговоры. В конечном счете, это может привести Иран к возврату на жесткие позиции и, тем самым, снова подводит Иран под санкции, которых он не страшится. Сегодня, когда конкуренты Ирана на Ближнем Востоке сильно ослаблены, его положение представляется достаточно сильным.

Еще менее объяснимым является намерение Д.Трампа перенести посольство США из Тель-Авива в Иерусалим. Этот шаг не только нарушает одиннадцать резолюций СБ ООН, среди которых действующий с 1947 года принцип «корпус сепаратум», ( заключается в том, что ни одно государство не признает Иерусалим частью Израиля), но и вызовет бурю возмущения в исламском мире. Предполагаемое назначение крайне консервативного политика Дэвида Фридмана в качестве Посла США в Израиле уже вызвало бурю возмущения даже среди либеральных еврейских организаций в США. Такие действия спровоцируют бурный прилив радикализации, с которой Д.Трампу, в этом случае, придется долго и упорно бороться. Такое развитие событий также может привести к концу участие США в квартете посредников по ближневосточному урегулированию и ознаменует конец мирного процесса на Востоке.

К этой проблеме, отметил В.В.Наумкин, можно добавить желание Д.Трампа поставить заслон на границе США для выходцев из Ближнего Востока, что само по себе является абсурдом из-за сложности в определении их принадлежности к той или иной религиозной группе. После теракта в Берлине, Д.Трамп подтвердил это намерение, а в случае его реализации, конфронтация США с исламским миром может принять ожесточенный характер. Конечно, никто не будет отказываться от отношений с США, но для целого ряда государств, таких как Турция и Саудовская Аравия, подобное развитие событий будет неприемлемым.

Далее В.В. Наумкин изложил свои взгляды на партнерство в борьбе с терроризмом в Сирии. В частности, он сказал, что существует ряд непростых моментов в связи с тем, что основная борьба ведется на сирийско-иракском театре военных действий. И это прежде всего поддержка Д.Трампом создания «зон безопасности». С одной стороны, Д.Трамп не высказывался за создание бесполётных зон, против чего Россия категорически возражает, но с другой - создание «зон безопасности» нельзя представить без запрещения полетов над ними. Все это рассматривается, как нами, так и местными игроками, как путь к разделу Сирии. Эти два нарратива обычно действуют на одном треке, а если принять во внимание намерения Д.Трампа сократить расходы на «заморские» операции, то становится совсем непонятным, каким образом Д.Трамп намерен осуществлять борьбу с терроризмом.

Неясно и то, продолжил В.В.Наумкин, в какой мере Д.Трамп собирается продолжать американское присутствие в тех зонах конфликтов на Ближнем Востоке, где США всегда активно участвовали. Например, в Афганистане, где ситуация чрезвычайно напряжённая и чревата взрывом, а также вызывают вопросы его действия по направлению решения курдской проблемы и курдско-турецких отношений. Во всех этих вопросах роль Америки была весьма существенна.

Далее В.В. Наумкин отметил, что кандидатура Р.Тиллерсона на пост главы внешнеполитического ведомства США воспринимается арабским миром в целом позитивно. Но наряду с прагматично настроенными политиками и военными, в окружении Д.Трампа есть фигуры совершенно неприемлемые для региона, такие, как Джон Болтон, в случае его назначения на пост заместителя Госсекретаря США.

В заключении своего выступления В. В. Наумкин заметил, что делать прогнозы относительно действий Д.Трампа на ближневосточном направлении, практически не представляется возможным, а происходящие события получили определение «ужасающих».

В.Н.Гарбузов поблагодарил В.В. Наумкина и отметил, что конференция проходит во время, когда можно делать выводы, исходя из ограниченного количества фактов, и возможно в следующем декабре можно будет провести более предметный анализ. Но, во всяком случае, будет интересно по прошествии года сопоставить наши текущие прогнозы с тем, что произойдет. Далее В.Н. Гарбузов передал слово и.о. директора ИМЭМО РАН члену-корреспонденту РАН Ф.Г. Войтоловскому.

Ф.Г. Войтоловский поблагодарил за возможность выступить на конференции и сообщил, что сфокусирует свое выступление на теме взаимоотношений США и КНР.

Американо-китайские отношения, подчеркнул Ф.Г. Войтоловский, являются фактором глобальным, значимым для политического миропорядка, для развития систем международной безопасности, мировой экономики на долгосрочную перспективу и, таким образом, важным для формирования российской внешней политики и развития отношений России с Китаем и США.

На протяжении своей избирательной кампании, заметил Ф.Г. Войтоловский, Д.Трамп неоднократно обращался к отношениям США с Китаем и весьма жестко высказывался по поводу торговой политики между двумя государствами. В целом, риторика Д.Трампа позволяла делать вывод, что он будет занимать более жесткую позицию в отношении КНР, чем Б. Обама. Но, как ни странно, в Китае восприятие Д.Трампа было более позитивным, чем Хиллари Клинтон. С ней связывали негативные ожидания в связи с давлением на китайское руководство по поводу прав человека, проблем Синьцзян- уйгурского автономного округа, Тибета, Тайваня, а также другими вопросами, чувствительными для КНР, которые были в большей степени связаны с внешнеполитической повесткой демократов. Д.Трампу ставят в вину телефонный разговор с Тайванем, но, тем не менее, подчеркнул Ф.Г. Войтоловский, китайская элита настроена к нему более позитивно, видимо, рассчитывая на его прагматизм. Помимо высказываний Д.Трампа в ходе избирательной кампании о торговой политике, о необходимости повышения пошлин на китайские товары и защите американского потребителя, Д.Трамп также отметил, что Китай является одним из крупнейших финансовых центров мира, с чем нельзя не считаться, выстраивая отношения с этим государством. И здесь нужно отделить предвыборную конъюнктуру от долгосрочной стратегии. Предвыборная риторика была рассчитана на американцев, которые «пострадали» от глобализации. Это представители мелкого и среднего бизнеса, работники промышленных предприятий, - то есть все те, кто оказался менее конкурентоспособными в глобализирующейся экономической среде, и Д.Трамп обратился к внутриполитическим задачам. Система отношений, которую его администрации придется выстраивать с Китаем, будет гораздо сложнее. И здесь нужно обратить внимание на экономическую и военно-политическую составляющие. Что касается экономических аспектов, а Д.Трамп – бизнесмен, человек прагматичный, мыслящий экономическими категориями, то, исходя из внутриполитических интересов, нужно вернуть рабочие места в США, показать, что он поддерживает национального производителя. Но в то же время Д.Трамп, как прагматик, не может не учитывать, что объем американо-китайской торговли составляет астрономическую цифру - 598 миллиардов долларов. Что особенно интересно, американский товарный экспорт в Китай, в пользу которого ратует Д.Трамп, на протяжении десяти последних лет рос на 9% в год. Это колоссальный результат с точки зрения американского бизнеса, это огромный, динамично растущий рынок, составляющий 161 миллиард долларов. Конечно, имеется значительный торговый дефицит. Импорт товаров китайских национальных производителей и товаров, произведенных в Китае по лицензии, составляет 497,8 миллиардов долларов. Д.Трамп не может не учитывать того факта, что налицо тенденция развития огромного внутреннего китайского рынка и вторая экономика в мире в скором времени может превратиться в первую.

Что касается торговли услугами, отметил Ф.Г. Войтоловский, то это достаточно новая для Китая статья экспорта в США и составляет 45 миллиардов долларов, а американских в Китай - 15,9 миллиардов долларов. Надо отметить, что объем внешней части американского долга, которым владеет КНР, снизился. Если в 2013 году этот показатель составлял 1,3 триллиона долларов, то в 2015 году – 1,15 триллиона долларов.

Американские прямые иностранные инвестиции в Китай, после некоторого торможения в ходе мирового финансово-экономического кризиса, стали снова увеличиваться и уже в 2014 году этот рост составил почти 10%. Сегодня американские инвестиции в Китай в абсолютных цифрах представляют 65,8 миллиарда долларов. Оценки китайских инвестиций в США разнятся. Официально они составляют около 10 миллиардов долларов, но по неофициальным оценкам, эта цифра гораздо больше, так как китайцы используют для таких целей офшоры. Кроме того, есть деньги огромной китайской диаспоры. И здесь очень трудно определить, где средства китайских предпринимателей, где деньги китайского правительства, а в итоге все это - сообщающиеся сосуды и, по мнению Ф.Г. Войтоловского, реальная цифра гораздо выше той, которую называет офис торгового представительства США.

Такова общая динамика американо-китайской торговой взаимозависимости, а первым стал писать и говорить об этом академик С.М. Рогов, отметил Ф.Г.Войтоловский. Сократить эту взаимозависимость – стратегическая задача для администрации Д.Трампа, но радикальными методами решить ее не удастся. Эта проблема может быть интенцией администрации Д.Трампа на долгосрочный период и будет она рождаться из роста напряжённости и обострения конкуренции в военно-политической сфере, касающейся, впрочем, только одного Азиатско-Тихоокеанского региона. Китай, совершенно очевидно, не пошел по пути СССР ни с точки зрения идеологического мессианства, ни с точки зрения политической конфронтации с США. О развитии военно-стратегического потенциала Китая, заметил Ф.Г. Войтоловский, много писал В.И.Есин. Суть этого процесса (при его высокой непрозрачности) такова, что Китай не намеревается достичь паритета в ракетно-ядерной сфере, но при этом стремится к решению одной качественно важной для страны задачи - поддержание социально-экономического развития и политического режима. Цель состоит в недопущении морской блокады КНР, если произойдет острый конфликт с Америкой, и перекрытия транспортно-логистических схем, прежде всего морских, силами ВМФ США.

Китай, преимущественно, вывозит товары морским путем, и таким же образом получает сырье и углеводороды. В качестве долгосрочного плана хеджирования рисков КНР рассматривает возможность использования для этого северного морского пути. Но это вопрос отдаленной перспективы. В ближайшие годы, в случае возникновения острого военно-политического кризиса, Китай не имеет возможностей воспрепятствовать морской блокаде со стороны США. Администрация Д.Трампа не может не замечать увеличения военных расходов Китая. Официальные цифры показывают рост на 7-8% ежегодно на протяжении последних 15 лет. По данным, опубликованным Агентством «Синьхуа», военные расходы КНР составляют 141 миллиард долларов в год. СИПРИ же называет цифру от 180 до 200 миллиардов долларов в год в зависимости от методики подсчета, а «Джинис», британская компания, называет цифру 238 миллиардов долларов в год. Американская администрация, подчеркнул Ф.Г. Войтоловский, не может не обращать внимания на такую динамику роста военных расходов КНР и их меняющуюся структуру, демонстрирующую развитие финансирования в пользу ВВС и ВМФ Китая. Если посмотреть на американские планы модернизации военно-морского флота и военно-воздушных сил, мы увидим, что функционально они направлены на решение двух важных стратегических задач – осуществление воздушных и морских операций. Конечно, это происходит на протяжении многих лет, не всегда связано с Китаем и является традиционной составляющей американского военного планирования. Но что интересно, начатая еще Б.Обамой переориентация военно-морской стратегии на АТР, сейчас получит продолжение. В этом отношении важен обзор программы реструктуризации военно-морского флота США. Этот документ готовится для Конгресса США и определяет количество имеющихся и необходимых сил ВМФ для решения стратегических задач по всему миру. Динамика этих цифр такова, что после секвестра бюджета, проводимого Б.Обамой в этом направлении, администрация Д.Трампа может увеличить ассигнования. В частности, планируется увеличение общего количества кораблей ВМФ США с 308 до 355 единиц, включая увеличение количества авианосцев с 11 до 12 единиц (с учетом проведения плановой замены кораблей, у которых заканчивается срок эксплуатации); увеличение количества крупнотоннажных кораблей с 88 до 104 единиц; увеличение количества военно-транспортных кораблей с 29 до 32 единиц; но самая показательная цифра – увеличение количества ударных подводных лодок – с 48 до 66 единиц. При этом, надо обратить внимание на то, что количество стратегических подводных лодок, которые традиционно являются элементом ядерной триады и элементом сдерживания России, остается прежним – 12 единиц.

Вышесказанное, по мнению Ф.Г.Войтоловского, свидетельствует о том, что программа модернизации ВМФ США имеет определенное региональное целеполагание – Тихий океан, где США имеют одного условного противника. Поэтому считать, что американо-китайские отношения в военно-политической области станут драйвером в политической и экономической сфере можно с большой осторожностью, но, вместе с тем, все, что происходит в экономике, является стабилизатором военно-политических отношений. Надо отметить, что экономике присуща и социально-организационная составляющая – это люди, компании, инвесторы, лоббисты, коммерческие партнеры, институциональные процессы, связанные с интересами тех или иных ведомств. Здесь выстраивается диалектическая картина – конфронтация и рост напряженности в одних сферах американо-китайских отношений, и, одновременно, сотрудничество и взаимодействие в других.

В.Н. Гарбузов поблагодарил Ф.Г. Войтоловского за выступление и предложил следующим докладчиками – заместителю директора ИСКРАН, д.и.н. В.Б.Супяну и заместителю директора ИСКРАН, к.ю.н. П.С. Золотареву перенести свои выступления на заключительную сессию конференции. На этом работа первого дня конференции была завершена.


Материалы конференции подготовлены для публикации заведующей Отделом научной информации Попковой В.П., с.н.с. Петровой И.А., с.н.с. Кигай Н.И.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.